ПОСТАНОВЛЕНИЕ Суда по интеллектуальным правам от 19.03.2019 № С01-1269/2018

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 19 марта 2019 г. по делу N А40-248391/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 13 марта 2019 года.
Полный текст постановления изготовлен 19 марта 2019 года.
Суд по интеллектуальным правам в составе:
председательствующего судьи Булгакова Д.А.,
судей: Рассомагиной Н.Л., Четвертаковой Е.С.
рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «МАША И МЕДВЕДЬ» (ул. Годовикова, д. 9, стр. 3, Москва, 129085, ОГРН 1107746373536) на решение Арбитражного суда города Москвы от 13.07.2018 по делу N А40-248391/2016 (судья Давледьянова Е.Ю.) и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 18.10.2018 (судьи Григорьев А.Н., Гарипов В.С., Нагаев Р.Г.) по тому же делу
по иску общества с ограниченной ответственностью «МАША И МЕДВЕДЬ» к индивидуальному предпринимателю Гомон Милеве Владимировне ОГРНИП 315774600254252)
о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав.
В судебном заседании приняли участие представители:
от общества с ограниченной ответственностью «МАША И МЕДВЕДЬ» — Володина В.В. (по доверенности от 31.12.2018 N 05/01), Заворотный В.Б. (по доверенности от 31.12.2018 N 02/01).
Суд по интеллектуальным правам

установил:

общество с ограниченной ответственностью «МАША И МЕДВЕДЬ» (далее — общество) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с исковым заявлением к индивидуальному предпринимателю Гомон Милеве Владимировне (далее — предприниматель) о взыскании компенсации в размере 20 000 рублей за нарушение исключительных прав на товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 505856, компенсации в размере 20 000 рублей за нарушение исключительных прав на товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 505857, компенсации в размере 20 000 рублей за нарушение исключительных авторских прав на произведение изобразительного искусства — рисунок «Маша», компенсации в размере 20 000 рублей за нарушение исключительных авторских прав на произведение изобразительного искусства — рисунок «Медведь».
Решением Арбитражного суда города Москвы от 14.03.2017, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 16.06.2017, исковые требования удовлетворены частично.
Определением Верховного Суда Российской Федерации от 18.01.2018 решение Арбитражного суда города Москвы от 14.03.2017 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 16.06.2017 по делу N А40-248391/2016 отменены. Дело направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.
Решением Арбитражного суда города Москвы от 13.07.2018, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 18.10.2018, исковые требования удовлетворены частично, с предпринимателя в пользу общества взысканы компенсация за нарушение исключительных прав в размере 40 000 рублей, а также расходы по оплате государственной пошлины в размере 1 600 рублей, расходы по восстановлению нарушенного права в размере стоимости вещественных доказательств — товаров, приобретенных у ответчика, в размере 350 рублей. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.
Не согласившись с принятыми судебными актами, общество обратилось в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права, а также на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, просит решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменить, и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении исковых требований в полном объеме.
По мнению общества, суды, снижая размер подлежащей взысканию компенсации, необоснованно руководствовались пунктом 33 Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 23.09.2015 (далее — Обзор от 23.09.2015), признав товарные знаки, произведения изобразительного искусства, в отношении которых истец обратился с требованием о защите, группой товарных знаков, поскольку произведение изобразительного искусства и товарный знак являются самостоятельными объектами интеллектуальной собственности.
Предприниматель отзыв на кассационную жалобу не представил.
В судебном заседании представители общества выступили по доводам кассационной жалобы, настаивали на ее удовлетворении.
Предприниматель, надлежащим образом извещенный о времени и месте судебного заседания, в том числе путем публичного уведомления на официальном сайте Суда по интеллектуальным правам http://ipc.arbitr.ru, своих представителей в суд кассационной инстанции не направил, что в соответствии с частью 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы в их отсутствие.
Законность обжалуемых судебных актов проверена судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, то есть исходя из доводов кассационной жалобы, а также на предмет наличия безусловных оснований для отмены судебного акта, установленных частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Как следует из материалов дела и установлено судами, общество является обладателем исключительных прав на товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 505856, зарегистрированный 07.02.2014 в отношении товаров 3, 5, 9, 14, 15, 16, 21, 25, 28, 29, 30, 32, 41-го классов Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее — МКТУ), на товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 505857, зарегистрированный 07.02.2014 в отношении товаров 3, 5, 9, 14, 15, 16, 18, 21, 25, 28, 29, 30, 32, 41-го классов МКТУ.
Также обществу принадлежат исключительные авторские права на произведения изобразительного искусства рисунок «Маша» и рисунок «Медведь» на основании лицензионного договора от 08.06.2010 N ЛД-1/2010.
Обращаясь в суд с настоящим иском, истец указал, что 12.10.2016 в торговой точке предпринимателя им предлагался к продаже и был реализован товар — рюкзак детский «Маша и Медведь», на котором содержались изображения товарных знаков, а также рисунки, исключительные права на которые принадлежат истцу.
В подтверждение данного обстоятельства обществом в материалы дела были представлены кассовый чек, видеосъемка процесса продажи, фотография товара.
Поскольку разрешения на использование принадлежащих истцу объектов интеллектуальной собственности общество предпринимателю не давало, а ответчик использовал не принадлежащие ему товарный знак и произведения без разрешения правообладателя, данное обстоятельство послужило основанием для обращения истца в арбитражный суд с иском.
Размер компенсации был рассчитан обществом исходя из суммы 20 000 рублей за каждый объект интеллектуальной собственности, что составило 80 000 рублей (два товарных знака и два рисунка).
Удовлетворяя частично заявленные исковые требования, суд первой инстанции, исследовав и оценив в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, представленные по делу доказательства, руководствуясь Гражданским кодексом Российской Федерации (далее — ГК РФ), исходил из того, что истцом доказан факт нарушения ответчиком исключительных прав на принадлежащие обществу товарные знаки и произведения изобразительного искусства.
При этом суд первой инстанции, руководствуясь положением части 3 статьи 1252 ГК РФ, исходя из того, что одним действием ответчика нарушены права на несколько результатов интеллектуальной деятельности, а именно на два товарных знака и два произведения изобразительного искусства, права на которые принадлежат одному правообладателю — истцу, снизил размер компенсации за нарушение исключительных прав на 50%, что составило 40 000 рублей (по 10 000 рублей за каждый из 4-х объектов интеллектуальной собственности).
Суд апелляционной инстанции, оставляя решение суда первой инстанции без изменения, согласился с выводами суда первой инстанции.
Суд по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в кассационной жалобе, проверив в порядке, предусмотренном статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения кассационной жалобы на основании следующего.
Согласно пункту 1 статьи 1259 ГК РФ произведения живописи, скульптуры, графики, дизайна, графические рассказы, комиксы и другие произведения изобразительного искусства являются объектами авторских прав.
Как установлено пунктом 1 статьи 1270 ГК РФ автору произведения или иному правообладателю принадлежит исключительное право использовать произведение в соответствии со статьей 1229 настоящего Кодекса в любой форме и любым не противоречащим закону способом (исключительное право на произведение), в том числе способами, указанными в пункте 2 настоящей статьи. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на произведение.
В пункте 2 названной статьи указано, что использованием произведения независимо от того, совершаются ли соответствующие действия в целях извлечения прибыли или без такой цели, считается, в частности: распространение произведения путем продажи или иного отчуждения его оригинала или экземпляров.
Как указано в пункте 1 статьи 1484 ГК РФ лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 настоящего Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак), в том числе способами, указанными в пункте 2 настоящей статьи. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на товарный знак.
Согласно пункту 2 названной статьи, исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного знака: на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации; при выполнении работ, оказании услуг; на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот; в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе; в сети «Интернет», в том числе в доменном имени и при других способах адресации.
Никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения (пункт 3 статьи 1484 ГК РФ).
Суды установили, что предпринимателем без разрешения правообладателя (общества) были использованы не принадлежащие ему объекты исключительных прав, поскольку им предлагался к продаже и был реализован товар, на котором содержались изображения товарного знака, а также произведений, исключительными правами на которые обладает истец.
В соответствии с пунктом 3 статьи 1252 ГК РФ в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков.
Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных настоящим Кодексом, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости.
Согласно пункту 1 статьи 1301 ГК РФ в случаях нарушения исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных настоящим Кодексом (статьи 1250, 1252 и 1253), вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 ГК РФ требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации: в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения; в двукратном размере стоимости контрафактных экземпляров произведения; в двукратном размере стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения тем способом, который использовал нарушитель.
В силу пункта 4 статьи 1515 ГК РФ правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации: в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения; в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.
Вместе с тем в соответствии с абзацем 3 пункта 3 статьи 1252 ГК РФ, если одним действием нарушены права на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, размер компенсации определяется судом за каждый неправомерно используемый результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации. При этом в случае, если права на соответствующие результаты или средства индивидуализации принадлежат одному правообладателю, общий размер компенсации за нарушение прав на них с учетом характера и последствий нарушения может быть снижен судом ниже пределов, установленных настоящим Кодексом, но не может составлять менее пятидесяти процентов суммы минимальных размеров всех компенсаций за допущенные нарушения.
В пункте 43.2 совместного постановления Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 «О вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — постановления N 5/29) разъяснено, что компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения, при этом правообладатель не обязан доказывать размер понесенных убытков.
Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.
Исходя из изложенных норм права, а также разъяснениям к ним следует, что правообладатель при доказанности факта нарушения его исключительных прав освобождается от доказывания размера понесенных убытков и вправе требовать от нарушителя компенсацию в установленном законом размере, определяемой по усмотрению суда исходя из характера нарушения.
Между тем при определении размера компенсации суд должен учесть характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, и основываясь на сложившихся обстоятельствах принять решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.
При этом в диспозиции пункта 3 статьи 1252 ГК РФ указано, что в случае, если права на соответствующие результаты или средства индивидуализации принадлежат одному правообладателю, общий размер компенсации за нарушение прав на них с учетом характера и последствий нарушения может быть снижен судом ниже низшего предела.
Суд по интеллектуальным правам полагает, что суды первой и апелляционной инстанции пришли к обоснованному выводу о том, что в данном случае правоотношения сторон подпадают под действие указанных правовых норм, поскольку в рассматриваемом случае ответчиком было допущено нарушение одновременно нескольких объектов исключительных прав истца одним действием.
Поскольку представленные в материалы дела доказательства в совокупности подтверждают факт нарушения ответчиком исключительных прав истца, оценив в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в совокупности и взаимосвязи все приведенные доводы и представленные в материалы дела доказательства, суды первой и апелляционной инстанций с учетом названных правовых норм пришли к обоснованному выводу о снижении компенсации в порядке, предусмотренном пунктом 3 статьи 1252 ГК РФ.
Суд по интеллектуальным правам отмечает, что суды, основываясь на вышеизложенных нормах права, определяя размер компенсации, обоснованно учли фактические обстоятельства дела, в частности, то обстоятельство, что ответчик нарушил исключительные права истца на несколько объектов интеллектуальной деятельности одним действием, сохранив баланс прав и законных интересов сторон, правомерно снизили размер компенсации до 40 000 рублей (по 10 000 рублей за нарушение исключительных прав на каждый объект интеллектуальной собственности: два товарных знака и два произведения изобразительного искусства).
Довод заявителя кассационной жалобы о необоснованности размера удовлетворенных исковых требований, не может быть принят во внимание, поскольку определение размера подлежащей взысканию компенсации осуществлено судами, в частности на основании положений пункта 3 статьи 1252 ГК РФ и разъяснений, изложенных в пункте 43.3 постановления N 5/29, а также исследования и оценки представленных в материалы дела доказательств в совокупности, а взысканная с ответчика сумма компенсации мотивирована надлежащим образом, признана соразмерной допущенному нарушению и разумной с учетом представленных доказательств.
Суд по интеллектуальным правам считает, что в данном конкретном случае ошибочная ссылка судов на разъяснения суда вышестоящей инстанции, изложенные в пункте 33 Обзора от 23.09.2015, не привели к принятию неправильных, незаконных судебных актов, поскольку, как это было изложено выше, суды при снижении размера компенсации руководствовались, прежде всего, положениями пункта 3 статьи 1252 ГК РФ и разъяснениями, изложенными в пункте 43.3 постановления N 5/29, а также обстоятельствами настоящего дела и совокупностью имеющихся в материалах дела доказательств.
При этом судебная коллегия суда кассационной инстанции учитывает, что размер компенсации (10 000 рублей за каждый объект, права на которые нарушены ответчиком), соответствует минимальному размеру компенсации, установленному законом для каждого из данных объектов.
Суд по интеллектуальным правам полагает, что аргументы заявителя кассационной жалобы со ссылкой на иные правовые позиции заявлены без учета фактических обстоятельств данного конкретного дела.
Необоснованного снижения размера компенсации судом кассационной инстанции не установлено.
При этом суд кассационной инстанции отмечает, что определение размера компенсации относится к компетенции судов, рассматривающих спор по существу. Суд кассационной инстанции не наделен полномочиями по переоценке фактических обстоятельств дела, установленных нижестоящими судами на основании собранных по делу доказательств.
Судом кассационной инстанции также принимается во внимание правовая позиция, содержащаяся в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.04.2013 N 16549/12, согласно которой из принципа правовой определенности следует, что решение суда первой инстанции, основанное на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела, не может быть отменено исключительно по мотиву несогласия с оценкой указанных обстоятельств, данной судом первой инстанции.
С учетом изложенного, рассмотрев кассационную жалобу в пределах изложенных в ней доводов, коллегия судей полагает, что фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами первой и апелляционной инстанций на основании объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом доводов и возражений участвующих в деле лиц, выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права.
Нарушений норм материального и процессуального права, которые в силу статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации могут являться основанием для отмены судебных актов судов первой и апелляционной инстанций в любом случае, судом кассационной инстанции не установлено.
Таким образом, обжалуемые судебные акты являются законными и отмене не подлежат. Оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется.
Расходы по уплате государственной пошлины за подачу кассационной жалобы в соответствии с частью 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации относятся на заявителя этой жалобы.
Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

решение Арбитражного суда города Москвы от 13.07.2018 по делу N А40-248391/2016 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 18.10.2018 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «МАША И МЕДВЕДЬ» — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий судья
Д.А.БУЛГАКОВ

Судья
Н.Л.РАССОМАГИНА

Судья
Е.С.ЧЕТВЕРТАКОВА

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО