ПОСТАНОВЛЕНИЕ Четвертого арбитражного апелляционного суда от 17.04.2017 № А78-6271/2016

ЧЕТВЕРТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 17 апреля 2017 г. по делу N А78-6271/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 13 апреля 2017 года.
Полный текст постановления изготовлен 17 апреля 2017 года.
Четвертый арбитражный апелляционный суд в составе
председательствующего судьи Никифорюк Е.О.,
судей: Ткаченко Э.В., Сидоренко В.А.,
при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Аксененко Е.В., рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 3 по Забайкальскому краю на решение Арбитражного суда Забайкальского края от 11 января 2017 года по делу N А78-6271/2016 по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Нико-С» (ОГРН 1117524000417, ИНН 7524016681, место нахождения: 672521, Забайкальский край, Читинский р-н, с. Домна, ул. Труда, 12) к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 3 по Забайкальскому краю (ОГРН 1047550035202, ИНН 7524011919, место нахождения: 672039, Забайкальский край, г. Чита, ул. Кирова, 6) о признании недействительными решения N 2.6-25/2-1/32 от 04.02.2016 «Об отказе в возмещении полностью суммы налога на добавленную стоимость», решения N 2.6-21/2-742 от 04.02.2016 «О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения» в редакции решения Управления Федеральной налоговой службы по Забайкальскому краю N 2.14-20/129-ЮЛ/05391 от 16.05.2016 и обязании налоговый орган устранить допущенные нарушения прав и законных интересов общества с ограниченной ответственностью «Нико-С», возместив ему 15777837 руб.,
(суд первой инстанции — Бронникова Е.А.),
при участии в судебном заседании:
от заявителя: Яковлева А.И., представителя по доверенности от 09.01.2017;
от заинтересованного лица: Цуленковой Е.А., представителя по доверенности от 04.04.2017, Ларионова В.П., представителя по доверенности от 11.01.2017,

установил:

Общество с ограниченной ответственностью «Нико-С» (далее — ООО «Нико-С», общество, заявитель) обратилось в Арбитражный суд Забайкальского края с заявлением к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 3 по Забайкальскому краю (далее — инспекция, налоговый орган) о признании недействительными:
решения N 2.6-25/2-1/32 от 04.02.2016 «Об отказе в возмещении полностью суммы налога на добавленную стоимость»;
решения N 2.6-21/2-742 от 04.02.2016 «О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения» в редакции решения Управления Федеральной налоговой службы по Забайкальскому краю N 2.14-20/129-ЮЛ/05391 от 16.05.2016 и обязании налоговый орган устранить допущенные нарушения прав и законных интересов ООО «Нико-С», возместив ему 15777837 руб.
Решением Арбитражного суда Забайкальского края от 11 января 2017 года решение Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 3 по Забайкальскому краю N 2.6-25/2-1/32 от 04.02.2016 «Об отказе в возмещении полностью суммы налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению» и решение Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 3 по Забайкальскому краю N 2.6-21/2-742 от 04.02.2016 «О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения» в редакции решения по апелляционной жалобе УФНС по Забайкальскому краю от 16.05.2016 N 2.14-20/129-юл/05391 признаны недействительными и противоречащими Налоговому кодексу Российской Федерации. Суд обязал Межрайонную инспекцию Федеральной налоговой службы N 3 по Забайкальскому краю устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя — Общества с ограниченной ответственностью «Нико-С», возместив ему 15777837 руб. Взысканы с Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 3 по Забайкальскому краю в пользу общества с ограниченной ответственностью «Нико-С» расходы по уплате государственной пошлины в размере 3000 рублей.
В обоснование суд первой инстанции указал, что инспекцией не представлено достаточных доказательств для выводов о наличии «скрытой» реализации овощей и фруктов.
Не согласившись с решением суда первой инстанции, инспекция обратилась с апелляционной жалобой, в которой просит отменить решение Арбитражного суда Забайкальского края от 11.01.2017 г. по делу N А78-6271/2016 по заявлению ООО «Нико-С», принять по делу новый судебный акт, которым отказать в удовлетворении заявленных требований в полном объеме.
Полагает решение подлежит отмене по следующим основаниям: вывод суда о не исключении инспекцией наличия товарных остатков в соответствующих размерах не может свидетельствовать о наличии товара у налогоплательщика на конец квартала; поскольку процессуальным законом предусмотрено назначение повторной экспертизы в случае возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличия противоречий в выводах эксперта, и он не предусматривает оспаривание экспертного заключения рецензией другого экспертного учреждения, представленная заявителем рецензия на заключение эксперта необоснованно учтена судом.
На апелляционную жалобу поступил отзыв общества, в котором он просит оставить решение суда первой инстанции без изменения, а апелляционную жалобу — без удовлетворения.
О месте и времени судебного заседания лица, участвующие в деле, извещены надлежащим образом в порядке, предусмотренном главой 12 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Информация о времени и месте судебного заседания по апелляционной жалобе размещена на официальном сайте апелляционного суда в сети «Интернет» 16.03.2017.
Представители налогового органа в судебном заседании дали пояснения согласно доводам апелляционной жалобы. Просили решение суда первой инстанции отменить, апелляционную жалобу — удовлетворить.
Представитель общества в судебном заседании дала пояснения согласно отзыву на апелляционную жалобу. Просил решение суда первой инстанции оставить без изменения, а апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Дело рассматривается в порядке, предусмотренном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ).
Изучив материалы дела, проверив соблюдение судом первой инстанции норм материального и процессуального права, суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам.
Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, ООО «Нико-С» 05.05.2016 в налоговый орган представлена первая уточненная налоговая декларация по налогу на добавленную стоимость за 1 квартал 2015 года, в которой заявлено право на возмещение 15 777 837 руб., в отношении которой инспекцией проведена камеральная налоговая проверка, по результатам которой составлен акт камеральной налоговой проверки N 2.6-25/1-1058-12 от 19.08.2015.
По итогам рассмотрения акта, материалов проверки, материалов, полученных в ходе дополнительных мероприятий налогового контроля, письменных возражений налогоплательщика, налоговым органом вынесены решения от 04.02.2016:
— N 2.6-25/2-1/32 «Об отказе в возмещении полностью суммы налога на добавленную стоимость», которым отказано ООО «Нико-С» в возмещении налога на добавленную стоимость в сумме 15 777 837 руб. (т. 1, л.д. 21-60);
— N 2.6-21/2-742 «О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения», которым ООО «Нико-С» привлечено к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса РФ, в виде штрафа в размере 7283336 руб.; доначислен налог на добавленную стоимость в сумме 36416680 руб.; начислены пени в размере 2430942 руб. (т. 1, л.д. 61-121).
Общество обжаловало решения налогового органа в вышестоящий налоговый орган.
Решением УФНС России по Забайкальскому краю N 2.14-20/129-ЮЛ/05391 от 16.05.2016 решение N 2.6-25/2-1/32 от 04.02.2016 оставлено без изменений; решение инспекции N 2.6-21/2-742 от 04.02.2016 отменено в части:
— доначисления НДС в сумме 3913763 руб.;
— привлечения ООО «Нико-С» к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса РФ, в виде штрафа в размере 782 753 руб. за неуплату НДС; начисления пени по НДС в сумме 285 575 руб. (т. 1, л.д. 122-137).
Общество, полагая, что решения инспекции не соответствуют законодательству о налогах и сборах, обжаловало их в судебном порядке.
Решением Арбитражного суда Забайкальского края требования удовлетворены.
Не согласившись с решением суда первой инстанции, налоговый орган обратился в суд апелляционной инстанции.
Суд апелляционной инстанции, изучив материалы дела, доводы апелляционной жалобы и отзыва, заслушав пояснения представителей сторон в судебном заседании, приходит к выводу об отсутствии оснований для изменения или отмены решения суда первой инстанции по следующим мотивам.
В соответствии с ч. 4 ст. 200 АПК РФ при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.
В соответствии с частью 1 статьи 65 АПК РФ обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующие орган или должностное лицо.
Согласно части 5 ст. 200 АПК РФ обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).
Существенных нарушений процедуры проведения налоговой проверки и рассмотрения ее материалов инспекцией не допущено.
Досудебный порядок урегулирования спора соблюден.
Из оспариваемого решения инспекции следует, что основанием для отказа в возмещении налога на добавленную стоимость послужили выводы налогового органа о «скрытой» реализации налогоплательщиком товарных остатков 1 квартала 2015 года.
Согласно представленной обществом налоговой декларации налогооблагаемая база составила 168 994 3,88 руб., в том числе 89 716 552 руб. по ставке 18%, 53 179 267 руб. по ставке 10%, сумма полученной оплаты в счет предстоящих поставок товаров — 26 098 569 руб. Сумма налога к уплате составила 25 208 543 руб., в том числе НДС по ставке 18% — 16 148 979 руб., по ставке 10% НДС 5 317 927 руб., НДС с сумм полученной оплаты, частичной оплаты в счет предстоящих поставок товаров — 3 741 637 руб. Сумма вычетов по налогу на добавленную стоимость, составляет 40 986 380 руб., в том числе 280 325 руб. сумма НДС, уплаченная при приобретении товаров, работ услуг на территории РФ, 37 055 327 руб. — сумма налога, уплаченная таможенным органам, 3 650 728 руб. — сумма вычетов, исчисленная продавцом с сумм оплаты, частичной оплаты, подлежащая вычету у продавца, с даты отгрузки соответствующих товаров.
По результатам проверки налоговым органом установлено занижение налоговой базы по налогу на добавленную стоимость в сумме 376 209 690 руб., в том числе по ставке 18% НДС в сумме 182 169 353 руб., по ставке 10% НДС в сумме 194 040 337 руб., что повлекло дополнительное доначисление сумм НДС в общей сумме 52 194 516 руб., в том числе 32 790 483 руб. по ставке 18%, 19 404 033 руб. по ставке 10%.
По иным показателям расхождений между налогоплательщиком и инспекцией не установлено.
Таким образом, с учетом сумм полученной оплаты, частичной оплаты в счет предстоящих поставок товаров в сумме 26 098 569 руб., что влечет начисление НДС по ставке 18/118 в сумме 3 741 637 руб., а также подтвержденных налоговой проверкой вычетов по НДС в общей сумме 40 986 380 руб., по результатам налогового периода налогоплательщику исчислена сумма НДС к уплате в бюджет в размере 36 416 680 руб., начислены пени в сумме 2 430 942 руб. по состоянию на 04.02.2016, и общество привлечено к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса РФ в виде штрафа в размере 7 283 336 руб.
Вышестоящим налоговым органом частично скорректированы обязательства налогоплательщика, путем отмены доначисления налога на добавленную стоимость в сумме 3 913 763 руб., приходящихся на него пеней в сумме 285 575 руб., привлечения к ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса РФ, в виде штрафа в размере 782 753 руб.
Выводы инспекции о наличии фактов «скрытой» реализации товара основаны на: проведенной экспертизе вместимости складских помещений; самостоятельных расчетах налогового органа относительно вместимости складских помещений; наличии небольших и специальных сроков хранения плодоовощной продукции.
Суд апелляционной инстанции соглашается с выводом суда первой инстанции о недоказанности налоговым органом осуществления обществом во 1 квартале 2015 года скрытой реализации овощей и фруктов.
В соответствии с положениями статьи 143 Налогового кодекса Российской Федерации ООО «Нико-С» является плательщиком налога на добавленную стоимость.
Согласно подпункту 1 пункта 1 статьи 146 Налогового кодекса Российской Федерации объектом обложения налогом на добавленную стоимость признаются следующие операции:
1) реализация товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, в том числе реализация предметов залога и передача товаров (результатов выполненных работ, оказание услуг) по соглашению о предоставлении отступного или новации, а также передача имущественных прав. В целях настоящей главы передача права собственности на товары, результатов выполненных работ, оказание услуг на безвозмездной основе признается реализацией товаров (работ, услуг);
2) передача на территории Российской Федерации товаров (выполнение работ, оказание услуг) для собственных нужд, расходы на которые не принимаются к вычету (в том числе через амортизационные отчисления) при исчислении налога на прибыль организаций;
3) выполнение строительно-монтажных работ для собственного потребления;
4) ввоз товаров на территорию Российской Федерации и иные территории, находящиеся под ее юрисдикцией.
В силу пункта 1 статьи 39 Налогового кодекса Российской Федерации реализацией товаров, работ или услуг организацией или индивидуальным предпринимателем признается соответственно передача на возмездной основе (в том числе обмен товарами, работами или услугами) права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, возмездное оказание услуг одним лицом другому лицу, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, передача права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, оказание услуг одним лицом другому лицу — на безвозмездной основе.
Пунктом 2 статьи 153 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что при определении налоговой базы выручка от реализации товаров (работ, услуг), передачи имущественных прав определяется исходя из всех доходов налогоплательщика, связанных с расчетами по оплате указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав, полученных им в денежной и (или) натуральной формах, включая оплату ценными бумагами.
В соответствии с пунктом 1 статьи 154 Налогового кодекса Российской Федерации налоговая база при реализации налогоплательщиком товаров (работ, услуг), если иное не предусмотрено настоящей статьей, определяется как стоимость этих товаров (работ, услуг), исчисленная исходя из цен, определяемых в соответствии со статьей 105.3 настоящего Кодекса, с учетом акцизов (для подакцизных товаров) и без включения в них налога.
Пунктом 1 статьи 173 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что сумма налога, подлежащая уплате в бюджет, исчисляется по итогам каждого налогового периода, как уменьшенная на сумму налоговых вычетов, предусмотренных статьей 171 настоящего Кодекса (в том числе налоговых вычетов, предусмотренных пунктом 3 статьи 172 настоящего Кодекса), общая сумма налога, исчисляемая в соответствии со статьей 166 настоящего Кодекса и увеличенная на суммы налога, восстановленного в соответствии с настоящей главой.
На основании пункта 1 статьи 166 Налогового кодекса Российской Федерации сумма налога при определении налоговой базы в соответствии со статьями 154 — 159 и 162 настоящего Кодекса исчисляется как соответствующая налоговой ставке процентная доля налоговой базы, а при раздельном учете — как сумма налога, полученная в результате сложения сумм налогов, исчисляемых отдельно как соответствующие налоговым ставкам процентные доли соответствующих налоговых баз.
Пунктом 1 статьи 167 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что в целях настоящей главы моментом определения налоговой базы, если иное не предусмотрено пунктами 3, 7 — 11, 13 — 15 настоящей статьи, является наиболее ранняя из следующих дат: 1) день отгрузки (передачи) товаров (работ, услуг), имущественных прав; 2) день оплаты, частичной оплаты в счет предстоящих поставок товаров (выполнения работ, оказания услуг), передачи имущественных прав.
В силу пункта 1 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 настоящего Кодекса, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты.
Согласно пункту 2 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав на территории Российской Федерации либо уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на территорию Российской Федерации и иные территории, находящиеся под ее юрисдикцией, в таможенных процедурах выпуска для внутреннего потребления, переработки для внутреннего потребления, временного ввоза и переработки вне таможенной территории либо при ввозе товаров, перемещаемых через границу Российской Федерации без таможенного оформления, в отношении: 1) товаров (работ, услуг), а также имущественных прав, приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с настоящей главой, за исключением товаров, предусмотренных пунктом 2 статьи 170 настоящего Кодекса; 2) товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.
Пунктом 1 статьи 172 Налогового кодекса Российской Федерации оговорено, что налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 настоящего Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав, документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога при ввозе товаров на территорию Российской Федерации и иные территории, находящиеся под ее юрисдикцией, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6 — 8 статьи 171 настоящего Кодекса.
Вычетам подлежат, если иное не установлено настоящей статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), имущественных прав на территории Российской Федерации, либо фактически уплаченные ими при ввозе товаров на территорию Российской Федерации и иные территории, находящиеся под ее юрисдикцией, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей и при наличии соответствующих первичных документов.
Пунктом 1 статьи 176 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что в случае, если по итогам налогового периода сумма налоговых вычетов превышает общую сумму налога, исчисленную по операциям, признаваемым объектом налогообложения в соответствии с подпунктами 1 — 3 пункта 1 статьи 146 настоящего Кодекса, полученная разница подлежит возмещению (зачету, возврату) налогоплательщику в соответствии с положениями настоящей статьи.
В соответствии с пунктом 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 53 от 12 октября 2006 года «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, — достоверны.
По мнению суда апелляционной инстанции, суд первой инстанции обоснованно дал оценку представленным обществом в подтверждение заявленного им довода о реализации спорных товарных остатков в последующих периодах (2,3,4 кварталах 2015 года) счетам-фактурам и товарным накладным, а также реестру анализа дальнейшей реализации товарных остатков 1 квартала 2015 года. Наряду с этим, судом учтены факт отражения указанных операций в книгах продаж налогоплательщика, а также итоги соответствующих камеральных проверок деклараций за данные периоды.
При этом судом отмечено, что налоговый орган имел возможность исследовать указанные обстоятельства в ходе соответствующих камеральных проверок, о чем свидетельствуют письма ООО «Нико-С» в ответ на требования, а также то, что данные операции прослеживаются по оборотно-сальдовым ведомостям счета 41.01.
При оценке вывода инспекции относительно наличия или отсутствия товарных остатков, суд первой инстанции верно отметил непроведение инспекцией осмотров складских помещений, принадлежащих налогоплательщику.
Налоговым органом в целях установления вместимости складских помещений в ходе дополнительных мероприятий налогового контроля на основании постановления о назначении экспертизы N 2.6-25/1 от 23.10.2015 проведена экспертиза вместимости складов ООО «Нико-С», по результатам которой получено заключение эксперта N 221 от 30.10.2015 о вместимости складов, принадлежащих ООО «Нико-С».
Как указывает суд первой инстанции, в пункте пятом вводной части раздела 1.3. «Сделанные допущения и ограничительные условия», экспертом указано «…Эксперт не занимался измерениями физических параметров объектов недвижимого и иного имущества (все размеры и объемы представлены сторонами дела и их представителями и рассматривались как истинные). Эксперт не несет ответственности за вопросы соответствующего характера…». Однако экспертом установлено, что используемая в дальнейших расчетах информация о типоразмерах тары была установлена экспертом, при этом, ООО «Нико-С», которое является одной из сторон разбирательства, не предоставляла эксперту информацию о размерах и характеристиках упаковок, используемых при складировании продукции. Соответственно, информация о размерах и характеристиках упаковок, описанных в исследовательской части, является некорректной и, в основном, носит характер допущения, так как эксперт в исследовании применил усредненные показатели размеров упаковок, аналоги которых якобы представлены на рынке г. Читы при реализации товара производства КНР. В таком случае, полученные результаты вычислений имеют предположительный характер.
Довод налогового органа о неправомерности принятия судом первой инстанции рецензии эксперта Торгово-промышленной палаты Забайкальского края как доказательства по делу, отклоняется апелляционным судом, поскольку в качестве доказательств могут быть представлены письменные доказательства (ст. 75 АПК РФ), а также иные документы и материалы (ст. 89 АПК РФ). При этом апелляционный суд исходит из того, что согласно тексту судебного акта суд первой инстанции при исследовании заключения эксперта пришел к выводам, аналогичным выводам, указанным в рассматриваемой рецензии, самостоятельно. Апелляционный суд, оценивая заключение эксперта, пришел к таким же выводам.
Подлежат отклонению приведенные в апелляционной жалобе и доводы о необходимости назначения повторной экспертизы, поскольку заключение эксперта получено в ходе проведения налоговой проверки, и в рамках дела судебная экспертиза не проводилась. Назначение же судебной экспертизы в рассматриваемом случае, по мнению апелляционного суда, означало бы устранение недостатков проведенной проверки, что недопустимо с позиций ст. 9 АПК РФ.
Обоснованно отклонен судом первой инстанции довод инспекции о том, что в ходе осмотров, имевших место в последующих налоговых периодах, инспекцией установлено отсутствие соответствующих товарных остатков, исходя из следующего.
В 2015 году в распоряжении налогоплательщика имелись складские помещения:
— г. Иркутск, ул. Толевая, 1, склад 47, общ. Площадь объекта 319,4 кв. м. Договор субаренды от 28.04.2015 с ИП Гамидова О.В., срок аренды: с 28.04.2015 на 11 месяцев;
— г. Чита, ул. Лазо, 116, общ. Площадь 230,6 кв. м. Договор аренды нежилого помещения б/н от 01.02.2015 с ИП Яковкиной М.В. Срок аренды: с 01.02.2015 по 01.01.2016; с 01.05.2015 заключен новый договор на то же помещение в результате того, что площадь уменьшена на 30,6 кв. м;
— г. Чита, ул. Лазо, 108. Площадь 427 кв. м. Договор аренды б/н от 15.11.2014 с Размахниным Г.А. Срок аренды: до 15.11.2015;
— г. Чита, ул. Пискунова, 160. Площадь 170,7 кв. м. Договор аренды от 26.02.2015 с ООО «Моцарт». Срок аренды: до 31.12.2015.
Также представлен договор аренды, заключенный 02.04.2015 с ИП Цапаевым С.Ю., согласно которого ООО «Нико-С» арендованы помещения по адресу: г. Иркутск, ул. Пискунова, 160, площадью 706,7 кв. м.
Вместе с тем, как установлено судом первой инстанции из представленных в материалы дела налоговым органом протоколов осмотров, инспекцией не проведены осмотры всех складских помещений налогоплательщика, а значит, наличие товарных остатков в соответствующих размерах инспекцией безусловно не исключено.
При этом представленные инспекцией протоколы осмотра правомерно признаны судом первой инстанции недопустимыми доказательствами по делу.
Из части 2 статьи 50 Конституции Российской Федерации следует, что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.
В соответствии с частью 3 статьи 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.
Пунктом 1 статьи 92 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что должностное лицо налогового органа, производящее выездную налоговую проверку либо камеральную налоговую проверку на основе налоговой декларации по налогу на добавленную стоимость, в случаях, предусмотренных пунктами 8 и 8.1 статьи 88 настоящего Кодекса, в целях выяснения обстоятельств, имеющих значение для полноты проверки, вправе производить осмотр территорий, помещений лица, в отношении которого проводится налоговая проверка, документов и предметов.
Доступ на территорию или в помещение проверяемого лица должностных лиц налоговых органов, непосредственно проводящих налоговую проверку, осуществляется при предъявлении этими должностными лицами служебных удостоверений и решения руководителя (его заместителя) налогового органа о проведении выездной налоговой проверки этого лица либо при предъявлении служебных удостоверений и мотивированного постановления должностного лица налогового органа, осуществляющего камеральную налоговую проверку на основе налоговой декларации по налогу на добавленную стоимость, о проведении осмотра в случаях, предусмотренных пунктами 8 и 8.1 статьи 88 настоящего Кодекса (пункт 1 статьи 91 Налогового кодекса Российской Федерации).
В соответствии с пунктом 2 статьи 92 Налогового кодекса Российской Федерации при проведении осмотра вправе участвовать лицо, в отношении которого осуществляется налоговая проверка, или его представитель, а также специалисты.
Форма протокола осмотра территорий, помещений, документов, предметов, утвержденная в приложении N 14 к Приказу Федеральной налоговой службы от 08 мая 2015 года N ММВ-7-2/189@, предусматривает отражение в протоколе осмотра сведений об участии проверяемого лица в проведении осмотра.
Таким образом, установленная законодательством о налогах и сборах процедура проведения осмотра предусматривает право налогоплательщика принять участие в осмотре.
Право плательщика на участие в осмотре считается соблюденным в том случае, если налогоплательщик непосредственно присутствует при проведении осмотра, либо если осмотр проводится без участия налогоплательщика, но у налогового органа имеются доказательства того, что налогоплательщику была предоставлена возможность реализовать право на участие в осмотре путем извещения о времени и месте проведения осмотра.
Нарушением процедуры проведения осмотра и прав налогоплательщика является проведение осмотра без участия представителя налогоплательщика и в отсутствие доказательств его уведомления об осмотре.
Судом первой инстанции установлено, что постановление от 30.09.2016 N 2.6-23/34 от 30.09.2016 не вручено полномочному представителю налогоплательщика, а из представленного постановления о проведении осмотра территорий N 2.6-23/10-1 от 30.03.2016 (адрес: г. Иркутск, ул. Пискунова, 160, помещения 1,2,3,4,5,6,9) не следует, что оно вручено налогоплательщику.
Таким образом, право налогоплательщика на участие в произведенном осмотре помещений не было гарантировано налоговым органом.
На основании вышеизложенного, судом первой инстанции сделан правомерный вывод об исключении представленных налоговых органом протоколов осмотра из числа доказательств по делу как недопустимых доказательств, полученных с нарушением федерального закона (часть 3 статьи 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
При таких обстоятельствах, судом первой инстанции сделан правильный вывод о непредставлении инспекцией достаточных доказательств неучтенной реализации в 1 квартале 2015 года и несоответствия остатков товара по данным бухгалтерского учета фактическим остаткам товара.
Вывод инспекции об осуществлении налогоплательщиком скрытой реализации товаров основан, в том числе и на том, что спорный товара (овощи и фрукты) является скоропортящимся, и имеет ограниченный срок годности.
Вместе с тем, данный довод инспекции не может быть признан обоснованным, поскольку, как верно отметил суд первой инстанции, согласно ответа Роспотребнадзора от 22.10.2015 N 02-У05/10942 сроки годности и условия хранения устанавливаются изготовителем, а нарушение налогоплательщиком при реализации товарных остатков 1 квартала 2015 года (а равно иных товарных остатков) сроков годности пищевой продукции налоговым органом не доказано.
Более того, из писем поставщиков следует, что сроки годности по поставляемой в адрес налогоплательщика пищевой продукции позволяют вести реализацию в течение 2015 года.
В свою очередь, приведенные инспекцией ссылки на ГОСТы не опровергают указанные выводы суда первой инстанции, поскольку: не устанавливают специальные сроки хранения плодоовощной продукции; зачастую указанные инспекцией ГОСТы устанавливают сроки лежкости, которые не тождественны сроку годности; поскольку распространяются на организации розничной торговли, не применимы к ООО «Нико-С», которое занимается оптовой реализацией фруктов и овощей; ссылаясь на ГОСТы, которые регулируют условия хранения тех или иных конкретных наименований фруктов и овощей, налоговый орган ошибочно распространяет их на условиях хранения всех однородных овощей, без связи с поставками в адрес ООО «Нико-С».
По указанным мотивам судом первой инстанции обоснованно отклонен довод инспекции относительно превышения сроков годности при реализации плодоовощной продукции.
Относительно некорректного отражения номера таможенной декларации в ряде счетов-фактур судом первой инстанции правильно отмечена незначительность числа счетов-фактур, содержащих некорректные сведения, а также обоснованность доводов налогоплательщика об ошибках при заполнении документов, обусловленных сменой программного обеспечения (1С — 8.3 вместо 8.2), документально подтвержденных соответствующими документами обслуживающей компании ООО «Синтез».
В этой связи, судом обоснованно учтено, что после выявления ошибок при заполнении счетов-фактур налогоплательщиком ошибки исправлены, и в материалы дела представлены исправительные счета-фактуры, претензий к которым инспекцией не заявлено.
Судом первой инстанции обоснованно указано, что сами по себе ссылки налогового органа на отсутствие возможности хранить товар в связи с отсутствием необходимых ресурсов, при отсутствии доказательств фактической передачи покупателям спорных товарных остатков за проверяемый период, не учтенных налогоплательщиком при формировании налогового обязательства, неопровержении даты хозяйственных операций, отраженных в первичных документах и относящихся к последующим периодам 2015 года, не могут являться достаточными доказательствами наличия «скрытой» реализации в спорный налоговый период.
Налоговым органом в ходе камеральной проверки не выявлены обстоятельства, подтверждающие уклонение общества от налогообложения путем сокрытия части дохода от реализации товара, поступившего из КНР, посредством невключения полученной выручки в налогооблагаемую базу, в то время как в материалы дела обществом представлены доказательства в подтверждение правомерности применения налоговых вычетов по НДС, в том числе декларации на товар, оборотно-сальдовая ведомость по счету 41.01, оборотно-сальдовая ведомость по счету 19, книга покупок общества за проверяемый период.
В этой связи, суд апелляционной инстанции признает правомерным вывод суда первой инстанции о не опровержении налоговым органом дальнейшей реализации товара и не представлении им достаточных доказательств для вывода о наличии «скрытой» реализации овощей и фруктов, при которых оснований для определения налоговой базы как стоимости товаров (работ, услуг), исчисленной исходя из цен, определяемых в порядке, аналогичном предусмотренному статьей 105.3 Налогового кодекса РФ, не имеется.
На основании вышеизложенных обстоятельств, суд апелляционной инстанции поддерживает вывод суда первой инстанции о том, что налоговым органом не доказана законность принятых им решений от 04.02.2016 N 2.6-25/2-1/32 и N 2.6-21/2-742.
При изложенных обстоятельствах, у суда первой инстанции имелись основания для удовлетворения требований заявителя.
Распределение судом первой инстанции расходов по уплате государственной пошлины произведено в полном соответствии с требованиями ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса РФ.
Приведенные инспекцией в апелляционной жалобе доводы тождественны доводам, заявленным в суде первой инстанции, по существу цитируют оспариваемое решение, при установленных фактических обстоятельствах не опровергают правильные выводы суда первой инстанции и не подтверждают существенных нарушений норм материального и процессуального права, повлиявших на исход дела.
Суд апелляционной инстанции приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены или изменения решения суда первой инстанции и удовлетворения апелляционной жалобы.
Руководствуясь статьями 268 — 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

постановил:

Решение Арбитражного суда Забайкальского края от 11 января 2017 года по делу N А78-6271/2016 оставить без изменения, а апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу с момента его принятия.
Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в течение двух месяцев с даты принятия через арбитражный суд первой инстанции.

Председательствующий
Е.О.НИКИФОРЮК

Судьи
В.А.СИДОРЕНКО
Э.В.ТКАЧЕНКО

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО