ПОСТАНОВЛЕНИЕ АС Уральского округа от 05.04.2019 № Ф09-1174/19

АРБИТРАЖНЫЙ СУД УРАЛЬСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 5 апреля 2019 г. N Ф09-1174/19

Дело N А34-2848/2017

Резолютивная часть постановления объявлена 04 апреля 2019 г.
Постановление изготовлено в полном объеме 05 апреля 2019 г.
Арбитражный суд Уральского округа в составе:
председательствующего Гавриленко О.Л.,
судей Жаворонкова Д.В., Сухановой Н.Н.,
рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы по городу Кургану (далее — инспекция, налоговый орган) на решение Арбитражного суда Курганской области от 12.10.2018 по делу N А34-2848/2017 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.12.2018 по тому же делу.
В судебном заседании приняли участие представители:
инспекции — Шух С.А. (доверенность от 25.12.2018), Карпова О.Н. (доверенность от 12.09.2018);
индивидуального предпринимателя Боровик Роман Федорович (далее — предприниматель, налогоплательщик, заявитель) — Суханов С.П. (доверенность от 26.05.2016).

Предприниматель обратился в Арбитражный суд Курганской области с заявлением о признании недействительным решения инспекции от 09.12.2016 N 14-25/01/62 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения (далее — решение) в части доначисления налога на добавленную стоимость (далее — НДС), соответствующих пеней и штрафа.
Решением суда от 12.10.2018 (судья Пшеничникова И.А.) заявленные требования удовлетворены, решение инспекции признано недействительным, на налоговый орган возложена обязанность устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя.
Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.12.2018 (судьи Скобелкин А.П., Бояршинова Е.В., Плаксина Н.Г.) решение суда оставлено без изменения.
В кассационной жалобе инспекция просит названные судебные акты отменить, в удовлетворении заявленных требований отказать, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального и процессуального права, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам и имеющимся в материалах дела доказательствам.
По мнению налогового органа, собранные им доказательства, в том числе указывающие на «номинальность» выбранного предпринимателем контрагента, в своей совокупности свидетельствуют о нереальности спорной сделки, направленности действий последнего на получение необоснованной налоговой выгоды.
Инспекция полагает, что представленные налогоплательщиком первичные документы, подписанные неустановленным лицом, в совокупности с несформированностью в бюджете источника для возмещения НДС, не являются надлежащим основанием для получения налогового вычета.
Ссылаясь на отсутствие подробных пояснений об обстоятельствах заключения спорной сделки, утверждает о непроявлении предпринимателем должной степени осмотрительности и осторожности в выборе контрагента.
Настаивает на необходимости исключения из числа доказательств по делу пояснений руководителя контрагента Аксенова Е.О., не отвечающих, по мнению инспекции, предъявляемым законом требованиям, в силу отсутствия в них информации о принадлежности данных пояснений к конкретному следственному действию, а также о предупреждении Аксенова О.Е. об уголовной ответственности за дачу ложных показаний.
Считает необоснованным отказ судов в принятии экспертного заключения, проведенного инспекцией в рамках дополнительных мероприятий налогового контроля и представленного в составе материалов налоговой проверки. Поясняет, что в отличие от двух предыдущих, данное заключение получено налоговым органом без нарушений в организации и проведении почерковедческой экспертизы.
Ставит под сомнение полноту и достоверность выводов, изложенных к заключении судебного эксперта Грачевой С.В., не соответствующем, по мнению инспекции, методическим требованиям, поскольку в нем отсутствует сравнительный анализ представленных образцов подписей главного бухгалтера предпринимателя Анкудиновой Э.А., с подписями, выполненными в счетах-фактурах и товарных накладных от имени Аксенова Е.О. Полагает, что при существенном противоречии вышеуказанных заключений, суду следовало назначить повторную судебную экспертизу.
В отзыве на кассационную жалобу предприниматель просит оставить обжалуемый судебный акт без изменения, кассационную жалобу налогового органа — без удовлетворения.

Как следует из материалов дела, по результатам выездной налоговой проверки деятельности предпринимателя за период 01.01.2012 по 31.12.2012 налоговым органом составлен акт от 25.07.2016 N 14-25/01/37 и вынесено оспариваемое решение, которым, среди прочего, налогоплательщику доначислен НДС в размере 5 584 300 руб., начислены соответствующие пени в и штраф.
При вынесении решения налоговый орган пришел к выводу о необоснованности получения заявителем налоговой выгоды по сделке с обществом с ограниченной ответственностью «НафтаТрейд» (далее — общество «НафтаТрейд», контрагент) по поставке товара.
Решением Управления Федеральной налоговой службы по Курганской области от 27.02.2017 N 31 решение инспекции утверждено.
Предприниматель, полагая, что решение инспекции не соответствует нормам Налогового кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс) и нарушает его права и законные интересы в сфере предпринимательской деятельности, обратился с соответствующим заявлением в арбитражный суд.
Суды удовлетворили заявленные требования, признав, что доказательств, бесспорно свидетельствующих о нереальности сделки либо о непроявлении налогоплательщиком должной степени осмотрительности при ее заключении, инспекцией не представлено.
Выводы судов являются правильными, соответствуют материалам дела и действующему законодательству.
В силу пункта 1 статьи 171 Кодекса налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 Кодекса, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты.
Пунктом 2 статьи 171 Кодекса предусмотрено, что вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения.
Согласно пунктам 1, 2 статьи 169 Кодекса счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия покупателем предъявленных продавцом товаров (работ, услуг) сумм налога к вычету. Счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 настоящей статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.
Согласно постановлению Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее — постановление N 53) судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, — достоверны.
Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.
Бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих о необоснованности налоговой выгоды, возлагается на налоговый орган.
С учетом презумпции добросовестности налогоплательщика выводы налогового органа о необоснованности налоговой выгоды должны быть основаны на объективной информации, с бесспорностью подтверждающей, что действия налогоплательщика не имели разумной деловой цели, а были направлены исключительно на создание благоприятных налоговых последствий.
Согласно правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.04.2010 N 18162/09 при соблюдении контрагентом соответствующих требований по оформлению необходимых документов оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в упомянутых счетах-фактурах, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о предоставлении продавцом недостоверных либо противоречивых сведений.
При отсутствии доказательств несовершения хозяйственных операций, в связи с которыми заявлено право на налоговый вычет, вывод о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о недостоверности (противоречивости) сведений, может быть сделан судом в результате оценки в совокупности обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договора (в том числе с основаниями, по которым налогоплательщиком был выбран соответствующий контрагент), а также иных обстоятельств, упомянутых в постановлении N 53.
При реальности произведенного сторонами исполнения по сделке, то обстоятельство, что сделка и документы, подтверждающие ее исполнение, от имени контрагента оформлены за подписью лица, отрицающего их подписание, само по себе не является безусловным и достаточным доказательством, свидетельствующим о получении предпринимателем необоснованной налоговой выгоды.
Таким образом, выгода может быть признана необоснованной при доказанности отсутствия реальности операций, либо осведомленности налогоплательщика об указании контрагентом недостоверных сведений или о подложности представленных документов.
В соответствии с пунктом 10 постановления N 53 факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности, и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом. Налоговая выгода может быть также признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что деятельность налогоплательщика направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей.
Как следует из материалов дела, в проверяемом периоде между предпринимателем и обществом «НафтаТрейд» заключен договор поставки от 01.06.2011, по условиям которого последний обязался поставить в адрес налогоплательщика автомобильные масла. Подтверждая действительное исполнение контрагентом принятых обязательств, в рамках налоговой проверки предприниматель представил соответствующие первичные документы: договор поставки, счета-фактуры, товарные накладные, платежные документы.
Вместе с тем, исследовав данные документы и обнаружив недостоверность изложенной в них информации, установив в отношении контрагента ряд признаков «номинальных» структур, налоговый орган сделал вывод о нереальности названной хозяйственной операции и непроявлении предпринимателем должной степени осмотрительности и осторожности.
Не проверяя действительность наличия спорного товара, между тем инспекция сослалась на обстоятельства отсутствия общества «НафтаТрейд» по месту регистрации, отсутствия у последнего штатных работников, движимого и недвижимого имущества, необходимых для осуществления хозяйственной деятельности, на идентичность и незначительность сумм НДС, задекларированных и уплаченных контрагентом в проверяемом периоде, их несопоставимость со стоимостью продукции реализованной в адрес налогоплательщика, «массовый» характер руководства.
Подвергая сомнению действительность и обоснованность хозяйственного взаимодействия между налогоплательщиком и обществом «НафтаТрейд», инспекция указала на непродолжительность периода времени, имевшего место с момента регистрации контрагента и до момента заключения спорной сделки. В контексте тех же выводов, налоговый орган обратил внимание на то, что все расчетные счета спорной организации были закрыты почти незадолго до завершения взаимоотношений с заявителем.
Утверждение о недостоверности счетов-фактур, представленных налогоплательщиком для получения вычета, налоговый орган мотивировал ссылкой на результаты почерковедческой экспертизы, проведенной экспертом Величко В.В., который опровергнув принадлежность подписей, выполненных в указанных документах от имени руководителя общества «НафтаТрейд» Аксенова Е.О., названному лицу, сделал вероятностный вывод о возможном выполнении данных подписей главным бухгалтером предпринимателя Анкудиновой Э.А.
Принимая во внимание изложенное, инспекция признала необоснованной налоговую выгоду, полученную предпринимателем по спорной сделке.
Между тем, данные обстоятельства по верному мнению судов, не могут служить основанием для отказа в налоговом вычете, поскольку безусловно не свидетельствуют о нереальности спорных хозяйственных операций, равно как и об отсутствии со стороны предпринимателя должной степени осмотрительности и осторожности при выборе контрагента.
Учитывая недоказанность инспекцией отсутствия товара либо поступления его из иного источника, взамен заявленного налогоплательщиком, само по себе наличие у контрагента признаков «фирмы-однодневки», очевидно, не свидетельствует о том, что данный товар им не поставлялся, тем более в ситуации, когда при проведении проверки налоговый орган в принципе не исследовал вопрос дальнейшей реализации автомобильного масла, приобретенного по договору с обществом «НафтаТрейд», и показания предпринимателя о том, что перемещение товара осуществлялось им своими силами и на своих транспортных средствах, сославшись в таком случае лишь на отсутствие перевозочных документов.
Вместе с тем, судами приняты во внимание показания свидетеля Ильина С.Г., в ходе судебного заседания пояснившего, что в 2012 году им осуществлялась перевозка автомобильного масла на нефтебазу заявителя, на принадлежащем последнему автомобиле Volvo, с оформлением путевых листов, товарных накладных, в которых присутствовали реквизиты и печати общества «НафтаТрейд», рейсы производились с частотой 3 — 4 раза в месяц.
Таким образом, суды признали, что выводы налогового органа о нереальности сделки основаны исключительно на предположении.
По тем же мотивам суды посчитали несостоятельным утверждение инспекции о грубом непроявлении предпринимателем должной степени осмотрительности и осторожности при заключении сделки, занимавшей, как следует из материалов дела, второе место по стоимости среди всех хозяйственных операций, совершенных заявителем в проверяемом периоде.
Рассматривая данное обстоятельство в совокупности с процентным показателем доли такой операции, не превысившей 10% и сущностью поставляемого товара, суды сочили его подтверждающим лишь то, что спорная сделка не выходила за рамки обычной предпринимательской деятельности налогоплательщика, а потому не требовала к себе повышенного внимания; кроме того цена указанной сделки (около 36 млн. руб.) в общем объеме оборотов предпринимателя (более 372 млн. руб.), не являлась значительной, существенно не отличалась от рыночной. Доказательств обратного инспекцией не приведено.
Наличие у контрагента признака «массового», «номинального» руководства, как и отсутствие организации по юридическому адресу на момент совершения хозяйственной операции, налоговым органом также не подтверждено. Кроме того, действительность первого из указанных признаков прямо опровергнута самим обществом «НафтаТрейд» директор которого Аксенов Е.О. при даче показаний в следственных органах г. Москвы взаимодействие с налогоплательщиком вовсе не отрицал.
С учетом изложенного судами справедливо отклонена ссылка налогового органа на незначительность сумм налогов, уплаченных контрагентом в бюджет и несформированность источника для получения налогового вычета, поскольку при отсутствии доказательств осведомленности налогоплательщика о неисполнении контрагентом налоговых обязательств, последнее само по себе не может являться основанием для возложения соответствующих негативных последствий на налогоплательщика, выступившего покупателем товара. Эти и иные признаки, характеризующие контрагента как недобросовестного, в том числе закрытие расчетных счетов вскоре после завершения сделки, находятся за пределами сферы контроля налогоплательщика и не свидетельствуют о неосмотрительном его поведения, в том случае, когда инспекцией не доказаны взаимозависимость, аффилированность либо иная способность заявителя и контрагента влиять на осуществление деятельности друг друга.
Констатируя отсутствие вышеназванных доказательств, суды отклонили представленное инспекцией заключение почерковедческой экспертизы, указав на наличие существенных процедурных нарушений, имевших место при его получении. К числу таких нарушений суды отнесли ненадлежащее извещение налогоплательщика о времени и месте ознакомления с постановлением о назначении почерковедческой экспертизы, препятствовавшее ознакомлению и участию последнего в организации такой экспертизы.
Между тем, обоснованно приняв во внимание результаты судебной почерковедческой экспертизы, в которой не содержится выводов о принадлежности подписей, выполненных в счетах-фактурах от имени руководителя общества «НафтаТрейд», главному бухгалтеру предпринимателя Анкудиновой Э.А., суды, вопреки доводам налогового органа, не обнаружили в них каких-либо существенных, неустранимых противоречий и методологических нарушений, способных указывать на недопустимость данного доказательства.
Кроме того, судами отмечено, что результаты, полученные судебным экспертом, применявшим методику, аналогичную методике, использованной экспертом, привлеченным инспекцией, основаны на необходимости истребования подлинных документов и свободных образцов подписи Аксенова О.Е., тогда как эксперт налогового органа посчитал возможным отождествить подписи в счетах-фактурах и товарных накладных с подписями Анкудиновой Э.А. только лишь по копиям документов. Подобное отождествление, достоверность которого вызывает справедливые сомнения, подтверждает правомерность отклонения доказательств, представленных инспекцией.
Оснований для переоценки содержания заключений и сделанных на их основании выводов, у суда кассационной инстанции в силу положений статьи 286 АПК РФ не имеется.
Таким образом, признав, что выводы инспекции об оформлении первичных документов самим налогоплательщиком являются необоснованными, кроме того противоречат материалам дела, исследованным в совокупности и взаимосвязи, суды правомерно удовлетворили заявленные требования.
Каждый из доводов, изложенных в кассационной жалобе, направлен на переоценку тех доказательств, что были представлены сторонами в обоснование своих требований и возражений, ранее был рассмотрен судами первой и апелляционной инстанции и мотивированно ими отклонен.
Вопреки доводам инспекции, суд кассационной инстанции полагает, что все обстоятельства, имеющие существенное значение для дела, судами первой и апелляционной инстанций установлены, все доказательства исследованы и оценены.
Нормы материального права применены судами по отношению к установленным ими обстоятельствам правильно, выводы судов соответствуют имеющимся в деле доказательствам.
Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием к отмене обжалуемых судебных актов, судом кассационной инстанции не выявлено.
С учетом изложенного обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба налогового органа — без удовлетворения.
Руководствуясь ст. 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

решение Арбитражного суда Курганской области от 12.10.2018 по делу N А34-2848/2017 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.12.2018 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы по городу Кургану — без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном ст. 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий
О.Л.ГАВРИЛЕНКО

Судьи
Д.В.ЖАВОРОНКОВ
Н.Н.СУХАНОВА

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО