ПОСТАНОВЛЕНИЕ Семнадцатого ААС от 12.04.2019 № 17АП-5654/2018-АК

СЕМНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 12 апреля 2019 г. N 17АП-5654/2018-АК

Дело N А60-59392/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 11 апреля 2019 года.
Постановление в полном объеме изготовлено 12 апреля 2019 года.
Семнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего судьи Васевой Е.Е.
судей Мартемьянова В.И., Чепурченко О.Н.,
при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Моор О.А.,
при участии:
от лица, привлекаемого к субсидиарной ответственности, Ахмадеевой Г.Г.: Ахмадеева Г.Г., предъявлен паспорт, Кораблева С.В., предъявлено удостоверение, доверенность от 16.09.2016
от лица, привлекаемого к субсидиарной ответственности, Оболенской Т.Н.: Оболенская Т.Н., предъявлен паспорт, Макаева И.И., предъявлен паспорт, доверенность от 04.10.2018
от лица, привлекаемого к субсидиарной ответственности, Мартюшева С.Н.: Мартюшев С.Н., предъявлен паспорт, Гришечкин В.В., предъявлено удостоверение, доверенность от 25.02.2019
от лица, привлекаемого к субсидиарной ответственности, Колпакова М.Г.: Колпаков М.Г., предъявлен паспорт, Конева О.М., предъявлено удостоверение, доверенность от 24.10.2018
от уполномоченного органа: Щербинина И.Ю., предъявлено удостоверение, доверенность от 02.10.2018
от иных лиц, участвующих в деле, представители не явились,
лица, участвующие в деле, о месте и времени рассмотрения дела извещены надлежащим образом в порядке статей 121, 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на Интернет-сайте Семнадцатого арбитражного апелляционного суда,
рассмотрев в судебном заседании апелляционные жалобы лиц, привлекаемых к субсидиарной ответственности, Колпакова Михаила Григорьевича, Ахмадеевой Галины Гавриловны, Оболенской Татьяны Николаевны, Мартюшева Сергея Николаевича
на определение Арбитражного суда Свердловской области
от 06 февраля 2019 года
о результатах рассмотрения заявления о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц,
вынесенное судьей Берсеневой Е.И.,
в рамках дела N А60-59392/2016
о признании несостоятельным (банкротом) общества с ограниченной ответственностью «Темп» (ОГРН 1036601050980, ИНН 6619008373),
заинтересованные лица: Мартюшев Сергей Николаевич, ОАО «Гипатрон», Оболенская Татьяна Николаевна, Колпаков Михаил Григорьевич, Ахмадеева Галина Навриловна,

установил:

08.12.2016 в Арбитражный суд Свердловской области поступило заявление общества с ограниченной ответственностью «АЕ ГРУПП» (ИНН 6685072653) о признании должника, общества с ограниченной ответственностью «Темп» несостоятельным (банкротом), которое определением от 15.12.2016 принято судом к производству.
Определением Арбитражного суда Свердловской области от 07.02.2017 заявление ООО «АЕ ГРУПП» признано обоснованным, в отношении должника — ООО «Темп» введена процедура банкротства — наблюдение, временным управляющим должника утвержден Васильчук Денис Иванович, член Союза арбитражных управляющих «Континент».
Решением Арбитражного суда Свердловской области от 01.08.2017 ООО «Темп» признано несостоятельным (банкротом), в отношении него введена процедура конкурсного производства. Конкурсным управляющим должника утвержден Васильчук Д.И.
24.07.2018 в Арбитражный суд Свердловской области поступило заявление конкурсного управляющего Васильчука Д.И. о привлечении солидарно к субсидиарной ответственности руководителя должника Мартюшева С.Н. и участника ОАО «Гипатрон» в сумме непогашенных требований кредиторов в размере 24 769 915,89 руб.
14.09.2018 в суд от конкурсного управляющего должника поступило ходатайство об уточнении заявленных требований, в котором Васильчук Д.И. просит привлечь солидарно к субсидиарной ответственности по обязательствам ООО «Темп» Колпакова Михаила Григорьевича и Ахмадееву Галину Гавриловну; взыскать солидарно с Колпакова Михаила Григорьевича и Ахмадеевой Галины Гавриловны в пользу ООО «Темп» в порядке субсидиарной ответственности по обязательствам должника, денежные средства в размере 22 945 864,33 руб.; привлечь солидарно к субсидиарной ответственности по обязательствам ООО «Темп» Оболенскую Татьяну Николаевну, Мартюшева Сергея Николаевича, ОАО «Гипатрон»; взыскать солидарно с Оболенской Татьяны Николаевны, Мартюшева Сергея Николаевича, ОАО «Гипатрон» в пользу ООО «Темп» в порядке субсидиарной ответственности по обязательствам должника, возникшим в период с 24.04.2014 и до дня возбуждения дела о банкротстве в размере 13 705 924,67 руб. (т. 2 л.д. 1-8).
Уточнение принято судом в порядке ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ).
Определением Арбитражного суда Свердловской области от 16.10.2018 к участию в настоящем обособленном споре в порядке ст. 46 АПК РФ в качестве заинтересованных лиц привлечены Оболенская Татьяна Николаевна, Колпаков Михаил Григорьевич, Ахмадеева Галина Гавриловна (т. 2 л.д. 87-90).
Определением Арбитражного суда Свердловской области от 06.02.2019 по делу N А60-59392/2016, вынесенным судьей Берсеневой Е.И., заявленные требования удовлетворены частично: с Колпакова М.Г. и Ахмадеевой Г.Г. в пользу ООО «Темп» взысканы убытки в размере 5 698 032 руб. Мартюшев С.Н. и Оболенская Т.Н. привлечены к субсидиарной ответственности. Производство по спору в части определения суммы субсидиарной ответственности приостановлено до завершения необходимых процедур в рамках дела о банкротстве.
Не согласившись с вынесенным определением, лица, привлекаемые к субсидиарной ответственности, Колпаков М.Г., Ахмадеева Г.Г., Оболенская Т.Н., Мартюшев С.Н. обратились с апелляционными жалобами, в которых Колпаков М.Г. просит отменить судебный акт в части взыскания с него в пользу ООО «Темп» убытков в размере 5 698 032 руб.; Ахмадеева Г.Г. — отменить определение суда в части взыскания с нее в пользу должника убытков в размере 5 698 032 руб.; Мартюшев С.Н. — отменить определение в части привлечения Мартюшева С.Н. к субсидиарной ответственности; Оболенская Т.Н. — отменить определение в части привлечения Оболенской Т.Н. к субсидиарной ответственности.
Колпаков М.Г. в апелляционной жалобе приводит доводы о том, что конкурсным управляющим должника заявлялось требование о привлечении его к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, а не взыскании убытков, которые взыскал суд. Полагает, что не может нести ответственность за имеющие место убытки юридического лица, как в связи с истечением срока исковой давности, так и в связи с тем, что на дату осуществления им деятельности руководителя, действующие нормы права не предусматривали возможность привлечения Колпакова М.Г. к субсидиарной ответственности, поскольку ООО «Темп» признано банкротом не вследствие его виновных действий. Считает, что между дачей им согласия главному бухгалтеру о необходимости и возможности перехода на иную систему налогообложения и дальнейшим банкротством должника нет непосредственной причинно-следственной связи; указанные в акте налоговой проверки нарушения допущены в результате ненадлежащего бухгалтерского учета. Ссылаясь на то, что поручая решение вопросов о применении той или иной системы налогообложения специалисту в соответствующей области, руководитель действует разумно и добросовестно. Согласно анализу финансового состояния должника, выбытие основных средств, более чем на 4 млн. руб. и рост убытков наблюдалось с 2014 г. после его увольнения. Кроме того, полагает, что, исходя из положений п. 3 ст. 1083 Гражданского кодекса РФ у суда имелись основания уменьшить размер взыскания с учетом имущественного положения Колпакова М.Г.
Ахмадеева Г.Г. в жалобе указывает, что у суда отсутствовали основания для взыскания с нее убытков в размере суммы доначисленных и неуплаченных налогов. Отмечает, что ненадлежащим образом выполненная обязанность по уплате и исчислению налогов не означает, что Ахмадеева Г.Г. причинила убытки ООО «Темп»; неперечисленная в бюджет денежная сумма осталась у ООО «Темп» в собственности, соответственно, никаких убытков у общества не возникло. Полагает также, что начисленные по результатам налоговой проверки пени и штраф не подлежат взысканию с Ахмадеевой Г.Г., т.к. именно ООО «Темп» неправомерно пользовалось денежными средствами в размере неуплаченного налога, а при отсутствии факта отчуждения денежных средств должника в пользу бюджета в форме штрафа, должник не понес убытки. Указывает, что суд ошибочно посчитал Ахмадееву Г.Г. контролирующим ООО «Темп» лицом. Ссылается на отсутствие доказательств того, что Ахмадеева Г.Г., будучи лицом, ответственным за бухгалтерский учет, давала обязательные для генерального директора Колпакова М.Г. указания, определяла действия ООО «Темп», оказывая влияние на руководителя или членов органов управления; применение ЕНВД было согласовано Ахмадеевой Г.Г. с контролирующими должника лицами; претензии ООО «Темп» по качеству оказанных Ахмадеевой Г.Г. в рамках гражданско-правовых договоров бухгалтерских услуг, могут быть предъявлены к ней в отдельном судопроизводстве, а не как к контролирующему лицу в рамках дела о банкротстве. Полагает необоснованными ссылки на преюдициальный характер судебных актов арбитражного суда, суда общей юрисдикции ввиду различного субъектного состава в указанных делах и настоящем споре, а также тех обстоятельств, что выводы суда по результатам оценки доказательств не являются обстоятельствами, установленными судом. В этой связи указывает, что состав правонарушения, обстоятельства, сам факт причинения Ахмадеевой Г.Г. убытков должнику подлежал самостоятельному исследованию судом.
Мартюшев С.Н. в жалобе, письменных дополнениях к ней указывает на отсутствие состава правонарушения, необходимого и достаточного для привлечения его к гражданско-правовой ответственности. В обоснование отсутствия своей вины и противоправности поведения ссылается на то, что им фактически не осуществлялось руководство ООО «Темп», он работал наемным работником по трудовым договорам на территории г. Челябинск и г. Москвы; исполнение полномочий директора было возложено Мартюшевым С.Н. на Харитонова Е.С., выполнение функций руководителя которым находит подтверждение материалами дела. Поясняет, что формальные признаки банкротства возникли в конце 2013 г. вследствие привлечения ООО «Темп» к налоговой ответственности решением налогового органа от 30.09.2014; в силу специфики осуществляемой деятельности, регулируемой Региональной энергетической комиссией, предприятие не имело возможности справиться с растущей кредиторской задолженность в виде налоговых обязательств перед государством и не могло своевременно обратиться в суд с заявлением о признании должника банкротом, учитывая социальную значимость деятельности ООО «Темп» по перевозке пассажиров для города Красноуфимск. Отмечает, что у Мартюшева С.Н. по состоянию на 24.03.2014 не возникло обязанности обратиться в суд с заявлением о признании ООО «Темп» банкротом, поскольку он, будучи участником должника с 2011 г., стал его руководителем лишь 24.03.2016 и вплоть до 30.07.2017 (вступление в силу Федерального закона от 29.07.2017 N 266-ФЗ) на участника организации не возлагалась обязанность обратиться в суд с заявлением о признании должника банкротом, такая обязанность введена только после введения п. 3.1 ст. 9 Закона о банкротстве. Ссылаясь на принятие руководителем общества Оболенской Т.Н. за период с 12.03.2014 по 24.03.2016 всех возможных мер по восстановлению платежеспособности должника, поясняет, что оснований полагать, что ООО «Темп» является неплатежеспособным и его финансовое положение невозможно восстановить у Мартюшева С.Н. не было. Указывая, что единственное обязательство у должника в тот момент, когда Мартюшев С.Н. являлся директором должника, составляет 54 287 руб. перед ГБУЗ СО «Красноуфимская РБ» на основании договора N 173 от 01.09.2016, полагает, что размер субсидиарной ответственности Мартюшева С.Н. не может превышать 54 287 руб.
Оболенская Т.Н. в жалобе также указывает на отсутствие в ее действиях состава правонарушения, необходимого для привлечения ее к субсидиарной ответственности по обязательствам должника. Отмечает, что суд, делая вывод об осведомленности Оболенской Т.Н. по состоянию на 24.03.2014 о финансовых результатах деятельности должника о наступлении объективного банкротства в размере 9 650 тыс. руб., не учел, что на момент подписания бухгалтерской отчетности у предприятия имелись активы в виде автотранспортных средств, реализация которых восстановила бы временную неплатежеспособность ООО «Темп», также имелись оборотные средства и нераспределенная прибыль. Приводит доводы о том, что в материалы дела представлены достаточные доказательства, свидетельствующие о принятии Оболенской Т.Н. активных и всех зависящих от нее действий, направленных на преодоление должником существовавших у него финансовых затруднений, выражающихся в направлении обращений в органы местного самоуправления с просьбой дополнительного возмещения затрат из бюджета, а также РЭК Свердловской области с целью повышения соответствующих тарифов на перевозки пассажиров и багажа. Указывает на отсутствие причинно-следственной связи между действиями Оболенской Т.Н. по управлению ООО «Темп» и возникшими требованиями, ввиду возникновения формальных признаков банкротства в конце 2013 г. вследствие привлечения ООО «Темп» к налоговой ответственности по решению от 30.09.2014. Кроме того, полагает, что без надлежащей оценки суда осталась социальная значимость экономической деятельности ООО «Темп»; в материалы дела представлены письма администрации муниципального образования г. Красноуфимск с просьбой обеспечения бесперебойной работы общественного транспорта.
Ахмадеева Г.Г. представила письменный отзыв с возражениями на жалобу Колпакова М.Г., к доводам которой просит отнестись критически.
Уполномоченный орган представил отзыв с возражениями на апелляционные жалобы. Также в указанном отзыве уполномоченным органом обозначена позиция о необоснованности определения суда в части приостановления производства по спору в части определения суммы субсидиарной ответственности. Ходатайствует о приобщении к материалам дела расчета в обоснование доводов отзыва.
Расчет уполномоченного органа приобщен апелляционным судом к материалам дела.
Ахмадеева Г.Г., Колпаков М.Г., Оболенская И.Н. Мартюшев С.Н. и их представители на доводах своих апелляционных жалоб настаивали, просили их удовлетворить.
Представитель Ахмадеевой Г.Г. ходатайствовал о приобщении к материалам дела возражений на отзыв уполномоченного органа.
Судом заявленное ходатайство рассмотрено и удовлетворено.
Представитель уполномоченного органа против удовлетворения жалоб возражал по основаниям, изложенным в отзыве.
Иные лица, участвующие в деле, письменные отзывы на жалобы не представили, явку своих представителей в суд апелляционной инстанции не обеспечили, что в силу статьи 156 АПК РФ не является препятствием для рассмотрения жалоб в их отсутствие.
Законность и обоснованность обжалуемого судебного акта проверены арбитражным судом апелляционной инстанции в соответствии со ст. 266, 268 АПК РФ.
Как следует из материалов дела, ООО «Темп» с уставным капиталом в размере 45 000 руб. было зарегистрировано в качестве юридического лица 27.01.2003 за основным государственным регистрационным номером 1036601050980.
Из представленной Межрайонной ИФНС России N 2 по Свердловской области временному управляющему должника Васильчуку Д.И. информации в отношении ООО «Темп» от 17.03.2017 исх. N 03-23/02710 (т. 1 л.д. 26-28) установлено, что согласно базе данных ЕГРЮЛ учредителями ООО «Темп» являлись: ОАО «Гипатрон» с 27.01.2003 по настоящее время, Федяков С.Ф., Аристова Г.А., Мартюшев Н.М. — с 27.01.2003 по 17.10.2011, с 17.10.2011 по настоящее время — Мартюшев С.Н.
Таким образом, учредителями должника являются: ОАО «Гипатрон» (25% доли в уставном капитале), Мартюшев С.Н. — 75% доли в уставном капитале, приобретенных у Аристовой Г.А., Федякова С.Ф., Мартюшева С.Н. на основании договора купли-продажи доли в уставном капитале от 05.10.2011 (т. 2 л.д. 81-83).
Руководителями ООО «Темп» согласно базе данных ЕГРЮЛ в разные временные периоды являлись (т. 1 л.д. 26-28):
1) Колпаков Михаил Григорьевич — с 26.04.2005 по 04.03.2014 (согласно сведениям из трудовой книжки, копия которой представлена в материалы дела, на должность директора ООО «Темп» Колпаков М.Г. был назначен 11.01.2005, уволен на основании приказа N 454-к от 30.12.2013-30.12.2013 (т. 2 л.д. 114 оборот, 141));
2) Оболенская Татьяна Николаевна — с 04.03.2014 по 24.03.2016 (согласно представленных в материалы дела решений общего собрания учредителей ООО «Темп» от 30.12.2013, 25.09.2015, трудового договора N 455 от 30.12.2013, заявления об увольнении от 10.09.2015, Оболенская Т.Н. принята на должность директора 30.12.2013 и соответствующие полномочия сняты с нее 25.09.2015 (т. 2 л.д. 116-119));
3) Мартюшев Сергей Николаевич — с 24.03.2016 по 01.08.2017 (дата введения конкурсного производства и назначения конкурсного управляющего) (согласно решения общего собрания учредителей ООО «Темп» от 25.09.2015 соответствующие полномочия были возложены на Мартюшева С.Н. в связи со снятием этим же решением полномочий директора с Оболенской Т.Н. — 25.09.2015 — т. 2 л.д. 118).
Лицо, привлекаемое к ответственности, Ахмадеева Галина Гавриловна в период с 01.01.2011 по 31.12.2013 оказывала услуги по ведению бухгалтерского учета в ООО «Темп» по договорам об оказании услуг (договор от 01.01.2011, от 01.01.2012, от 01.01.2013 N б/н).
В качестве оснований привлечения данных лиц к субсидиарной ответственности конкурсным управляющим должника заявлены следующие.
Колпакова М.Г. и Ахмадееву Г.Г. на основании абз. 3 п. 2 ст. 61.11 Закона о банкротстве ввиду того, что невозможность погасить требования кредиторов в полном объеме вызвана неправомерными, умышленными действиями указанных лиц, связанными с умышленным занижением налоговой базы по налогу на прибыль организаций, НДС и налогу на имущество организации, что привело к необоснованному уменьшению налоговых обязательств ООО «Темп», которые впоследствии были доначислены решением инспекции от 30.09.2014 N 11-234 и включены в реестр требований кредиторов. Сумма субсидиарной ответственности определена конкурсным управляющим в размере 22 945 864,33 руб. из расчета (9 239 939,33 руб. размер непогашенных текущих обязательств должника + 13 705 925 руб. размер требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов).
Оболенскую Т.Н. и Мартюшева С.Н. (бывшие директора), ОАО «Гипатрон» (участник должника) за несвоевременную подачу заявления о признании должника несостоятельным (банкротом) (ст. 61.12 Закона о банкротстве (в новой редакции), ст. 9, 10 Закона о банкротстве (в старой редакции)) в связи с неисполнением обязанности по подаче заявления о признании должника несостоятельным (банкротом), которая, по мнению конкурсного управляющего, наступила 24.03.2014, когда руководителем должника Оболенской Т.Н. подписан и сдан в налоговый орган бухгалтерский баланс за 2013 год.
Рассмотрев заявленные требования, суд первой инстанции признал доказанным наличие оснований для удовлетворения требований о привлечении Оболенской Т.Н. и Мартюшева С.Н. к субсидиарной ответственности. Оснований для привлечения к субсидиарной ответственности Колпакова М.Г. и Ахмадеевой Г.Г. суд первой инстанции не установил, указав на возможность взыскания с указанных лиц убытков в размере 5 698 032 руб. Отказывая в удовлетворении заявления в части привлечения к субсидиарной ответственности ОАО «Гипатрон», суд указал на отсутствие соответствующих оснований, поскольку сведений о том, что данное лицо давало какие-либо распоряжения либо иным образом влияло на деятельность должника не представлено.
Дела о несостоятельности (банкротстве) в силу ч. 1 ст. 223 АПК РФ и п. 1 ст. 32 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы несостоятельности (банкротства).
Федеральным законом от 29.07.2017 N 266-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» (далее — Федеральный закон N 266-ФЗ) в Закон о банкротстве были внесены изменения, вступающие в силу со дня его официального опубликования (текст Федерального закона N 266-ФЗ опубликован на «Официальном интернет-портале правовой информации» (www.pravo.gov.ru) 30.07.2017, в «Российской газете» от 04.08.2017 N 172, в Собрании законодательства Российской Федерации от 31.07.2017 N 31 (часть I) ст. 4815).
В соответствии с пунктом 3 статьи 4 Федерального закона от 29.07.2017 N 266-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» рассмотрение заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности, предусмотренной статьей 10 Закона о банкротстве (в редакции, действовавшей до дня вступления в силу настоящего Федерального закона), которые поданы с 1 июля 2017 года, производится по правилам Закона о банкротстве в редакции Федерального закона N 266-ФЗ.
Между тем, в пункте 2 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 27.04.2010 N 137 «О некоторых вопросах, связанных с переходными положениями Федерального закона от 28.04.2009 N 73-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» изложена правовая позиция, в соответствии с которой положения обновленного законодательства о субсидиарной ответственности соответствующих лиц по обязательствам должника применяются, если обстоятельства, являющиеся основанием для их привлечения к такой ответственности (например, дача контролирующим лицом указаний должнику, одобрение контролирующим лицом или совершение им от имени должника сделки), имели место после дня вступления в силу обновленного закона. Если же данные обстоятельства имели место до дня вступления такого закона в силу, то применению подлежат положения о субсидиарной ответственности по обязательствам должника Закона о банкротстве в редакции, действовавшей до вступления в силу обновленного закона, независимо от даты возбуждения производства по делу о банкротстве. При этом, как указано в абзаце третьем названного пункта Информационного письма, предусмотренные обновленным законом процессуальные нормы о порядке привлечения к субсидиарной ответственности подлежат применению судами после вступления его в силу независимо от даты, когда имели место упомянутые обстоятельства или было возбуждено производство по делу о банкротстве.
Кроме того, исходя из общих правил о действии закона во времени (пункт 1 статьи 4 Гражданского кодекса Российской Федерации) основания для привлечения к субсидиарной ответственности определяются на основании закона, действовавшего в момент совершения противоправного действия (бездействия) привлекаемого к ответственности лица. В то время как процессуальные правила применяются судом в той редакции закона, которая действует на момент рассмотрения дела арбитражным судом.
Следовательно, поскольку обстоятельства, в связи с которыми конкурсным управляющим заявлены требования о привлечении указанных выше лиц к субсидиарной ответственности, имели место до вступления в силу Федерального закона N 266-ФЗ, а заявления о привлечении к субсидиарной ответственности поступили в суд после вступления в силу Федерального закона N 266-ФЗ, то настоящий спор подлежал рассмотрению с применением норм материального права, предусмотренных статьей 10 Закона о банкротстве (в редакции без учета Федерального закона N 266-ФЗ), и процессуальных норм, применительно к заявлению конкурсного управляющего о привлечении к субсидиарной ответственности, поданного после 01.07.2017, предусмотренных Федеральным законом N 266-ФЗ.
Принимая во внимание, что соответствующие действия (бездействие), в связи с которыми заявлены требования о привлечении к субсидиарной ответственности Оболенской Т.Н., Мартюшева С.Н. и ОАО «Гипатрон» имели место в 2014-2015 г.г., применению подлежат соответствующие нормы материального права, действовавшие в тот период.
Основания и порядок привлечения к субсидиарной ответственности руководителя и (или) учредителей (участников) должника в случае нарушения ими положений действующего законодательства были предусмотрены в спорный период нормами ст. 10 Закона о банкротстве.
В силу пункта 2 статьи 10 Закона о банкротстве (в редакции Федерального закона от 28.06.2013 N 134-ФЗ) нарушение обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд в случаях и в срок, которые установлены статьей 9 настоящего Федерального закона, влечет за собой субсидиарную ответственность лиц, на которых настоящим Федеральным законом возложена обязанность по принятию решения о подаче заявления должника в арбитражный суд и подаче такого заявления, по обязательствам должника, возникшим после истечения срока, предусмотренного пунктами 2 и 3 статьи 9 настоящего Федерального закона.
В соответствии с пунктом 1 статьи 9 Закона о банкротстве руководитель должника или индивидуальный предприниматель обязан обратиться с заявлением должника в арбитражный суд в случае, если: удовлетворение требований одного кредитора или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения должником денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей и (или) иных платежей в полном объеме перед другими кредиторами; органом должника, уполномоченным в соответствии с его учредительными документами на принятие решения о ликвидации должника, принято решение об обращении в арбитражный суд с заявлением должника; органом, уполномоченным собственником имущества должника — унитарного предприятия, принято решение об обращении в арбитражный суд с заявлением должника; обращение взыскания на имущество должника существенно осложнит или сделает невозможной хозяйственную деятельность должника; должник отвечает признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества; настоящим Федеральным законом предусмотрены иные случаи.
Заявление должника должно быть направлено в арбитражный суд в случаях, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, в кратчайший срок, но не позднее чем через месяц с даты возникновения соответствующих обстоятельств (пункт 2 статьи 9 Закона о банкротстве).
Невыполнение руководителем требований закона об обращении в арбитражный суд с заявлением должника при наступлении обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 9 Закона о банкротстве, влечет неразумное и недобросовестное принятие дополнительных долговых обязательств в ситуации, когда не могут быть исполнены существующие, заведомую невозможность удовлетворения требований новых кредиторов и, как следствие, убытки для них. В этом случае одним из правовых механизмов, обеспечивающих удовлетворение требований таких кредиторов при недостаточности конкурсной массы, является возможность привлечения руководителя должника к субсидиарной ответственности по обязательствам должника в соответствии с пунктом 2 статьи 10 Закона о банкротстве.
Таким образом, не соответствующее принципу добросовестности бездействие руководителя, уклоняющегося от исполнения возложенной на него Законом о банкротстве обязанности по подаче заявления должника о собственном банкротстве (о переходе к осуществляемой под контролем суда ликвидационной процедуре), является противоправным, виновным, влечет за собой имущественные потери на стороне кредиторов и публично-правовых образований, нарушает как частные интересы субъектов гражданских правоотношений, так и публичные интересы государства. Исходя из этого законодатель в пункте 2 статьи 10 Закона о банкротстве презюмировал наличие причинно-следственной связи между неподачей руководителем должника заявления о банкротстве и негативными последствиями для кредиторов и уполномоченного органа в виде невозможности удовлетворения возросшей задолженности.
В предмет доказывания по спорам о привлечении руководителей к ответственности, предусмотренной пунктом 2 статьи 10 Закона о банкротстве, входит установление следующих обстоятельств: возникновение одного из условий, перечисленных в пункте 1 статьи 9 Закона; момент возникновения данного условия; факт неподачи руководителем в суд заявления о банкротстве должника в течение месяца со дня возникновения соответствующего условия; объем обязательств должника, возникших после истечения месячного срока, предусмотренного пунктом 2 статьи 9 Закона о банкротстве, а также недостаточность конкурсной массы для удовлетворения всех требований кредиторов.
При исследовании совокупности указанных обстоятельств следует учитывать, что обязанность по обращению в суд с заявлением о банкротстве возникает в момент, когда добросовестный и разумный руководитель в рамках стандартной управленческой практики должен был объективно определить наличие одного из обстоятельств, упомянутых в пункте 1 статьи 9 Закона о банкротстве.
Согласно статье 2 Закона о банкротстве неплатежеспособность — прекращение исполнения должником части денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей, вызванное недостаточностью денежных средств. При этом недостаточность денежных средств предполагается, если не доказано иное.
В соответствии с пунктом 2 статьи 3 Закона о банкротстве юридическое лицо считается неспособным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам, и исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующая обязанность не исполнена им в течение трех месяцев даты, когда они должны были быть исполнены.
Из анализа финансового состояния должника за периоды, предшествующие введению процедуры банкротства, бухгалтерского баланса и бухгалтерской отчетности следует, судом первой инстанции установлено, что деятельность должника приобрела убыточный характер: за 2013 год произошло выбытие основных средств с 12 772 тыс. руб. до 11 352 тыс. руб., рост кредиторской задолженности с 2 434 тыс. руб. до 5 607 тыс. руб., убыток составил — 9 650 тыс. руб.; за 2014 год произошло выбытие основных средств с 11 352 тыс. руб. до 6 565 тыс. руб., рост кредиторской задолженности с 5 607 тыс. руб. до 8 876 тыс. руб., убыток составил — 11 423 тыс. руб.; за 2015 год выбытие основных средств с 6 565 тыс. руб. до 3 342 тыс. руб., рост кредиторской задолженности с 8 876 тыс. руб. до 19 758 тыс. руб., убыток составил — 15 273 тыс. руб.; за 2016 год выбытие основных средств с 3 342 тыс. руб. до 2 039 тыс. руб., рост кредиторской задолженности с 21 489 тыс. руб. до 31 490 тыс. руб. (т. 1 л.д. 115-126, т. 3 л.д. 119-132).
Таким образом, происходило ежегодное увеличение размера чистого убытка вплоть до возбуждения в отношении должника дела о банкротстве (определение о принятии от 15.12.2016).
При таких обстоятельствах, принимая их в совокупности, сделать выводы о наступлении объективного банкротства должника стало возможным по результатам 2013 г.
Принимая во внимание, что бухгалтерская отчетность ООО «Темп» за 2013 г. за подписью Оболенской Т.Н. была предоставлена в налоговый орган 24.03.2014 (т. 3 л.д. 119-123), суд первой инстанции верно определил, что датой возникновения обстоятельств, послуживших основанием для обращения руководителя должника в суд с заявлением о несостоятельности (банкротстве), следует считать 24.03.2014.
В течение месячного периода от указанной даты, предусмотренного ст. 9 Закона о банкротстве, обязанность по подаче заявления о признании должника банкротом Оболенской Т.Н., исполнявшей на тот момент времени обязанности директора, исполнена не была.
Вступив в должность директора ООО «Темп» 25.09.2015 (в соответствии с решением общего собрания учредителей ООО «Темп» от 25.09.2015 — т. 2 л.д. 118), Мартюшев С.Н., располагавший информацией о финансовых результатах должника в силу мажоритарного участия в ООО «Темп» (75% доли участия), соответствующую обязанность по подаче заявления о признании должника банкротом также не исполнил.
Принимая во внимание, что добросовестный и разумный руководитель в рамках стандартной управленческой практики мог сделать выводы о наступлении объективного банкротства должника по итогам 2013 г. и в указанный период полномочия директора ООО «Темп» были возложены на Оболенскую Т.Н., а затем с 25.09.2015 на Мартюшева С.Н., являвшегося, к тому же, с октября 2011 г. мажоритарным участником, указанные лица обоснованно признаны судом первой инстанции ответственными за подачу соответствующего заявления о банкротстве должника в суд в установленные п. 2 ст. 9 Закона о банкротстве сроки.
При таких обстоятельствах у суда первой инстанции имелись все основания для привлечения Оболенской Т.Н. и Мартюшева С.Н. к субсидиарной ответственности на основании п. 2 ст. 10 Закона о банкротстве.
Апелляционный суд отклоняет доводы жалобы Мартюшева С.Н. об отсутствии его вины ввиду работы наемным работником по трудовым договорам на территории г. Челябинск и г. Москвы (т. 2 л.д. 18, 44, 54-55, 56-59, 60, 61-68), возложения им обязанности по исполнению своих полномочий директора приказом N 2-к от 05.01.2016 на Харитонова Е.С., поскольку указанные доводы признаны не освобождающими Мартюшева С.Н., в том числе, являющегося контролирующим должника лицом в силу мажоритарного участия в нем, от субсидиарной ответственности, как не отвечающие принципам разумного и добросовестного осуществления руководства деятельностью ООО «Темп». Кроме того, как следует из приказа N 2-к от 05.01.2016, соответствующие обязанности директора возложены на Харитонова Е.С. с 08.01.2016 (т. 1 л.д. 14), тогда как к обязанностям руководителя, в соответствии с решением общего собрания учредителей ООО «Темп» от 25.09.2015, Мартюшев М.Н. приступил с указанной даты и в силу мажоритарного участия в общества и презюмируемой осведомленности о финансовых результатах ООО «Темп» должен был выполнить соответствующую обязанность по обращению с заявлением о признании должника банкротом своевременно.
Суд апелляционной инстанции учитывает, что как Мартюшев С.Н. в жалобе, так и Оболенская Т.Н., по сути, признают возникновение объективного банкротства в конце 2013 г., указывая на возникновение формальных признаков банкротства не по их вине.
Заявители жалоб Мартюшев С.Н. и Оболенская Т.Н. в обоснование отсутствия своей вины по неисполнению обязанности по своевременному обращению в суд с соответствующим заявлением, приводят доводы о принимаемых мерах по выводу должника из кризиса, преодолению финансовых трудностей, социальной значимости деятельности ООО «Темп» по перевозке пассажиров и багажа автомобильным транспортом.
Между тем, приводимые в жалобах обстоятельства, обстоятельствами, освобождающими указанных лиц от субсидиарной ответственности по обязательствам должника на основании п. 2 ст. 10 Закона о банкротстве, связывающей возникновение соответствующей обязанности с наступлением конкретных обстоятельств, сведениями о наличии которых указанные лица обладали на дату сдачи бухгалтерской отчетности за 2013 г., не являются.
Вопреки доводам жалоб Оболенской Т.Н. и Мартюшева С.Н., судом дана надлежащая правовая оценка осуществления должником социальных функций по перевозке общественным транспортом в г. Красноуфимске, невозможности прекращения деятельности, в том числе в связи с поступающими просьбами органа местного самоуправления об организации бесперебойной работы. Суд, отклоняя соответствующие доводы, верно исходил из того, что обязанность по подаче заявления о признании ООО «Темп» несостоятельным (банкротом) имелась вне зависимости от данных обстоятельств; кроме того, судом принято во внимание, что должник являлся не единственным перевозчиком (т. 3 л.д. 98, 108-110).
Доводы Мартюшева С.Н., относящиеся к размеру субсидиарной ответственности, в данном споре рассмотрению не подлежат, поскольку производство по настоящему обособленному спору в части определения суммы субсидиарной ответственности было приостановлено судом первой инстанции в связи с невозможностью установить размер субсидиарной ответственности до завершения необходимых в рамках дела о банкротстве процедур. В связи с чем, соответствующие обстоятельства будут исследоваться после возобновления судом соответствующего производства.
Доводы уполномоченного органа, выразившего в письменном отзыве несогласие с приостановлением судом производства в соответствующей части, ввиду возможности установить размер субсидиарной ответственности указанных лиц, апелляционным судом исследованы и отклонены.
Учитывая, что необходимые процедуры в рамках дела о банкротстве на момент вынесения обжалуемого судебного акта не были завершены и по итогам расчетов с кредиторами существует вероятность погашения части требований, охватываемых периодом ответственности указанных лиц, приводимые уполномоченным органом доводы, не могут быть признаны обоснованными апелляционным судом.
Суд первой инстанции, приняв во внимание тот факт, что установить размер субсидиарной ответственности в настоящее время не представляется возможным, правомерно приостановил производство по заявлению до завершения необходимых процедур в рамках дела о банкротстве.
Оснований для переоценки выводов об отсутствии оснований для привлечения к субсидиарной ответственности второго участника должника — ОАО «Гипатрон» с долей участия 25% ввиду недоказанности того, что данное лицо могло каким-либо образом влиять на деятельность должника и давало, в связи с этим, какие-либо распоряжения, апелляционный суд не усматривает. Возражений в указанной части апелляционные жалобы не содержат.
При таких обстоятельствах, принимая их в совокупности, оснований для удовлетворения жалоб Мартюшева С.Н. и Оболенской Т.Н. у апелляционного суда не имеется.
Разрешая настоящий спор по заявлению о привлечении к субсидиарной ответственности Колпакова М.Г. и Ахмадеевой Г.Г., суд первой инстанции, не установив оснований для привлечения указанных лиц к субсидиарной ответственности, счел необходимым руководствоваться разъяснениями, изложенными в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» (далее — Постановление Пленума ВС РФ от 21.12.2017 N 53).
В пункте 20 данного Постановления Пленум Верховного Суда РФ указал, что при решении вопроса о том, какие нормы подлежат применению — общие положения о возмещении убытков (в том числе статья 53.1 ГК РФ) либо специальные правила о субсидиарной ответственности Закона о банкротстве, — суд в каждом конкретном случае оценивает, насколько существенным было негативное воздействие контролирующего лица на деятельность должника, проверяя, как сильно в результате такого воздействия изменилось финансовое положение должника, какие тенденции приобрели экономические показатели, характеризующие должника, после этого воздействия. Если допущенные контролирующим лицом нарушения явились необходимой причиной банкротства, применению подлежат нормы о субсидиарной ответственности Закона о банкротстве. В том случае, когда причиненный контролирующими лицами, указанными в статье 53.1 Гражданского кодекса РФ, вред исходя из разумных ожиданий не должен был привести к объективному банкротству должника, такие лица обязаны компенсировать возникшие по их вине убытки в размере, определяемом по правилам статей 15, 393 Гражданского кодекса РФ.
Также Пленумом Верховного Суда РФ даны разъяснения о том, что, независимо от того, каким образом при обращении в суд заявитель поименовал вид ответственности и на какие нормы права он сослался, суд применительно к положениям статей 133 и 168 АПК РФ самостоятельно квалифицирует предъявленное требование. При недоказанности оснований привлечения к субсидиарной ответственности, но доказанности противоправного поведения контролирующего лица, влекущего иную ответственность, в том числе установленную статьей 53.1 Гражданского кодекса РФ, суд принимает решение о возмещении таким контролирующим лицом убытков.
Поскольку в силу приведенных выше обстоятельств установлено, что объективное банкротство должника наступило по итогам 2013 г., а также ввиду отсутствия оснований для исследования наличия обстоятельств, предусмотренных частью 3 пункта 2 ст. 61.11 Закона о банкротстве, в целях привлечения указанных лиц к субсидиарной ответственности, с учетом периода совершения ими действий, с которыми конкурсный управляющий связывает ответственность указанных лиц по обязательствам должника, а также отсутствия оснований для привлечения Колпакова М.Г. и Ахмадеевой Г.Г. к ответственности на основании ст. 10 Закона о банкротстве, Колпаков М.Г. и Ахмадеева Г.Г. не подлежат привлечению к субсидиарной ответственности, в рамках настоящего обособленного спора надлежит установить, образуют ли действия, вменяемые данным лицам, состав гражданско-правового нарушения, влекущего ответственность в виде взыскания с виновного причиненных им убытков.
В соответствии с пунктом 3 статьи 53 Гражданского кодекса РФ лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно.
Как установлено из вступивших в законную силу судебных актов по делу N А60-1113/2015 (решение Арбитражного суда Свердловской области от 26.04.2015, постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.07.2015, постановление Арбитражного суда Уральского округа от 20.10.2015, определение Верховного Суда РФ от 24.02.2016 об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации), Межрайонной ИФНС России N 2 по Свердловской области в отношении ООО «Темп» была проведена выездная налоговая проверка по вопросам правильности исчисления, своевременности и полноты уплаты (удержания, перечисления) налогов за период с 01.01.2011 по 31.12.2013, по итогам которой составлен акт от 25.08.2014 N 11-324 и вынесено решение от 30.09.2014 N 11-234 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения (т. 1 л.д. 34-67).
Указанным решением обществу доначислены суммы неуплаченных налогов ЕНВД, налога на прибыль организаций за 2012 г., НДС, налога на имущество организаций в общем размере 4 529 662 руб., штрафные санкции в сумме 468 379 руб., пени в сумме 763 385 руб.
Налоговой проверкой, в частности, установлено, что общество в проверенный период занималось оказанием автотранспортных услуг по перевозке пассажиров и грузов (по иным эпизодам решение инспекции не оспаривалось). По указанному виду деятельности оно в 2011 г. применяло ЕНВД, в январе — ноябре 2012 г. — упрощенную систему налогообложения (далее — УСН) с объектом налогообложения «доходы, уменьшенные на величину расходов», в декабре 2012 г. — ЕНВД, с 01.01.2013 — снова УСН с объектом «доходы, уменьшенные на величину расходов».
Решением Арбитражного суда города Москвы от 26.06.2012 по делу N А40-12589/2012, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 11.09.2012 и постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 18.01.2013, с Российской Федерации в лице Минфина России за счет казны в пользу общества взыскано 25 504 320 руб. убытков, полученных обществом в результате перевозки льготных категорий пассажиров в 2008 г. и январе 2009 г.
Инспекцией установлено и обществом не оспорено, что в декабре 2012 г. ему из федерального бюджета перечислено 25 504 320 руб. В книге учета доходов и расходов по УСН общество указанную сумму, подлежащую, вопреки доводам ООО «Темп», учету для целей налогообложения в 2012 году, не отразило. Однако с учетом данной суммы доход налогоплательщика, полученный с начала 2012 г., превысил 60 млн. рублей, в связи с чем, налоговый орган пришел к выводу об утрате налогоплательщиком права на применение УСН с начала 4 квартала 2012 г., доначислив обществу с 4 квартала 2012 г. налоги по общей системе налогообложения.
Налоговый орган, а затем и суд пришли к выводу, что, ожидая поступление в декабре 2012 г. большой суммы денежных средств в связи с оказанием услуг по перевозке пассажиров, налогоплательщик формально, с целью избежания налогообложения данной выручки, уменьшил количество транспорта путем подписания договора аренды с зависимым лицом (работником общества) и подал заявление о переходе на ЕНВД с декабря 2012 г.
Также в производстве следственного отдела по городу Красноуфимск Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Свердловской области 24.07.2015 находилось уголовное дело N 150633159 по факту уклонения от уплаты налогов организации ООО «Темп», возбужденное в отношении ИП Ахмадеевой Г.Г. по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199 Уголовного кодекса РФ.
Постановлением от 24.12.2015 производство по делу прекращено по заявлению подозреваемой Ахмадеевой Г.Г. по основанию, предусмотренному п. 3 ч. 1 ст. 27 Уголовного кодекса РФ вследствие акта амнистии (т. 3 л.д. 143-151).
В Красноуфимском районном суде Свердловской области (дело N 2-1-300/2018) рассматривалось исковое заявление Межрайонной ИФНС России N 2 по Свердловской области к Ахмадеевой Г.Г. о взыскании ущерба в размере 2 797 669,37 руб. (с учетом уточнения требований), причиненного преступлением по ч. 1 ст. 199 Уголовного кодекса РФ по результатам выездной налоговой проверки в части неуплаты налогов.
В мотивировочной части поименованного судебного акта установлено, что в результате налогового правонарушения, совершенного ООО «Темп» в период с 01.01.2011 по 31.12.2013, в бюджеты разных уровней не уплачены налоги в общей сумме 4 529 622 руб., в результате чего ООО «Темп» привлечено к административной ответственности в виде штрафа и пени, то есть бюджетной системе причинен вред в виде неуплаты налогов и пени. На странице 9 указанного решения установлено, что вред бюджетной системе РФ в виде неуплаты налогов ОО «Темп» возник по причине неправомерных, виновных действий Ахмадеевой Г.Г.
Вместе с тем, решением суда от 23.03.2018 в удовлетворении исковых требований отказано со ссылками на правовую позицию Конституционного Суда РФ, изложенную в абз. 4 п. 1 резолютивной части Постановления N 39-П от 08.12.2017, в соответствии с которой не допускают, по общему правилу, взыскание вреда, причиненного бюджетам публично-правовых образований, в размере подлежащих зачислению в соответствующий бюджет налогов и пеней с физических лиц, обвиняемых в совершении налоговых преступлений, до внесения в единый государственный реестр юридических лиц сведений о прекращении организации-налогоплательщика либо до того, как судом будет установлено, что данная организация является фактически недействующей и (или) что взыскание с нее либо с лиц, привлекаемых к ответственности по ее долгам, налоговой недоимки и пеней на основании норм налогового и гражданского законодательства невозможно (кроме случаев, когда судом установлено, что организация-налогоплательщик служит лишь «прикрытием» для действий контролирующего ее физического лица) (т. 2 л.д. 102-107). Решение вступило в законную силу (т. 2 л.д. 108-113).
Приняв во внимание установленные в рамках уголовного дела и дела по рассмотрению требования налогового органа о возмещении ущерба бюджету обстоятельства, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что действия Колпакова М.Г. и Ахмадеевой Г.Г. по определению модели ведения бизнеса, ведению финансового, бухгалтерского и налогового учета ООО «Темп» с нарушением требований Налогового кодекса РФ носили умышленный характер, преследовали целью занижение налоговой базы и уменьшение налоговых обязательств общества перед бюджетом.
Изложенное обусловило выводы суда о том, что в результате неправомерных действий бухгалтера Ахмадеевой Г.Г. и руководителя должника, которым в указанный период являлся Колпаков М.Г., причинены убытки обществу в сумме неуплаты налогов и неустойки, установленной в результате проведенной налоговой проверки, размер которых определен судом в сумме 5 698 032 руб.
Колпаков М.Г. в жалобе, а также в судебном заседании апелляционного суда настаивает на том, что не может нести ответственность за имеющие место убытки юридического лица, в том числе, в связи с истечением срока исковой давности, признания ООО «Темп» банкротом не вследствие его виновных действий.
Заявление об истечении срока исковой давности также делалось Колпаковым М.Г. суду первой инстанции в возражениях на заявленные требования (т. 3 л.д. 67-68).
Исследовав доводы заявителя жалобы Колпакова М.Г. об истечении срока исковой давности для привлечения его к соответствующей гражданско-правовой ответственности, апелляционный суд соглашается с ними и приходит к следующим выводам о порядке исчисления срока исковой давности по требованию о привлечении Колпакова М.Г. к ответственности в виде взыскания убытков.
На основании статьи 195 Гражданского кодекса РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.
Общий срок исковой давности устанавливается в три года (статья 196 Гражданского кодекса РФ).
В соответствии со статьей 200 Гражданского кодекса РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.
В пункте 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» разъяснено, что участник юридического лица, обратившийся с иском о возмещении директором убытков, действует в интересах юридического лица (пункт 3 статьи 53 Гражданского кодекса РФ и статья 225.8 АПК РФ). Течение срока исковой давности по требованию такого участника применительно к статье 201 Гражданского кодекса Российской Федерации начинается со дня, когда о нарушении со стороны директора узнал или должен был узнать правопредшественник такого участника юридического лица.
В случаях, когда соответствующее требование о возмещении убытков предъявлено самим юридическим лицом, срок исковой давности исчисляется не с момента нарушения, а с момента, когда юридическое лицо, например, в лице нового директора, получило реальную возможность узнать о нарушении, либо когда о нарушении узнал или должен был узнать контролирующий участник, имевший возможность прекратить полномочия директора, за исключением случая, когда он был аффилирован с указанным директором.
Реальная возможность получения обществом в лице нового единоличного исполнительного органа информации о наличии в действиях бывшего руководителя недобросовестности и неразумности, повлекших причинение убытков — Оболенской Т.Н., возникла по итогам налоговой проверки, нашедших отражение в решении Межрайонной ИФНС России N 2 по Свердловской области N 11-234 от 30.09.2014 о привлечении ООО «Темп» к ответственности за совершение налогового правонарушения.
При изложенных обстоятельствах, применительно к разъяснениям, изложенным в пункте 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62, обращение конкурсного управляющего о привлечении Колпакова М.Г. к субсидиарной ответственности, изложенное в ходатайстве об уточнении заявленных требований от 14.09.2018 (т. 2 л.д. 1-8), квалифицированное судом в силу руководящих разъяснений Постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 N 53, в качестве заявления о взыскании убытков, не подлежало удовлетворению в связи с истечением трехгодичного срока исковой давности, о применении которой Колпаковым М.Г. было заявлено суду в возражениях на требования (т. 3 л.д. 67-68).
Поскольку пропуск срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении требований заявителя, у суда не имелось оснований для взыскания с Колпакова М.Г. убытков.
Не усматривая оснований для взыскания убытков с Ахмадеевой Г.Г., апелляционный суд принимает доводы жалобы Ахмадеевой Г.Г. о том, что суд ошибочно расценил ее в качестве контролирующего ООО «Темп» лица.
Доказательств того, что Ахмадеева Г.Г., будучи лицом, привлекаемым ООО «Темп» на основании договоров об оказании услуг по бухгалтерскому учету, давала обязательные для исполнения указания, определяла и контролировала действия ООО «Темп», оказывая влияние на руководителя или членов органов управления, а не просто занималась подготовкой бухгалтерской и налоговой отчетности на основании предоставляемых ей документов, не имеется.
С учетом изложенных обстоятельств в удовлетворении требования конкурсного управляющего, заявленного к Ахмадеевой Г.Г., также надлежит отказать.
Апелляционный жалобы Колпакова М.Г. и Ахмадеевой Г.Г. удовлетворены апелляционным судом.
С учетом изложенного определение суда первой инстанции в связи с несоответствием выводов, изложенных в определении, обстоятельствам дела, нарушением норм материального права (п.п. 3, 4 ч. 1 ст. 270 АПК РФ) подлежит отмене в части взыскания убытков с Ахмадеевой Г.Г., Колпакова М.Г. В остальной части определение суда следует оставить без изменения, жалобы Оболенской Т.Н. и Мартюшева С.Н. без удовлетворения.
При подаче апелляционной жалобы на определения, не перечисленные в подп. 12 п. 1 ст. 333.21 Налогового кодекса РФ, государственная пошлина не уплачивается. Ошибочно уплаченная Ахмадеевой Г.Г. на основании чека-ордера от 15.02.2019 государственная пошлина по апелляционной жалобе в сумме 150 руб. подлежит возврату Ахмадеевой Г.Г.
Руководствуясь статьями 104, 258, 266, 268, 269, 271, 270, 272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Семнадцатый арбитражный апелляционный суд

постановил:

Определение Арбитражного суда Свердловской области от 06 февраля 2019 года по делу N А60-59392/2016 отменить в части взыскания с Ахмадеевой Галины Гавриловны и Колпакова Михаила Григорьевича в пользу общества с ограниченной ответственностью «Темп» убытков в размере 5 698 032 руб.
В указанной части в удовлетворении требований отказать.
В остальной части определение суда оставить без изменения, апелляционные жалобы — без удовлетворения.
Возвратить Ахмадеевой Галине Гавриловне государственную пошлину по апелляционной жалобе в сумме 150 (сто пятьдесят) рублей, ошибочно уплаченную по чеку-ордеру от 15.02.2019.
Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Арбитражный суд Уральского округа в срок, не превышающий одного месяца со дня его принятия, через Арбитражный суд Свердловской области.

Председательствующий
Е.Е.ВАСЕВА

Судьи
В.И.МАРТЕМЬЯНОВ
О.Н.ЧЕПУРЧЕНКО

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО