ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 22.03.2018 № Ф02-249/2018

Документ предоставлен КонсультантПлюс

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ВОСТОЧНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 22 марта 2018 г. по делу N А19-436/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 22 марта 2018 года.
Полный текст постановления изготовлен 22 марта 2018 года.
Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе:
председательствующего Бандурова Д.Н.,
судей: Бурковой О.Н., Первушиной М.А.,
при участии в судебном заседании представителей федерального казенного учреждения «Управление автомобильной магистрали Красноярск-Иркутск Федерального дорожного агентства» — Забелиной К.Л. (доверенность N 18 от 24.01.2018, паспорт); акционерного общества «Дорожник» — Тананыхиной Д.А. (доверенность N 87 от 06.09.2017, паспорт); общества с ограниченной ответственностью «Московский тракт» — Наумовой Н.В. (доверенность от 10.02.2016, паспорт),
рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу акционерного общества «Дорожник» на решение Арбитражного суда Иркутской области от 17 июля 2017 года по делу N А19-436/2016 (суд первой инстанции: Епифанова О.В.),

установил:

федеральное казенное учреждение «Управление автомобильной магистрали Красноярск-Иркутск Федерального дорожного агентства» (ОГРН 1023801032090, ИНН 3800000140, г. Иркутск, далее — учреждение, ответчик) обратилось в арбитражный суд к акционерному обществу «Дорожник» (ОГРН 1023802719247, ИНН 3837000361, Иркутская область, г. Слюдянка, далее — АО «Дорожник», общество, ответчик) с требованием, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, об обязании в течение трех месяцев с момента вступления в законную силу решения суда выполнить работы по безвозмездному устранению дефекта, возникшего в период гарантийной эксплуатации объекта, а именно: размыва откоса насыпи км 1503+080 — лево 1,4 м3, право — 1,9 м3, в связи с исполнением государственного контракта N 12/РД от 04.07.2012 на выполнение работ по капитальному ремонту федеральной автомобильной дороги М-53 «Байкал» от Челябинска через Курган, Омск, Новосибирск, Кемерово, Красноярск, Иркутск, Улан-Удэ до Читы км 1496+800 — км 1504+186, в Иркутской области.
К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены общество с ограниченной ответственностью «Московский тракт» (далее — ООО «Московский тракт»), акционерное общество «Многопрофильная компания «ИНДОР», общество с ограниченной ответственностью «Проект».
Решением Арбитражного суда Иркутской области от 17 июля 2017 года, оставленным без изменения постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 10 ноября 2017 года, требования истца удовлетворены.
Ответчик обратился в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить решение суда первой инстанции.
Заявитель кассационной жалобы оспаривает выводы суда о наличии оснований для возложения на него обязанности по устранению дефектов, полагая, что срок предъявления истцом требования об их устранении не является разумным, указывая, что суд не поставил вопрос о проведении повторной экспертизы, а также отмечая, что суд не учел возможное ненадлежащее выполнение истцом работ по содержанию дорожного полотна.
В отзывах на кассационную жалобу истец и ООО «Московский тракт» не соглашаются с изложенными в ней доводами, просят оставить обжалуемые судебные акты без изменения.
Лица, участвующие в деле, о времени и месте судебного заседания извещены по правилам статьи 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (информация о рассмотрении кассационной жалобы также размещена в сети «Интернет» на сайте суда — fasvso.arbitr.ru и в информационной системе «Картотека арбитражных дел» — kad.arbitr.ru).
В судебном заседании представитель ответчика поддержала доводы жалобы, представители истца и ООО «Московский тракт» против доводов жалобы возражали.
В соответствии со статьей 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в судебном заседании 20.03.2018 судом был объявлен перерыв до 22.03.2018, информация о чем также опубликована в сети Интернет в указанном выше порядке.
Кассационная жалоба рассматривается в порядке, установленном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в пределах, определенных статьей 286 этого же Кодекса.
Учитывая, что обжалуемое заявителем решение суда первой инстанции оставлено без изменения постановлением апелляционного суда, предметом проверки суда кассационной инстанции является законность судебных актов двух инстанций.
Проверив соответствие выводов Арбитражного суда Иркутской области и Четвертого арбитражного апелляционного суда о применении норм права установленным по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, правильность применения судами норм материального права и соблюдения норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемых судебных актов, и, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и отзывах на нее, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к следующим выводам.
Как установлено судами и следует из материалов дела, истец (заказчик) и ответчик (подрядчик) заключили государственный контракт N 12/РД от 04.07.2012 (далее — контракт), по которому подрядчик обязался в определенные сроки, в соответствии с проектом, утвержденным распоряжением Росавтодора N 225-р от 28.04.2012, выполнить работы по капитальному ремонту автомобильной дороги М-53 «Байкал» от Челябинска через Курган, Омск, Новосибирск, Кемерово, Красноярск, Иркутск, Улан-Удэ до Читы км 1496+800 — км 1504+186 в Иркутской области (далее — автомобильная дорога; пункты 1.1, 5.1).
Согласно пункту 10.2 контракта, стороны установили гарантийные сроки устранения подрядчиком дефектов выполненных работ: по земляному полотну и основанию дорожной одежды — 8 лет; по нижнему слою покрытия — 5 лет; по верхнему слою покрытия — 4 года; по водопропускным трубам и регуляционным сооружениям — 6 лет; по обустройству дороги и подходов: дорожные знаки, сигнальные столбики — 2 года; барьерные ограждения — 5 лет, дорожная разметка — 6 месяцев с момента (даты) подписания сторонами акта приемки объекта капитального ремонта, с учетом положения пункта 9.5 контракта об уведомлении подрядчиком заказчика за 45 дней до полного завершения работ на объекте о необходимости создания комиссии по приемке объекта в эксплуатацию.
В пункте 10.3 контракта предусмотрено, что подрядчик обязан за свой счет не позднее 30 дней устранить обнаруженный дефект работы.
Ответчик выполнил работы, предусмотренные контрактом, и их результаты передал истцу. Согласно акту приемочной комиссии от 30.10.2012 законченная капитальным ремонтом автомобильная дорога принята в эксплуатацию.
В период гарантийного срока истец обнаружил дефекты работы ответчика. В письме N 2900 от 22.07.2015 истец уведомил ответчика о необходимости прибытия 29.07.2015 уполномоченного представителя на объект для его комиссионного обследования. В определенный истцом период времени ответчик не обеспечил явку представителя на объект.
Комиссия в составе представителей истца и ООО «Московский тракт» — организации, осуществляющей эксплуатацию автомобильной дороги на основании государственного контракта N 2д от 19.10.2012, — в результате обследования автомобильной дороги на участке км 1496+800 — км 1504+186 в Иркутской области установила размыв откоса насыпи км 1503+080 — лево 1,4 м3, право — 1,9 м3. По этому факту комиссия составила акт о выявленных дефектах N 4/15 от 29.07.2015.
Указанный факт также был зафиксирован комиссией из представителей истца, ответчика и третьего лица — ООО «Московский тракт» в акте N 13/15 от 01.10.2015, который со стороны ответчика подписан без разногласий и возражений.
В связи с неустранением ответчиком добровольно обнаруженного в период гарантийного срока дефекта выполненной работы истец обратился в арбитражный суд с настоящим иском.
Ввиду наличия спора между сторонами спора относительно качества выполненных работ, причин возникновения дефекта, суд по ходатайству ответчика определением от 30 мая 2016 года назначил по делу строительно-техническую экспертизу, проведение которой поручил эксперту автономной некоммерческой организации «Иркутское экспертное бюро» Ларичкину Олегу Анатольевичу. Согласно заключению судебной экспертизы, причиной возникновения размыва грунта откосов насыпи земляного полотна стало воздействие природных факторов (ливневых дождей и интенсивного снеготаяния) и отведение поверхностных вод с проезжей части исследованного участка дороги объемами более расчетных.
После представления в материалы дела заключения эксперта последний был вызван в судебное заседание для дачи пояснений. В ходе судебного заседания эксперт также заявил, что возможной причиной выявленных дефектов могут являться нарушения, допущенные при выполнении работ подрядчиком.
Суд первой инстанции, руководствуясь положениями статей 12, 309, 310, пункта 1 статьи 432, статьи 708, пункта 1 статьи 721, пункта 3 статьи 720, пункта 1 статьи 722, пункта 1 статьи 723, статьи 740, пункта 1 статьи 754, пункта 1 статьи 755 Гражданского кодекса Российской Федерации, учитывая правовую позицию, сформулированную в пункте 12 постановления Пленума Высшего Арбитражного суда от 04.04.2014 N 23 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе» и критически отнесясь к выводам эксперта, установив факты наличия дефектов выполненных работ в период гарантийного срока и отсутствие оснований для освобождения ответчика от исполнения гарантийного обязательства по их устранению, пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения заявленных требований.
Суд апелляционной инстанции признал выводы суда первой инстанции законными и обоснованными.
Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа не находит оснований для отмены обжалуемых судебных актов в связи со следующим.
Предметом иска по настоящему делу является требование заказчика о безвозмездном устранении подрядчиком недостатков, возникших в течение гарантийного срока.
В силу части 1 статьи 723 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях, когда работа выполнена подрядчиком с отступлениями от договора подряда, ухудшившими результат работы, или с иными недостатками, которые делают его не пригодным для предусмотренного в договоре использования либо при отсутствии в договоре соответствующего условия непригодности для обычного использования, заказчик вправе потребовать от подрядчика безвозмездного устранения недостатков в разумный срок.
Пунктом 3 статьи 724 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что заказчик вправе предъявить требования, связанные с недостатками результата работы, обнаруженными в течение гарантийного срока.
В соответствии с пунктом 1 статьи 755 Кодекса подрядчик, если иное не предусмотрено договором строительного подряда, гарантирует достижение объектом строительства указанных в технической документации показателей и возможность эксплуатации объекта в соответствии с договором строительного подряда на протяжении гарантийного срока. Установленный законом гарантийный срок может быть увеличен соглашением сторон.
Согласно пункту 2 статьи 755 Кодекса подрядчик несет ответственность за недостатки (дефекты), обнаруженные в пределах гарантийного срока, если не докажет, что они произошли вследствие нормального износа объекта или его частей, неправильной его эксплуатации, ненадлежащего ремонта объекта, произведенного самим заказчиком или привлеченными им третьими лицами.
Распространяя свое действие на период после приемки выполненных работ, гарантийное обязательство придает отношениям сторон по договору подряда длящийся характер. Презюмируется, что при обычной надлежащей эксплуатации предмета, явившегося результатом работ, недостаток, появившийся в течение гарантийного срока, возникает в связи с ненадлежащим исполнением подрядчиком своих обязательств (определение Верховного Суда Российской Федерации N 305-ЭС16-4427 от 25.08.2016 по делу N А40-50219/2015).
По существу изложенных выше норм, закон освобождает заказчика от доказывания причин возникших в течение гарантийного срока дефектов, возлагая на него обязанность лишь доказать факты наличия таких дефектов и обращения к подрядчику в разумный срок с требованием об их устранении, в то время как для подрядчика существует презумпция его вины в возникновении недостатков работ, опровергнуть которую он может лишь активной позицией по представлению соответствующих доказательств.
В силу части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которое оно ссылается как на основание своих требований и возражений.
При этом в силу части 3 статьи 9 указанного Кодекса, суд оказывает содействие в реализации прав лиц, участвующих в деле, но не вправе вмешиваться в процесс доказывания, в обратном случае будет нарушен принцип состязательности сторон.
Частью 1 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Согласно части 2 указанной статьи арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.
В силу пункта 12 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 04.04.2014 N 23 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе» заключение эксперта не имеет для суда заранее установленной силы и подлежит оценке наряду с другими доказательствами (части 4 и 5 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации). Суд оценивает доказательства, в том числе заключение эксперта, исходя из требований частей 1 и 2 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. При этом по результатам оценки доказательств суду необходимо привести мотивы, по которым он принимает или отвергает имеющиеся в деле доказательства (часть 7 статьи 71, пункт 2 части 4 статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
Оценивая в названном порядке заключение эксперта, суд первой инстанции учел, что в нем отсутствуют ссылки на документы, свидетельствующие о том, что в период эксплуатации объекта имели место такие природные факторы, как ливневые дожди, интенсивное снеготаяние, в количестве, превышающем предельно допустимые в соответствии с проектной документацией, в связи с чем, отнесся к выводам эксперта критически.
При этом необходимо учитывать, что истец и третье лицо (ООО «Московский тракт») реализовали свое процессуальное право по представлению возражений на проведенную по делу экспертизу, в то время как ответчик свою обязанность по доказыванию, в том числе по опровержению доводов истца и третьего лица о необоснованности выводов эксперта, надлежащим образом не исполнил, иных доказательств, в полной мере подтверждающих обстоятельства, исключающие его ответственность, не представил, ходатайства о назначении повторной экспертизы не заявил.
Учитывая изложенное, исследовав и оценив в соответствии с требованиями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные в материалы дела доказательства в их совокупности, установив факты наличия дефектов выполненных работ в период гарантийного срока и своевременного уведомления подрядчика об их обнаружении, принимая во внимание отсутствие оснований для освобождения ответчика от исполнения гарантийного обязательства по их устранению, суды пришли к правильному выводу о наличии правовых оснований для удовлетворения исковых требований.
Ввиду изложенного ссылка заявителя кассационной жалобы на несвоевременность уведомления подрядчика и неучет вины других лиц в возникновении недостатков работ подлежат отклонению как не соответствующие установленным по делу фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в материалах дела доказательствам.
Довод о необходимости назначения судом повторной экспертизы отклоняется судом округа с учетом изложенных выше положений процессуального законодательства, возлагающих на лицо обязанность по самостоятельной реализации процессуальных прав, в том числе относительно заявления соответствующих ходатайств.
По существу, доводы заявителя кассационной жалобы направлены на переоценку имеющихся в деле доказательств и обстоятельств, установленных судами первой и апелляционной инстанций, они не свидетельствуют о неправильном применении судами норм материального или процессуального права, связаны с оспариванием доказательственной стороны спора и направлены на переоценку имеющихся в материалах дела доказательств и установленных судами обстоятельств. Вместе с тем, суд кассационной инстанции не вправе переоценивать доказательства и устанавливать иные обстоятельства, отличающиеся от установленных судами нижестоящих инстанций, в нарушение своей компетенции, предусмотренной статьями 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, как указано в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 17 февраля 2015 года N 274-О, а также в определениях Верховного Суда Российской Федерации от 12 июля 2016 года N 308-ЭС16-4570, от 16 февраля 2017 года N 307-ЭС16-8149.
Неправильного применения норм материального и процессуального права, несоответствия выводов судов фактическим обстоятельствам дела и представленным в материалы дела доказательствам, нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены судебного акта, судом кассационной инстанции не установлено.
По результатам рассмотрения кассационной жалобы Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к выводу о том, что решение Арбитражного суда Иркутской области от 17 июля 2017 года по делу N А19-436/2016 и постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 10 ноября 2017 года по тому же делу на основании пункта 1 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат оставлению без изменения.
Руководствуясь статьями 274, 286 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа

постановил:

Решение Арбитражного суда Иркутской области от 17 июля 2017 года по делу N А19-436/2016 и постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 10 ноября 2017 года по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий
Д.Н.БАНДУРОВ

Судьи
О.Н.БУРКОВА
М.А.ПЕРВУШИНА
——————————————————————

Задать вопрос

Please leave this field empty.

*Для организаций Москвы и МО

Please leave this field empty.Please leave this field empty.