ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 01.08.2018 № А19-8319/2016

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ВОСТОЧНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 1 августа 2018 г. по делу N А19-8319/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 01 августа 2018 года.
Полный текст постановления изготовлен 01 августа 2018 года.
Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе:
председательствующего Загвоздина В.Д.,
судей: Новогородского И.Б., Сонина А.А.,
при участии в судебном заседании представителей Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 15 по Иркутской области — Толмачевой М.С. (доверенность от 19.01.2018), Филимоненко Е.В. (доверенность от 08.09.2017), а также общества с ограниченной ответственностью «Братский завод керамических материалов» — Гурьяновой М.Н. (доверенность от 02.02.2018),
рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 15 по Иркутской области на решение Арбитражного суда Иркутской области от 13 ноября 2017 года по делу N А19-8319/2016, постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 11 мая 2018 года по тому же делу (суд первой инстанции — Верзаков Е.И.; суд апелляционной инстанции: Ячменев Г.Г., Каминский В.Л., Никифорюк Е.О.),

установил:

общество с ограниченной ответственностью «Братский завод керамических материалов» (ОГРН 1053847002274, ИНН 3823017260; далее — общество, ООО «БЗКМ», налогоплательщик) обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы 15 по Иркутской области (далее — инспекция, налоговый орган) о признании частично недействительным решения от 15.01.2016 N 11-50/3.
Решением Арбитражного суда Иркутской области от 25 октября 2016 года, оставленным без изменения постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 01 февраля 2017 года, в удовлетворении заявленных требований отказано.
Постановлением Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 14 июля 2017 года указанный судебные акты отменены, дело направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд Иркутской области.
При новом рассмотрении дела решением Арбитражного суда Иркутской области от 13 ноября 2017 года, оставленным без изменения постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 11 мая 2018 года, требования общества удовлетворены.
Суды пришли к выводу, что установленные по делу обстоятельства не свидетельствуют о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды путем разделения деятельности между ООО «БЗКМ» и ООО «Братский керамический завод» (далее — ООО «БКЗ»), применения налогоплательщиком упрощенной системы налогообложения (далее — УСН).
Инспекция, не согласившись с решением суда первой инстанции и постановлением апелляционного суда, обратилась в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа с кассационной жалобой, в которой ставит вопрос о проверке их законности и обоснованности, просит обжалуемые судебные акты отменить и в удовлетворении требований обществу отказать.
Заявитель кассационной жалобы полагает, что деятельность ООО «БЗКМ» и ООО «БКЗ» в проверенном периоде представляла собой единый производственный процесс, применение УСН было неправомерным, поскольку совокупная выручка указанных организаций и численность работников превысила установленные законодательством о налогах и сборах ограничения.
Судами не учтено, что помимо взаимозависимости ООО «БЗКМ» и ООО «БКЗ» налогоплательщик является владельцем всех основных средств и лицензии на добычу полезных ископаемых, необходимых для добычи глины и производства кирпича, камня керамического, однако не имеет трудовых ресурсов, необходимых для осуществления соответствующей деятельности. В то же время, ООО «БКЗ» располагает необходимыми трудовыми ресурсами, однако не имеет производственных мощностей.
Добывая глину на карьере с использованием арендованного у налогоплательщика оборудования, ООО «БКЗ» не предъявляло ООО «БЗКМ» к оплате стоимость соответствующих работ, а последнее не принимало мер по оплате задолженности по договорам аренды; начиная со 2 квартала 2014 года налогоплательщик не предъявлял к оплате ООО «БКЗ» стоимость аренды имущества и оборудования.
Также судами оставлено без внимания то обстоятельство, что ООО «БКЗ», применяя общую систему налогообложения, учитывало в составе расходов суммы начисленной арендной платы, в то время как ООО «БЗКМ» неполученные суммы арендной платы в составе расходов не учитывало исходя из кассового метода исчисления налога по УСН.
Кроме того, судами оставлено без внимания то обстоятельство, что ведение бухгалтерского учета налогоплательщика и ООО «БКЗ» осуществляло одно лицо — Березикова Е.В.; право подписи платежных документов указанных организаций также имели одни и те же лица — Судариков А.С. и Березикова Е.В. Более того, Судариков А.С. подписывал отчетность как ООО «БЗКМ», так и ООО «БКЗ».
Суды пришли к выводу о том, что Анучин С.Ф. не мог повлиять на принятое ООО «БКЗ» в 2008 году решение о продаже недвижимого имущества налогоплательщику, однако не учли факта ведения данным физическим лицом протокола внеочередного собрания учредителей ООО «БКЗ» от 18.01.2008, а также показания Анучина С.Ф., изложенные в протоколе допроса указанного лица от 19.06.2015 N 11-46/180 (ответы на вопросы 45, 55 и 56).
Судами не дана оценка тому обстоятельству, что налогоплательщик оплачивал обучение работников ООО «БКЗ» и не предъявлял к оплате задолженность по этим обязательствам. В 2012-2013 годах раздельная деятельность налогоплательщика являлась убыточной и только в 2014 году по данным ООО «БЗКМ» получена прибыль.
ООО «БЗКМ» в 2013-2014 годах реализовывало глину в адрес ООО «БКЗ» (взаимозависимой организации) по цене 4 рубля за куб. м, в то время как стоимость реализации глины в адрес ООО «Инстрой» (не взаимозависимой организации) составила в 2013 году 127 рублей за куб. м, в 2014 году — 131 рублю за куб. м. Вывод судов о разовом характере реализации глины в адрес ООО «Инстрой» противоречит материалам дела.
Также инспекция выражает несогласие с выводами судов об ошибочной квалификации действий налогоплательщика для целей применения пункта 3 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс) как умышленных. По мнению налогового органа, в решении от 15.01.2016 N 11-50/3 приведены мотивы, из которых следует, что налогоплательщик совершил умышленные действия, направленные на неправомерную минимизацию налоговых обязательств.
В отзыве на кассационную жалобу общество отклонило ее доводы как несостоятельные и просило оставить обжалуемые судебные акты без изменения как законные и обоснованные.
Присутствующие в судебном заседании представители налогового органа и общества поддержали соответственно доводы кассационной жалобы и отзыва на нее.
Кассационная жалоба рассмотрена в порядке, установленном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Проверив в пределах, установленных статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения судами норм материального и соблюдения норм процессуального права, а также соответствие выводов судов установленным по делу обстоятельствам и имеющимся в материалах дела доказательствам, исходя из доводов кассационной жалобы и возражений на нее, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа пришел к следующим выводам.
Как установлено судами двух инстанций и следует из материалов дела, по результатам выездной налоговой проверки общества за 2012-2014 годы инспекцией с соблюдением положений статей 89, 100, 101 Кодекса принято решение от 15.01.2016 N 11-50/3, которым ООО «БЗКМ» привлечено к ответственности за совершение налоговых правонарушений, предусмотренных пунктом 1 статьи 119, пунктом 3 статьи 122 и пунктом 1 статьи 126 Кодекса в виде штрафов в общем размере 4 376 702 рублей 55 копеек.
Кроме того, обществу доначислены налог на добавленную стоимость, налог на прибыль организаций, налог на добычу полезных ископаемых, транспортный налог, налог на имущество организаций в общей сумме 13 395 536 рублей, начислены пени за неуплату указанных налогов в общей сумме 3 534 215 рублей 21 копейки. Инспекцией также установлено завышение налога на добавленную стоимость, излишне возмещенного из бюджета, в сумме 40 769 рублей за 4 квартал 2013 года; завышение убытков, исчисленных налогоплательщиком по данным налогового учета при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль организаций в сумме 223 269 рублей за 2014 год; исчисление в завышенных размерах налога на добычу полезных ископаемых в сумме 70 рублей за август 2013 года.
Основанием для принятия указанного решения и начисления (уменьшения) соответствующих сумм явился вывод налогового органа о создании взаимозависимыми лицами (ООО «БЗКМ» и ООО «БКЗ») схемы в целях оптимизации налоговых платежей в результате неправомерного применения УСН.
ООО «БЗКМ» зарегистрировано в качестве юридического лица 09.03.2005, основной вид деятельности организации — производство кирпича, черепицы и прочих строительных изделий из обожженной глины. Место нахождения общества в спорный период — Иркутская область, Братский район, 700 м севернее жилого района Чекановский.
В проверяемый период ООО «БЗКМ» применяло специальный режим налогообложения — УСН с объектом налогообложения доходы.
Численность организации за 2012-2014 годы составила 1 человек, то есть не имелось специалистов, обладающих навыками работы по добыче глины и производства строительного кирпича (камня керамического).
Участниками ООО «БЗКМ» при его создании являлись: ООО «БКСИ» с долей участия 67%, ООО «БКЗ» с долей участия 32,8%, Анучин С.Ф. с долей участия 0,1% и Аганина Т.П. с долей участия 0,1%. Начиная с 25.05.2012, единственным участником общества является Анучин С.Ф.
Генеральным директором ООО «БЗКМ» в проверяемый период являлись Анучин С.Ф. (с 25.07.2007 по 16.07.2014), Анучин В.С. (с 16.07.2014).
ООО «БЗКМ» является арендатором земельного участка площадью 66 200 кв. м, находящегося по адресу: Иркутская область, Братский район, территория в 700 м севернее жилого района Чекановский г. Братск, для размещения карьера глин.
В 2012 — 2014 годах налогоплательщик получал доход от сдачи в аренду железнодорожных путей, имущества, а также от реализации глины.
Подрядчиком ООО «БЗКМ», привлеченным для добычи глины в карьере, а также арендатором производственного комплекса, осуществляющего весь процесс изготовления и реализации кирпича покупателям, является ООО «БКЗ».
ООО «БКЗ» зарегистрировано в качестве юридического лица 15.01.1998 и применяет общую систему налогообложения. Место нахождения организации в спорный период — Иркутская область, Братский район, 700 м севернее жилого района Чекановский.
Средняя списочная численность работников ООО «БКЗ» в 2012 году составила 154 человека, в 2013 году — 149 человек, в 2014 году — 141 человек. Организация не имеет в собственности недвижимого имущества, технологического оборудования, транспортных и иных средств, лицензии на право пользования недрами, иного имущества, необходимого для самостоятельного осуществления производственной деятельности.
ООО «БКЗ» осуществляет производство кирпича, черепицы и прочих строительных изделий из обожженной глины, имеет лицензию на ведение погрузочно-разгрузочной деятельности применительно к опасным грузам на железнодорожном транспорте, а также лицензию на ведение деятельности по эксплуатации взрывопожароопасных производственных объектов применительно к опасным грузам на железнодорожном транспорте.
Участниками ООО «БКЗ» с 30.05.2012 являются Анучин С.Ф. (доля 71,59%) и Радченко А.А. (доля 28,41%). Руководителем ООО «БКЗ» с 01.07.1999 является Судариков А.М., который в период с 09.03.2005 по 17.04.2006 также исполнял обязанности руководителя ООО «БЗКМ».
По результатам выездной налоговой проверки, с учетом отмеченных выше обстоятельств, инспекция пришла к выводу о том, что рассматриваемые организации в проверяемом периоде осуществляли финансово-хозяйственную деятельность как единый производственный комплекс, собственником которого являлся налогоплательщик.
Установив, что доходы ООО «БКЗ» являются доходами ООО «БЗКМ» и в связи с превышением ограничений, установленных пунктом 15 пункта 3 статьи 346.12, пунктом 4 статьи 346.13 Кодекса, инспекция произвела расчет налоговых обязательств общества за 2012-2014 годы по общей системе налогообложения.
Удовлетворяя требования общества, суды пришли к выводу о том, что инспекция не доказала получение обществом необоснованной налоговой выгоды в результате применения УСН и хозяйственных отношений между ООО «БЗКМ» и ООО «БКЗ».
Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа находит выводы судов обоснованными.
Суды двух инстанций правильно применили положения статей 346.11 — 346.14 Кодекса, а также разъяснения, изложенные в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее — Постановление N 53), и установив реальный характер отношений налогоплательщика с ООО «БКЗ», ведение самостоятельной реальной хозяйственной деятельности ООО «БЗКМ» и ООО «БКЗ», наличие деловой цели в отношениях между указанными субъектами, пришли к правильному выводу о незаконности доначисления налогов, пеней и санкций.
Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. При этом следует учитывать, что возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой, полученной налогоплательщиком путем совершения других предусмотренных или не запрещенных законом операций, не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной (пункт 4 Постановления N 53).
Судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельной и широкой дискрецией, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов (постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09 марта 2011 года N 8905/10, от 25 февраля 2010 года N 13640/09).
При этом гражданское законодательство допускает совместную деятельность хозяйствующих субъектов в целях получения прибыли от осуществления предпринимательской деятельности. Совместная деятельность хозяйствующих субъектов сама по себе не свидетельствует о получении налоговой выгоды.
Взаимозависимость участников сделок сама по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, а может иметь юридическое значение в целях налогового контроля, только если установлено, что такая взаимозависимость используется участниками сделки как возможность для осуществления согласованных действий, не обусловленными разумными экономическими или иными причинами (пункты 5, 6, 7 Постановления N 53, пункт 13 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 2 (2016), утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 06.07.2016).
Самостоятельное определение формы ведения предпринимательской деятельности (в том числе осуществление ее как одним субъектом предпринимательской деятельности, так и несколькими), особенности управления организацией, условия заключаемых гражданско-правовых договоров, ведение предпринимательской деятельности совместно с другими участниками гражданского оборота, отвечающее требованиям гражданского законодательства в Российской Федерации в отсутствие доказательств, опровергающих реальность спорных правоотношений, не могут сами по себе рассматриваться в качестве оснований для признания налоговой выгоды необоснованной.
Судами правильно установлены и приняты во внимание следующие обстоятельства.
Поскольку в 2012-2014 годах Анучин Сергей Федорович являлся одновременно участником ООО «БКЗ» и ООО «БЗКМ», указанные юридические лица являются взаимозависимыми.
ООО «БЗКМ» предоставило ООО «БКЗ» в целях ведения последним производственной деятельности в 2012-2014 годах на основании договоров аренды недвижимое имущество (главный производственный корпус, приемное отделение ЦСП, цех сухой подготовки сырья (ЦСП), РУ-10кВ, склад готовой продукции, корпус АБК с галереей, сооружение ж/д мост через р. Вихоревку протяженностью 107,15 м, здание котельной, подъездные пути протяженностью 5 058,7 м, здание РММ с материальным складом, отделение вентиляторов, внутриплощадочные сети канализации, систему оборотного водоснабжения, ЛЭП на карьере, установку Мазутохозяйство, канализационную станцию, установку газоснабжения, земельные участки, высоковольтную линию), транспортные средства, технологическое оборудование, краны. Имущество передано налогоплательщиком в пользование на возмездной основе.
ООО «БЗКМ» в 2012-2014 годах на основании договоров осуществляло поставку в адрес ООО «БКЗ» сырья, в то время как покупатель приобретал сырье (глину) на условиях самовывоза из карьера по цене 4 рубля за 1 куб. м без НДС, обеспечивал карьер электроэнергией, проводил рекультивацию отработанных участков карьера согласно проекту, осуществлял эксплуатацию электрических сетей в карьере и погрузку горной массы в транспортные средства.
Также ООО «БКЗ» в рассматриваемом периоде на договорной основе приняло на себя обязательства перед налогоплательщиком по выполнению горно-подготовительных работ, общему руководству горными работами при эксплуатации карьера.
Значительное отклонение от рыночного уровня цен по указанным сделкам, отсутствие разумных экономических причин для совместной деятельности ООО «БКЗ» и ООО «БЗКМ» по избранной этими лицами схеме взаимоотношений в решении инспекции не установлены, в ходе рассмотрения дела в судах первой и апелляционной инстанций не доказаны.
Комплекс основного производства приобретен ООО «БЗКМ» в 2005, 2011 и 2012 годах у ОАО «Братский Комбинат Строительной Индустрии», а здания административного назначения и вспомогательного производства приобретены налогоплательщиком у ООО «БКЗ» в 2008-2011 годах.
Судами обоснованно принято во внимание, что на момент принятия решения ООО «БКЗ» и заключения большей части сделок в период с 27 марта 2008 года по 23 апреля 2008 года Анучин С.Ф. не являлся участником этой организации и не мог оказывать влияние на ее деятельность.
Одно только то обстоятельство, что Анучин С.Ф. осуществлял ведение протокола внеочередного собрания учредителей ООО «БКЗ» от 18.01.2008 указанный вывод судов не опровергает.
Вопреки доводам заявителя кассационной жалобы, показаниям Анучина С.Ф. в обжалуемых судебных актах дана надлежащая правовая оценка (страницы 14-15 решения и страница 11 постановления), оснований для иной оценки показаний указанного свидетеля суд округа не имеет в силу его полномочий, установленных статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Доводы налогового органа о том, что ООО «БКЗ» не рассчитывалось с ООО «БЗКМ» за арендованные основные средства, глину и о наличии у ООО «БКЗ» задолженности перед ООО «БЗКМ», правильно отклонены судами с учетом имеющихся в деле акта сверки взаимных расчетов, платежных поручений и приходных кассовых ордеров за 2013-2016 годы, письма ООО «БКЗ» от 15.01.2014 N 12.
По результатам исследования и оценки имеющихся в деле доказательств суды пришли к обоснованному выводу о том, что в рассматриваемом случае инспекцией не представлено доказательств с достаточной степенью достоверности подтверждающих создание формального документооборота между ООО «БЗКМ» и ООО «БКЗ».
Привлечение одного лица для ведения бухгалтерского и налогового учета само по себе не может расцениваться как осуществление ими единой деятельности. Бухгалтерский учет предполагает отражение в отчетности уже фактически совершенных операций, решение относительно которых принимается исполнительными органами юридических лиц, а не лицом, осуществляющим ведение учета.
Проанализировав содержание договоров, а также иных представленных в материалы дела доказательств, суды пришли к правильному выводу о несопоставимости договоров на поставку сырья, заключенных между ООО «БЗКМ» и ООО «БКЗ» и договора, заключенного между ООО «БКЗ» и ООО «Инстрой», и как следствие, неправомерности корректировки стоимости добытого полезного ископаемого для целей исчисления налога на добычу полезных ископаемых.
При этом исходя из правового регулирования, действующего с 01.01.2012, при отсутствии доказательств получения необоснованной налоговой выгоды (в том числе и в связи с несопоставимостью условий сделок — предмета продажи) в силу прямого запрета, установленного в абзаце 3 пункта 1 статьи 105.17 Кодекса, контроль соответствия цен, примененных в контролируемых сделках, не может быть предметом выездных и камеральных проверок. На основании пункта 2 статьи 105.3 Кодекса он может осуществляться Федеральной налоговой службой (ее центральным аппаратом) посредством проведения мероприятий налогового контроля в порядке, установленном главой 14.5 Кодекса в отношении сделок, отвечающих признакам контролируемых.
Проверка цен в сделках между взаимозависимыми лицами, которые не признаются контролируемыми в соответствии со статьей 105.14 Кодекса, может проводиться территориальными налоговыми органами в ходе камеральной или выездной налоговой проверки, если поведение налогоплательщика при определении условий сделок было продиктовано, прежде всего, целью получения налоговой экономии в отсутствие разумных экономических причин к установлению цены в заниженном размере (пункт 3 Обзора практики рассмотрения судами дел, связанных с применением отдельных положений раздела V.1 и статьи 269 Налогового кодекса Российской Федерации, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации от 16.02.2017).
Таких оснований для корректировки стоимости добытого полезного ископаемого судами по результатам оценки представленных в дело доказательств не установлено.
Более того, в рассматриваемом случае, исходя из мотивов, приведенных на страницах 84-92 решения инспекции решения от 15.01.2016 N 11-50/3, корректировка стоимости добытого полезного ископаемого произведена налоговым органом исключительно путем вменения налогоплательщику всех последствий деятельности ООО «БКЗ», то есть незаконности дробления хозяйственной деятельности по добыче сырья и производства на основе этого сырья кирпичей и керамического камня.
Таким образом, в настоящем деле выводы по вопросу проверки законности доначисления налога на добычу полезных ископаемых полностью производны от выводов, касающихся правомерности позиции инспекции относительно отсутствия у налогоплательщика права на применение УСН.
В рассматриваемом же случае налоговым органом в ходе проверки помимо взаимозависимости лиц — участников сделок, не было установлено обстоятельств, свидетельствующих об отсутствии разумных экономических оснований совершения указанных хозяйственных операций, направленных на искусственное создание условий получения необоснованной выгоды, в связи с чем доводы заявителя кассационной жалобы о получении обществом необоснованной налоговой выгоды нельзя признать обоснованными.
Выводы инспекции о применении налогоплательщиком схемы дробления бизнеса для получения необоснованной налоговой выгоды в виде уменьшения налоговых обязательств за счет освобождения от уплаты налога на имущество организаций у ООО «БЗКМ», уменьшения сумм налога на добычу полезных ископаемых за счет снижения цены на реализацию глины, завышения расходов по налогу на прибыль у ООО «БКЗ» также не подтверждены достаточными и относимыми доказательствами.
Поскольку в материалы дела не представлены убедительные доказательства совершения ООО «БЗКМ» действий по получению незаконной налоговой выгоды, является правомерным вывод судов об отсутствии у инспекции оснований для определения налоговых обязательств налогоплательщика путем объединения финансовых результатов ООО «БЗКМ» и ООО «БКЗ», осуществляющих самостоятельную предпринимательскую деятельность.
В связи с тем, что соответствующие налоги и пени были начислены при отсутствии к тому правовых оснований, является обоснованным вывод судов о незаконности привлечения налогоплательщика к ответственности, предусмотренной пунктом 3 статьи 122, пунктом 1 статьи 119 и пунктом 1 статьи 126 Кодекса, и обусловленной в решении от 15.01.2016 N 11-50/3 фактом перевода налогоплательщика на общую систему налогообложения, объединением трудовых ресурсов ООО «БЗКМ» и ООО «БКЗ», а также доходов и расходов указанных организаций.
Доводы, изложенные в кассационной жалобе, были предметом рассмотрения судов двух инстанций, получили надлежащую правовую оценку, не опровергают выводы судов и направлены на переоценку доказательств и установление по делу иных фактических обстоятельств, что в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не входит в компетенцию суда кассационной инстанции.
Исследование и оценка доказательств осуществлены судами по правилам главы 7 и статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, выводы судов основаны на правильном применении норм права и соответствуют содержанию имеющихся в деле доказательств и установленным по делу обстоятельствам.
Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены принятых по делу судебных актов, не установлено.
Следовательно, суды пришли к обоснованному выводу о незаконности решения налогового органа и удовлетворили заявленные требования.
По результатам рассмотрения кассационной жалобы Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к выводу о том, что обжалуемые судебные акты на основании пункта 1 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат оставлению без изменения.
Руководствуясь статьями 274, 286 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа

постановил:

решение Арбитражного суда Иркутской области от 13 ноября 2017 года по делу N А19-8319/2016, постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 11 мая 2018 года по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий
В.Д.ЗАГВОЗДИН

Судьи
И.Б.НОВОГОРОДСКИЙ
А.А.СОНИН

 

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО