ПОСТАНОВЛЕНИЕ АС Центрального округа от 07.06.2016 № Ф10-1520/2016

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ЦЕНТРАЛЬНОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 7 июня 2016 г. N Ф10-1520/2016

Дело N А48-4620/2014

Резолютивная часть постановления объявлена 31 мая 2016 года
Арбитражный суд Центрального округа в составе:
председательствующего Ермакова М.Н.
судей Егорова Е.И., Радюгиной Е.А.
при участии в судебном заседании:
от АО «Корпорация «ГРИНН» 302042, г. Орел, Кромское шоссе, д. 4 ОГРН 1024600949185 Цаповой Е.С. — представитель, дов. от 05.10.15 г. N 367-юр, Куницына С.Ю. — представитель, дов. от 26.05.16 г. N 366-юр, Грешиловой О.А. — представитель, дов. от 05.10.15 г. N 635-юр
от ИФНС России по г. Орлу 302025, г. Орел, Московское шоссе, д. 119, ОГРН 1125742000020 Жуковой А.С. — представитель, дов. от 18.03.16 г. N 07-22/05929, Ореховой Т.А. — представитель, дов. от 05.1-0.15 г. N 07-24/023618, Корневой В.А. — представитель, дов. от 07.12.15 г. N 07-24/028095
рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу ИФНС России по г. Орлу на решение Арбитражного суда Орловской области от 22.07.15 г. (судья Ю.В.Полинога) и постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.01.16 г. (судьи Т.Л.Михайлова, В.А.Скрынников, М.Б.Осипова) по делу N А48-4620/2014,

установил:

Закрытое акционерное общество «Корпорация «ГРИНН» (в настоящее время — акционерное общество «Корпорация «ГРИНН», далее — общество) обратилось в суд с заявлением о признании частично недействительным решения ИФНС России по г. Орлу (далее — налоговый орган) от 01.07.14 г. N 17-10/28.
Решением Арбитражного суда Орловской области от 22.07.15 г. заявление удовлетворено частично: оспариваемый ненормативный правовой акт признан недействительным в части доначисления налога на имущество в размере 38708665 руб., налога на прибыль организаций в размере 5478830 руб., налога на добавленную стоимость в размере 13993520 руб., соответствующих сумм пеней и применения налоговых санкций за неполную уплату указанных налогов; в остальной части в удовлетворении заявления отказано.
Постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.01.16 г. решение суда отменено в части признания недействительным решения налогового органа в части доначисления налога на имущество в размере 2312020 руб. и пени по налогу на имущество в сумме 656208 руб., а также в части отказа в удовлетворении заявления Общества о признании указанного решения недействительным в части доначисления налога на прибыль организаций в размере 18802193 руб., пени по налогу на прибыль в сумме 675682,87 руб., налога на добавленную стоимость в размере 30681538 руб., пени по налогу на добавленную стоимость в сумме 3597720,11 руб.; решение налогового органа признано недействительным в части доначисления налога на прибыль в размере 18802193 руб., налога на добавленную стоимость в размере 30681538 руб., и соответствующих сумм пеней; в удовлетворении заявления Общества о признании недействительным оспариваемого решения в части доначисления налога на имущество в размере 2312020 руб. и пени по налогу на имущество в сумме 656208 руб. отказано. В остальной части решение суда оставлено без изменения.
В кассационной жалобе налоговый орган просит отменить принятые по делу судебные акты в части удовлетворения заявления Общества, ссылаясь на нарушение судами норм материального права, несоответствие выводов судов обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам.
Общество в отзыве на жалобу просит оставить ее без удовлетворения.
Рассмотрев доводы жалобы и отзыва, выслушав представителей сторон, поддержавших доводы жалобы и отзыва, изучив материалы дела, суд кассационной инстанции приходит к следующему.
Как установлено судами, оспариваемый ненормативный правовой акт принят налоговым органом по результатам рассмотрения материалов выездной налоговой проверки (акт от 06.02.14 г. N 17-10/07). Основанием для начисления налога на имущество за 2010-2011 годы явился вывод налогового органа о том, что Обществом занижена налоговая база вследствие неправомерной уценки объектом основных средств на основании заключения от 27.02.10 г. N 2 об оценке рыночной стоимости недвижимости по состоянию на 01.01.10 г. Результаты оценки налоговый орган посчитал недостоверными, полагая, что данная оценка не является определением текущей (восстановительной) стоимости имущества, учитываемого на балансе Общества, а также о том, что данная оценка была проведена не в целях бухгалтерского учета, а в целях принятия иных хозяйственных решений.
Основанием для начисления налога на добавленную стоимость и налога на прибыль организаций явился вывод налогового органа о том, что Общество, реализуя часть принадлежащего ему имущества по договорам купли-продажи взаимозависимым лицам (индивидуальным предпринимателям Грешиловой М.Н. и Грешилову П.Н.), допустило отклонение цен реализации от рыночных более, чем на 20%. Определив рыночную стоимость реализованного имущества на основании экспертного заключения, налоговый орган рассчитал налоговые обязательства Общества исходя из данной стоимости.
Кроме того, налог на добавленную стоимость был начислен в связи с тем, что налоговый орган посчитал неправомерным заявление Обществом налоговых вычетов по счетам-фактурам ООО «Гермес», поскольку посчитал, что счета-фактуры содержат недостоверные сведения, а Общество не проявило должной осмотрительности при выборе контрагента.
Решением УФНС России по Орловской области от 08.10.14 г. N 193 решение налогового органа было отменено в части начисления пени по налогу на прибыль организаций, уплачиваемому в федеральный бюджет, в сумме 28300,63 руб. и по налогу на прибыль, уплачиваемому в бюджет субъекта, в сумме 14 634,97 руб., в остальной части решение было оставлено без изменения, после чего Общество обратилось с соответствующим заявлением в суд.
Разрешая спор в части начисления налога на имущество организаций, суды первой и апелляционной инстанций обоснованно руководствовались следующим.
В соответствии с п. 1 ст. 373 НК РФ налогоплательщиками налога на имущество организаций признаются организации, имеющие имущество, признаваемое объектом налогообложения в соответствии со ст. 374 настоящего Кодекса.
Согласно п. 1 ст. 374 НК РФ объектами налогообложения для российских организаций признается движимое и недвижимое имущество (в том числе имущество, переданное во временное владение, в пользование, распоряжение, доверительное управление, внесенное в совместную деятельность или полученное по концессионному соглашению), учитываемое на балансе в качестве объектов основных средств в порядке, установленном для ведения бухгалтерского учета, если иное не предусмотрено ст. ст. 378 и 378.1 настоящего Кодекса.
В силу п. 1 ст. 375 НК РФ (в редакции, действовавшей в спорный период) налоговая база определяется как среднегодовая стоимость имущества, признаваемого объектом налогообложения, при этом пунктом 4 ст. 376 Кодекса установлено, что среднегодовая стоимость имущества, признаваемого объектом налогообложения, за налоговый период определяется как частное от деления суммы, полученной в результате сложения величин остаточной стоимости имущества на 1-е число каждого месяца налогового периода и последнее число налогового периода, на число месяцев в налоговом периоде, увеличенное на единицу.
В соответствии с п. 3 ст. 375 НК РФ то при определении налоговой базы имущество, признаваемое объектом налогообложения, учитывается по его остаточной стоимости, сформированной в соответствии с установленным порядком ведения бухгалтерского учета, утвержденным в учетной политике организации.
Согласно п. 14 Положения п бухгалтерскому учету «Учет основных средств» ПБУ 6/01, утвержденным Приказом Минфина РФ от 30.03.01 г. N 26н (зарегистрировано в Минюсте РФ 28.04.01 г., регистрационный N 2689), стоимость основных средств, в которой они приняты к бухгалтерскому учету, не подлежит изменению, кроме случаев, установленных законодательством Российской Федерации и настоящим Положением. Изменение первоначальной стоимости основных средств, в которой они приняты к бухгалтерскому учету, допускается в случаях достройки, дооборудования, реконструкции, модернизации, частичной ликвидации и переоценки объектов основных средств.
Пунктом 15 ПБУ 6/01 определено, что коммерческая организация может не чаще одного раза в год (на начало отчетного периода) переоценивать группы однородных объектов основных средств по текущей (восстановительной) стоимости путем индексации или прямого пересчета по документально подтвержденным рыночным ценам.
Переоценка объекта основных средств производится путем пересчета его первоначальной стоимости или текущей (восстановительной) стоимости, если данный объект переоценивался ранее, и суммы амортизации, начисленной за все время использования объекта.
Результаты проведенной по состоянию на 1-е число отчетного года переоценки объектов основных средств подлежат отражению в бухгалтерском учете обособленно. Результаты переоценки не включаются в данные бухгалтерской отчетности предыдущего отчетного года и принимаются при формировании данных бухгалтерского баланса на начало отчетного года.
Приказом Министерства финансов РФ от 13.10.03 г. N 91н утверждены Методические указания по бухгалтерскому учету основных средств.
Пунктом 41 Методических указаний определено, что переоценка объектов основных средств производится с целью определения реальной стоимости объектов основных средств путем приведения первоначальной стоимости объектов основных средств в соответствие с их рыночными ценами и условиями воспроизводства на дату переоценки.
Под текущей (восстановительной) стоимостью объектов основных средств п. 43 Методических указаний понимается сумма денежных средств, которая должна быть уплачена организацией на дату проведения переоценки в случае необходимости замены какого-либо объекта. При определении текущей (восстановительной) стоимости могут быть использованы: данные на аналогичную продукцию, полученные от организаций-изготовителей; сведения об уровне цен, имеющиеся у органов государственной статистики, торговых инспекций и организаций; сведения об уровне цен, опубликованные в средствах массовой информации и специальной литературе; оценка бюро технической инвентаризации; экспертные заключения о текущей (восстановительной) стоимости объектов основных средств.
На основании анализа указанных норм права суды сделали обоснованный вывод о том, что при определении среднегодовой стоимости имущества за налоговый период его остаточная стоимость должна учитываться в том значении, в каком она сформирована в соответствии с установленным налогоплательщиком порядком ведения бухгалтерского учета на соответствующую дату, то есть с учетом проведенной по состоянию на эту дату переоценки, если проведении переоценки предусмотрено его учетной политикой.
Судами установлено, что учетной политикой Общества, утвержденной приказом от 01.01.01 г. (с учетом дополнений, внесенных приказом от 30.11.05 г.), предусмотрено проведение переоценки основных средств по группе «Здания» не реже одного раза в три года. Данное положение не противоречит пункту 15 ПБУ 6/01, устанавливающему право организации производить переоценку основных средств не чаще одного раза в год.
Поскольку такая переоценка уже производилась Обществом по состоянию на 01.01.07 г., Общество вправе было не позднее, чем по состоянию на 01.01.10 г., произвести очередную переоценку основных средств по группе «Здания».
В приказе от 30.12.09 г. N 385а о проведении инвентаризации было указано, что инвентаризация проводится с целью проведения переоценки основных средств по группе «Здания» по состоянию на 01.01.10 г. По итогам инвентаризации составлен протокол от 31.12.09 г., и заключен договор от 05.02.10 г. N 2/10-О с ООО «АУДИТ-ПАРТНЕР» на проведение оценочных работ. Полученная в результате оценка может быть применена в целях бухгалтерского и налогового учета, а также в целях налогообложения налогом на имущество организаций.
В ходе рассмотрения дела судом первой инстанции была назначена судебная экспертиза по вопросу определения текущей (восстановительной) стоимости 25 объектов недвижимости, по которым между налоговым органом и Обществом имелся спор о ее размере.
Основываясь на заключении эксперта, суды обоснованно признали начисление оспариваемым решением налога на имущество незаконным, при этом суд апелляционной инстанции правомерно указал, что в экспертном заключении от 12.05.15 г. при определении размера текущей (восстановительной) стоимости спорных объектов основных средств уже был учтен износ оцениваемых объектов. Оценив расчеты налога на имущество, выполненные сторонами исходя из текущей (восстановительной) стоимости объектов основных средств, определенной экспертным путем, суд апелляционной инстанции обоснованно скорректировал цифровые значения сумм налога и пени, частично удовлетворив апелляционную жалобу налогового органа.
Доводы кассационной жалобы налогового органа в данной части основаны на ошибочном толковании норм материального права, не подтверждают нарушение судом первой инстанции норм процессуального права при назначении экспертизы, а также судами обеих инстанций — при оценке экспертного заключения, в силе чего не могут являться основанием для отмены обжалуемых судебных актов в данной части.
Отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя заявление Общества в части признания недействительным решения налогового органа о начислении налога на прибыль организаций и налога на добавленную стоимость по эпизоду реализации долей в праве собственности на недвижимое имущество индивидуальным предпринимателям Грешиловой О.А., Грешиловой М.Н., Грушилову Н.Н. и Грешилову П.Н., суд апелляционной инстанции правомерно руководствовался следующим.
В соответствии с п. 2 ст. 40 НК РФ налоговые органы при осуществлении контроля за полнотой исчисления налогов вправе проверять правильность применения цен по сделкам между взаимозависимыми лицами. Факт взаимозависимости Общества и указанных индивидуальных предпринимателей Обществом не оспаривается.
Согласно п. 3 ст. 40 НК РФ, в случаях, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи, когда цены товаров, работ или услуг, примененные сторонами сделки, отклоняются в сторону повышения или в сторону понижения более чем на 20 процентов от рыночной цены идентичных (однородных) товаров (работ или услуг), налоговый орган вправе вынести мотивированное решение о доначислении налога и пени, рассчитанных таким образом, как если бы результаты этой сделки были оценены исходя из применения рыночных цен на соответствующие товары, работы или услуги.
Рыночная цена определяется с учетом положений, предусмотренных пунктами 4 — 11 настоящей статьи.
Согласно п. 10 ст. 40 НК РФ при отсутствии на соответствующем рынке товаров, работ или услуг сделок по идентичным (однородным) товарам, работам, услугам или из-за отсутствия предложения на этом рынке таких товаров, работ или услуг, а также при невозможности определения соответствующих цен ввиду отсутствия либо недоступности информационных источников для определения рыночной цены используется метод цены последующей реализации, при котором рыночная цена товаров, работ или услуг, реализуемых продавцом, определяется как разность цены, по которой такие товары, работы или услуги реализованы покупателем этих товаров, работ или услуг при последующей их реализации (перепродаже), и обычных в подобных случаях затрат, понесенных этим покупателем при перепродаже (без учета цены, по которой были приобретены указанным покупателем у продавца товары, работы или услуги) и продвижении на рынок приобретенных у покупателя товаров, работ или услуг, а также обычной для данной сферы деятельности прибыли покупателя.
При невозможности использования метода цены последующей реализации (в частности, при отсутствии информации о цене товаров, работ или услуг, в последующем реализованных покупателем) используется затратный метод, при котором рыночная цена товаров, работ или услуг, реализуемых продавцом, определяется как сумма произведенных затрат и обычной для данной сферы деятельности прибыли. При этом учитываются обычные в подобных случаях прямые и косвенные затраты на производство (приобретение) и (или) реализацию товаров, работ или услуг, обычные в подобных случаях затраты на транспортировку, хранение, страхование и иные подобные затраты.
Ссылаясь на невозможность определения цены реализации иными предусмотренными законом способами, налоговый орган определил цену реализации затратным методом, по остаточной стоимости объектом недвижимости.
Разрешая спор в данной части, суд апелляционной инстанции обоснованно указал, что поскольку доли в праве собственности на объект недвижимости представляют собой имущественное право, не являющееся имуществом, то по своим характеристикам оно не может быть признано ни идентичным, ни однородным с такого рода товаром, как объект недвижимости — здание в целом как материальная вещь, поэтому при разрешении вопроса относительно рыночной цены оценке подлежали не объекты недвижимого имущества в целом, а имущественная доля как самостоятельный предмет договоров купли-продажи.
Судом апелляционной инстанции правомерно учтена правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации, изложенная в Определении от 18.09.14 г. N 1822-О, согласно которой корректировка цены сделки для целей налогообложения должна осуществляться налоговыми органами с использованием только тех сведений, средств доказывания, методов установления соответствующих цен и последовательности их применения, которые прямо предусматривает налоговый закон, а также с учетом открытого перечня юридически значимых факторов и обстоятельств обоснованного отклонения от рыночных цен, позволяющих индивидуально учитывать основания, подтверждающие правомерность применяемой налогоплательщиком в целях налогообложения цены сделки.
Обязывая налоговые органы определять правильность применения налогоплательщиком цены сделки лишь в сопоставлении с перечисленными в них обстоятельствами, оспариваемые законоположения не ограничивают суды в праве учесть любые обстоятельства, имеющие значение для определения результатов сделки, что позволяет налогоплательщику оспаривать решения и действия налогового органа, повлекшие доначисление налогов, используя любые доказательства правомерности своих действий.
В частности, судебная практика применения указанной нормы связывает с возможностью определения рыночной цены реализованных товаров путем проведения экспертизы спорных товаров, подразумевая при этом экспертизу именно реализованного товара (в данном случае — имущественного права), а не экспертизу иных товаров, идентичных или аналогичных реализованному товару, чего в рассматриваемом случае сделано не было.
То обстоятельство, что в спорных сделках реализованные доли не были выделены в натуре, не влияет на возможность определения их рыночной цены экспертным, а не расчетным путем, как этом сделано в данном случае.
Поскольку Обществом были реализованы индивидуальным предпринимателям определенные доли в объектах недвижимости, а налоговый орган не определял рыночную стоимость этих долей иных путем, кроме затратного метода определения стоимости всего объекта, вывод суда апелляционной инстанции о том, что решение налогового органа в этой части не соответствуют закону, суд кассационной инстанции находит правильным.
Признавая недействительным решение налогового органа в части начисления НДС по эпизоду заявления Обществом налоговых вычетов по счетам-фактурам ООО «Гермес», суды первой и апелляционной инстанций правомерно руководствовались следующим.
В соответствии с п. 1 ст. 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со ст. 166 Кодекса, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты.
В силу п. п. 1 п. 2 ст. 171 НК РФ вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав на территории Российской Федерации либо уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации в таможенных режимах выпуска для внутреннего потребления, временного ввоза и перевозки вне таможенной территории либо при ввозе товаров, перемещаемых через таможенную границу Российской Федерации без таможенного контроля и таможенного оформления, в отношении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав, приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 НК РФ, за исключением товаров, предусмотренных п. 2 ст. 170 НК РФ; товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.
Вычетам подлежат, если иное не установлено ст. 172 Налогового кодекса РФ, суммы налога на добавленную стоимость, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), имущественных прав на территории Российской Федерации, либо фактически уплаченные ими при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав с учетом особенностей, предусмотренных названной статьей, и при наличии соответствующих первичных документов.
В силу п. 1 ст. 169 НК РФ счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном главой 21 Кодекса.
Пункт 5 ст. 169 НК РФ содержит перечень обязательных реквизитов, которые должны быть указаны в счетах-фактурах, выставленных налогоплательщику продавцом товаров (работ, услуг).
Согласно п. 6 ст. 169 НК РФ установлено, что счет-фактура подписывается руководителем и главным бухгалтером организации либо иными лицами, уполномоченными на то приказом (иным распорядительным документом) по организации или доверенностью от имени организации.
В соответствии с п. 2 ст. 169 НК РФ счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 статьи 169 Кодекса, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.
Таким образом, условиями применения вычетов являются приобретение товаров (работ, услуг), имущественных прав на территории Российской Федерации для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 Налогового кодекса Российской Федерации, принятие на учет указанных товаров (работ, услуг) и наличие соответствующих первичных документов.
Конституционный Суд Российской Федерации в Определениях от 24.11.05 г. N 452-О, от 18.04.06 г. N 87-О, от 16.11.06 г. N 467-О, от 20.03.07 г. N 209-О-О неоднократно подчеркивал, что разрешение споров о праве на налоговый вычет, касающихся выполнения обязанности по уплате налога, относится к компетенции арбитражных судов, которые не должны ограничиваться установлением только формальных условий применения норм законодательства о налогах и сборах и в случае сомнений в правомерности применения налогового вычета обязаны установить, исследовать и оценить всю совокупность имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельств (оплата покупателем товаров (работ, услуг), фактические отношения продавца и покупателя, наличие иных, помимо счетов-фактур, документов, подтверждающих уплату налога в составе цены товара (работы, услуги), и т.п.).
При отсутствии доказательств совершения хозяйственных операций, в связи с которыми заявлено право на налоговый вычет, вывод о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о недостоверности (противоречивости) сведений, может быть сделан судом в результате оценки в совокупности обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договора (в том числе с основаниями, по которым налогоплательщиком был выбран соответствующий контрагент), а также иных обстоятельств, указанных в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» от 12.10.06 г. N 53 (далее — Постановление Пленума ВАС N 53).
О необоснованности налоговой выгоды, в частности, могут свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии таких обстоятельств, как невозможность реального осуществления налогоплательщиком хозяйственных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг, совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком, учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности.
В соответствии с п. 2 ст. 9 Федерального закона «О бухгалтерском учете» от 06.12.11 г. N 402-ФЗ первичные учетные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации, а документы, форма которых не предусмотрена в этих альбомах, должны содержать следующие обязательные реквизиты: наименование документа; дату составления документа; наименование организации, от имени которой составлен документ; содержание хозяйственной операции; измерители хозяйственной операции в натуральном и денежном выражении; наименование должностей лиц, ответственных за совершение хозяйственной операции и правильность ее оформления; личные подписи указанных лиц.
Оценив доказательства, представленные сторонами в обоснование своих требований и возражений, суды первой и апелляционной инстанций сделали вывод о том, что доказательства совершения Обществом и ООО «Гермес» согласованных умышленных действий, направленных на искусственное, без реальной хозяйственной цели создание условий для уменьшения налогообложения, налоговым органом не представлены, а все условия для применения налоговых вычетов, предусмотренные указанной главой Кодекса, Обществом соблюдены. Судами установлено, что первичные учетные документы соответствуют требованиям ст. ст. 169, 171 и 172 НК РФ для применения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость в оспариваемой сумме.
Суд кассационной инстанции находит, что оценка представленных сторонами доказательств произведена судами с соблюдением положения ст. 71 АПК РФ, основана на правильном применении судами норм материального права, а сделанные судами выводы соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам.
Исходя из изложенного, суд кассационной инстанции приходит к выводу о том, что доводы кассационной жалобы налогового органа направлены на переоценку доказательств, что в силу ст. ст. 286, 287 АПК РФ не входит в компетенцию суда кассационной инстанции.
При таких обстоятельствах оснований для отмены обжалуемых судебных актов в обжалуемой части по изложенным в кассационной жалобе доводам не имеется, подлежит оставлению в силе постановление суда апелляционной инстанции.
Нарушений норм процессуального права, влекущих безусловную отмену обжалуемых судебных актов, не установлено.
Руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. 287, ст. 289 АПК РФ,

постановил:

постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11 января 2016 года по делу N А48-4620/2014 оставить без изменения, кассационную жалобу ИФНС России по г. Орлу — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в срок, не превышающий двух месяцев, в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в порядке кассационного производства.

Председательствующий
М.Н.ЕРМАКОВ

Судьи
Е.И.ЕГОРОВ
Е.А.РАДЮГИНА

——————————————————————