Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 26.06.2019 N Ф02-2513/2019

Документ предоставлен КонсультантПлюс

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ВОСТОЧНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 26 июня 2019 г. по делу N А19-21498/2018

Резолютивная часть постановления объявлена 20 июня 2019 года.
Полный текст постановления изготовлен 26 июня 2019 года.
Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе:
председательствующего Левошко А.Н.,
судей: Кадниковой Л.А., Шелеминой М.М.,
при участии в судебном заседании представителей: прокуратуры Иркутской области — прокурора отдела по обеспечению участия прокуроров в гражданском и арбитражном процессе Плотниковой И.С. (доверенность N 8/2-710-18 от 20.06.2019), индивидуального предпринимателя Степановой Татьяны Николаевны — Степанова А.Б. (доверенность от 02.03.2017), Главного управления Министерства чрезвычайных ситуаций России по Иркутской области — Кутонова А.В. (доверенность от 14.02.2019),
рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Степановой Татьяны Николаевны на решение Арбитражного суда Иркутской области от 18 февраля 2019 года по делу А19-21498/2018 и постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 19 апреля 2019 года по тому же делу (суд первой инстанции — Козлова И.В., суд апелляционной инстанции: Басаев Д.В., Никифорюк Е.О., Сидоренко В.А.),

установил:

индивидуальный предприниматель Степанова Татьяна Николаевна (ОГРНИП 313385004600092, ИНН 381252903097, г. Иркутск; далее — предприниматель) обратилась в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением к отделу надзорной деятельности г. Иркутска Главного управления Министерства чрезвычайных ситуаций России по Иркутской области (далее — отдел), Прокуратуре города Иркутска (далее — прокуратура) о признании незаконными требования от 09.07.2018, распоряжения N 277 от 10.07.2018, предписания N 277/1/1 от 19.07.2018.
К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены: Иркутский областной союз потребительских обществ, Уполномоченный по правам предпринимателей в Иркутской области.
Решением Арбитражного суда Иркутской области от 18 февраля 2019 года, оставленным без изменения постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 19 апреля 2019 года, в удовлетворении заявленных требований отказано.
Не согласившись с указанными судебными актами, предприниматель обратилась в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа с кассационной жалобой, в которой просит обжалуемые судебные акты отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Согласно доводам кассационной жалобы, судами неверно применены нормы материального и процессуального права, не полно выяснены имеющие значение обстоятельства, выводы судов не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; оспариваемое требование прокуратуры о проведении внеплановой проверки направлено без предусмотренных законом оснований (поступившая информация о конкретных нарушениях закона, допущенных предпринимателем); судами сделан необоснованный вывод относительно объекта проверки, а также правомерности фактически проведенных мероприятий по контролю относительно указанных в распоряжении о проведении внеплановой выездной проверки; осмотр и обследование являются самостоятельными мероприятиями по контролю; требования СНиП 2.01.02-85 и СНиП 21-01-97 к арендуемому предпринимателем объекту не могут быть применимы, поскольку приняты после введения в эксплуатацию здания по адресу: г. Иркутск, ул. Гоголя 45; положения СП 1.13130.2009 устанавливают более высокие требования, чем положения СНиП II-А.5-70, в связи с чем предприниматель до фактического проведения реконструкции или капитального ремонта занимаемого им помещения не обязана соблюдать требования СП 1.13130.2009; довод предпринимателя подтверждается постановлением Верховного Суда Российской Федерации от 04.05.2018 N 44-АД18-7; законом не предусмотрена возможность внесения изменений в ранее выданные предписания; оспариваемое предписание вынесено в отношении ненадлежащего лица, поскольку предприниматель как арендатор помещения не вправе выполнить указанные в предписании действия по приведению помещения в соответствие с требованиями пожарной безопасности, относящиеся к капитальному ремонту; данные полномочия есть только у собственника — Иркутского областного союза потребительских обществ; данный довод также подтверждается судебной практикой; выводы судов о возможности исполнения пункта 2 предписания путем расчета пожарного риска размещения путей эвакуации не основаны на законе.
В отзывах на кассационную жалобу отдел и прокуратура просят оставить ее без удовлетворения, а обжалуемые судебные акты — без изменения.
В судебном заседании представитель предпринимателя поддержал доводы кассационной жалобы, а представители прокуратуры и отдела — доводы отзывов на жалобу.
Иные лица, участвующие в деле, о времени и месте судебного заседания извещены по правилам статей 123, 186 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) (определение выполнено в форме электронного документа, подписанного усиленной квалифицированной электронной подписью судьи, в связи с чем направлено лицам, участвующим в деле, посредством его размещения на официальном сайте суда в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» и информационной системе «Картотека арбитражных дел» — kad.arbitr.ru), однако своих представителей в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа не направили, в связи с чем кассационная жалоба рассматривается в их отсутствие.
Проверив в порядке, установленном главой 35 АПК РФ, в пределах доводов кассационной жалобы правильность применения Арбитражным судом Иркутской области и Четвертым арбитражным апелляционным судом норм материального права и соблюдение ими норм процессуального права, соответствие выводов судов о применении норм права установленным по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к следующим выводам.
Как установлено судами и следует из материалов дела, на основании требования прокуратуры города Иркутска от 09.07.2018 о проведении внеплановой проверки на соответствие нормам пожарной безопасности объектов с массовым пребыванием людей, в том числе организаций, предоставляющих услуги досуга для детей, отделом принято распоряжение N 277 от 10.07.2018 о проведении в отношении предпринимателя внеплановой выездной проверки по месту осуществления ею деятельности — г. Иркутск, ул. Гоголя, 45 (детский центр «Прыг-скок») на предмет соблюдения требований пожарной безопасности.
По результатам проверки составлен акт N 277 от 19.07.2018 и выдано предписание N 277/1/1 от 19.07.2018 по устранению нарушений обязательных требований пожарной безопасности.
13.12.2018 заместителем главного государственного инспектора Иркутской области по пожарному надзору принято решение по внесению изменений в пункт 2 предписания N 277/1/1, согласно которому в указанном пункте вместо помещения N 7 следует читать помещение N 6.
Оспариваемым предписанием, с учетом внесенных решением от 13.12.2018 изменений, установлены следующие нарушения: в нарушение требований статей 6, 151, Федерального закона от 22.07.2008 N 123-ФЗ «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности» (далее — Федеральный закон N 123-ФЗ), пункта 4.2.5 «СП 1.13130.2009 Свод правил. Системы противопожарной защиты. Эвакуационные пути и выходы» (утв. Приказом МЧС России от 25.03.2009 N 171) (далее — СП 1.13130.2009) ширина основного выхода оставляет 74 см, при требуемых не менее 0,8 м; в нарушение требований статей 6, 151 Федерального закона N 123-ФЗ, пункта 4.3.4 СП 1.13130.2009 ширина пути эвакуации между помещениями 6 и 8 согласно техническому паспорту составляет 73 см, при требуемом — не менее 1 м.
Не согласившись с требованием прокуратуры, распоряжением о проведении проверки и предписанием, предприниматель оспорила их в арбитражном суде.
Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции пришел к выводу о законности оспариваемых актов и требований предписания.
Четвертый арбитражный апелляционный суд поддержал выводы суда первой инстанции, признав их законными и обоснованными.
Согласно статье 10 Федерального закона от 26.12.2008 N 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» (далее — Федеральный закон N 294-ФЗ) основанием для проведения внеплановой проверки является, в том числе приказ (распоряжение) руководителя органа государственного контроля (надзора), изданный в соответствии с поручениями Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и на основании требования прокурора о проведении внеплановой проверки в рамках надзора за исполнением законов по поступившим в органы прокуратуры материалам и обращениям (пункт 3 части 2).
Внеплановая выездная проверка юридических лиц, индивидуальных предпринимателей может быть проведена по основаниям, указанным в подпунктах «а», «б» и «г» пункта 2, пункте 2.1 части 2 настоящей статьи, органами государственного контроля (надзора), органами муниципального контроля после согласования с органом прокуратуры по месту осуществления деятельности таких юридических лиц, индивидуальных предпринимателей (часть 5).
В соответствии со статьей 21 Федерального закона от 17.01.1992 N 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» (далее — Федеральный закон N 2202-1) предметом надзора являются, в том числе соблюдение Конституции Российской Федерации и исполнение законов, действующих на территории Российской Федерации, органами управления и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций (пункт 1). При осуществлении надзора за исполнением законов органы прокуратуры не подменяют иные государственные органы. Проверка исполнения законов проводится на основании поступившей в органы прокуратуры информации о фактах нарушения законов, требующих принятия мер прокурором, в случае, если эти сведения нельзя подтвердить или опровергнуть без проведения указанной проверки (пункт 2). Действия (бездействие) и решения прокурора, связанные с проведением проверки, могут быть обжалованы в установленном законом порядке (пункт 15).
Как установлено судами и отражено в обжалуемых судебных актах, основанием принятия оспариваемого требования прокуратуры послужил анализ состояния законности в сфере пожарной безопасности, подготовленный прокуратурой Свердловского района города Иркутска в результате исполнения районными прокуратурами поручения о проведении проверок исполнения законодательства о пожарной безопасности с массовым пребыванием людей 26.03.2018 и 09.04.2018 Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Прокурора Иркутской области от 18.06.2018, что соответствует требованиям Федерального закона N 2202-1 и Федерального закона N 294-ФЗ, Приказа Генпрокуратуры России от 07.12.2007 N 195 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов, соблюдением прав и свобод человека и гражданина».
При этом судами правомерно не установлено фактов превышения прокуратурой при вынесении требования от 09.07.2018 предоставленных Федеральным законом N 2202-1 полномочий. Доказательств обратного материалы настоящего дела не содержат.
На основании изложенного суд кассационной инстанции отклоняет доводы кассационной жалобы об отсутствии у прокуратуры оснований для направления управлению требования о проведении проверки.
Признавая несостоятельной позицию предпринимателя в части доводов о допущенных управлением нарушениях при проведении проверки, суд кассационной инстанции соглашается с выводами судов о том, что, исходя из характера проверочных мероприятий (внеплановая выездная проверка), требований статей 10, 12, 14 Федерального закона N 294-ФЗ, объектом проверки являлся объект защиты в значении, определенном в статье 2 Федерального закона N 123-ФЗ, то есть помещения, где предприниматель осуществляет предпринимательскую деятельность, распоряжение N 277 от 10.07.2018 принято на основании требования прокуратуры, по своему содержанию соответствует изложенным нормам материального права, в связи с чем основания для признания его незаконным также отсутствуют.
Согласно статье 53 Федерального закона N 123-ФЗ каждое здание или сооружение должно иметь объемно-планировочное решение и конструктивное исполнение эвакуационных путей, обеспечивающие безопасную эвакуацию людей при пожаре (часть 1). Для обеспечения безопасной эвакуации людей должны быть: установлены необходимое количество, размеры и соответствующее конструктивное исполнение эвакуационных путей и эвакуационных выходов; обеспечено беспрепятственное движение людей по эвакуационным путям и через эвакуационные выходы; организованы оповещение и управление движением людей по эвакуационным путям (в том числе с использованием световых указателей, звукового и речевого оповещения) (часть 2).
Как предусмотрено пунктом 33 Правил противопожарного режима в Российской Федерации (утв. постановлением Правительства Российской Федерации от 25.04.2012 N 390 «О противопожарном режиме») (далее — Правила N 390) при эксплуатации эвакуационных путей и выходов руководитель организации обеспечивает соблюдение проектных решений и требований нормативных документов по пожарной безопасности (в том числе по освещенности, количеству, размерам и объемно-планировочным решениям эвакуационных путей и выходов, а также по наличию на путях эвакуации знаков пожарной безопасности) в соответствии с требованиями части 4 статьи 4 Федерального закона N 123-ФЗ.
В силу части 4 статьи 4 Федерального закона N 123-ФЗ в случае, если положениями настоящего Федерального закона (за исключением положений статьи 64, части 1 статьи 82, части 7 статьи 83, части 12 статьи 84, частей 1.1 и 1.2 статьи 97 настоящего Федерального закона) устанавливаются более высокие требования пожарной безопасности, чем требования, действовавшие до дня вступления в силу соответствующих положений настоящего Федерального закона, в отношении объектов защиты, которые были введены в эксплуатацию либо проектная документация на которые была направлена на экспертизу до дня вступления в силу соответствующих положений настоящего Федерального закона, применяются ранее действовавшие требования. При этом в отношении объектов защиты, на которых были проведены капитальный ремонт, реконструкция или техническое перевооружение, требования настоящего Федерального закона применяются в части, соответствующей объему работ по капитальному ремонту, реконструкции или техническому перевооружению.
Судами установлено, что предпринимателю вменяется, нарушение пунктов 4.2.5, 4.3.4 СП 1.13130.2009, в соответствии с которыми ширина эвакуационных выходов в свету должна быть не менее 0,8 м, за исключением специально оговоренных случаев; ширина горизонтальных участков путей эвакуации и пандусов должна быть не менее: 0,7 м — для проходов к одиночным рабочим местам; 1,0 м — во всех остальных случаях.
В рамках осмотра, проведенного 01.02.2019 года по адресу: г. Иркутск, ул. Гоголя, 45, установлено, что ширина эвакуационного выхода (дверного полотна) в свету составляет 0,73 м, ширина дверной коробки 0,86 м.
На объекте защиты в соответствии с пунктом 7 Правил N 390 предпринимателем в 2018 году разработан и вывешен план эвакуации, в соответствии с которым данный эвакуационный выход является основным, следовательно, размеры его должны отвечать предъявляемым к нему требованиям, также обозначен световым табло «ВЫХОД». Данный выход используется для входа/выхода детей и их родителей, сотрудников организации, снаружи имеется информационная табличка с названием учреждения.
На основании изложенного, руководствуясь частью 4 статьи 4 Федерального закона N 123-ФЗ, принимая во внимание, что установленные в предписании требования о приведении в соответствие размера эвакуационного выхода до 0,8 м не являются более высокими, чем предусмотренные ранее действовавшим СНиП II-А.5-70 «Противопожарные нормы проектирования зданий и сооружений» (часть 2 пункт 4.2) (утв. 16.09.1970), а также установленные СНиП 21-01-97 «Пожарная безопасность зданий и сооружений» (пункт 6.16), СНиП 2.01.02-85 «Противопожарные нормы» (пункт 4.6), суды обоснованно признали правомерным применение к объекту защиты предпринимателя указанных требований СП 1.13130.2009. При этом суды обоснованно отклонили доводы предпринимателя на различное содержание в указанных правилах понятий «ширина эвакуационных дверей» и «ширина эвакуационных выходов», указав на их тождественность и отсутствие доказательств обратного.
Ссылка предпринимателя на незаконное внесение решением от 13.12.2018 изменений в оспариваемое предписание в части номеров помещений верно отклонена судами с учетом конкретных обстоятельств дела, поскольку соответствующее изменение предписания не повлекло нарушения прав и интересов заявителя, не ухудшило его положение и по существу является устранением допущенной опечатки.
Кроме того, кассационный суд признает правомерными выводы судов о несостоятельности доводов предпринимателя об отсутствии у нее полномочий для исполнения требований предписания, поскольку в рассматриваемом случае требуется проведение капитальной реконструкции арендуемого помещения, а в силу договора аренды капитальную реконструкцию вправе осуществлять только собственник помещения — Иркутский областной союз потребительских обществ.
В соответствии со статьей 38 Федерального закона от 21.12.1994 N 69-ФЗ «О пожарной безопасности» ответственность за нарушение требований пожарной безопасности в соответствии с действующим законодательством несут собственники имущества, лица, уполномоченные владеть, пользоваться или распоряжаться имуществом.
Пунктами 4.2.4 и 4.2.6 договора аренды N 71/18 от 29.01.2018 установлено, что арендатор производит своими силами и за свой счет текущий ремонт в помещении, несет полную ответственность за соблюдение противопожарных правил и норм в арендуемом помещении.
Следовательно, административный орган вправе возложить обязанность по устранению указанных в предписании нарушений на лицо, использующее помещение на основании соответствующего договора, то есть на предпринимателя.
При этом суды обоснованно указали, что исполнение требований пункта 1 оспариваемого предписания отдела в рассматриваемом случае возможно без проведения капитального ремонта либо реконструкции, а его пункта 2 — путем расчета пожарного риска размещения путей эвакуации в порядке статьи 6 Федерального закона N 123-ФЗ.
Кроме того, поскольку целью оспариваемого предписания является приведение занимаемых предпринимателем помещений в соответствие с требованиями норм пожарной безопасности, предприниматель вправе в рамках исполнения предписания потребовать выполнения этих работ и от арендодателя.
При таких обстоятельствах требования предпринимателя о признании незаконными требования прокуратуры от 09.07.2018, распоряжения N 277 от 10.07.2018 и предписания N 277/1/1 от 19.07.2018 согласно части 3 статьи 201 АПК РФ удовлетворению не подлежат.
Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа считает, что вышеизложенные выводы судов основаны на оценке всех доказательств, представленных участвующими в деле лицами в обоснование своих требований и возражений, в соответствии со статьей 71 АПК РФ на предмет их относимости, допустимости, достоверности в отдельности, а также достаточности и взаимной связи в их совокупности, установлении всех обстоятельств, имеющих значение при рассмотрении настоящего спора, и правильном применении положений норм материального права, регулирующих рассматриваемые правоотношения.
Доводы, изложенные заявителем в кассационной жалобе, являлись предметом исследования в ходе судебного разбирательства, получили соответствующую правовую оценку и по существу основаны на неправильном толковании приведенных выше норм права, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и направлены на переоценку доказательств и установление фактических обстоятельств дела, отличных от установленных судами, что в силу положений главы 35 АПК РФ не входит в полномочия суда кассационной инстанции.
Ссылка предпринимателя на судебную практику не может иметь правового значения, поскольку относится к делам с иными фактическими обстоятельствами.
При таких условиях по результатам рассмотрения кассационной жалобы не установлено предусмотренных статьей 288 АПК РФ оснований для отмены судебных актов, вследствие чего решение Арбитражного суда Иркутской области и постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда в силу пункта 1 части 1 статьи 287 АПК РФ подлежат оставлению без изменения.
Руководствуясь статьями 274, 286 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа

постановил:

Решение Арбитражного суда Иркутской области от 18 февраля 2019 года по делу N А19-21498/2018 и постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 19 апреля 2019 года по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий
А.Н.ЛЕВОШКО

Судьи
Л.А.КАДНИКОВА
М.М.ШЕЛЕМИНА

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО