ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 01.11.2018 № Ф02-5038/2018

Документ предоставлен КонсультантПлюс

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ВОСТОЧНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 1 ноября 2018 г. по делу N А33-21709/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 25 октября 2018 года.
Полный текст постановления изготовлен 01 ноября 2018 года.
Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе:
председательствующего Барской А.Л.,
судей: Васиной Т.П., Палащенко И.И.,
при участии в судебном заседании Воротынцевой Марии Федоровны (паспорт) и представителя Воротынцевой Марии Федоровны — Елькиной Татьяны Федоровны (доверенность от 10.03.2016, паспорт),
рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу Куликовой Оксаны Валериевны на решение Арбитражного суда Красноярского края от 01 февраля 2018 года по делу N А33-21709/2016 и постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 17 июля 2018 года по тому же делу (суд первой инстанции — Дьяченко С.П., суд апелляционной инстанции: Хабибулина Ю.В., Белан Н.Н., Петровская О.В.),

установил:

Воротынцева Мария Федоровна (далее — Воротынцева М.Ф., истец) обратилась в Арбитражный суд Красноярского края с исковым заявлением к Куликовой Оксане Валериевне (далее — Куликова О.В., ответчик) о взыскании убытков в размере 306 000 рублей, расходов по оценке убытков в размере 3 000 рублей, расходов по оценке рыночной стоимости доли ответчика в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью «Аксон+» (ОГРН 1122468062991, ИНН 2460242330, г. Красноярск, далее — ООО «Аксон+», общество) в размере 15 000 рублей, взыскании с ООО «Аксон+» в пользу Куликовой О.В. рыночной стоимости доли в уставном капитале ООО «Аксон+», исключении Куликовой О.В. из числа участников ООО «Аксон+».
К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены: ООО «Аксон+», общество с ограниченной ответственностью «Оригиналь» (ОГРН 1022402480000, ИНН 2452002293, Красноярский край, Эвенкийский район, с. Ванавара, далее — ООО «Оригиналь»).
Определением Арбитражного суда Красноярского края от 25 октября 2016 года принят отказ истца от части исковых требований, а именно: о взыскании с ООО «Аксон+» в пользу Куликовой О.В. рыночной стоимости доли в уставном капитале.
Решением Арбитражного суда Красноярского края от 10 апреля 2017 года исковые требования удовлетворены.
Постановлением Третьего арбитражного апелляционного суда от 22 июня 2017 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.
Постановлением Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 16 ноября 2017 года указанные судебные акты отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Определением Верховного Суда Российской Федерации от 12 марта 2018 года N 302-ЭС18-414 отказано в передаче кассационной жалобы Воротынцевой М.Ф. на постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 16 ноября 2017 года для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.
При новом рассмотрении дела решением Арбитражного суда Красноярского края от 01 февраля 2018 года исковые требования удовлетворены.
Постановлением Третьего арбитражного апелляционного суда от 17 июля 2018 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.
В кассационной жалобе Куликова О.В. просит решение Арбитражного суда Красноярского края от 01 февраля 2018 года и постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 17 июля 2018 года отменить, в иске отказать. В обоснование жалобы ссылается на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, нарушение норм процессуального права (статей 9, 65, 71, 122, 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации). Считает необоснованным привлечение ее к ответственности в виде возмещения убытков: вытяжной стол выбыл из владения общества после прекращения у Куликовой О.В. полномочий директора, фактически договор купли-продажи названного имущества от 18.06.2015 не исполнялся. Указывает, что размер рыночной стоимости имущества, указанный в отчете оценщика, не мог быть принят судом, поскольку оценка имущества была проведена без его осмотра; дата оценки выбрана произвольно; судами не исследовались причины непроведения общих собраний. Не согласна с выводами судов о недобросовестности ответчика.
Поступивший от Воротынцевой М.Ф. отзыв на кассационную жалобу во внимание судом кассационной инстанции не принят в связи с несоблюдением требований абзаца 2 части 1 статьи 279 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом (информация в сети «Интернет» на общедоступном сайте Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа — http://fasvso.arbitr.ru и в информационной системе «Картотека арбитражных дел» — http://kad.arbitr.ru).
В судебном заседании Воротынцева М.Ф. и ее представитель возражали против доводов кассационной жалобы, обжалуемые судебные акты просили оставить без изменения как законные и обоснованные.
Кассационная жалоба рассматривается в порядке, установленном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в пределах, определенных статьей 286 этого же Кодекса.
Проверив соответствие выводов Арбитражного суда Красноярского края и Третьего арбитражного апелляционного суда о применении норм права установленным по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, правильность применения судами норм материального права и соблюдения норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемых судебных актов и, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к следующим выводам.
Как следует из материалов дела и установлено судами, 09.11.2012 Куликова О.В. и Улитина М.Ф. (в настоящее время Воротынцева М.Ф.) приняли решение об учреждении ООО «Аксон+» с установлением их долей в размере 33% и 67% уставного капитала общества, соответственно, и назначении директором общества Куликовой О.В.
19.11.2012 ООО «Аксон+» зарегистрировано в качестве юридического лица за ОГРН 1122468062991.
На основании договора купли-продажи медицинского оборудования от 30.05.2014 N 2 ООО «Аксон+» (покупатель) приобрело в собственность у Дубенчака А.Р. (продавец) аппарат дозированного вытяжения позвоночника и вибрационного массажа мышечно-связочного аппарата «ОРМЕД-профессионал» (механотерапевтическая установка, вытяжной стол) и комплектующие к аппарату. Стоимость проданного по договору имущества составляет 100 000 рублей. По акту от 02.06.2014 N 44 оборудование принято ООО «Аксон+».
На основании договора аренды N 1 и акта приема-передачи от 01.01.2013 ООО «Аксон+» арендует для организации медицинского центра помещение N 148 по ул. Мате Залки, 33, на период с 01.01.2013 по 31.12.2017.
Решением внеочередного общего собрания участников ООО «Аксон+» от 30.06.2015 полномочия директора у Куликовой О.В. досрочно прекращены с 01.07.2015, новым директором избрана Улитина М.Ф.
29.09.2015 ООО «Аксон+», установив факт отсутствия по месту нахождения общества вытяжного стола, обратилось в Отдел полиции N 11 Межмуниципального управления МВД России «Красноярское» с заявлением о пропаже указанного имущества.
При проведении проверки по названному заявлению бывшим директором Куликовой О.В. даны объяснения, из которых следует, что вытяжной стол (бывший в употреблении) был приобретен 30.05.2014 за 100 000 рублей, затем был продан по договору купли-продажи от 18.06.2015. В материалы доследственной проверки Куликова О.В. в 2016 году представила копию договора купли-продажи медицинского оборудования от 18.06.2015, заключенного между ООО «Аксон+» в лице директора Куликовой О.В. (продавец) и ООО «Оригиналь» в лице директора Иванова А.А. (покупатель), в соответствии с пунктом 1.1 которого продавец передает в собственность покупателю следующее имущество: аппарат дозированного вытяжения позвоночника и вибрационного массажа мышечно-связочного аппарата «ОРМЕД-профессионал» (механотерапевтическая установка), а также принадлежности к аппаратуре, а покупатель принимает указанную механотерапевтическую установку и обязуется уплатить за нее согласованную сторонами цену. Согласно пункту 2.1 договора цена отчуждаемой механотерапевтической установки составляет 100 000 рублей; расчет за имущество, указанное в пункте 1.1 договора, произведен покупателем до подписания договора в полном объеме в сумме 100 000 рублей; финансовых и иных претензий стороны друг к другу не имеют (пункт 2.2 договора). Договор имеет силу акта приема-передачи (пункт 3.1 договора).
Вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Красноярского края от 18 мая 2016 года по делу N А33-704/2016 договор от 18.06.2015 признан недействительным. Судом установлено, что согласно сведениям налогового органа от 22.12.2015 в отношении открытых (закрытых) счетов ООО «Аксон+» указан единственный счет N 40702810423270000213, в представленной выписке акционерного общества «Альфа-банк» по названному счету за период с 01.06.2015 по 30.06.2015, книге учета расходов и доходов на 2015 год поступлений денежных средств в сумме 100 000 рублей не значится. Договор от 18.06.2015 на сумму 100 000 рублей является крупной сделкой, решением общего собрания участников ООО «Аксон+» договор не одобрялся. Оборудование из помещений общества вывезено; ООО «Оригиналь» не оспаривает факт его получения.
В соответствии с отчетом от 20.07.2016 N 37 ОЦ-16 общества с ограниченной ответственностью «Кабинет Оценщика» рыночная стоимость вытяжного стола с учетом ограничительных условий и сделанных допущений на дату оценки округленно составляет 306 000 рублей. Расходы по оценке имущества квитанции N 10 от 11.07.2016 составили 3 000 рублей.
Согласно сведениям ГУ МВД России по Красноярскому краю от 22.12.2016, Куликова О.В. 28.09.1996 года рождения, уроженка г. Красноярска, зарегистрирована по месту жительства: с 30.11.2007 по 03.02.2015 по адресу: г. Красноярск, ул. Алексеева, д. 24, корп. 1, кв. 81; с 11.02.2015 по 27.04.2016 по адресу: г. Красноярск, ул. Батурина, д. 40, кв. 138; с 27.04.2016 по дату предоставления сведений по адресу: г. Красноярск, ул. Ястынская, д. 11, кв. 178.
Доказательства, подтверждающие сообщение обществу информации о смене своего адреса с: г. Красноярск ул. Алексеева, д. 24, корп. 1, кв. 81 на иной, ответчиком не представлены.
На внеочередном общем собрании участников ООО «Аксон+», проведенном 26.09.2015 с участием Улитиной М.Ф. и Куликовой О.В., последняя изъявила желание рассмотреть некоторые вопросы повестки дня на новом собрании. Участниками принято решение о переносе собрания на 10 часов 00 минут 30.09.2015, на которое Куликова О.В. не явилась. В материалы дела доказательства наличия уважительных причин неявки на собрание не представлено.
В дальнейшем, директором ООО «Аксон+» Улитиной М.Ф. были изданы приказы о необходимости проведения внеочередных общих собраний участников общества 24.11.2015, 29.12.2015, 02.03.2016. Уведомления о проведении указанных собраний направлялись ответчику по последнему известному ООО «Аксон+» адресу Куликовой О.В. На соответствующие собрания Куликова О.В. не являлась. Решения по некоторым вопросам не принимались по причине отсутствия необходимого кворума.
Истец направил в адрес ответчика претензию от 30.07.2016 об оплате убытков в размере 306 000 рублей в течение 3 рабочих дней; претензия получена ответчиком 12.09.2016.
Ссылаясь на изложенные обстоятельства, Воротынцева М.Ф. обратилась в арбитражный суд с указанными требованиями.
Отменяя судебные акты и направляя дело на новое рассмотрение, суд кассационной инстанции указал, что требуя взыскать с ответчика убытки в виде рыночной стоимости проданного оборудования, истец не обосновал невозможность его возврата или взыскания стоимости с ООО «Оригиналь». Принимая в качестве обоснования размера убытков рыночную стоимость вытяжного стола, указанную в отчете от 20.07.2016 N 37 ОЦ-16, суды не дали оценку тому, что названная стоимость рассчитана без непосредственного исследования данного оборудования, а спорное оборудование было приобретено обществом «Аксон+» за цену, более чем в три раза ниже той, что предъявлена к взысканию.
Удовлетворяя исковые требования при новом рассмотрении спора, суды первой и апелляционной инстанций исходили из следующего.
В силу положений статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 44 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об обществах с ограниченной ответственностью) единоличный исполнительный орган общества должен действовать в интересах общества добросовестно и разумно. Единоличный исполнительный орган общества несет ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу его виновными действиями (бездействием), если иные основания и размер ответственности не установлены федеральными законами. При определении оснований и размера ответственности единоличного исполнительного органа общества должны быть приняты во внимание обычные условия делового оборота и иные обстоятельства, имеющие значение для дела.
Ответственность единоличного исполнительного органа является гражданско-правовой, поэтому убытки подлежат взысканию по правилам статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации.
С учетом пункта 5 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации истец должен доказать наличие обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности и (или) неразумности действий (бездействия) директора, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица. Если истец утверждает, что директор действовал недобросовестно и (или) неразумно, и представил доказательства, свидетельствующие о наличии убытков юридического лица, вызванных действиями (бездействием) директора, такой директор может дать пояснения относительно своих действий (бездействия) и указать на причины возникновения убытков и представить соответствующие доказательства.
В случае отказа директора от дачи пояснений или их явной неполноты, если суд сочтет такое поведение директора недобросовестным (статья 1 Гражданского кодекса Российской Федерации), бремя доказывания отсутствия нарушения обязанности действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно может быть возложено судом на директора.
Недобросовестность и неразумность действий (бездействия) директора считается доказанной при установлении обстоятельств, указанных в пунктах 2 и 3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» (далее — постановление N 62).
Исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства по правилам главы 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а также учитывая обстоятельства по делу N А33-704/2016, суды первой и апелляционной инстанции пришли к выводу о том, что факт недобросовестности действий бывшего директора ООО «Аксон+» Куликовой О.В. должным образом подтвержден. При этом суды исходили из того, что ответчица скрыла информацию о совершенной от имени общества сделке (по отчуждению вытяжного стола) без одобрения соответствующих органов юридического лица, что привело к наличию обстоятельств, повлекших неблагоприятные последствия для последнего. Переданный по договору купли-продажи от 18.06.2015 аппарат являлся единственным имуществом общества, его отчуждение привело к фактическому прекращению деятельности общества. Таким образом, действия Куликовой О.В. выходили за пределы обычного делового (предпринимательского) риска.
Суды установили, что материалы дела содержат доказательства, подтверждающие факт невозможности возврата оборудования и взыскания его рыночной стоимости. Так, истцом по юридическому адресу ООО «Оригиналь» были направлены претензия от 14.03.2016 исх. N 19 (л. д. 13 т. 6) и повторная претензия от 15.12.2017 исх. N 676 (л. д. 10 т. 6) с требованием возвратить имущество (аппарат), переданное по договору купли-продажи от 18.06.2015, признанному недействительным решением Арбитражного суда Красноярского края от 18 мая 2016 года по делу N А33-704/2016, или возместить его рыночную стоимость, которые оставлены последним без удовлетворения. В силу пункта 1 статьи 165.1 Гражданского кодекса Российской Федерации указанные претензии считаются доставленными ООО «Оригиналь».
В пункте 8 постановления N 62 указано, что удовлетворение требования о взыскании с директора убытков не зависит от того, имелась ли возможность возмещения имущественных потерь юридического лица с помощью иных способов защиты гражданских прав, например, путем применения последствий недействительности сделки, истребования имущества юридического лица из чужого незаконного владения, взыскания неосновательного обогащения, а также от того, была ли признана недействительной сделка, повлекшая причинение убытков юридическому лицу. Однако в случае, если юридическое лицо уже получило возмещение своих имущественных потерь посредством иных мер защиты, в том числе путем взыскания убытков с непосредственного причинителя вреда (например, работника или контрагента), в удовлетворении требования к директору о возмещении убытков должно быть отказано.
ООО «Аксон+» не получило возмещения от ООО «Оригиналь», в связи с чем о взыскании убытков с Куликовой О.В., как бывшего директора ООО «Аксон+», заявлено правомерно.
Определение размера убытков на основании отчета от 20.07.2016 N 37 ОЦ-16, в соответствии с которым рыночная стоимость вытяжного стола на дату совершения сделки (18.06.2015), в результате которой произошло его выбытие, составляет 306 000 рублей, признано судами правомерным с учетом следующего. Обязательное проведение осмотра объекта оценки для расчета рыночной стоимости законодательством не установлено. Согласно пункту 8 Федерального стандарта оценки «Оценка стоимости машин и оборудования» (ФСО N 10), утвержденного приказом Минэкономразвития России от 01.06.2015 N 328, в случае непроведения осмотра оценщик указывает в отчете об оценке причины, по которым объект оценки не осмотрен, а также допущения, связанные с непроведением осмотра. В отчете от 20.07.2016 N 37 ОЦ-16 приведено обоснование наличия допущений в виде непроведения осмотра объекта оценки со ссылкой на объективные обстоятельства — отсутствие сведений о его месте нахождения. Кроме того, невозможность проведения осмотра напрямую связана с виновными и недобросовестными действиями ответчика.
Из материалов об отказе в возбуждении уголовного дела усматривается, что вытяжной стол был приобретен ООО «Аксон+» у гражданина Дубенчака А.Р. на основании договора купли-продажи медицинского оборудования от 30.05.2014 N 2 (л. д. 36-37 т. 3) за 100 000 рублей. В силу статей 421, 422 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора, условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами. Указанное обстоятельство не свидетельствует о том, что данное оборудование приобретено по его рыночной стоимости и о том, что оборудование имело аналогичную или меньшую стоимость по состоянию на 18.06.2015. Обратное подтверждается отчетом от 20.07.2016 N 37 ОЦ-16, признанным судом относимым и допустимым доказательством. Кроме того, в материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие, что оборудование приобретено ООО «Аксон+» именно по цене, определенной в договоре от 30.05.2014 N 2.
Требование об исключении Куликовой О.В. из числа участников ООО «Аксон+» признано судами обоснованным и удовлетворено на основании статьи 10 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, пункта 1 статьи 67 Гражданского кодекса Российской Федерации, с учетом разъяснений, содержащихся в пункте 35 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела 1 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», поскольку ответчик систематически уклоняется от участия в общих собраниях участников, что приводит к невозможности принятия ряда корпоративных решений, влечет существенные затруднения в деятельности хозяйствующего субъекта и иные негативные последствия.
Судебная коллегия полагает, что при новом рассмотрении настоящего дела судами выполнены все указания суда кассационной инстанции, изложенные в постановлении от 16.11.2017, правильно применены правовые нормы и сделаны обоснованные выводы, соответствующие установленным по делу обстоятельствам и представленным доказательствам, оцененным судами в соответствии с требованиями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Довод заявителя жалобы о ненадлежащем извещении о новом рассмотрении дела в суде первой инстанции подлежит отклонению.
Как разъяснено в пункте 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2011 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 27.07.2010 N 228-ФЗ «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации», согласно части 1 статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле, и иные участники арбитражного процесса извещаются арбитражным судом о принятии искового заявления или заявления к производству и возбуждении производства по делу, о времени и месте судебного заседания или совершения отдельного процессуального действия путем направления копии судебного акта.
При применении данного положения судам следует исходить из части 6 статьи 121, части 1 статьи 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в соответствии с которыми арбитражный суд к началу судебного заседания, совершения отдельного процессуального действия должен располагать сведениями о получении лицом, участвующим в деле, иным участником арбитражного процесса копии первого судебного акта по делу либо иными сведениями, указанными в части 4 статьи 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Первым судебным актом для лица, участвующего в деле, является определение о принятии искового заявления к производству и возбуждении производства по делу (часть 6 статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
Из материалов дела следует, что копии определения Арбитражного суда Красноярского края от 03 октября 2016 года о принятии искового заявления к производству арбитражного суда и подготовке дела к судебному разбирательству были направлены Куликовой О.В. заказными письмами с уведомлением по двум известным суду адресам: 660125, г. Красноярск, ул. Шумяцкого, 11, кв. 145; 660098, г. Красноярск, ул. Алексеева, д. 24, корп. 1, кв. 81, и возвращены органом почтовой связи с отметками «истек срок хранения», в том числе на конвертах (N 66004980268166, 66004980268173) содержатся отметки о доставке и вторичного извещения (л. д. 3-6 т. 1).
Представитель ответчика участвовал в судебном заседании, в котором была оглашена резолютивная часть решения суда от 03.04.2017, что подтверждается протоколом судебного заседания от 03.04.2017.
При этом определение Арбитражного суда Красноярского края от 04 декабря 2017 года о назначении судебного разбирательства после отмены судебного акта размещено на официальном сайте арбитражного суда в сети «Интернет» в соответствии с требованиями абзаца второго части 1 статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что Куликова О.В. была надлежащим образом извещена о времени и месте заседания суда первой инстанции и ее права не нарушены.
Довод о нарушении судом принципа равенства и состязательности сторон в арбитражном процессе не нашел своего подтверждения в ходе рассмотрения кассационной жалобы.
Иные доводы заявителя кассационной жалобы фактически направлены на переоценку имеющихся в деле доказательств и обстоятельств, установленных арбитражными судами. Оснований для переоценки доказательств у Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа в силу требований статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не имеется.
Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены судебных актов, судом округа не установлено.
По результатам рассмотрения кассационной жалобы Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к выводу о том, что решение Арбитражного суда Красноярского края и постановление Третьего арбитражного апелляционного суда основаны на полном и всестороннем исследовании имеющихся в деле доказательств, приняты с соблюдением норм материального и процессуального права, в связи с чем на основании пункта 1 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат оставлению без изменения.
Расходы по уплате государственной пошлины за кассационное рассмотрение дела на основании статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отнесению на заявителя кассационной жалобы.
Руководствуясь статьями 274, 286 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа

постановил:

решение Арбитражного суда Красноярского края от 01 февраля 2018 года по делу N А33-21709/2016 и постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 17 июля 2018 года по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий
А.Л.БАРСКАЯ

Судьи
Т.П.ВАСИНА
И.И.ПАЛАЩЕНКО

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО