ПОСТАНОВЛЕНИЕ Девятого арбитражного апелляционного суда от 07.05.2019 № 09АП-18178/2019

ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 7 мая 2019 г. N 09АП-18178/2019

Дело N А40-250123/18

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе судьи: Тетюка В.И.,
рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу ООО «ГРУШВИТЦ» на Решение Арбитражного суда г. Москвы от 27.02.2019, принятое судьей Киселевой Е.Н. (5-1287), в порядке упрощенного производства по делу N А40-250123/18,
по иску ООО «ПРОСТРАНСТВО»
к ООО «ГРУШВИТЦ»
о взыскании долга в сумме 478 000 руб.
Без вызова сторон.

установил:

ООО «ПРОСТРАНСТВО» обратилось в Арбитражный суд города Москвы с исковым заявлением к ООО «ГРУШВИТЦ» о взыскании убытков в размере 478 000 руб.
Решением Арбитражного суда города Москвы от 27.02.2019 исковые требования удовлетворены в полном объеме.
Не согласившись с вышеуказанным решением, ООО «ГРУШВИТЦ» обратилось с апелляционной жалобой, в которой считает обжалуемый акт незаконным и необоснованным, принятым с нарушением норм материального и процессуального права, просит отменить решение суда.
Истцом в материалы дела представлены возражения на апелляционную жалобу.
Определение Девятого арбитражного апелляционного суда от 28 марта 2019 года о принятии апелляционной жалобы к производству и рассмотрении дела в порядке упрощенного производства размещено на официальном сайте https://kad.arbitr.ru/, что является надлежащим извещением в силу статей 121, 122, 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Дело рассматривается в порядке упрощенного производства в соответствии со ст. 228 АПК РФ без вызова сторон, извещенных о месте и времени рассмотрения дела.
Рассмотрев дело в порядке ст. ст. 266, 268 АПК РФ, изучив материалы дела, доводы апелляционной жалобы, судебная инстанция не находит оснований для ее удовлетворения.
Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, между истцом в качестве продавца и ответчиком в качестве покупателя велись переговоры о заключении дополнительного соглашения к заключенному договору N 192 от 15.11.2017 на поставку и монтаж товара (стекла) на объект расположенный по адресу: Ленинградская область, Мурманское шоссе 12 км, объект Л’Этуаль МЕГА Дыбенко (далее по тексту — объект).
Как указывает истец, в рамках переговоров между сторонами, было достигнуто соглашение о необходимости производства товара (стекла), до момента заключения дополнительного соглашения, а именно с момента подписания чертежей, для более быстрого исполнения ответчиком, принятых на себя обязательств перед заказчиком.
Судом первой инстанции установлено, что чертеж N 1 был подписан со стороны ответчика 14.08.2018, чертеж N 2 был подписан со стороны ответчика 20.08.2018.
Стороны договорились, что дополнительное соглашение будет подписано позже, расчеты будут произведены в течение трех рабочих дней с момента подписания дополнительного соглашения.
При этом, с целью исполнения достигнутых договоренностей, истец разместил заказ на изготовление товара у ООО «Завод Стекко» на основании договора N 1501-18М от 15.01.2018, стоимость заказа составила 480 000 руб.
В соответствии с материалами дела, истец 24.08.2018, согласовав проект дополнительного соглашения, направил на юридический адрес ответчика подписанное дополнительное соглашение на поставку товара на объект.
Вместе с тем 25.08.2018 ответчик уведомил истца о том, что в услугах истца не нуждается и дополнительное соглашение подписано не будет.
Таким образом, как указывает истец, ответчик сорвал переговоры, что выразилось в причинении существенных убытков для истца в связи с запуском производства стекла на сумму в размере 478 000 руб.
Из материалов дела усматривается, что истец 04.09.2018 получил от ООО «Завод Стекко» претензию с требованием перечислить денежные средства за производство стекла на основании размещенных истцом заказов на основании счета N 2262 от 15.08.2018.
В рамках исполнения принятых обязательств, истец произвел оплату стоимости изготовленного товара за выполненные работы ООО «Завод Стекко» в размере 480 000 руб., что подтверждается платежным поручением N 450 от 24.09.2018.
С целью досудебного урегулирования спора, истец направил в адрес ответчика требование (претензию), указав на то, в срок до 10.09.2018 требует возместить убытки в размере 478 000 руб., причиненные недобросовестным ведением переговоров о заключении дополнительного соглашения.
Между тем, поскольку ответчик на претензию не ответил, требования о возврате денежных средств не исполнил, истец обратился в арбитражный суд с настоящим иском.
Возражая в отношении удовлетворения заявленных требований, ответчик в отзыве на исковое заявление указал, что в отсутствие соглашения, а также при наличии спора по существенным условиям, при наличии существенных разногласий, у истца не имелось оснований приступать к выполнению несогласованного объема работ в рамках незаключенного дополнительного соглашения.
Также ответчик указывает, что надпись «в работу», которая была проставлена на чертежах N 1 и N 2 означает законченность чертежа, и не несет признаков руководящего указания.
Доводы ответчика, изложенные в отзыве, судом первой инстанции рассмотрены, однако правомерно признаны необоснованными ввиду противоречия фактическим обстоятельствам дела и представленным в материалы дела доказательствам.
Из представленной переписки усматривается согласование сторонами поставки изделий из стекла (витрин) на объект до 03.09.2018 г., а также направление ответчиком чертежей с целью своевременного изготовления изделий и их поставки, поскольку коммерческое предложение истцом было направлено ранее.
Кроме того, как обоснованно пришел к выводу суд первой инстанции, принимая во внимание наличие действующего договора N 192 от 15.11.2017 оснований полагать, что дополнительное соглашение не будет подписано и работы не будут оплачены у истца не имелось.
В соответствии со ст. 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.
Согласно ст. 68 АПК РФ обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться иными доказательствами.
Ответчиком, не оспаривается факт ведения приговоров в отношении необходимости поставки товаров на объект. Факт наличия заказа на товар также подтверждается представленной в материалы дела перепиской.
В соответствии с п. 2 ст. 434.1 ГК РФ при вступлении в переговоры о заключении договора, в ходе их проведения и по их завершении стороны обязаны действовать добросовестно, в частности не допускать вступление в переговоры о заключении договора или их продолжение при заведомом отсутствии намерения достичь соглашения с другой стороной. Недобросовестными действиями при проведении переговоров предполагаются: предоставление стороне неполной или недостоверной информации, в том числе умолчание об обстоятельствах, которые в силу характера договора должны быть доведены до сведения другой стороны; внезапное и неоправданное прекращение переговоров о заключении договора при таких обстоятельствах, при которых другая сторона переговоров не могла разумно этого ожидать.
Согласно пп. 19, 20 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» к отношениям, связанным с причинением вреда недобросовестным поведением при проведении переговоров, применяются нормы главы 59 ГК РФ с исключениями, установленными статьей 434.1 ГК РФ.
Предполагается, что каждая из сторон переговоров действует добросовестно и само по себе прекращение переговоров без указания мотивов отказа не свидетельствует о недобросовестности соответствующей стороны. Вместе с тем недобросовестность действий ответчика предполагается, если имеются обстоятельства, предусмотренные подпунктами 1 и 2 пункта 2 статьи 434.1 ГК РФ. В этих случаях ответчик должен доказать добросовестность своих действий.
Сторона, которая ведет или прерывает переговоры о заключении договора недобросовестно, обязана возместить другой стороне причиненные этим убытки.
В результате возмещения убытков, причиненных недобросовестным поведением при проведении переговоров, потерпевший должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы не вступал в переговоры с недобросовестным контрагентом.
В соответствии со ст. ст. 309 — 310 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, а односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются.
Согласно п. 1 ст. 393 ГК РФ должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.
Если иное не установлено законом, использование кредитором иных способов защиты нарушенных прав, предусмотренных законом или договором, не лишает его права требовать от должника возмещения убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.
Статья 1082 ГК РФ предусматривает, что при удовлетворении требования о возмещении вреда лицо, ответственное за причинение вреда, обязано возместить вред в натуре или возместить причиненные убытки (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).
В соответствии со ст. 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
Таким образом, в связи с неисполнением ответчиком добровольно взятых на себя в порядке п. 1 ст. 421 ГК РФ обязательств по заключению с истцом дополнительного соглашения в рамках заключенного договора, истец понес убытки по закупке товара, связанные с отказом ответчика от заключения дополнительного соглашения в размере 478 000 руб.
С учетом изложенного требование истца о взыскании с ответчика убытков подлежат компенсации в виде взыскания с ответчика в пользу истца фактических расходов, понесенных на изготовление товара (стекла) в размере 478 000 руб.
Принимая во внимание положения вышеназванных норм материального права, а также, учитывая конкретные обстоятельства по делу, с ответчика в пользу истца подлежит взысканию сумма убытков в заявленной сумме.
Доводов по существу заявленных исковых требований апелляционная жалоба ООО «ГРУШВИТЦ» содержит, документальных доказательств, опровергающих обоснованность оспариваемого судебного акта, заявителем в суд апелляционной инстанции не представлено.
При указанных обстоятельствах суд апелляционной инстанции не усматривает оснований для изменения или отмены обжалуемого судебного акта.
Руководствуясь ст. ст. 266, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

Решение Арбитражного суда города Москвы от 27.02.2019 по делу N А40-250123/18 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Взыскать с ООО «ГРУШВИТЦ» в доход федерального бюджета государственную пошлину по апелляционной жалобе в сумме 3000 рублей.
Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме в Арбитражном суде Московского округа только по основаниям, предусмотренным ч. 4 ст. 288 АПК РФ.

Председательствующий судья
В.И.ТЕТЮК

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО