ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 21.05.2018 № Ф04-1390/2018

Документ предоставлен КонсультантПлюс

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ЗАПАДНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 21 мая 2018 г. по делу N А03-4655/2017

Резолютивная часть постановления объявлена 17 мая 2018 года
Постановление изготовлено в полном объеме 21 мая 2018 года
Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в составе:
председательствующего Перминовой И.В.
судей Буровой А.А.
Чапаевой Г.В.
рассмотрел в судебном заседании кассационные жалобы Государственного учреждения — Алтайское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации, Межрегионального территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Алтайском крае и Республике Алтай на решение от 13.12.2017 Арбитражного суда Алтайского края (судья Куличкова Л.Г.) и постановление от 14.02.2018 Седьмого арбитражного апелляционного суда (судьи Полосин А.Л., Бородулина И.И., Усанина Н.А.) по делу N А03-4655/2017 по заявлению Межрегионального территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Алтайском крае и Республике Алтай (656038, Алтайский край, г. Барнаул, ул. Молодежная, 3, ОГРН 1092221004040, ИНН 2221172516) к Государственному учреждению — Алтайское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации (656031, Алтайский край, г. Барнаул, ул. Крупской, 97 «Д», ОГРН 1022201759623, ИНН 2225023610) о признании недействительным решения от 03.02.2017 N 14.
Другие лица, участвующие в деле: третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, — Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы N 15 по Алтайскому краю (656068, г. Барнаул, пр.Социалистический, 47, ОГРН 1102225000019, ИНН 2225777777).
Суд

установил:

Межрегиональное территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Алтайском крае и Республике Алтай (далее — МТУ Росимущества в Алтайском крае и Республике Алтай, Управление) обратилось в Арбитражный суд Алтайского края с заявлением к Государственному учреждению — Алтайскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации, в лице филиала N 3 (далее — Фонд) о признании недействительным решения от 03.02.2017 N 14 «О привлечении страхователя к ответственности за совершение нарушения законодательства Российской Федерации о страховых взносах».
Решением от 13.12.2017 Арбитражного суда Алтайского края, оставленным без изменения постановлением от 14.02.2018 Седьмого арбитражного апелляционного суда, заявленные требования удовлетворены частично: суд признал недействительным решение от 03.02.2017 N 14 в части привлечения страхователя к ответственности за совершение нарушения законодательства Российской Федерации о страховых взносах в виде штрафа за 2013 год в сумме 4 726,18 руб.; обязал Фонд устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя в удовлетворенной части. В удовлетворении остальной части заявленных требований отказано.
МТУ Росимущества в Алтайском крае и Республике Алтай обратилось с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на несоответствие фактическим обстоятельствам и имеющимся в материалах дела доказательствам выводов судов о наличии в договорах гражданско-правового характера признаков, присущих трудовым договорам, просит отменить решение суда первой инстанции и постановление апелляционного суда и принять новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований.
В отзыве на кассационную жалобу Фонд считает доводы Управления несостоятельными, в связи с чем просит оставить кассационную жалобу без удовлетворения.
Фонд также обратился с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на нарушение судами норм материального права, просит отменить состоявшиеся судебные акты в части удовлетворенных требований и принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований в полном объеме.
Фонд указывает, что срок привлечения к ответственности заявителя за правонарушение по занижению им базы для начисления страховых взносов в размере 2 458 989,46 руб. следует исчислять с 01.01.2016 — со следующего дня после окончания периода, в течение которого оно было совершено (с 01.02.2013 по 31.12.2015), следовательно, оспариваемым решением заявитель привлечен к ответственности за нарушение законодательства Российской Федерации о страховых взносах в пределах срока давности, предусмотренного частью 1 статьи 45 Федерального закона от 24.07.2009 N 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования» (далее — Закон N 212-ФЗ), в связи с чем считает, что у судов не имелось оснований для признания его недействительным в данной части.
В отзыве на кассационную жалобу Управление считает доводы Фонда необоснованными, а судебные акты в обжалуемой Фондом части — законными. Управление указывает, что правонарушение в виде неуплаты страховых взносов имело место в 2013 году, трехлетний срок для привлечения к ответственности по части 1 статьи 47 Закона N 212-ФЗ исчисляется с 01.01.2014 (по окончании расчетного периода) и истекает 31.12.2016, в связи с чем оспариваемое решение от 03.02.2017 о привлечении Управления к ответственности за правонарушения, совершенные в 2013 году, вынесено с пропуском срока давности.
В соответствии с частью 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено АПК РФ.
Проверив законность судебных актов в порядке статей 284, 286 АПК РФ, изучив доводы кассационных жалоб, отзывов на жалобы, кассационная инстанция не находит оснований для отмены судебных актов.
Судами установлено и подтверждено материалами дела, что Фондом проведена документальная выездная проверка в отношении Управления на предмет правильности исчисления, полноты и своевременности уплаты (перечисления) страховых взносов на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством (далее — страховые взносы) и расходования этих средств за период с 01.01.2013 по 31.12.2015.
В ходе проверки установлено, что Управлением в нарушение пункта 1 статьи 8 Закона N 212-ФЗ в 2013-2015 годах занижена база для начисления страховых взносов по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний в размере 2 458 989,46 руб. — выплаты физическим лицам по договорам оказания услуг, имеющим признаки трудовых договоров. В связи с этим заявителю дополнительно начислено страховых взносов в сумме 71 310,72 руб. (2 458 989,46 руб. х 2,9%).
Кроме того, в соответствии с частью 1 статьи 47 Закона N 212-ФЗ заявителю начислен штраф за неуплату сумм страховых взносов в результате занижения облагаемой базы в размере 14 262,14 руб., а также за несвоевременное перечисление страховых взносов на основании статьи 25 Закона N 212-ФЗ начислены пени в сумме 982,85 руб.
По результатам рассмотрения материалов проверки Фондом вынесено решение от 03.02.2017 N 14 «О привлечении страхователя к ответственности за совершение нарушения законодательства Российской Федерации о страховых взносах», в соответствии с которым заявителю предложено перечислить в добровольном порядке: дополнительно начисленные страховые взносы в сумме 71 310,72 руб., пени в сумме 982,85 руб., штраф в сумме 14 262,14 руб.
Не согласившись с решением Фонда, МТУ Росимущества в Алтайском крае и Республике Алтай оспорило его в судебном порядке.
Основанием для доначисления страховых взносов (пени, штрафа) послужил вывод Фонда о фактически сложившихся в проверяемый период между заявителем и физическими лицами: Душкиной Г.Ф., Евсюковой Л.М., Корусенко Т.И., Жлудкиной Л.П., Меньшикова В.В., Невзорова И.В., Ротановой В.М., Шмидт Д.А., Шупик А.И., Черданцевой Л.В., Юмангуловой Т.К. трудовых, а не гражданско-правовых правоотношениях.
Частично удовлетворяя заявленные требования, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статей 6, 9, 11, 12 Федерального закона от 16.07.1999 N 165-ФЗ «Об основах обязательного социального страхования» (далее — Закон N 165-ФЗ), статей 5, 7, 8, 9, 10, 15 Закона N 212-ФЗ (в редакции Федерального закона от 03.12.2011 N 379-ФЗ, действующего с 01.01.2012), частью 1 статьи 20.1 Закона N 125-ФЗ, статей 15, 16, 21, 22, 56 Трудового кодекса Российской Федерации, статей 420, 421, 779 Гражданского кодекса Российской Федерации, во взаимосвязи с представленными в материалы дела доказательствами, пришли к выводу, что заявителем неправомерно занижена облагаемая база при исчислении страховых взносов в 2013-2015 годах на выплаты физическим лицам по договорам оказания услуг в сумме 2 458 989,46 руб., однако основания для привлечения заявителя к ответственности за неуплату страховых взносов за 2013 год отсутствуют в связи с пропуском Фондом срока, установленного статьей 45 Закона N 212-ФЗ.
По кассационной жалобе МТУ Росимущества в Алтайском крае и Республике Алтай.
Суды, делая вывод о неправомерном занижении Управлением облагаемой базы при исчислении страховых взносов в 2013-2015 годах на выплаты физическим лицам по договорам оказания услуг в сумме 2 458 989,46 руб., пришли к выводу о том, что правоотношения сторон в рамках спорных договоров возмездного оказания услуг по своей правовой природе являются трудовыми, в связи с чем подлежат включению в облагаемую базу при исчислении страховых взносов на обязательное социальное страхование.
Данный вывод судов является правильным, соответствует требованиям действующего законодательства и подтверждается материалами дела.
Принимая решение, суды, руководствуясь положениями статей 15, 16, 21, 22, 56 Трудового кодекса Российской Федерации, статей 420, 421, 779 Гражданского кодекса Российской Федерации, исходили из того, что: — предметом трудовых правоотношений является сам процесс труда работника по определенной трудовой функции (профессии, специальности или должности) в данной организации; предметом же гражданских правоотношений является конечный результат — продукт труда; — в трудовых правоотношениях обязанность по организации труда и его охране лежит на работодателе; в гражданских правоотношениях, связанных с трудом, исполнитель сам организует свой труд и его охрану; — трудовым правоотношениям присущ длящийся характер, они, как правило, не прекращаются после завершения работником какого-либо действия (рабочей операции) или трудового задания, поскольку работник вступает в указанные правоотношения для выполнения определенной работы как процесса; гражданско-правовые отношения, связанные с трудом, прекращаются по окончании выполнения конкретной работы (задания) и получения определенного результата труда.
Судами установлено, что спорные договоры представляют собой типовые (шаблонные) формы трех видов: оказание услуг по выполнению функций водителя; оказание услуг по уборке помещений административного назначения; оказание услуг по осуществлению внутриобъектного и контрольно-пропускного режимов, заключаемые со всеми привлекаемыми к их выполнению физическими лицами.
Исследовав в соответствии со статьей 71 АПК РФ представленные в материалы дела доказательства: договоры возмездного оказания услуг, табели учета рабочего времени, акты оказанных услуг, акты о приеме работ, расчетные ведомости, расчетные листки, оценив условия и содержание спорных договоров в отношении каждого физического лица, с которым заключен договор, во взаимосвязи с иными имеющимися в материалах дела доказательствами, пришли к правильному выводу о том, что правоотношения сторон в рамках спорных договоров возмездного оказания услуг по своей правовой природе являются трудовыми.
Формулируя данный вывод, суды исходили из следующего:
— договоры оказания услуг не содержат согласованного сторонами конкретного предмета договора, содержащего подробное описание характера и вида работ, их объемов, а также иных индивидуализирующих конкретные работы признаков, соответственно, предметом указанных договоров является не выполнение какой-то определенной разовой работы в четко обозначенном сторонами объеме, а выполнение определенной длительной трудовой функции без обозначения конкретного объема работ;
— отсутствие в спорных договорах конкретного объема работ, выполнение работниками трудовой функции, связанной с регулярной производственной деятельностью организации свидетельствует о том, что значение для сторон имел сам процесс труда, а не достигнутый в результате этого результат;
— в договорах об оказании услуг по перевозке пассажиров и доставке корреспонденции на автомобиле Заказчика присутствуют четкие признаки трудовых отношений: материальная ответственность Исполнителя при утрате или повреждении автомобиля; направление Исполнителя в командировку; оплата питания и проживания в период командировки; выдача денежных средств Исполнителю в подотчет; передвижение Исполнителя на автомобиле Заказчика осуществляется на основании путевых листов; Исполнитель в соответствии с условиями договора проходит перед выездом в рейс медицинское освидетельствование;
— оплата по договорам по осуществлению внутриобъектного и контрольно-пропускного режимов на объекте осуществлялась исходя из ставки почасовой оплаты труда и табеля учета рабочего времени;
— в типовых договорах по уборке помещений административного назначения предусматривается уборка помещений 4 этажа один раз в день и уборка лестничных пролетов два раза в день по графику пятидневной рабочей недели с двумя выходными днями, что является существенным признаком трудовых отношений между Заказчиком и Исполнителем; в действующем штатном расписании Управления от 25.08.2009 имеется должность уборщика служебных помещений;
— в отношении исполнителей по спорным договорам заявителем велись табели учета рабочего времени, в актах оказанных услуг обозначено количество отработанных ими дней, которое совпадает с количеством рабочих дней в месяце;
— акты о приеме работ, выполненные по спорным договорам, носят формальный характер и не содержат сведений об объемах оказанных физическими лицами работ, в зависимости от которых может быть рассчитана их стоимость; при этом акты оказанных услуг составлялись не по окончании срока действия договора, а ежемесячно;
— оплата исполнителям по спорным договорам начисляется пропорционально отработанным исполнителями дням (часам), а не за разовое выполнение ими работы; производилась ежемесячно на основании ежемесячных нарядов на повременную работу из средств фонда оплаты труда (в бухгалтерском учете начисления отражены по счету «Расчеты с персоналом по оплате труда»); выплата осуществлялась по расходным кассовым ордерам;
— согласно расчетным ведомостям и лицевым счетам (расчетным листкам) лицам, работающим по спорным договорам, заявителем присваивались табельные номера; при этом в силу пункта 18 письма Государственного комитета Совета Министров СССР по вопросам труда и заработной платы от 27.04.1973 N 75-АБ «Об основных положениях по учету труда и заработной платы в промышленности и строительстве» присвоение табельных номеров осуществляется каждому рабочему и служащему, принятому на постоянную, временную или сезонную работу;
— договоры на оказание услуг носят не разовый, а систематический характер: договоры заключались на определенный период — один-три месяца, по истечении которого неоднократно перезаключались на аналогичных условиях длительный период времени — до 1 года, при этом срок выполнения работ совпадает со сроком действия заключенных договоров;
— лица, выполняющие спорные виды работ в силу условий договоров, должны были соблюдать условия труда и режим, принятые в организации, что указывает на отсутствие самостоятельности в деятельности исполнителей и фактическое выполнении ими трудовых функций; спорная деятельность физических лиц в рамках деятельности заявителя не обладает признаками равенства, автономии воли и самостоятельности и, следовательно, является трудовой.
При указанной совокупности обстоятельств суды пришли к обоснованным выводам о том, что правоотношения сторон в рамках спорных договоров возмездного оказания услуг по своей правовой природе являются трудовыми, в связи с чем вознаграждения, выплаченные по таким договорам, правомерно включены Фондом в облагаемую базу по страховым взносам на обязательное страхование.
Кассационная инстанция считает, что вышеизложенные выводы судов основаны на оценке всех доказательств, представленных участвующими в деле лицами в обоснование своих требований и возражений, в соответствии с главой 7 АПК РФ на предмет их относимости, допустимости, достоверности в отдельности, а также достаточности и взаимной связи в их совокупности, установлении всех обстоятельств, имеющих значение при рассмотрении настоящего спора, и правильном применении положений норм материального права, регулирующих рассматриваемые правоотношения.
Ссылка Управления на то, что заключение спорных договоров осуществлялось в рамках закупок для государственных нужд в соответствии с Федеральным законом от 21.07.2005 N 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд», от 05.04.2013 N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», с учетом совокупности установленных по делу обстоятельств не опровергает выводы судов о том, что фактически между Управлением и физическими лицами сложились трудовые отношения. Сама по себе процедура заключения договора не может определять правовую природу заключенного договора (гражданско-правовой или трудовой договор).
Отсутствие в штатном расписании должности, на что ссылается Управление в кассационной жалобе в подтверждение своей позиции, само по себе не исключает возможности признания в каждом конкретном случае отношений между работником, заключившим договор и исполняющим трудовые обязанности с ведома или по поручению работодателя или его представителя, трудовыми — при наличии в этих отношениях признаков трудового договора.
Иные доводы, изложенные в кассационной жалобе, повторяют доводы апелляционной жалобы, не опровергают выводов судов и направлены на переоценку доказательств и установление по делу иных фактических обстоятельств, что в силу статьи 286 АПК РФ не входит в компетенцию суда кассационной инстанции.
При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения кассационной жалобы Управления не имеется.
По кассационной жалобе Фонда.
Удовлетворяя заявленные требования о признании недействительным оспариваемого решения в части привлечения Управления к ответственности в виде штрафа в сумме 4 726,18 руб., суды, руководствуясь положениями статей 10, 15, 45, 47 Закона N 212-ФЗ, исходили из пропуска Фондом срока, установленного статьей 45 Закона N 212-ФЗ, для привлечения заявителя к ответственности за неуплату страховых взносов за 2013 год.
Кассационная инстанция, поддерживая вывод судов двух инстанций, исходит из обстоятельств, установленных по делу, и следующих норм материального права.
На основании части 1 статьи 45 Закона N 212-ФЗ лицо не может быть привлечено к ответственности за совершение правонарушения, если со дня его совершения либо со следующего дня после дня окончания периода, в течение которого было совершено это правонарушение, и до дня вынесения решения о привлечении к ответственности истекло три года (срок давности).
В силу части 1 статьи 47 Закона N 212-ФЗ неуплата или неполная уплата сумм страховых взносов в результате занижения базы для начисления страховых взносов, иного неправильного исчисления страховых взносов или других неправомерных действий (бездействия) плательщиков страховых взносов влечет взыскание штрафа в размере 20 процентов неуплаченной суммы страховых взносов.
В соответствии с частью 1 статьи 10 Закона N 212-ФЗ расчетным периодом по страховым взносам признается календарный год.
Отчетными периодами признаются первый квартал, полугодие, девять месяцев календарного года, календарный год (часть 2 статьи 10 Закона N 212-ФЗ). В течение расчетного периода страхователь уплачивает страховые взносы в виде ежемесячных обязательных платежей (часть 4 статьи 15 Закона N 212-ФЗ).
В кассационной жалобе Фонд указывает, что установленные Законом N 212-ФЗ ежемесячные начисления и уплата страховых взносов позволяют помесячно определить факт занижения базы для начисления страховых взносов, и соответственно, неполную их уплату.
Кассационная инстанция не принимает данный довод как основание к отмене состоявшихся по делу судебных актов, поскольку база для начисления страховых взносов определяется по итогам расчетного периода, которым признается календарный год; установить неуплату именно вследствие занижения базы для исчисления страховых взносов возможно только по окончании расчетного периода, когда страхователем сдан расчет начисленных страховых взносов за расчетный период.
Фонд в кассационной жалобе указывает, что данное правонарушение совершалось заявителем непрерывно длительный период времени — с 01.02.2013 по 31.12.2015, является длящимся, в связи с чем срок привлечения к ответственности следует исчислять с 01.01.2016 — со следующего дня после дня окончания периода, в течение которого оно было совершено.
Кассационная инстанция отклоняет данный довод, поскольку штраф по статье 47 Закона N 212-ФЗ рассчитывается по итогам каждого расчетного периода исходя из сумм уплаченных страховых взносов, в том числе доначисленных в связи с занижением базы для начисления страховых взносов. Срок давности для привлечения к ответственности за нарушение законодательства Российской Федерации о страховых взносах исчисляется в соответствии со статьей 45 Закона N 212-ФЗ со следующего дня после окончания расчетного периода, за который проводилась выездная проверка и в течение которого выявлено нарушение. Довод Фонда о том, что правонарушение является длящимся, несостоятелен, не основан на нормах права, подлежащих применению к спорным отношениям, и обстоятельствах дела.
Оснований для удовлетворения кассационной жалобы Фонда не имеется.
В целом доводы, изложенные в кассационных жалобах, повторяют позиции Управления и Фонда по делу, были предметом полного и всестороннего рассмотрения и оценки судов двух инстанций, не опровергают выводы судов, положенных в основу принятых судебных актов, выражают лишь несогласие с ними, в связи с чем не могут служить основанием для отмены решения и постановления.
Нарушений норм материального и процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 АПК РФ безусловным основанием для отмены обжалуемых судебных актов, судом кассационной инстанции не установлено.
При таких обстоятельствах обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, а кассационные жалобы — без удовлетворения.
Учитывая изложенное, руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Западно-Сибирского округа

постановил:

решение от 13.12.2017 Арбитражного суда Алтайского края и постановление от 14.02.2018 Седьмого арбитражного апелляционного суда по делу N А03-4655/2017 оставить без изменения, кассационные жалобы — без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий
И.В.ПЕРМИНОВА

Судьи
А.А.БУРОВА
Г.В.ЧАПАЕВА

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО