ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 07.06.2017 № Ф01-2146/2017

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ВОЛГО-ВЯТСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 7 июня 2017 г. по делу N А17-7392/2016

Арбитражный суд Волго-Вятского округа в составе:
председательствующего Чигракова А.И.,
судей Александровой О.В., Радченковой Н.Ш.,
при участии представителя
от заявителя: Тумановой Ю.Ю. (доверенность от 16.01.2017 N 7-ТД-0242-Д)
рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу
страхового акционерного общества «ВСК»
на решение Арбитражного суда Ивановской области от 17.11.2016,
принятое судьей Герасимовым В.Д., и
на постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 14.03.2017,
принятое судьями Минаевой Е.В., Ившиной Г.Г., Кононовым П.И.,
по делу N А17-7392/2016
по заявлению страхового акционерного общества «ВСК»
(ОГРН: 1027700186062; ИНН: 7710026574)
о признании недействительным предписания Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Ивановской области (ОГРН: 1053701042449; ИНН: 3702068140)
и

установил:

страховое акционерное общество «ВСК» (далее — Общество, САО «ВСК») обратилось в Арбитражный суд Ивановской области с заявлением о признании недействительным предписания Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Ивановской области (далее — Управление, административный орган) от 15.06.2016 N 90.
Решением суда первой инстанции от 17.11.2016, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда от 14.03.2017, в удовлетворении заявленного требования отказано.
САО «ВСК» не согласилось с принятыми судебными актами и обратилось в Арбитражный суд Волго-Вятского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить их.
Заявитель считает, что суды неправильно применили статьи 421, 426, 927, 934, 944, 945 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) и не применили подлежащие применению статьи 310, 450 и 958 ГК РФ. По его мнению, условия договора страхования о возрасте и состоянии здоровья застрахованных лиц включены в договор личного страхования на основании волеизъявления самих страхователей, а не страховщика, и не ущемляют права потребителей. Общество указывает, что требование предписания об исключении указанных Управлением условий из договоров страхования не может быть исполнено Обществом в одностороннем порядке, а сами граждане — потребители страховой услуги каких-либо требований об изменении условий спорных договоров страхования не заявляли, за защитой своих прав в Роспотребнадзор не обращались. Подробно позиция заявителя изложена в кассационной жалобе и поддержана его представителем в судебном заседании.
Управление в отзыве возразило относительно доводов заявителя, представило ходатайство о рассмотрении кассационной жалобы в его отсутствие.
Законность принятых судебных актов проверена Арбитражным судом Волго-Вятского округа в порядке, установленном в статьях 274, 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Как следует из материалов дела, с 24.05 по 15.06.2016 на основании распоряжения от 12.04.2016 N 162 Управление в отношении САО «ВСК» провело плановую документарную проверку с целью выполнения плана мероприятий по надзору на 2016 год, размещенного на сайте в сети интернет. Предметом проверки явилось соблюдением Обществом обязательных требований.
В ходе проверки административным органом установлено, что САО «ВСК» (страховщик) и граждане (страхователи) заключили договоры страхования, в подтверждение заключения которых выданы полисы страхования от несчастных случаев от 18.03.2016 N 16420EW000004 и 16420EW000002, от 23.03.2016 N 16420EW000003 и от 24.03.2016 16420EW000004.
При этом в нарушение требований пункта 1 статьи 16 Закона Российской Федерации 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон о защите прав потребителей, Закон N 2300-1) в названные договоры страхования включены условия, ущемляющие права потребителей, выражающиеся в заявлении страхователя о том, что на момент заключения договора застрахованный: не имеет действующего направления на МСЭ и не является инвалидом 1, 2 или 3 группы; возраст застрахованного составляет от 1 до 74 лет; не страдает слабоумием, эпилепсией, психическими заболеваниями и (или) другими расстройствами нервной системы; не состоит на учете в наркологическом, психоневрологическом диспансерах; не переносил черепно-мозговых травм; не страдает заболеваниями позвоночника (кроме сколиоза), суставов, не имеет грыжи межпозвонковых дисков; трудоспособность застрахованного не является ограниченной в связи с нарушением здоровья, обусловленным травмой, отравлением или болезнью; не страдает алкоголизмом и/или наркоманией. При этом в договорах также указано, что при сообщении неправильных или неполных сведений договор страхования является недействительным.
Результаты проверки зафиксированы в акте от 15.06.2016 N 90-з.
По результатам проверки Управлением в адрес САО «ВСК» выдано предписание от 15.06.2016 N 90-з об устранении выявленных нарушений, обязывающее Общество в срок до 15.09.2016 устранить нарушения, указанные в акте; исключить из договоров условия, ущемляющие установленные законом права потребителей; привести соответствующие пункты в соответствие с действующим законодательством.
Не согласившись с данным предписанием, Общество обратилось в арбитражный суд с соответствующим заявлением.
Руководствуясь статьями 6 и 55 Конституции Российской Федерации, статьей 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статьями 1, 167, 179, 426, 927, 934, 943, 961, 963, 964 ГК РФ, статьями 16 и 40 Закона о защите прав потребителей, статьей 3 Закона Российской Федерации от 27.11.1992 N 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» (далее — Закон N 4015-1), суд первой инстанции пришел к выводу о законности оспариваемого предписания и отказал в удовлетворении заявленного требования.
Второй арбитражный апелляционный суд оставил решение суда без изменения.
Рассмотрев кассационную жалобу, Арбитражный суд Волго-Вятского округа не нашел оснований для отмены принятых судебных актов.
В силу части 1 статьи 198, части 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации действия, решения органов, осуществляющих публичные полномочия, могут быть признаны незаконными, если они не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.
Согласно статье 9 Федерального закона от 26.01.1996 N 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» в случаях, когда одной из сторон в обязательстве является гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) для личных бытовых нужд, такой гражданин пользуется правами стороны в обязательстве в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также правами, предоставленными потребителю Законом о защите прав потребителей и изданными в соответствии с ним иными правовыми актами.
В статье 1 Закона о защите прав потребителей установлено, что отношения в области защиты прав потребителей регулируются Гражданским кодексом Российской Федерации, Законом о защите прав потребителей, другими федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.
Условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными (пункт 1 статьи 16 Закона о защите прав потребителей).
На основании пункта 1 статьи 927 ГК РФ страхование осуществляется на основании договоров имущественного или личного страхования, заключаемых гражданином или юридическим лицом (страхователем) со страховой организацией (страховщиком).
Статьей 934 ГК РФ предусмотрено, что по договору личного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию), уплачиваемую другой стороной (страхователем), выплатить единовременно или выплачивать периодически обусловленную договором сумму (страховую сумму) в случае причинения вреда жизни или здоровью самого страхователя или другого названного в договоре гражданина (застрахованного лица), достижения им определенного возраста или наступления в его жизни иного предусмотренного договором события (страхового случая).
В пункте 1 статьи 3 Закона N 4015-1 определено, что целью организации страхового дела является обеспечение защиты имущественных интересов физических и юридических лиц, Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований при наступлении страховых случаев.
Договор добровольного страхования имущества по своей правовой природе является публичным договором, то есть в силу пункта 1 статьи 426 ГК РФ договором, заключаемым лицом, осуществляющим предпринимательскую или иную приносящую доход деятельность, и устанавливающим его обязанности по продаже товаров, выполнению работ либо оказанию услуг, которые такое лицо по характеру своей деятельности должно осуществлять в отношении каждого, кто к нему обратится (розничная торговля, перевозка транспортом общего пользования, услуги связи, энергоснабжение, медицинское, гостиничное обслуживание и т.п.). Лицо, осуществляющее предпринимательскую или иную приносящую доход деятельность, не вправе оказывать предпочтение одному лицу перед другим лицом в отношении заключения публичного договора, за исключением случаев, предусмотренных законом или иными правовыми актами.
Обязательность заключения публичного договора при наличии возможности предоставить соответствующие услуги означает недопустимость одностороннего отказа исполнителя от исполнения обязательств по договору, поскольку в противном случае требование закона об обязательном заключении договора лишалось бы смысла и правового значения.
Следовательно, право гражданина на заключение публичного договора добровольного страхования от несчастных случаев и болезней может быть реализовано, а обязательства исполнителя услуги по договору подлежат исполнению на всей территории Российской Федерации без каких-либо исключений.
Аналогичная правовая позиция изложена в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 03.02.2015 N 32-КГ14-17.
Пунктом 1 статьи 1 ГК РФ закреплены принципы гражданского законодательства, а именно равенство участников регулируемых им отношений, неприкосновенность собственности, свобода договора, недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимость беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечение восстановления нарушенных прав, их судебной защиты.
Следовательно, права и свободы граждан Российской Федерации не могут быть ограничены путем заключения договора, содержащего условия дискриминационного характера, препятствующие реализации этих прав и свобод на всей территории Российской Федерации.
Оценив представленные в материалы дела доказательства в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, приняв во внимание положения действующего законодательства применительно к конкретны обстоятельствам рассматриваемого дела (в том числе, вид страхования по спорным полисам — страхование от несчастных случаев), суды сделали правильный вывод о том, что включенные в спорные страховые полисы условия в предложенной страховщиком формулировке о возрасте и состоянии здоровья страхователя являются дискриминационными, то есть ставящими одного или нескольких потребителей в неравное положение по отношению к другим потребителям, что является недопустимым и ущемляет права соответствующих потребителей.
Довод заявителя кассационной жалобы о том, что полнота ответов на вопросы о здоровье влияет на размер страховой премии, которая может не устроить потенциального страхователя и он сам откажется от заключения такого договора, правомерно отклонен судами.
Из представленных в материалы дела Правил добровольного страхования от несчастных случаев и болезней от 16.12.2013 N 168, введенных в действие приказом САО «ВСК» от 17.12.2013, и приложений к ним не усматривается, каким образом сведения о том, что застрахованный не имеет действующего направления на МСЭ и не является инвалидом 1, 2 или 3 группы; возраст застрахованного составляет от 1 до 74 лет; не страдает слабоумием, эпилепсией, психическими заболеваниями и (или) другими расстройствами нервной системы; не состоит на учете в наркологическом, психоневрологическом диспансерах; не переносил черепно-мозговых травм; не страдает заболеваниями позвоночника (кроме сколиоза), суставов, не имеет грыжи межпозвонковых дисков; трудоспособность застрахованного не является ограниченной в связи с нарушением здоровья, обусловленным травмой, отравлением или болезнью; не страдает алкоголизмом и/или наркоманией влияют на размер платы за страхование (страховой премии) при страховании от несчастных случаев, учитывая, что страховыми случаями по спорным полисам являются смерть застрахованного в результате несчастного случая, а также установленная застрахованному инвалидность в результате несчастного случая, произошедшие в период страхования.
Суды обоснованно указали, что, учитывая, что договор страхования заключается в данном случае путем вручения страхователю страхового полиса по утвержденной страховщиком форме, потребитель фактически лишен возможности влиять на его содержание и до заключения договора изменить указанные условия.
Относительно указания в страховых полисах условия о том, что сообщение неправильных или неполных сведений о наличии у лица перечисленных в полисах заболеваний влечет недействительность договора страхования, суды также пришли к обоснованным выводам.
Пунктом 1 статьи 167 ГК РФ определено, что недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.
Согласно пункту 1 статьи 944 ГК РФ при заключении договора страхования страхователь обязан сообщить страховщику известные страхователю обстоятельства, имеющие существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления (страхового риска), если эти обстоятельства не известны и не должны быть известны страховщику (абзац 1). Существенными признаются во всяком случае обстоятельства, определенно оговоренные страховщиком в стандартной форме договора страхования (страхового полиса) или в его письменном запросе (абзац 2).
Если после заключения договора страхования будет установлено, что страхователь сообщил страховщику заведомо ложные сведения об обстоятельствах, указанных в пункте 1 настоящей статьи, страховщик вправе потребовать признания договора недействительным и применения последствий, предусмотренных пунктом 2 статьи 179 ГК РФ (пункт 3 статьи 944 ГК РФ).
В силу пункта 2 статьи 179 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.
Таким образом, суды обоснованно посчитали, что признание договора страхования недействительным по указанным основаниям относится к компетенции суда.
Вместе с тем из содержания страховых полисов следует, что страховщик сам решает вопрос о недействительности договора страхования, что противоречит приведенным нормам права.
С учетом изложенного суды сделали правильный вывод о том, что содержащееся в договоре страхования условие о недействительности договора страхования противоречит пункту 2 статьи 179 ГК РФ, определяющему порядок признания сделки недействительной.
Исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства, суды пришли к правильному выводу о законности оспариваемого предписания Управления и правомерно отказали Обществу в удовлетворении заявленного требования.
Доводы, изложенные в кассационной жалобе, являлись предметом рассмотрения в судах первой и апелляционной инстанций, им дана надлежащая правовая оценка, основания для непринятия которой у суда кассационной инстанции отсутствуют. Данные доводы не свидетельствуют о нарушении или неправильном применении судами норм материального права; направлены на переоценку установленных судами фактических обстоятельств дела и принятых ими доказательств, что в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не входит в компетенцию суда кассационной инстанции.
Кассационная жалоба Общества не подлежит удовлетворению.
Арбитражный суд Ивановской области и Второй арбитражный апелляционный суд правильно применили нормы материального права, не допустили нарушений норм процессуального права, перечисленных в части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и являющихся в любом случае основаниями для отмены принятых судебных актов.
В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины за рассмотрение кассационной жалобы относятся на заявителя.
Руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287 и статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Волго-Вятского округа

постановил:

решение Арбитражного суда Ивановской области от 17.11.2016 постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 14.03.2017 по делу N А17-7392/2016 оставить без изменения, кассационную жалобу страхового акционерного общества «ВСК» — без удовлетворения.
Расходы по уплате государственной пошлины за рассмотрение кассационной жалобы отнести на страховое акционерное общество «ВСК».
Постановление арбитражного суда кассационной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий
А.И.ЧИГРАКОВ

Судьи
О.В.АЛЕКСАНДРОВА
Н.Ш.РАДЧЕНКОВА

——————————————————————