ПОСТАНОВЛЕНИЕ Суда по интеллектуальным правам от 25.03.2019 № С01-102/2019

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 25 марта 2019 г. по делу N А68-3943/2018

Резолютивная часть постановления объявлена 19 марта 2019 года.
Полный текст постановления изготовлен 25 марта 2019 года.
Суд по интеллектуальным правам в составе:
председательствующего Васильевой Т.В.,
судей Лапшиной И.В., Уколова С.М.,
рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «ТЗГМ» на решение Арбитражного суда Тульской области от 30.08.2018 (судья Косоухова С.В.) по делу N А68-3943/2018 и постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.11.2018 (судьи Григорьева М.А., Волкова Ю.А. Тучкова О.Г.) по тому же делу
по исковому заявлению акционерного общества «Артемовский машиностроительный завод «Вентпром» (ул. Садовая, д. 12, г. Артемовский, Свердловская область, 623780, ОГРН 1069602006583)
к обществу с ограниченной ответственностью «ТЗГМ» (пос. Подлипковский (бывшая Шахта N 4), Киреевский р-н, Тульская область, 301264, ОГРН 1147154044025),
третье лицо: ООО «Амега» (ул. Боровая, д. 12, стр. 2, Москва, 111020, ОГРН 1097746147938)
о взыскании компенсации за незаконное использование изображений ВОМ-16М, ВОМ-18, ВОМ-24, ВЦП-16 в размере 200 000 руб.,

установил:

акционерное общество «Артемовский машиностроительный завод «Вентпром» (далее — завод) обратилось в Арбитражный суд Тульской области к обществу с ограниченной ответственностью «ТЗГМ» (далее — общество «ТЗГМ») с исковым заявлением о взыскании компенсации за незаконное использование изображений ВОМ-16М, ВОМ-18, ВОМ-24, ВЦП-16 в размере 200 000 руб. Кроме того, заявлено требование о взыскании расходов по оплате услуг нотариуса в размере 6 130 руб., судебных расходов по уплате государственной пошлины в размере 7 123 руб.
На основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью «Амега».
Решением Арбитражного суда Тульской области от 30.08.2018, оставленным без изменения постановлением Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.11.2018, исковые требования удовлетворены.
Не согласившись с названными судебными актами, общество «ТЗГМ» обратилось в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на нарушение судами первой и апелляционной инстанций норм материального права, несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствами дела, просит их «изменить, снизив общий размер компенсации и принять по делу новый судебный акт».
По мнению заявителя кассационной жалобы, размер компенсации, взысканный судом первой инстанции, является чрезмерным, не отвечающим требованиям разумности и справедливости, в связи с чем подлежит снижению до минимально возможного размера за каждый объект интеллектуальной собственности, т.е. до 5 000 рублей за каждое изображение, а всего до 20 000 рублей.
В Суд по интеллектуальным правам от завода поступил отзыв на кассационную жалобу, в котором оно просило принятые по делу судебные акты оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.
Лица, участвующие в деле, извещенные надлежащим образом о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, в судебное заседание не явились, что не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы в их отсутствие в порядке части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Исследовав доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, Суд по интеллектуальным правам установил, что ее заявителем не оспариваются выводы судов первой и апелляционной инстанций о нарушении ответчиком исключительных прав истца.
Поскольку в силу части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции проверяет законность обжалуемых судебных актов в пределах доводов, изложенных в кассационной жалобе, решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции в отношении вышеназванных выводов судов не проверяется.
Обсудив доводы кассационной жалобы и отзыва на нее, проверив в порядке статей 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность обжалуемых судебных актов, а также соответствие выводов, содержащихся в них, установленным фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе, суд кассационной инстанции пришел к выводу, что кассационная жалоба удовлетворению не подлежит в связи со следующим.
Как было установлено судами и следует из материалов дела, завод обладает исключительными правами на реалистичные изображения вентиляторов ВОМ-16М, ВОМ-18, ВОМ-24, построенные в графическом 4D редакторе. Спорные изображения вентиляторов ВОМ-16М, ВОМ-18, ВОМ-24 созданы Тюжиным Ю.В. (работником истца) по служебному заданию работодателя.
Истец 24.08.2017 обнаружил, что на сайте http://www.tzgm.org/, принадлежащем согласно данным сайта www.whois-service.ru обществу «ТЗГМ», были опубликованы и использованы изображения вентиляторов ВОМ-16М, ВОМ-18, ВОМ-24, что зафиксировано в нотариальном протоколе осмотра интернет-страницы от 24.08.2017 N 66 АА 4485572.
При этом завод не давал обществу «ТЗГМ» согласия на опубликование спорных изображений или их использование другим способом.
В целях соблюдения претензионного порядка урегулирования спора 05.09.2017 обществу «ТЗГМ» направлена претензия N 22/780 от 05.09.2017.
В ответе на претензию 18.09.2017 (исх. N 528) общество «ТЗГМ» использование спорных изображений не опровергло, указав, что срок незаконного использования спорных изображений имел место с начала 2016 года и до конца 2017 года (до момента получения претензии истца); разработкой сайта http://www.tzgm.org/ занималась привлеченная организация, которая и опубликовала спорные изображения, в связи с чем общество «ТЗГМ» стало использовать их; изображения были удалены с сайта http://www.tzgm.org/ сразу после получения претензии.
С аналогичными требованиями относительно изображения вентилятора «Вентилятор главного проветривания ВЦП-16» была направлена претензия 21.11.2017. В ответе от 15.12.2017 на претензию общество «ТЗГМ» указало, что срок незаконного использования спорного изображения имел место с начала 2016 года и до конца 2017 года (до момента получения претензии); разработкой сайта http://www.tzgm.org/ занималась привлеченная организация, которая и опубликовала спорные изображения, а общество «ТЗГМ» стало использовать их; изображения были удалены с сайта http://www.tzgm.org/ после получения претензии.
Поскольку обществом «ТЗГМ» претензии в части уплаты компенсации за незаконное использование изображений ВОМ-16М, ВОМ-18, ВОМ-24, ВЦП-16 в размере 200 000 руб. оставлены без удовлетворения, завод обратился в Арбитражный суд Тульской области вышеуказанными исковыми требованиями.
Удовлетворяя исковые требования в полном объеме, суд первой инстанции исходил из подтвержденности материалами дела факта использования произведений (спорных изображений), права на которые принадлежат истцу, путем доведения до всеобщего сведения, а также отсутствия доказательств, подтверждающих правомерность такого использования.
Взыскивая с ответчика компенсацию в заявленном истцом размере, суд первой инстанции принимал во внимание неоднократность ввода спорных изображений в гражданский оборот (реализация и предложение к продаже товаров исходя из данных изображений), срока незаконного использования ответчиком результатов интеллектуальной деятельности (более полутора лет), степени вины ответчика, убытков истца, как правообладателя.
Суд апелляционной инстанции при оценке доводов апелляционной жалобы ответчика о наличии оснований для снижения размера взысканной судом компенсации указал, что в суде первой инстанции общество «ТЗГМ» ходатайство о снижении размера компенсации ниже минимального предела, установленного законом, не заявляло; необходимой совокупности доказательств, на основании которых возможно снижение компенсации ниже низшего предела, установленного законом, в материалы дела ответчиком не представлено.
Суд кассационной инстанции соглашается с выводами судов нижестоящих инстанций и отмечает следующее.
В соответствии с пунктом 1 статьи 1229 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233), если указанным Кодексом не предусмотрено иное.
Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).
Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных названным Кодексом. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными ГК РФ), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную названным Кодексом, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается указанным Кодексом.
В соответствии с пунктом 1 статьи 1259 ГК РФ объектами авторских прав являются произведения науки, литературы и искусства независимо от достоинств и назначения произведения, а также от способа его выражения.
К числу таких объектов относятся, помимо прочего, произведения живописи, скульптуры, графики, дизайна, графические рассказы, комиксы и другие произведения изобразительного искусства (абзац 7 пункта 1 статьи 1259 ГК РФ).
В силу статьи 1257 ГК РФ автором произведения науки, литературы или искусства признается гражданин, творческим трудом которого оно создано.
Лицо, указанное в качестве автора на оригинале или экземпляре произведения либо иным образом в соответствии с пунктом 1 статьи 1300 названного Кодекса, считается его автором, если не доказано иное.
Автору произведения принадлежат исключительное право на произведение; право авторства; право автора на имя; право на неприкосновенность произведения; право на обнародование произведения (пункт 2 статьи 1255 ГК РФ).
В силу положений статей 1295 ГК РФ служебным произведением, являющимся объектом авторских прав, признается произведение науки, литературы или искусства, созданное работником (автором) в пределах исполнения своих трудовых обязанностей. При этом необходимо, чтобы создание произведения, творческая деятельность были трудовыми обязанностями работника (автора).
При этом из пункта 2 статьи 1295 ГК РФ следует, что исключительное право на служебное произведение принадлежит работодателю, если трудовым или иным договором между работодателем и автором не предусмотрено иное.
Пунктом 1 статьи 1270 ГК РФ предусмотрено, что автору произведения или иному правообладателю принадлежит исключительное право использовать произведение в соответствии со статьей 1229 ГК РФ в любой форме и любым не противоречащим закону способом (исключительное право на произведение), в том числе способами, указанными в пункте 2 указанной статьи Кодекса. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на произведение.
В соответствии с подпунктом 6 пункта 2 статьи 1270 ГК РФ использованием произведения независимо от того, совершаются ли соответствующие действия в целях извлечения прибыли или без такой цели, считается:
1) воспроизведение произведения, то есть изготовление одного и более экземпляра произведения или его части в любой материальной форме, в том числе в форме звуко- или видеозаписи, изготовление в трех измерениях одного и более экземпляра двухмерного произведения и в двух измерениях одного и более экземпляра трехмерного произведения. При этом запись произведения на электронном носителе, в том числе запись в память ЭВМ, также считается воспроизведением. Не считается воспроизведением краткосрочная запись произведения, которая носит временный или случайный характер и составляет неотъемлемую и существенную часть технологического процесса, имеющего единственной целью правомерное использование произведения либо осуществляемую информационным посредником между третьими лицами передачу произведения в информационно-телекоммуникационной сети, при условии, что такая запись не имеет самостоятельного экономического значения;
2) распространение произведения путем продажи или иного отчуждения его оригинала или экземпляров;
3) публичный показ произведения, то есть любая демонстрация оригинала или экземпляра произведения непосредственно либо на экране с помощью пленки, диапозитива, телевизионного кадра или иных технических средств, а также демонстрация отдельных кадров аудиовизуального произведения без соблюдения их последовательности непосредственно либо с помощью технических средств в месте, открытом для свободного посещения, или в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи, независимо от того, воспринимается произведение в месте его демонстрации или в другом месте одновременно с демонстрацией произведения;
4) импорт оригинала или экземпляров произведения в целях распространения;
5) прокат оригинала или экземпляра произведения;
6) публичное исполнение произведения, то есть представление произведения в живом исполнении или с помощью технических средств (радио, телевидения и иных технических средств), а также показ аудиовизуального произведения (с сопровождением или без сопровождения звуком) в месте, открытом для свободного посещения, или в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи, независимо от того, воспринимается произведение в месте его представления или показа либо в другом месте одновременно с представлением или показом произведения;
7) сообщение в эфир, то есть сообщение произведения для всеобщего сведения по радио или телевидению, за исключением сообщения по кабелю. При этом под сообщением понимается любое действие, посредством которого произведение становится доступным для слухового и (или) зрительного восприятия независимо от его фактического восприятия публикой. При сообщении произведений в эфир через спутник под сообщением в эфир понимается прием сигналов с наземной станции на спутник и передача сигналов со спутника, посредством которых произведение может быть доведено до всеобщего сведения независимо от его фактического приема публикой. Сообщение кодированных сигналов признается сообщением в эфир, если средства декодирования предоставляются неограниченному кругу лиц организацией эфирного вещания или с ее согласия;
8) сообщение по кабелю, то есть сообщение произведения для всеобщего сведения по радио или телевидению с помощью кабеля, провода, оптического волокна или аналогичных средств. Сообщение кодированных сигналов признается сообщением по кабелю, если средства декодирования предоставляются неограниченному кругу лиц организацией кабельного вещания или с ее согласия;
8.1) ретрансляция, то есть прием и одновременное сообщение в эфир (в том числе через спутник) или по кабелю полной и неизменной радио- или телепередачи либо ее существенной части, сообщаемой в эфир или по кабелю организацией эфирного или кабельного вещания;
9) перевод или другая переработка произведения. При этом под переработкой произведения понимается создание производного произведения (обработки, экранизации, аранжировки, инсценировки и тому подобного). Под переработкой (модификацией) программы для ЭВМ или базы данных понимаются любые их изменения, в том числе перевод такой программы или такой базы данных с одного языка на другой язык, за исключением адаптации, то есть внесения изменений, осуществляемых исключительно в целях функционирования программы для ЭВМ или базы данных на конкретных технических средствах пользователя или под управлением конкретных программ пользователя;
10) практическая реализация архитектурного, дизайнерского, градостроительного или садово-паркового проекта;
11) доведение произведения до всеобщего сведения таким образом, что любое лицо может получить доступ к произведению из любого места и в любое время по собственному выбору (доведение до всеобщего сведения).
В соответствии со статьей 1250 ГК РФ интеллектуальные права защищаются способами, предусмотренными Кодексом, с учетом существа нарушенного права и последствий нарушения этого права.
Вместе с тем предусмотренные указанным Кодексом меры ответственности за нарушение интеллектуальных прав подлежат применению при наличии вины нарушителя, если иное не установлено указанным Кодексом. Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим интеллектуальные права.
Статьей 1252 ГК РФ предусмотрено, что защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации осуществляется, в частности, путем предъявления требований, в том числе, о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, — к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним, а также к иным лицам, которые могут пресечь такие действия; о возмещении убытков — к лицу, неправомерно использовавшему результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без заключения соглашения с правообладателем (бездоговорное использование) либо иным образом нарушившему его исключительное право и причинившему ему ущерб.
В соответствии с пунктом 3 статьи 1252 ГК РФ в случаях, предусмотренных ГК РФ для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. Правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков.
Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных названным Кодексом, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости.
Статьей 1301 ГК РФ предусмотрено, что в случае нарушения исключительного права на объекты авторских прав обладатель исключительного права наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных указанным Кодексом (статьи 1250, 1252 и 1253), вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 Гражданского кодекса Российской Федерации требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения.
КонсультантПлюс: примечание.
В тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду подпункт 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса РФ, а не подпункт 1 пункта 4 статьи 1414.
Как следует из разъяснений, содержащихся в пункте 43.3 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 5 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 29 от 26 марта 2009 г. «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — совместное постановление N 5/29), рассматривая дела о взыскании компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, суд определяет сумму компенсации в указанных законом пределах по своему усмотрению, но не выше заявленного истцом требования. При этом суд не лишен права взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, но не ниже низшего предела, установленного абзацем вторым статьи 1301, абзацем вторым статьи 1311, подпунктом 1 пункта 4 статьи 1414 или подпунктом 1 пункта 2 статьи 1537 ГК РФ. Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.
Снижение размера компенсации ниже минимального предела обусловлено Конституционным Судом Российской Федерации (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 13.12.2016 N 28-П «По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края» (далее — Постановление N 28-П) одновременным наличием ряда критериев, обязанность доказывания соответствия которым возлагается именно на ответчика.
При этом суд не вправе снижать размер компенсации ниже минимального предела, установленного законом, по своей инициативе, обосновывая такое снижение лишь принципами разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.
Сторона, заявившая о необходимости такого снижения, обязана в соответствии со статьей 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказать необходимость применения судом такой меры.
Снижение размера компенсации ниже минимального предела, установленного законом, является экстраординарной мерой, должно быть мотивировано судом и обязательно подтверждено соответствующими доказательствами (пункт 21 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3 (2017), утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 12.07.2017).
Суд кассационной инстанции считает, что выводы судов первой и апелляционной инстанций в части взыскания компенсации в заявленном размере сделаны при правильном применении норм материального и процессуального права, основаны на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств с соблюдением норм статей 71, 75, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и соответствуют фактическим обстоятельствам дела.
Довод ответчика о том, что судами необоснованно был установлен размер взыскиваемой с него компенсации, не может быть принят в качестве основания для отмены обжалуемых судебных актов, поскольку при определении размера подлежащей взысканию компенсации суды первой и апелляционной инстанций правомерно исходили как из доказанности факта нарушения ответчиком исключительных прав, так и из характера нарушения, степени вины нарушителя, вероятных убытков правообладателя, а также требований разумности, справедливости и соразмерности компенсации последствиям нарушения.
При этом суд кассационной инстанции отмечает, что сторона, заявившая о необходимости снижения компенсации, обязана в соответствии со статьей 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказать необходимость применения судом такой меры.
Вместе с тем, со стороны ответчика таких доказательств представлено не было. Кроме того, ответчик при рассмотрении дела в суде первой инстанции не заявлял о снижении размера компенсации, доказательств необходимости снижения размера компенсации, в том числе со ссылками на правовую позицию, изложенную в Постановлении N 28-П, не представлял.
В соответствии с частями 2 и 3 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий.
Рассматривая соответствующие доводы апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции правомерно руководствовался положениями статей 1301, 1252 ГК РФ, применив правовую позицию, изложенную в Постановлении N 28-П, а также учитывая разъяснения высших судебных инстанций. Тот факт, что ответчик не согласен с таким размером компенсации, определенным по усмотрению суда в пределах, установленных подпунктом 1 абзаца 1 статьи 1301 ГК РФ, не является основанием для отмены оспариваемого решения.
Выводы суда апелляционной инстанции мотивированы, содержание постановления отвечает требованиям статьи 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
В целом доводы, изложенные в кассационной жалобе ответчика, свидетельствуют о несогласии ее заявителя с правовой оценкой, которую дали суды нижестоящих инстанций доводам лиц, участвующих в деле, и доказательствам, представленным в материалы дела.
Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, приведенной в том числе в определении от 17.02.2015 N 274-О, статьи 286 — 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, находясь в системной связи с другими положениями данного Кодекса, регламентирующими производство в суде кассационной инстанции, предоставляют суду кассационной инстанции при проверке судебных актов право оценивать лишь правильность применения нижестоящими судами норм материального и процессуального права и не позволяют ему непосредственно исследовать доказательства и устанавливать фактические обстоятельства дела. Иное позволяло бы суду кассационной инстанции подменять суды первой и второй инстанций, которые самостоятельно исследуют и оценивают доказательства, устанавливают фактические обстоятельства дела на основе принципов состязательности, равноправия сторон и непосредственности судебного разбирательства, что недопустимо. Установление фактических обстоятельств дела и оценка доказательств отнесены к полномочиям судов первой и апелляционной инстанций.
Аналогичная правовая позиция содержится в определении Верховного Суда Российской Федерации от 05.07.2018 N 300-ЭС18-3308.
Таким образом, переоценка доказательств и выводов судов первой и апелляционной инстанций не входит в компетенцию суда кассационной инстанции в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а несогласие заявителей кассационных жалоб с судебными актами не свидетельствует о неправильном применении судами норм материального и процессуального права и не может служить достаточным основанием для отмены этих судебных актов.
Суд кассационной инстанции не вправе отвергать обстоятельства, которые суды первой и апелляционной инстанций сочли доказанными, и принимать решение на основе иной оценки представленных доказательств, поскольку иное свидетельствует о выходе за пределы полномочий, предусмотренных статьей 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, существенном нарушении норм процессуального права и нарушении прав и законных интересов лиц, участвующих в деле.
Аналогичная правовая позиция содержится в определении Верховного Суда Российской Федерации от 13.09.2016 N 305-ЭС16-7224.
С учетом изложенного кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.
Суд кассационной инстанции также не находит и безусловных оснований для отмены обжалуемых судебных актов, так как не усматривает процессуальных нарушений, перечисленных в части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Судебные расходы, связанные с рассмотрением кассационной жалобы, относится на ее заявителя в соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

решение Арбитражного суда Тульской области от 30.08.2018 по делу N А68-3943/2018 и постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.11.2018 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в порядке кассационного производства в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий
Т.В.ВАСИЛЬЕВА

Судьи
И.В.ЛАПШИНА
С.М.УКОЛОВ

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО