ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда Уральского округа от 23.07.2019 № Ф09-4712/19

Документ предоставлен КонсультантПлюс

АРБИТРАЖНЫЙ СУД УРАЛЬСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 23 июля 2019 г. N Ф09-4712/19

Дело N А60-51262/2018

Резолютивная часть постановления объявлена 22 июля 2019 г.
Постановление изготовлено в полном объеме 23 июля 2019 г.
Арбитражный суд Уральского округа в составе:
председательствующего Столярова А.А.,
судей Рябовой С.Э., Купреенкова В.А.
рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Птицефабрика «Среднеуральская» (далее — общество «Птицефабрика «Среднеуральская») на решение Арбитражного суда Свердловской области от 26.12.2018 по делу N А60-51262/2018 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.04.2019 по тому же делу.
Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Арбитражного суда Уральского округа.
В судебном заседании приняли участие представители:
Департамента Росприроднадзора по Уральскому федеральному округу (далее — Департамент Росприроднадзора, Департамент) — Милков И.Г. (доверенность от 28.12.2018 N 05-01-11/12714);
общества «Птицефабрика «Среднеуральская» — Галина Е.О. (доверенность от 10.06.2019), Сидор С.Г. (доверенность от 09.01.2019 N 1).

Департамент Росприроднадзора обратился в Арбитражный суд Свердловской области с иском к обществу «Птицефабрика «Среднеуральская» о взыскании 14 508 000 руб. в возмещение вреда, причиненного в результате нарушения законодательства об охране окружающей среды.
На основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора, привлечены открытое акционерное общество «Птицефабрика «Среднеуральская» (далее — акционерное общество «Птицефабрика «Среднеуральская»), Департамент лесного хозяйства Свердловской области, ФГБУ «Центр лабораторного анализа и технических измерений по Уральскому федеральному округу» (далее — ФГБУ «ЦЛАТИ по УрФО).
Решением Арбитражного суда Свердловской области от 26.12.2018 (судья Парамонова В.В.) исковые требования удовлетворены в полном объеме.
Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.04.2019 (судьи Щеклеина Л.Ю., Гладких Е.О., Грибиниченко О.Г.) суд произвел процессуальное правопреемство третьего лица Департамента лесного хозяйства Свердловской области, заменив его на Министерство природных ресурсов и экологии Свердловской области, решение суда первой инстанции оставил без изменения.
В кассационной жалобе общество «Птицефабрика «Среднеуральская» просит обжалуемые судебные акты отменить, принять новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований. По мнению заявителя, поскольку судами установлено, что загрязненный участок 66:62:0504007:30 относится к землям лесного фонда, расчет истца, произведенный на основании Методики исчисления размера вреда, причиненного почвам как объекту охраны окружающей среды, утвержденной Приказом Минприроды России от 08.07.2010 N 238 (далее — Методика N 238), является необоснованным, поскольку указанная Методика не распространяется на случаи загрязнения почв биологическими отходами (куриным пометом). Податель жалобы указывает, что исчисление размера вреда при самовольном снятии, уничтожении или порче почв в лесах производится в соответствии с Методикой исчисления размера вреда, причиненного лесам, в том числе лесным насаждениям, или не отнесенным к лесным насаждениям деревьям, кустарникам и лианам вследствие нарушения лесного законодательства, утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 08.05.2007 N 273 (далее — Методика N 273), согласно которой за конкретный вид нарушения лесного законодательства — самовольное снятие, уничтожение или порчу почв, а также порядок определения размера ущерба за данный вид нарушения.
Как полагает кассатор, требования заявлены ненадлежащим истцом, поскольку к компетенции Департамента не относится определение на основании указанной Методики размера причиненного окружающей среде и ее компонентам вреда в результате самовольного снятия, уничтожения или порчи почв в лесах и предъявление исков о возмещении вреда, причиненного лесонарушением.
В отношении земельного участка 66:62:0504007:9 заявителем указано, что, поскольку данный участок относится к землям сельскохозяйственного назначения, то у истца в силу Положения «О Федеральной службе по ветеринарному и фитосанитарному надзору», утвержденному постановлением Правительства Российской Федерации от 30.06.2004 N 327, отсутствуют полномочия на обращение с настоящим иском в суд, поскольку такими полномочиями наделена вышеуказанная служба. Податель жалобы отмечает, что при отборе проб для количественного химического анализа ошибочно был использован общий ГОСТ 17.4.3.01-83, а не специальный ГОСТ 17.4.3.02-84, что привело к нарушению методики отбора проб. Кроме того, заявитель считает, что выводы судов о соответствии закону порядка отбора проб условно-фоновых значений, а также о том, что земельные участки, на которых отбирались пробы, формировались в идентичных природно-климатических условиях и под воздействием аналогичных почвообразующих процессов, являются предположительными и прямо противоречат пункту 6 Методики N 238.

Как установлено судами и следует из материалов дела, открытое акционерное общество «Птицефабрика «Среднеуральская» была реорганизована в результате приватизации государственного имущества государственного унитарного предприятия Свердловской области «Птицефабрика «Среднеуральская» в 2011 году приказом Министерства по управлению государственным имуществом Свердловской области N 936 от 01.06.2011 года.
Пометохранилище входило в состав государственного имущества Среднеуральской птицефабрики с момента ее создания в 1973 году.
Открытое акционерное общество «Птицефабрика «Среднеуральская» (далее — акционерное общество «Птицефабрика «Среднеуральская») приватизировало «Пометохранилище» в 2011 году, что подтверждается свидетельством о регистрации права серия 66 АД N 800367 от 31.03.2011.
В процессе своей основной деятельности — разведение сельскохозяйственной птицы с целью получения мяса птицы, на территории «Птицефабрики «Среднеуральской» образовывались отходы, согласно каталогу ФККО, помет куриный свежий, III класса опасности и помет перепревший, IV класса опасности.
Приказом Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 08.11.2010 N 486 утвержден перечень объектов, оказывающих негативное воздействие на окружающую среду при осуществлении хозяйственной и иной деятельности на территории Свердловской области и подлежащих федеральному государственному экологическому надзору.
Поскольку открытое общество «Птицефабрика» «Среднеуральская» входит в перечень объектов, оказывающих негативное воздействие на окружающую среду при осуществлении хозяйственной и иной деятельности на территории Свердловской области и подлежащих федеральному государственному экологическому надзору, что прямо следует из пункта 1130 указанного Перечня, следовательно, общество «Птицефабрика» «Среднеуральская» является объектом, подлежащим федеральному государственному экологическому контролю.
В период с 01.01.2016 по 01.03.2016 открытое общество «Птицефабрика «Среднеуральская» оказывала услуги обществу «Птицефабрике «Среднеуральской» по выращиванию птицы и утилизации, соответственно, в указанный период производилась транспортировка помета куриного.
Судами установлено и лицами, участвующими в деле, не опровергается, что пометохранилище, находящееся в квартале 48 (выделы 34, 35, 46) Среднеуральского участка Среднеуральского участкового лесничества ГУСО «Березовское лесничество» принадлежит на праве собственности открытому обществу «Птицефабрика «Среднеуральская» на основании свидетельства серии 66 АБ N 147331.
Ответчик — общество «Птицефабрика «Среднеуральская» пользуется и владеет пометохранилищем на основании договора аренды недвижимого имущества от 01.01.2016, заключенного с открытым обществом «Птицефабрика «Среднеуральская», и фактически осуществляет производственную деятельность на территории с 01.01.2016.
Решением Арбитражного суда Свердловской области от 30.07.2015 по делу N А60-57307/2014 ОАО «Птицефабрика «Среднеуральская» признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство сроком на шесть месяцев, конкурсным управляющим утвержден Латыпов Тимур Наилевич. В апреле 2016 года собранием кредиторов принято решение о прекращении производственной деятельности открытого общества «Птицефабрика «Среднеуральская».
Из материалов дела усматривается, что в ходе проверки общества «Птицефабрика «Среднеуральская» органом надзора было выявлено складирование обществом отходов в виде помета рядом с пометохранилищем на открытой площадке, при этом объем складируемых отходов превышает размеры отведенной площадки, вследствие чего отходы хранятся непосредственно на земле. Кроме того, установлен излив из пометохранилища, иловых карт (разлив жидкой фракции за границами объекта размещения отходов «пометохранилище», на части земельного участка с кадастровым номером 66:62:0504007:9 разлив жидкой фракции куриного помета находится за границами иловых карт, вдоль дороги). Данные факты были установлены в ходе проверки и отражены в акте проверки, подписанном без замечаний представителем общества по доверенности. В ходе проверки были произведены отборы проб почв загрязненных участков и условно-фоновых значений. Репрезентативность отобранных проб почвы обеспечена соблюдением требований ГОСТ 17.4.3.01-83 «Охрана природы. Почвы. Общие требования к отбору проб», данный национальный стандарт устанавливает требования к отбору проб почвы при общих и локальных загрязнениях, без ссылки на конкретный источник возникновения загрязнения. Отбор проб произведен в присутствии представителя ответчика, что подтверждается его подписью в актах.
Из акта проверки от 08.06.2018 N 266 следует, что Департаментом Росприроднадзора с привлечением специалистов ФГБУ ЦЛАТИ по УрФО в отношении общества «Птицефабрика «Среднеуральская» в период с 14.05.2018 по 08.06.2018 проведена внеплановая выездная проверка соблюдения обществом требований природоохранного законодательства, в ходе которой выявлен факт размещения отходов производства (помет куриный) на территории, которая занимает выдел 36 и сопредельную с северной стороны часть выдела 34 квартала 48 Среднеуральского участкового лесничества ПСУ СО «Березовское лесничество».
Согласно указанному акту проверки в результате хозяйственной деятельности ответчика в 2017 году образовывался отход «помет куриный свежий», отход Ш класса опасности), код по ФККО 1 12 711 01 33 3, в количестве 24326,45 тн (отчет общества по форме 2-ТП за 2017 год, технический отчет об образовании и обращении с отходами за 2017 год, таблицы данных учета в области обращения с отходами в соответствии с Приказом Минприроды России от 01.09.2011 N 721 «Об утверждении Порядка учета в области обращения с отходами» за 4 квартал 2017 года).
В ходе проверки отобраны проба почвы N 1 с части земельного участка 66:62:0504007:9 (непосредственно в предполагаемом месте излива из иловых карт) и проба почвы N 2 с части земельного участка 66:62:0504007:30 (расположен на территории Березовского лесничества, в квартале 48, где находится пометохранилище).
По результатам проведения лабораторных исследований, измерений и испытаний, проведенных в рамках обеспечения федерального государственного экологического надзора (протоколы результатов анализа проб почвы NN 42/18-П(Е), N 43/18-П(Е), N 44/18-П(Е) от 04.06.2018) установлено наличие превышения нормативов ПДК и условно-фоновых значений.
Специалисты (эксперты) исследовали почву на определенные показатели как фоновой, так и контрольной пробы, а затем произвели сравнительный анализ на предмет количественного показателя превышения фона.
В протоколе результатов анализов проб почвы части земельного участка с к/н 66:62:0504007:30 (ФГБУ «ЦЛАТИ» от 04.06.2018 N 42/18-ЩЕ), дата отбора 28.05.2018 и в протоколе результатов анализа условно-фоновой пробы почв части земельного участка с к/н 66:62:0504007:30 (ФГБУ «ЦЛАТИ» от 04.06.2018 N 44/18-П(Е), дата отбора 28.05.2018 отражены превышения показателей по следующим веществам: по сере в 12,4 раз (фактически — 1980 мг/кг, ПДК — 160 мг/кг); по нитрат-иону в 5,5 раз (фактически — 710 мг/кг, ПДК — 130 мг/кг); по фосфору в 11,6 раз (фактически — 6500 мг/кг, условно-фоновое значение — 560 мг/кг); по нитрит-иону в 5,8 раз (фактически — 34,8 мг/кг, условно-фоновое значение — 6,0 мг/кг); по нефтепродуктам в 3,4 раз (фактически — 620 мг/кг, условно-фоновое значение — 185 мг/кг).
В Протоколе результатов анализов проб почвы части земельного участка с к/н 66:62:0504007:9 (ФГБУ «ЦЛАТИ» от 04.06.2018 N 43/18-ЩЕ), дата отбора 28.05.2018 отражены превышения показателей по следующим веществам: по сере в 2,8 раз (фактически — 440 мг/кг, ПДК — 160 мг/кг); по фосфору в 2,6 раз (фактически — 1430 мг/кг, условно-фоновое значение — 560 мг/кг); по нитрит-иону в 1,6 раз (фактически — 9,4 мг/кг, условно-фоновое значение — 6,0 мг/кг); по калию в 1,6 раз (фактически — 4600 мг/кг, условно-фоновое значение — 2900 мг/кг); по нефтепродуктам в 1,5 раз (фактически — 286 мг/кг, условно-фоновое значение — 185 мг/кг); по азоту аммонийному в 1,6 раз (фактически — 26,6 мг/кг, условно-фоновое значение — < 20 мг/кг).
Согласно расчету истца, произведенному в соответствии с Методикой N 238, размер вреда, причиненный почвам в результате загрязнения земельного участка с кадастровым номером 66:620504007:30 (расположен на территории Березовского лесничества в квартале 48), площадь которого в соответствии с экспертным заключением по результатам экспертного сопровождения в рамках обеспечения федерального государственного экологического надзора от 07.06.2018 г. N 18-12/53 — 3330 кв. м, составляет 12 487 500 руб.
Размер вреда, причиненный почвам в результате загрязнения земельного участка с кадастровым номером 66:62:0504007:9, площадь которого в соответствии с экспертным заключением по результатам экспертного сопровождения в рамках обеспечения федерального государственного экологического надзора от 07.06.2018 г. N 18-12/52 — 1347 кв. м, составляет 2 020 500 руб.
Таким образом, общий размер вреда, нанесенного почвам в результате загрязнения почвы на земельных участках с кадастровыми номерами 66:62:0504007:30, 66:62:0504007:9, составил 14 508 000 руб.
Истцом в адрес ответчика направлено письмо от 14.06.2018 N 03-02-12/5288 о добровольной оплате вреда с приложением соответствующего расчета, оставленное ответчиком без ответа.
Полагая, что в результате хозяйственной деятельности ответчика причинен вред окружающей среде, который в добровольном порядке ответчиком не возмещен, Департамент обратился в суд с рассматриваемыми требованиями.
Удовлетворяя исковые требования, суды исходили из доказанности совокупности фактов, необходимых для наступления ответственности в форме возмещения вреда, а именно: вред почвам, виновное поведение ответчика, выразившееся в нарушении законодательства об охране окружающей среды, и причинно-следственная связь между виновными действиями общества и наступившими последствиями в виде загрязнения окружающей среды. При этом судами принят во внимание расчет истца, произведенный в соответствии с Методикой N 238.
Проверив законность обжалуемых судебных актов в пределах доводов кассационной жалобы в порядке, предусмотренном статьями 274, 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд кассационной инстанции оснований для их отмены не усматривает.
Согласно пунктам 3, 4 статьи 65 Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» (далее — Закон N 7-ФЗ) государственный экологический надзор в отношении юридических лиц, индивидуальных предпринимателей, осуществляющих хозяйственную и иную деятельность с использованием объектов, хотя бы один из которых подлежит федеральному государственному экологическому надзору, осуществляется уполномоченным федеральным органом исполнительной власти. Государственный экологический надзор осуществляется уполномоченными федеральными органами исполнительной власти (федеральный государственный экологический надзор) и органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации (региональный государственный экологический надзор) согласно их компетенции в соответствии с законодательством Российской Федерации в порядке, установленном соответственно Правительством Российской Федерации и высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации.
В соответствии с Положением о Федеральной службе по надзору в сфере природопользования, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 08.05.2014 N 426 (далее Положение N 426), федеральный государственный экологический надзор осуществляется Федеральной службой по надзору в сфере природопользования и ее территориальными органами в пределах своей компетенции в рамках государственного земельного надзора, государственного надзора в области обращения с отходами и иных видов надзора.
Согласно пункту 9 Положения N 426 федеральный государственный экологический надзор осуществляется посредством организации и проведения плановых и внеплановых, документарных и выездных проверок в соответствии со статьями 9 — 13 и 14 Федерального закона «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля». Предметом указанных в пункте 9 данного Положения проверок юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и граждан является соблюдение обязательных требований (пункт 10 Положения).
В соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 30.07.2004 N 400 «Об утверждении Положения о Федеральной службе по надзору в сфере природопользования и внесении изменений в постановление Правительства Российской Федерации от 22.07.2004 N 370» Федеральная служба по надзору в сфере природопользования осуществляет полномочия в установленной сфере деятельности, в том числе в пределах своей компетенции федеральный государственный экологический надзор, включающий в себя государственный земельный надзор (п. 5.1.2), государственный надзор в области обращения с отходами (п. 5.1.3), федеральный государственный лесной надзор (лесную охрану) на землях особо охраняемых природных территорий федерального значения (п. 5.1.14).
Поскольку в рассматриваемом случае предметом государственного надзора является экологический надзор, включающий в себя государственный надзор в области обращения с отходами, а не соблюдение требований лесного законодательства (лесной надзор), суды пришли к обоснованному выводу о наличии у истца полномочий на осуществление государственного надзора в области обращения с отходами, в том числе на землях лесного фонда.
В силу пункта 1 статьи 66 Закона N 7-ФЗ должностные лица органов государственного надзора, являющиеся государственными инспекторами в области охраны окружающей среды, в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, имеют право предъявлять в установленном законодательством Российской Федерации порядке иски о возмещении вреда, причиненного окружающей среде и ее компонентам вследствие нарушений обязательных требований.
Предъявление исков о возмещении вреда окружающей среде, причиненного в результате нарушения законодательства в области охраны окружающей среды, относятся к полномочиям органов государственной власти Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в сфере отношений, связанных с охраной окружающей среды (статьи 5, 5.1 Закона N 7-ФЗ).
Принимая во внимание вышеуказанные нормы права, учитывая, что осуществляемая обществом деятельность связана с обращением отходов, суды правомерно признали Департамент Росприроднадзора по отношению к обществу «Птицефабрика «Среднеуральская» уполномоченным органом на проведение проверки и надлежащим истцом по заявленному иску.
В силу пункта 1 статьи 77 Закона N 7-ФЗ юридические и физические лица, причинившие вред окружающей среде в результате ее загрязнения, истощения, порчи, уничтожения, нерационального использования природных ресурсов, деградации и разрушения естественных экологических систем, природных комплексов и природных ландшафтов и иного нарушения законодательства в области охраны окружающей среды, обязаны возместить его в полном объеме в соответствии с законодательством.
В соответствии с пунктом 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее ГК РФ) вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.
Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30.11.2017 N 49 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении вреда, причиненного окружающей среде» (далее — постановление N 49), по смыслу статьи 1064 ГК РФ, статьи 77 Закона об охране окружающей среды лицо, которое обращается с требованием о возмещении вреда, причиненного окружающей среде, представляет доказательства, подтверждающие наличие вреда, обосновывающие с разумной степенью достоверности его размер и причинно-следственную связь между действиями (бездействием) ответчика и причиненным вредом.
В случае превышения юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями установленных нормативов допустимого воздействия на окружающую среду предполагается, что в результате их действий причиняется вред (статья 3, пункт 3 статьи 22, пункт 2 статьи 34 Закона N 7-ФЗ). Бремя доказывания обстоятельств, указывающих на возникновение негативных последствий в силу иных факторов и (или) их наступление вне зависимости от допущенного нарушения, возлагается на ответчика.
В силу пункта 3 статьи 77, абзаца второго пункта 1 статьи 78 Закона N 7-ФЗ, пункта 14 постановления N 49, причиненный окружающей среде вред должен возмещаться в соответствии с утвержденными в установленном порядке таксами и методиками исчисления размера вреда окружающей среде, а при их отсутствии исходя из фактических затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды, с учетом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды, а также в соответствии с проектами рекультивационных и иных восстановительных работ.
При этом в пункте 15 постановления N 49 разъяснено, что при определении размера причиненного окружающей среде вреда, подлежащего возмещению в денежной форме согласно таксам и методикам, должны учитываться понесенные лицом, причинившим соответствующий вред, затраты по устранению такого вреда. Порядок и условия учета этих затрат устанавливаются уполномоченными федеральными органами исполнительной власти (пункт 2.1 статьи 78 Закона N 7-ФЗ).
Приказом Минприроды России от 08.07.2010 N 238 утверждена Методика исчисления размера вреда, причиненного почвам как объекту охраны окружающей среды, предназначенная для исчисления в стоимостной форме размера вреда, нанесенного почвам в результате нарушения законодательства Российской Федерации в области охраны окружающей среды, а также при возникновении аварийных и чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера (далее Методика N 238).
Проверив расчет суммы ущерба заявленного иска, суды признали его правильным, соответствующим установленной Методике N 238, по применению формул и установленных в ходе мероприятий контроля показателей, исчислению в стоимостной форме размера вреда при загрязнении почв по каждому земельному участку и сложению общей суммы ущерба, установив, что истцом учтены верные показатели степени загрязнения, рассчитанной в соответствии с пунктом 6 Методики, площади загрязненного участка, показатели в зависимости от глубины загрязнения или порчи почв, рассчитанный в соответствии с п. 7 Методики, показатель в зависимости от категории и целевого назначения земель, рассчитанный в соответствии с пунктом 8 Методики.
Определение границ объектов размещения отходов, площадей и объемов размещенных отходов и площадей загрязненных земельных участков осуществлено экспертами в области земельного надзора и инженером-маркшейдером, предоставленных экспертной организацией ФГБУ «ЦЛАТИ по УрФО». Каких-либо оснований не доверять результатам экспертных исследований ФБУ «ЦЛАТИ по УрФО», судами не установлено, полнота и объективность результатов исследования отобранных проб почв ни материалами дела, ни лицами, участвующими в деле, не опровергнуты.
Поскольку из обстоятельств рассматриваемого спора, а также представленных в материалы дела доказательств следует, что для исчисления размера вреда, причиненного почвам как объекту охраны окружающей среды, согласно Методике N 238 имелись все показатели, подтверждающие загрязнение почвы, достаточные для исчисления в стоимостной форме размера вреда, нанесенного почвам в результате нарушения законодательства Российской Федерации в области охраны окружающей среды, а именно: загрязнения почв в результате поступления в почвы загрязняющих веществ или смеси загрязняющих веществ, приводящее к несоблюдению нормативов качества окружающей среды для почв, включая нормативы предельно (ориентировочно) допустимых концентраций загрязняющих веществ в почвах, размещения отходов производства и потребления, судами обоснованно установлено, что расчет суммы ущерба, произведенный истцом, является объективным и соответствующим используемой при расчетах Методике. Каких-либо замечаний к правильности отражения установленных обстоятельств, координат (точки) отбора проб, в акте проверки, приложенной к нему схеме, актах отбора проб почвы, как основных, так и условно-фоновых значений, установленному размеру площади загрязненного земельного участка, у представителей общества, принимавших участие в проверочных мероприятиях, не имелось. При этом доказательств несения затрат на устранение причиненного вреда почвам ответчиком в нарушение положений статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не представлено.
Между тем в случае превышения юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями установленных нормативов допустимого воздействия на окружающую среду предполагается, что в результате их действий причиняется вред.
При разрешении вопроса о возмещении вреда почвам суд проверяет соблюдение органом надзора порядка проведения проверки, в ходе которой добыты доказательства причинения вреда.
Данный порядок определен Федеральным законом от 26.12.2008 N 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» (далее — Закон N 294-ФЗ).
В соответствии с подпунктом «а» пункта 2 части 2 статьи 10 данного Федерального закона основанием для проведения внеплановой проверки явился приказ (распоряжение) руководителя органа государственного контроля (надзора) на основании письма депутата Государственной Думы Федерального Собрания РФ Альшевских А.Г. по обращению гражданина Шурыгина А.Г. по факту нарушения требований Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» и от 24.06.1998 N 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления», допущенных при осуществлении производственной деятельности общества «Птицефабрика Среднеуральская». Данные материалы были представлены прокурором, которым перед органом надзора был поставлен вопрос о рассмотрении обращения и его разрешении в рамках предоставленной компетенции.
Как установлено судами и следует из материалов дела, к участию в проверке в качестве экспертов привлечены специалисты ФГБУ «ЦЛАТИ по УФО», что нашло отражение в приказе. С приказом общество ознакомлено заблаговременно, что последним не оспаривается. Срок проверки установлен в пределах законодательно установленного периода. Проведение Департаментом внеплановой проверки в отношении общества согласовано с Прокуратурой Свердловской области, вынесено решение о согласовании проведения внеплановой выездной проверки от 07.05.2018 N 7/4-20-2018. Результаты проверки оформлены актом, копия которого вручена обществу. При проведении проверки присутствовали технический директор общества Скрябин И.А. и старший ветеринарный врач Почежернева Л.М.
Исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства в порядке, предусмотренном статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды пришли к правильному выводу о доказанности истцом и материалами дела совокупности обстоятельств, предусмотренных статьей 77 Закона N 7-ФЗ, для возложения на ответчика ответственности за причиненный окружающей среде вред (вред почвам) в виде возмещения ущерба в денежном выражении, в связи с чем правомерно удовлетворили исковые требования.
При этом судом апелляционной инстанции отмечено, что возмещение вреда, причиненного почвам вследствие нарушения законодательства об охране окружающей среды, исчисленного в соответствии с Методикой N 238, является достаточным элементом для возложения имущественной ответственности, так как элементы примененной формулы отражают все основные факторы, влияющие на величину ущерба, учитываемые при исчислении вреда.
Довод кассатора о том, что, поскольку загрязненный участок 66:62:0504007:30 относится к землям лесного фонда, постольку расчет истца, произведенный на основании Методики N 238, является необоснованным, в связи с чем исчисление размера вреда при самовольном снятии, уничтожении или порче почв в лесах необходимо производить в соответствии с Методикой N 273, судом кассационной инстанции отклоняется, поскольку судами установлено, что согласно материалам дела у указанного земельного участка категория земель не определена, что не позволяет сделать вывод о принадлежности указанного участка к землям лесов и, соответственно, применения указанной кассатором Методики N 273.
Довод заявителя жалобы о том, что поскольку земельный участок 66:62:0504007:9 относится к землям сельскохозяйственного назначения, то у истца в силу Положения «О Федеральной службе по ветеринарному и фитосанитарному надзору», утвержденному постановлением Правительства Российской Федерации от 30.06.2004 N 327, отсутствуют полномочия на обращение с настоящим иском в суд, поскольку такими полномочиями наделена вышеуказанная служба, судом кассационной инстанции также признан несостоятельным в силу следующего.
Из пункта 5 Положения о государственном земельном надзоре, утвержденном постановлением Правительства Российской Федерации от 02.01.2015 N 1 (далее — Положение) следует, что Федеральная служба по надзору в сфере природопользования и ее территориальные органы осуществляют государственный земельный надзор за соблюдением, в том числе, требований о запрете самовольного снятия, перемещения и уничтожения плодородного слоя почвы, а также порчи земель в результате нарушения правил обращения с пестицидами и агрохимикатами или иными опасными для окружающей среды веществами и отходами производства и потребления (подпункт «г»). При этом данные полномочия осуществляются в отношении земель всех категорий, в том числе на землях лесного фонда, за исключением земель сельскохозяйственного назначения, оборот которых регулируется Федеральным законом от 24.07.2002 N 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» (далее — Закон N 101-ФЗ). При этом, как следует из статьи 1 указанного закона, он не распространяется на земли сельскохозяйственного назначения, занятые сооружениями и объектами недвижимости. Как установлено судами, из условий договора аренды недвижимого имущества от 01.01.2016, заключенного ответчиком с открытым обществом «Птицефабрика «Среднеуральская», усматривается, что в границах данного земельного участка находятся здания и сооружения, являющиеся объектами недвижимого имущества. В ходе рассмотрения дела в суде кассационной инстанции представитель общества подтвердил, что в границах вышеуказанного участка действительно имеются объекты недвижимости.
При таких обстоятельствах, как верно установлено судами, в указанном случае именно Департамент является уполномоченным органом на проведение проверки соблюдения законодательства в области окружающей среды и надлежащим истцом по данному иску.
Иные доводы заявителя, изложенные в кассационной жалобе, судом кассационной инстанции отклоняются как основанные на ошибочном толковании положений действующего законодательства применительно к конкретным обстоятельствам рассматриваемого спора. Указанные доводы являлись предметом рассмотрения судов первой и апелляционной инстанции, им дана надлежащая правовая оценка и сводятся, по сути, лишь к переоценке установленных по делу обстоятельств. При этом заявитель фактически ссылается не на незаконность обжалуемых судебных актов, а выражает несогласие с произведенной судами оценкой доказательств, просит еще раз пересмотреть данное дело по существу, переоценить имеющиеся в деле доказательства.
Суд кассационной инстанции полагает, что все обстоятельства, имеющие существенное значение для дела, судами установлены, все доказательства исследованы и оценены в соответствии с требованиями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Оснований для переоценки доказательств и сделанных на их основании выводов у суда кассационной инстанции не имеется (статья 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
Нарушений норм материального или процессуального права, являющихся основанием для отмены судебных актов (статья 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), судом округа не установлено.
С учетом изложенного решение суда первой инстанции и постановление апелляционного суда отмене не подлежат. Основания для удовлетворения кассационной жалобы отсутствуют.
Руководствуясь статьями 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

решение Арбитражного суда Свердловской области от 26.12.2018 по делу N А60-51262/2018 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.04.2019 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Птицефабрика «Среднеуральская» — без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий
А.А.СТОЛЯРОВ

Судьи
С.Э.РЯБОВА
В.А.КУПРЕЕНКОВ

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО