ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда Уральского округа от 01.07.2019 № Ф09-5908/18

АРБИТРАЖНЫЙ СУД УРАЛЬСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 1 июля 2019 г. N Ф09-5908/18

Дело N А60-59392/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 26 июня 2019 г.
Постановление изготовлено в полном объеме 01 июля 2019 г.
Арбитражный суд Уральского округа в составе:
председательствующего Артемьевой Н.А.,
судей Пирской О.Н., Сушковой С.А.
рассмотрел в судебном заседании кассационные жалобы Мартюшева Сергея Николаевича, Оболенской Татьяны Николаевны, конкурсного управляющего обществом с ограниченной ответственностью «Темп» (далее — общество «Темп», должник) Васильчука Дениса Ивановича, Федеральной налоговой службы в лице Управления Федеральной налоговой службы по Свердловской области на определение Арбитражного суда Свердловской области от 06.02.2019 по делу N А60-59392/2016 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.04.2019 по тому же делу.
Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационных жалоб извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Арбитражного суда Уральского округа.
В судебном заседании приняли участие:
представитель Мартюшева С.Н. — Гришечкин В.В. (доверенность от 25.02.2019);
представитель Оболенской Т.Н. — Гришечкин В.В. (доверенность от 25.04.2019);
представитель конкурсного управляющего обществом «Темп» Васильчука Д.И. — Брызгалов М.А. (доверенность от 09.08.2018);
представители Федеральной налоговой службы — Чистякова Ю.А. (доверенность от 17.09.2018), Щербинина И.Ю. (доверенность от 02.10.2018);
представитель Ахмадеевой Г.Г. — Кораблева С.В. (доверенность от 16.09.2016);
Колпаков М.Г. (паспорт);
представитель Колпакова М.Г. — Конева О.М. (доверенность от 24.10.2018).

В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) общества «Темп» конкурсный управляющий Васильчук Д.И. обратился в Арбитражный суд Свердловской области с заявлением о привлечении солидарно к субсидиарной ответственности по обязательствам общества «Темп» Колпакова М.Г. и Ахмадееву Г.Г.; просил взыскать солидарно с Колпакова М.Г. и Ахмадеевой Г.Г. в пользу общества «Темп» в порядке субсидиарной ответственности 22 945 864 руб. 33 коп.; привлечь солидарно к субсидиарной ответственности по обязательствам общества «Темп» Оболенскую Т.Н., Мартюшева С.Н., открытое акционерное общество «Гипатрон» (далее — общество «Гипатрон»); взыскать солидарно с Оболенской Т.Н., Мартюшева С.Н., общества «Гипатрон» в пользу общества «Темп» в порядке субсидиарной ответственности по обязательствам должника, возникшим в период с 24.04.2014 и до дня возбуждения дела о банкротстве, 13 705 924 руб. 67 коп. (с учетом уточнений в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
Определением Арбитражного суда Свердловской области от 06.02.2019 (судья Берсенева Е.И.) требования удовлетворены частично, взысканы с Колпакова М.Г. и Ахмадеевой Г.Г. в пользу общества «Темп» убытки в размере 5 698 032 руб., привлечены к субсидиарной ответственности Мартюшев С.Н. и Оболенская Т.Н., приостановлено производство по обособленному спору в части определения суммы субсидиарной ответственности до завершения необходимых процедур в рамках дела о банкротстве.
Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.04.2019 (судьи Васева Е.Е., Мартемьянов В.И., Чепурченко О.Н.) определение Арбитражного суда Свердловской области от 06.02.2019 отменено в части взыскания с Ахмадеевой Г.Г. и Колпакова М.Г. пользу общества «Темп» убытков в размере 5 698 032 руб.; в указанной части в удовлетворении требований конкурсного управляющего отказано; в остальной части определение суда оставлено без изменения.
В кассационных жалобах Мартюшев С.Н. и Оболенская Т.Н. просят отменить определение от 06.02.2019 и постановление от 12.04.2019 в части привлечения их к субсидиарной ответственности, в указанной части направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Заявители полагают, что судами неправильно применен пункт 2 статьи 10 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), в силу данной нормы судам следовало определить размер обязательств должника, возникших после истечения месячного срока, установленного пунктом 2 статьи 9 Закона о банкротстве. В связи с этим оснований для приостановления производства по обособленному спору в части определения размера ответственности у судов не имелось. Заявители не согласны, что с 24.03.2014 у руководителя должника возникла обязанность обратиться в суд с заявлением о признании должника банкротом, полагают, что по итогам 2013 года у должника не возникли признаки объективного банкротства, поскольку сама по себе убыточная деятельность об этом не свидетельствует, при этом снижение размера активов, отраженных в балансе, не означает их выбытие, а связано с амортизацией основных средств. Суды не дали оценку действиям Оболенской Т.Н. по выводу должника из кризисной ситуации. Кроме того, Мартюшев С.Н. указывает на то, что суды не исследовали его вину с учетом того, что Мартюшев С.Н., работая также в иных организациях, возложил исполнение обязанностей руководителя должника на своего заместителя Харитонова Евгения Сергеевича.
В кассационной жалобе конкурсный управляющий должником Васильчук Д.И. просит отменить судебные акты в отношении Ахмадеевой Г.Г. и Колпакова М.Г., принять новый судебный акт. Управляющий ссылается на то, что оснований для квалификации суммы налогов, начисленных должнику по результатам выездной налоговой проверки, в качестве суммы убытков у судов не имелось, так как данная сумма не относится к штрафным санкциям, а является обязательным платежом, следовательно, уплата должником суммы налогов не умаляет его имущественную сферу в качестве вреда (статья 15 Гражданского кодекса Российской Федерации). С учетом данного обстоятельства у суда апелляционной инстанции также не имелось правовых оснований для вывода об истечении срока исковой давности. Судами не принято во внимание то, что определением суда первой инстанции по настоящему делу у бывшего руководителя должника по заявлению конкурсного управляющего истребованы документы должника, соответственно, срок исковой давности не мог начаться ранее получения управляющим документов должника, в том числе решения налогового органа.
Федеральная налоговая служба в кассационной жалобе просит определение от 06.02.2019 и постановление от 12.04.2019 отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции. По мнению заявителя, с учетом наличия в данном деле презумпции банкротства должника в результате действий контролировавших его лиц (требования уполномоченного органа, начисленные по результатам проверки, составляют более 50 процентов третьей очереди реестра) именно на руководителе должника Колпакове М.Г. лежит процессуальная обязанность по опровержению неправомерности его действий. Соответственно, выводы судов об отсутствии оснований для привлечения Колпакова М.Г. к субсидиарной ответственности и вывод суда апелляционной инстанции об истечении срока исковой давности не соответствуют нормам материального права. Вывод судов о возможности применения к указанному лицу деликтной ответственности не мотивирован. Федеральная налоговая служба полагает, что Ахмадеева Г.Г. является контролирующим должника лицом, несмотря на то, что она не была штатным работником должника, а оказывала бухгалтерские услуги на основании гражданско-правового договора. Кроме того, суды приостановили производство по обособленному спору, несмотря на то, что препятствий для определения размера ответственности в соответствии с пунктом 2 статьи 10 Закона о банкротстве не имеется.
В судебном заседании представителем Федеральной налоговой службы заявлено ходатайство об отложении судебного разбирательства в связи с подачей дополнений к кассационной жалобе.
В удовлетворении данного ходатайства судом округа отказано ввиду отсутствия оснований, в приобщении к материалам дела дополнений к кассационной жалобе также отказано по причине непредставления доказательств направления данных дополнений иным участникам спора.
В судебном заседании представителем конкурсного управляющего заявлено ходатайство об отложении судебного разбирательства в связи с невозможностью присутствия конкурсного управляющего в настоящем судебном заседании. В удовлетворении данного ходатайства также отказано.
К материалам дела судом приобщены отзывы Федеральной налоговой службы на кассационные жалобы Мартюшева С.Н. и Оболенской Т.Н., отзыв Ахмадеевой Г.Г., возражения на жалобы Колпакова М.Г.

Проверив законность обжалуемых судебных актов, суд кассационной инстанции пришел к следующим выводам.
При рассмотрении спора судами установлено, что общество «Темп» с уставным капиталом в размере 45 000 руб. было зарегистрировано в качестве юридического лица 27.01.2003 за основным государственным регистрационным номером 1036601050980.
Учредителями общества «Темп» являлись: общество «Гипатрон» с 27.01.2003 по настоящее время, Федяков С.Ф., Аристова Г.А., Мартюшев Н.М. — с 27.01.2003 по 17.10.2011, Мартюшев С.Н. с 17.10.2011 по настоящее время. Таким образом, учредителями должника являются общество «Гипатрон» — 25% доли в уставном капитале, Мартюшев С.Н. — 75% доли в уставном капитале, приобретенной у Аристовой Г.А., Федякова С.Ф., Мартюшева Н.М. на основании договора купли-продажи доли в уставном капитале от 05.10.2011.
Руководителями общества «Темп» согласно сведениям из Единого государственного реестра юридических лиц в разные временные периоды являлись:
1) Колпаков М.Г. — с 26.04.2005 по 04.03.2014 (согласно сведениям из трудовой книжки, копия которой представлена в материалы дела, на должность директора общества «Темп» Колпаков М.Г. был назначен 11.01.2005, уволен на основании приказа N 454-к — 30.12.2013);
2) Оболенская Т.Н. — с 04.03.2014 по 24.03.2016 (согласно представленным в материалы дела решениям общего собрания учредителей общества «Темп» от 30.12.2013, 25.09.2015, трудовому договору от 30.12.2013 N 455, заявлению об увольнении от 10.09.2015 Оболенская Т.Н. принята на должность директора 30.12.2013 и соответствующие полномочия сняты с нее 25.09.2015);
3) Мартюшев С.Н. — с 24.03.2016 по 01.08.2017, дату введения конкурсного производства и утверждения конкурсного управляющего (согласно решению общего собрания учредителей общества «Темп» от 25.09.2015 соответствующие полномочия были возложены на Мартюшева С.Н. в связи со снятием этим же решением полномочий директора с Оболенской Т.Н. — 25.09.2015).
Ахмадеева Г.Г. в период с 01.01.2011 по 31.12.2013 оказывала должнику услуги по ведению бухгалтерского учета по договорам об оказании услуг от 01.01.2011, от 01.01.2012, от 01.01.2013.
Определением Арбитражного суда Свердловской области от 15.12.2016 возбуждено производство по делу о банкротстве общества «Темп». Определение суда от 07.02.2017 в отношении должника введено наблюдение, временным управляющим утвержден Васильчук Д.И. Решением суда от 01.08.2017 общество «Темп» признано банкротом, конкурсным управляющим утвержден Васильчук Д.И.
В Арбитражный суд Свердловской области 24.07.2018 поступило заявление конкурсного управляющего Васильчука Д.И. о привлечении солидарно к субсидиарной ответственности руководителя должника Мартюшева С.Н. и участника должника общество «Гипатрон» в сумме непогашенных требований кредиторов в размере 24 769 915 руб. 89 коп.
Затем, 14.09.2018 поступило ходатайство об уточнении заявленных требований, в котором конкурсный управляющий Васильчук Д.И. просил привлечь солидарно к субсидиарной ответственности по обязательствам общества «Темп» Колпакова М.Г. и Ахмадееву Г.Г.; взыскать солидарно с Колпакова М.Г. и Ахмадеевой Г.Г. в пользу общества «Темп» в порядке субсидиарной ответственности по обязательствам должника, денежные средства в размере 22 945 864 руб. 33 коп.; привлечь солидарно к субсидиарной ответственности по обязательствам общества «Темп» Оболенскую Т.Н., Мартюшева С.Н., общество «Гипатрон»; взыскать солидарно с Оболенской Т.Н., Мартюшева С.Н., общества «Гипатрон» в пользу общества «Темп» в порядке субсидиарной ответственности по обязательствам должника, возникшим в период с 24.04.2014 и до дня возбуждения дела о банкротстве, 13 705 924 руб. 67 коп.
Определением Арбитражного суда Свердловской области от 16.10.2018 к участию в обособленном споре в качестве ответчиков привлечены Оболенская Т.Н., Колпаков М.Г., Ахмадеева Г.Г.
В качестве оснований привлечения данных лиц к субсидиарной ответственности конкурсный управляющий должника ссылался на невозможность полного погашения требований кредиторов в результате действий руководителя должника Колпакова М.Г. и главного бухгалтера Ахмадеевой Г.Г., которые допустили неправомерное занижение налоговой базы, что привело к начислению должнику налогов по результатам выездной налоговой проверки и последующему включению требований Федеральной налоговой службы в реестр требований кредиторов должника. Размер субсидиарной ответственности данных лиц, по расчету конкурсного управляющего, составил 22 945 864 руб. 33 коп., в том числе 9 239 939 руб. 33 коп. — текущие обязательства должника, 13 705 925 руб. — реестровые. Основанием привлечения к субсидиарной ответственности руководителей должника Оболенской Т.Н. и Мартюшева С.Н., участника должника общества «Гипатрон» указано неисполнение обязанности по подаче в суд заявления о признании должника несостоятельным (банкротом), которая возникла 24.03.2014 с даты подписания и сдачи в налоговый орган бухгалтерского баланса общества «Темп» за 2013 год.
Суд первой инстанции, привлекая Оболенскую Т.Н. и Мартюшева С.Н. к субсидиарной ответственности, исходил из того, что о признаках объективного банкротства общества «Темп» его руководителю стало известно с 24.03.2014, поскольку деятельность должника по итогам 2013 года оказалась убыточной, но заявление о признании должника банкротом данными лицами в суд не подано. Вместе с тем суд приостановил производство по обособленному спору в части определения размера субсидиарной ответственности до завершения необходимых процедур в рамках дела о банкротстве. Суд также признал недоказанным то обстоятельство, что общество «Гипатрон» оказывало влияние на деятельность общества «Темп», в связи с чем отказал в удовлетворении требований к названному участнику должника.
Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции в данной части.
Кроме того, суд первой инстанции не установил оснований для привлечения Колпакова М.Г. и главного бухгалтера Ахмадеевой Г.Г. к субсидиарной ответственности, но признал, что с данных лиц подлежат взысканию убытки в размере сумм обязательных платежей, начисленных по результатам выездной налоговой проверки.
Суд апелляционной инстанции, отменяя определение суда первой инстанции в части взыскания убытков и отказывая в удовлетворении требований, пришел к выводу о том, что в отношении Колпакова М.Г. пропущен срок исковой давности, которые следует исчислять с момента, когда новому руководителю общества «Темп» Оболенской Т.Н. стало известно о неправомерных действиях прежнего руководителя (решение о привлечении должника к налоговой ответственности вынесено 30.09.2014), соответственно, на дату уточнения конкурсным управляющим заявленных требований (14.09.2018) три года давности истекли; о применении исковой давности ответчиком в суде первой инстанции было заявлено. Суд также не усмотрел оснований для взыскания убытков с Ахмадеевой Г.Г., заключил, что фактически она не контролировала должника, поскольку оказывала должнику бухгалтерские услуги на основании гражданско-правового договора и не могла влиять на принятие в обществе управленческих решений.
Между тем судами обеих инстанций не принято во внимание следующее.
Согласно пункту 2 статьи 10 Закона о банкротстве (в редакции, действовавшей на момент совершения неправомерных действий) нарушение обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд в случаях и в срок, которые установлены статьей 9 Закона о банкротстве, влечет за собой субсидиарную ответственность лиц, на которых законом возложена обязанность по принятию решения о подаче заявления должника в арбитражный суд и подаче такого заявления, по обязательствам должника, возникшим после истечения срока, предусмотренного пунктами 2 и 3 статьи 9 Закона о банкротстве.
На основании пункта 1 статьи 9 Закона о банкротстве руководитель должника обязан обратиться с заявлением должника в арбитражный суд в случае, если удовлетворение требований одного кредитора или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения должником денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей и (или) иных платежей в полном объеме перед другими кредиторами; должник отвечает признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества.
Заявление должника должно быть направлено в арбитражный суд в указанных случаях в кратчайший срок, но не позднее чем через месяц с даты возникновения соответствующих обстоятельств (пункт 2 статьи 9 Закона о банкротстве).
Таким образом, в предмет доказывания по спорам о привлечении руководителей к ответственности, предусмотренной пунктом 2 статьи 10 Закона о банкротстве, входит установление следующих обстоятельств: возникновение одного из условий, перечисленных в пункте 1 статьи 9 Закона о банкротстве; момент возникновения данного условия; факт неподачи руководителем в суд заявления о банкротстве должника в течение месяца со дня возникновения соответствующего условия; объем обязательств должника, возникших после истечения месячного срока, предусмотренного пунктом 2 статьи 9 Закона о банкротстве.
Признавая доказанность оснований для привлечения Оболенской Т.Н. и Мартюшева С.Н. к субсидиарной ответственности по пункту 2 статьи 10 Закона о банкротстве, суды установили первые три обстоятельства.
Федеральным законом от 29.07.2017 N 266-ФЗ введена в действие глава III.2 Закона о банкротстве «Ответственность руководителя должника и иных лиц в деле о банкротстве».
В силу пункта 3 статьи 4 Федерального закона от 29.07.2017 N 266-ФЗ рассмотрение заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности, предусмотренной статьей 10 Закона о банкротстве (в редакции, действовавшей до дня вступления в силу названного Федерального закона), которые поданы с 1 июля 2017 года, производится по правилам Закона о банкротстве (в редакции Федерального закона от 29.07.2017 N 266-ФЗ).
С учетом того, что настоящее заявление о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности было подано конкурсным управляющим 24.07.2018, данное заявление подлежит рассмотрению судом в соответствии с теми процессуальными нормами, которые содержатся в главе III.2 Закона о банкротстве.
Согласно пункту 7 статьи 61.16 Закона о банкротстве, если на момент рассмотрения заявления о привлечении к субсидиарной ответственности по основанию, предусмотренному статьей 61.11 Закона о банкротстве, невозможно определить размер субсидиарной ответственности, арбитражный суд после установления всех иных имеющих значение для привлечения к субсидиарной ответственности фактов выносит определение, содержащее в резолютивной части выводы о доказанности наличия оснований для привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности и о приостановлении рассмотрения этого заявления до окончания расчетов с кредиторами либо до окончания рассмотрения требований кредиторов, заявленных до окончания расчетов с кредиторами.
Разъяснения по применению данной нормы содержатся в пункте 41 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.2017 N 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» (далее — постановление Пленума ВАС РФ от 21.12.2017 N 53).
Таким образом, возможность приостановления рассмотрения предусмотрена законом только для заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности за невозможность полного погашения требований кредиторов, что аналогично нормам пункта 4 статьи 10 Закона о банкротстве.
В пункте 2 статьи 10 Закона о банкротстве закреплен правовой механизм, обеспечивающий защиту кредиторов, не осведомленных по вине руководителя должника о возникшей существенной диспропорции между объемом обязательств должника и размером его активов; данная норма предусматривает возложение на такого руководителя субсидиарной ответственности по новым гражданским обязательствам при недостаточности конкурсной массы.
На основании изложенного судам следовало определить объем обязательств должника, возникших после истечения месячного срока, предусмотренного пунктом 2 статьи 9 Закона о банкротстве, поскольку субсидиарная ответственность за нарушение обязанности по подаче в суд заявления о банкротстве должника наступает только в случае, если после соответствующей даты у должника возникли новые обязательства. Правовых оснований для приостановления рассмотрения заявления у судов не имелось.
По делам о возмещении директорами убытков их размер определяется по общим правилам пункта 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации: юридическое лицо, чье право нарушено, вправе требовать возмещения в том числе расходов, которые оно произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права. Это означает, что в результате возмещения убытков хозяйственное общество должно быть поставлено в то положение, в котором оно находилось бы, если бы его право не было нарушено.
Применительно к рассматриваемому случаю возврат общества «Темп» в состояние, существовавшее до нарушения права, предполагает восстановление прежней структуры его баланса (пусть и отрицательной, но той, которая была бы без неправомерного вмешательства руководителя и бухгалтера, связанного с искажением налоговой обязанности), то есть снижение за счет руководителя и бухгалтера совокупного размера обязательств общества на сумму, равную сумме дополнительных долгов по санкциям, возникших из-за действий этого руководителя. Соответственно, размер убытков определяется суммой привнесенных долгов, и сумма налогов не может рассматриваться как убыток для общества.
Кроме того, признавая суммы налогов, пеней, штрафов убытками, суды не учли то обстоятельство, что момент выявления задолженности правового значения не имеет; данная задолженность по обязательным платежам начислена за налоговые периоды 2012 — 2013 годы и на дату, которую суды признали датой возникновения у должника признаков объективного банкротства (24.03.2014), эта задолженность существовала и подлежала учету для целей определения таких признаков. Если налоговая задолженность признана судами убытками в соответствии с разъяснениями 20 постановления Пленума ВАС РФ от 21.12.2017 N 53 исходя из того, что причиненный вред не должен был привести к объективному банкротству, то судам следовало мотивировать вывод о том, почему у должника без учета данной задолженности появились признаки объективного банкротства по итогам работы за 2013 год.
С 01.09.2016 вступили в силу изменения в статью 10 Закона о банкротстве, пункт 4 упомянутой статьи дополнен презумпцией, в соответствии с которой предполагается, что должник признан несостоятельным (банкротом) вследствие действий и (или) бездействия контролирующих должника лиц, если требования кредиторов третьей очереди по основной сумме задолженности, возникшие вследствие правонарушения, за совершение которого вступило в силу решение о привлечении должника к ответственности за налоговые правонарушения, превышают на дату закрытия реестра требований кредиторов пятьдесят процентов общего размера требований кредиторов третьей очереди по основной сумме задолженности, включенных в реестр требований кредиторов.
Учитывая то, что занижение налоговой базы происходило в 2012 — 2013 годы, а привлечение к налоговой ответственности — в 2014 году, данная презумпция, имеющая материально-правовую природу, не применяется.
Вместе с тем, по реестру требований кредиторов должника значатся два кредитора второй очереди — Мартюшев С.Н. на сумму 264 003 руб. 12 коп. и Федеральная налоговая службы на сумму 7 191 118 руб. 04 коп.; два кредитора третьей очереди — больница на сумму 54 287 руб. (по договору от 01.09.2016) и Федеральная налоговая службы на сумму 2 578 723 руб.
В то же время обоснованная выше неправомерность применения к рассматриваемым отношениям презумпции, введенной законодателем после совершения вменяемых действий, не должна исключать возможность доказывания наличия оснований для привлечения к субсидиарной ответственности на общих основаниях.
Указанные факторы, свидетельствующие о создании контролирующим лицом ситуации, при которой должник не может исполнить свои публично-правовые обязанности, в связи с чем в реестр включены требования преимущественно Федеральной налоговой службы, могут проявляться при выстраивании такой модели ведения бизнеса, при которой юридическое лицо, в ситуации реальной неплатежеспособности действуя с намерением максимально отсрочить констатацию судом факта несостоятельности должника, погашает задолженность перед контрагентами в рамках построенных на началах эквивалентности и взаимности гражданско-правовых отношений, в то же время намеренно не осуществляет уплату налогов, наращивая задолженность перед бюджетом.
Согласно пункту 17 постановления Пленума ВАС РФ от 21.12.2017 N 53 в силу прямого указания подпункта 2 пункта 12 статьи 61.11 Закона о банкротстве контролирующее лицо также подлежит привлечению к субсидиарной ответственности и в том случае, когда после наступления объективного банкротства оно совершило действия (бездействие), существенно ухудшившие финансовое положение должника. Указанное означает, что, по общему правилу, контролирующее лицо, создавшее условия для дальнейшего значительного роста диспропорции между стоимостью активов должника и размером его обязательств, подлежит привлечению к субсидиарной ответственности в полном объеме, поскольку презюмируется, что из-за его действий (бездействия) окончательно утрачена возможность осуществления в отношении должника реабилитационных мероприятий, направленных на восстановление платежеспособности, и, как следствие, утрачена возможность реального погашения всех долговых обязательств в будущем.
Таким образом, выводы судов противоречат нормам материального и процессуального права и фактическим обстоятельствам дела, что влечет отмену судебных актов и направление дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции. При новом рассмотрении дела суду следует устранить отмеченные недостатки, рассмотреть по существу доводы и возражения лиц, участвующих в деле, с учетом установленных обстоятельств исследовать выстроенную должником модель ведения бизнеса и принять законный и обоснованный судебный акт.
Руководствуясь статьями 286 — 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

определение Арбитражного суда Свердловской области от 06.02.2019 по делу N А60-59392/2016 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.04.2019 по тому же делу отменить, дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Свердловской области.
Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий
Н.А.АРТЕМЬЕВА

Судьи
О.Н.ПИРСКАЯ
С.А.СУШКОВА

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО