ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда Уральского округа от 11.10.2017 № Ф09-6352/17

АРБИТРАЖНЫЙ СУД УРАЛЬСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 11 октября 2017 г. N Ф09-6352/17

Дело N А50-3252/2017

Резолютивная часть постановления объявлена 10 октября 2017 г.
Постановление изготовлено в полном объеме 11 октября 2017 г.
Арбитражный суд Уральского округа в составе:
председательствующего Кравцовой Е.А.,
судей Сухановой Н.Н., Вдовина Ю.В.
при ведении протокола помощником судьи Фоминой К.В., рассмотрел в судебном заседании с использованием систем видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Пермского края кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Пермский опытно-металлургический экспериментальный завод» (далее — общество «Пермский опытно-металлургический экспериментальный завод», налогоплательщик) на решение Арбитражного суда Пермского края от 12.04.2017 по делу N А50-3252/2017 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.07.2017 по тому же делу.
Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Арбитражного суда Уральского округа.
В судебном заседании Арбитражного суда Пермского края путем использования систем видеоконференц-связи приняли участие представители:
общества «Пермский опытно-металлургический экспериментальный завод» — Варачев А.Г. (доверенность от 07.11.2016), Варачева Д.А. (доверенность от 07.07.2017 N 001/07-07);
Инспекции Федеральной налоговой службы по Пермскому району Пермского края (далее — инспекция, налоговый орган) — Никитин А.А. (доверенность от 16.12.2016), Онянова И.А. (доверенность 10.01.2017).
Полномочия представителей проверены Арбитражным судом Пермского края.

Общество «Пермский опытно-металлургический экспериментальный завод» обратилось в Арбитражный суд Пермского края с заявлением о признании недействительными решений инспекции от 01.11.2016 N 42 об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, от 01.11.2016 N 08-65/3 об отказе в возмещении частично суммы налога на добавленную стоимость (далее — НДС), заявленной к возмещению.
Решением суда от 12.04.2017 (судья Шаламова Ю.В.) в удовлетворении заявленных требований отказано.
Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.07.2017 (судьи Савельева Н.М., Борзенкова И.В., Васева Е.Е.) решение суда оставлено без изменения.
В кассационной жалобе общество «Пермский опытно-металлургический экспериментальный завод» просит указанные судебные акты отменить, заявленные требования удовлетворить, ссылаясь на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам и имеющимся в материалах дела доказательствам.
Налогоплательщик полагает, что инспекцией в оспариваемых решениях не доказана необоснованность налоговой выгоды по сделкам с обществами с ограниченной ответственностью «Металлкомплект», «УралМетПром» (далее — общество «Металлкомплект», общество «УралМетПром»; контрагенты). В обоснование указанного довода общество «Пермский опытно-металлургический экспериментальный завод» ссылается на реальное исполнение сделок спорными контрагентами и проявление должной степени осмотрительности и осторожности при выборе контрагентов.
В отзыве на кассационную жалобу инспекция просит оставить кассационную жалобу общества «Пермский опытно-металлургический экспериментальный завод» без удовлетворения, обжалуемые судебные акты — без изменения.

Проверив законность судебных актов в порядке ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд кассационной инстанции пришел к следующим выводам.
Как следует из материалов дела, инспекцией по результатам камеральной налоговой проверки уточненной налоговой декларации общества «Пермский опытно-металлургический экспериментальный завод» по НДС за IV квартал 2015 года составлен акт от 07.06.2016 N 08-65/380 и вынесено решение инспекции от 01.11.2016 N 42 об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения. Данным решением обществу «Пермский опытно-металлургический экспериментальный завод» уменьшена сумма налога, излишне заявленного к возмещению, в сумме 760 303 руб. 99 коп. Также инспекцией вынесено решение от 01.11.2016 N 08-65/3 об отказе в возмещении частично суммы НДС, заявленной к возмещению в сумме 760 303 руб. 99 коп.
Решением Управления Федеральной налоговой службы по Пермскому краю от 12.01.2017 N 18-18/801 указанные решения в оспариваемой части оставлены без изменения и утверждены.
Основанием для принятия вышеуказанных решений послужили выводы инспекции о непринятии к вычету НДС в вышеуказанной указанной сумме по взаимоотношениям налогоплательщика с обществами «Металлкомплект» и «УралМетПром» ввиду наличия в действиях налогоплательщика признаков получения необоснованной налоговой выгоды.
В частности, в основу выводов о неправомерности применения спорных сумм налоговых вычетов инспекцией были положены доводы о наличии у названных контрагентов признаков фирм-однодневок (ненахождение по месту регистрации; отсутствие материально-технической базы; минимальные бухгалтерская и налоговая отчетности, неосуществление операций, характерных для обычной хозяйственной деятельности; реорганизация общества «МеталлКомплект» после завершения оспариваемых операций), а также на то обстоятельство, что соответствующие счета-фактуры в нарушение ст. 169 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс) подписаны неустановленными лицами.
Указанные обстоятельства, по мнению инспекции, свидетельствуют о создании формального документооборота между налогоплательщиком и обществами «Металлкомплект» и «УралМетПром», поскольку последние, обладая признаками номинальных структур, не имели реальной возможности осуществить поставки металла (свинец и баббит) в адрес налогоплательщика.
Кроме того, фактов приобретения рассматриваемых товарно-материальных ценностей ни спорными контрагентами, ни контрагентами второго и третьего звеньев данные банковских счетов соответствующих юридических лиц не подтверждают.
Кроме того, налоговый орган также ссылался и на непроявление обществом «Пермский опытно-металлургический экспериментальный завод» должной осмотрительности в выборе в качестве поставщиков сырья — обществ «Металлкомплект» и «УралМетПром», не исполняющих должным образом своих налоговых обязательств.
Полагая, что решения инспекции приняты с нарушением требований законодательства о налогах и сборах, нарушают его права и законные интересы, общество «Пермский опытно-металлургический экспериментальный завод» обратилось с заявлением в арбитражный суд.
При этом налогоплательщик отмечал, что товар, приобретенный у обществ «Металлкомплект» и «УралМетПром» фактически использовался им в своей производственной деятельности. При выборе данных контрагентов были проверены факты их регистрации в Едином государственном реестре юридических лиц. Основания для особых мер предосторожности (например, личные встречи с руководителями контрагентов, оценка деловой репутации) отсутствовали по причине незначительности рассматриваемых сделок для основной деятельности общества «Пермский опытно-металлургический экспериментальный завод».
Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды согласились с позицией налогового органа об отсутствии реальных взаимоотношений налогоплательщика и обществ «Металлкомплект» и «УралМетПром» ввиду отсутствия у последних необходимых условий для осуществления экономической деятельности и невозможности осуществления ими фактических поставок спорного товара в адрес налогоплательщика.
Суд кассационной инстанции не может согласиться с данными выводами судов, находит их ошибочными по следующим основаниям.
В силу ст. 171 Кодекса налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со ст. 166 Кодекса, на налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации.
Согласно п. 1 ст. 172 Кодекса налоговые вычеты, предусмотренные ст. 171 Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), в отношении товаров (работ, услуг) приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами обложения налогом на добавленную стоимость.
В соответствии с постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее — постановление) под налоговой выгодой понимается, в частности, уменьшение налоговой базы, получение налогового вычета, возмещение налога из бюджета.
В силу действия принципа презумпции добросовестности налогоплательщиков предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, — достоверны. Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежаще оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.
В соответствии с п. 9 постановления установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.
Налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Если главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано.
Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или экономической деятельности.
Согласно позиций Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенным в постановлении Президиума 03.07.2012 N 2341/12, а также в определении Верховного Суда Российской Федерации N 305-КГ16-10399 от 29.11.2016, установление налоговым органом в отношении спорного контрагента негативных признаков, характеризующих его как номинальную структуру (отсутствие управленческого, технического персонала, основных средств, производственных активов и транспортных средств; подписание подтверждающих документов неустановленными документами) само по себе не может быть положено в основу вывода о нереальности рассматриваемой хозяйственной операции.
Определяющее значение при решении вопроса об обоснованности налоговой выгоды как по налогу на прибыль, так и по НДС, во взаимоотношениях с контрагентами, не имеющими необходимых условий для экономической деятельности, имеет действительное (реальное) совершение тех хозяйственных операций, которые повлекли затраты налогоплательщика.
На налоговом органе, оспаривающим реальность совершенных налогоплательщиком операций и обоснованность полученной в связи с этим налоговой выгоды, лежит бремя доказывания обстоятельств, которые могут свидетельствовать о невозможности осуществления спорных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг.
Иными словами, налоговым органом при вменении налогоплательщику создание формального документооборота (п. 9 постановления) должно быть доказано, что приобретение товаров (работ, услуг) налогоплательщиком не имело места в действительности, либо спорный товар (работы, услуги) хотя и был получен налогоплательщиком, но фактически поставлен иными лицами (определение Верховного Суда Российской Федерации от 20.07.2016 N 305-КГ16-4155).
Напротив, в настоящем деле инспекция факт получения обществом «Пермский опытно-металлургический экспериментальный завод» соответствующих объемов металла, равно как и использование спорного товара налогоплательщиком в производственной деятельности, не опровергала. Доказательств того, что данный товар был поставлен иными лицами, а не обществами «Металлкомплект» и «УралМетПром», в ходе мероприятий налогового контроля не добыто.
Как указал суд первой инстанции, реальность хозяйственность операции определяется не только фактическим движением товаров, но и реальностью исполнения договора именно данным контрагентом.
Однако выводы о том, что поставки осуществлялись не обществами «Металлкомплект» и «УралМетПром», основаны исключительно на предположении, обусловленном наличием у контрагентов признаков номинальных структур. Такой подход противоречит правовым подходам, изложенным в вышеуказанных судебных актах Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации.
Как указано в вышеназванных постановлениях Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, при недоказанности факта отсутствия реальности исполнения по сделке в применении налогового вычета по НДС может быть отказано при условии, если налоговым органом будет доказано, что общество действовало без должной осмотрительности и, исходя из условий и обстоятельств совершения и исполнения соответствующей сделки оно знало или должно было знать об указании контрагентом недостоверных сведений или о подложности представленных документов ввиду их подписания лицом, не являющимся руководителем контрагента, или о том, что в качестве контрагента по договору было указано лицо, не осуществляющее реальной предпринимательской деятельности и не декларирующее свои налоговые обязанности в связи со сделками, оформляемыми от его имени.
В соответствии с п. 10 постановления факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности, и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом.
Налоговая выгода может быть также признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что деятельность налогоплательщика направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей.
Наряду с приведенными обстоятельствами инспекция вменила обществу «Пермский опытно-металлургический экспериментальный завод» непроявление должной степени осмотрительности при выборе спорных контрагентов.
Суды с указанным выводом инспекции согласились.
При этом суды ограничились фактом выбора налогоплательщиком в качестве поставщиков юридических лиц с признаками номинальной структуры.
Между тем в силу вышеуказанных правовых позиций Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации нарушение контрагентом своих налоговых обязательств может влечь негативные последствия для налогоплательщика только в случае, когда сам налогоплательщик мог и должен был знать о том, что вступает в правоотношения с хозяйствующим субъектом, не исполняющим налоговых обязательств.
Данный факт доказывается налоговым органом с учетом оценки условий и обстоятельств совершения и исполнения соответствующей сделки.
В свою очередь, налогоплательщик, чьи оправдательные документы со стороны поставщиков подписаны неустановленными лицами либо данные поставщики не исполняют своих налоговых обязанностей, вправе приводить доказательства, свидетельствующие о том, что исходя из условий заключения и исполнения договора, он не мог и не должен был знать о заключении сделки с организацией, не осуществляющей реальной предпринимательской деятельности.
Обществом «Пермский опытно-металлургический экспериментальный завод» отмечалось, что степень проявленной осмотрительности при соблюдении «стандартных» мер предосторожности (проведение проверки регистрации спорного контрагента в Едином государственном реестре юридических лиц) является должной и достаточной применительно к спорным сделкам (поставка металла), не носящим значимого характера для основной деятельности налогоплательщика ввиду незначительного объема в общих поставках.
Напротив, инспекцией выводы о недостаточной степени осмотрительности сделаны исключительно в связи с ненадлежащим исполнением обществами «Металлкомплект» и «УралМетПром» своих налоговым обязательств без установления следующих обстоятельств: мог и должен ли был налогоплательщик знать о том, что его контрагенты не исполняют налоговых обязательств; имеется ли какая-либо взаимосвязь между указанными лицами, позволяющая установить факт осведомленности налогоплательщика о недобросовестности контрагента; важность сделок (например, в силу крупного размера) как условие для повышения уровня внимания к выбору поставщика. Чем значимее сделка для предпринимательской деятельности налогоплательщика, тем выше должна быть степень осмотрительности последнего в соответствующем выборе. Данным правилом руководствовался Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в постановлении Президиума N 12210/07 от 12.02.2008 при оценке степени осмотрительности налогоплательщика в выборе контрагента при приобретении дорогостоящего объекта недвижимости.
Учитывая, что поставка металла спорными контрагентами занимала незначительный объем в общих поставках налогоплательщика, ее заключение путем обмена документов в отсутствие личных встреч с руководителями обществ «Металлкомплект» и «УралМетПром» не может свидетельствовать о неосмотрительности налогоплательщика в выборе вышеуказанных контрагентов. Учитывая несущественную долю расходов, приходящуюся на общества «Металлкомплект» и «УралМетПром», также не имеется оснований полагать, что деятельность налогоплательщика направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей
Налоговым органом не представлено в материалы дела каких-либо доказательств того, что налогоплательщику было известно о нарушениях со стороны обществ «Металлкомплект» и «УралМетПром», сопричастности налогоплательщика с данными контрагентами не выявлено.
Доказательств того, что цена приобретения металла у обществ «Металлкомплект» и «УралМетПром» не соответствовала рыночному уровню, а налогоплательщик вступал в отношения с данными лицами на особых (не на обычных) условиях, инспекцией не представлено.
Таким образом, учитывая реальность исполнения поставок металла в адрес налогоплательщика обществами «Металлкомплект» и «УралМетПром» (иного налоговым органом не доказано), а также отсутствие в материалах дела доказательств непроявления обществом «Пермский опытно-металлургический экспериментальный завод» должной степени осмотрительности в выборе спорных контрагентов, у судов не имелось оснований для отказа в удовлетворении соответствующей части требований налогоплательщика.
Вывод суда апелляционной инстанции о «крупном» характере спорных сделок не только не обоснован ссылками на какие-либо доказательства, но и опровергается материалами налоговой проверки, из которых следует, что в проверяемом налоговом периоде налогоплательщиком заявлено вычетов на сумму более 19 млн. руб., тогда как спорные вычеты составили 760 303 руб. 99 коп.
На основании ст. 110, 112 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации с инспекции подлежат взысканию 6000 руб. в возмещение понесенных обществом «Пермский опытно-металлургический экспериментальный завод» судебных расходов по уплате государственной пошлины по заявлению, апелляционной и кассационной жалобам.
Руководствуясь ст. 286 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

решение Арбитражного суда Пермского края от 12.04.2017 по делу N А50-3252/2017 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.07.2017 по тому же делу отменить.
Заявленные обществом с ограниченной ответственностью «Пермский опытно-металлургический экспериментальный завод» требования удовлетворить. Признать недействительными решения Инспекции Федеральной налоговой службы по Пермскому району Пермского края от 01.11.2016 N 42 об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, N 08-65/3 об отказе в возмещении частично суммы налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению.
Взыскать с Инспекции Федеральной налоговой службы по Пермскому району Пермского края в пользу общества с ограниченной ответственностью «Пермский опытно-металлургический экспериментальный завод» 6000 руб. в возмещение судебных расходов по уплате государственной пошлины по заявлению, апелляционной и кассационной жалобам.
Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном ст. 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий
Е.А.КРАВЦОВА

Судьи
Н.Н.СУХАНОВА
Ю.В.ВДОВИН

——————————————————————

Задать вопрос

Please leave this field empty.

Please leave this field empty.Please leave this field empty.