ПОСТАНОВЛЕНИЕ Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.09.2017 № 13АП-17036/2017

ТРИНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 19 сентября 2017 г. N 13АП-17036/2017

Дело N А56-9436/2017

Резолютивная часть постановления объявлена 14 сентября 2017 года
Постановление изготовлено в полном объеме 19 сентября 2017 года
Тринадцатый арбитражный апелляционный суд
в составе:
председательствующего Протас Н.И.
судей Семеновой А.Б., Юркова И.В.
при ведении протокола судебного заседания: Пермяковой Е.П.,
при участии:
от истца (заявителя): не явился, извещен;
от ответчика (должника): Корженкова Е.В. по доверенности от 29.05.2017;
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 13АП-17036/2017) ИФНС России по г. Сосновый Бор Ленинградской области на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 16.06.2017 по делу N А56-9436/2017 (судья Анисимова О.В.), принятое
по заявлению ООО «Фармацевтическое предприятие «Панацея»,
к ИФНС России по г. Сосновый Бор Ленинградской области
о признании незаконным и отмене постановления

установил:

общество с ограниченной ответственностью «Фармацевтическое предприятие «Панацея» (ОГРН 1104714000379, место нахождения: 188541, обл. Ленинградская, г. Сосновый Бор, проезд Липовский, д. 6; далее — ООО «Фармацевтическое предприятие «Панацея», заявитель, Общество) обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Сосновый Бор Ленинградской области (место нахождения: 188540, Ленинградская обл., г. Сосновый Бор, ул. Ленинградская, д. 46; далее — Инспекция, налоговый орган) N 03-17/11/479793 от 07.02.2017 о назначении административного наказания, предусмотренного частью 4 статьи 14.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ).
Решением суда от 16.06.2017 заявленные требования удовлетворены.
Не согласившись с решением суда, Инспекция обратилась в Тринадцатый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит отменить решение, принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований. Податель жалобы полагает ошибочными выводы суда первой инстанции о малозначительности совершенного Обществом административного правонарушения, сделанными без учета обстоятельств, отягчающих административную ответственность.
В судебном заседании представитель Инспекции поддержал доводы, изложенные в апелляционной жалобе.
Общество надлежащим образом извещено о времени и месте судебного разбирательства, однако его представитель в судебное заседание не явился, в связи с чем жалоба рассмотрена в его отсутствие.
Законность и обоснованность решения суда первой инстанции проверены в апелляционном порядке.
Как следует из материалов дела, на основании поручения заместителя начальника ИФНС России по г. Сосновый Бор Ленинградской области Посмитной М.В. от 13.01.2017 N 3 заместителем начальника отдела выездных проверок Мартыновой Ж.М., государственным налоговым инспектором отдела выездных проверок Скрябиным И.А. проведена проверка ООО «Фармацевтическое предприятие «Панацея» на предмет соблюдения Федерального закона от 22.05.2003 N 54-ФЗ «О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт» (далее — Закон N 54-ФЗ) по месту осуществления деятельности по адресу; Ленинградская область, г. Сосновый Бор, ул. Солнечная, 24.
В ходе проведенной проверки установлено, что 09.11.2016 в 15 час. 31 мин. представитель ООО «Фармацевтическое предприятие «Панацея» кассир Яковлева Елена Анатольевна осуществила наличный денежный расчет с покупателем Беловой Ириной Викторовной. В момент оплаты за проданный товар (супрастин таб., кальций глюконат таб., виброцил наз., изофра спрей назальн., риностоп Аква Софт) общей стоимостью согласно ценникам или прейскуранту 1152 руб. 05 коп. была применена контрольно-кассовая техника модели «ШТРИХ-МИНИ-ФР-К» заводской номер N 00053577 (далее — ККТ «ШТРИХ-МИНИ-ФР-К»), выдан кассовый чек на продажу от 09.11.2016 N 6248, товарный чек N 385623 от 09.11.2016.
На выданном покупателю 09.11.2016 в 15 час. 31 мин. кассовом чеке отсутствует наименование организации — ООО «Фармацевтическое предприятие «Панацея».
В ходе дальнейшей проверки при рассмотрении документов установлено, что ККТ «ШТРИХ-МИНИ-ФР-К» зарегистрирована Обществом 15.03.2012 в Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Сосновый Бор Ленинградской области по адресу места установки: Ленинградская область, г. Сосновый Бор, ул. Солнечная, д. 24, Аптека N 12 (карточка регистрации N 4593).
Таким образом, в ходе проведения проверки установлено, что Обществом 09.11.2016 в 15 час. 31 мин. по адресу: Ленинградская область, г. Сосновый Бор, ул. Солнечная, д. 24, при наличных денежных расчетах с покупателем Беловой Ириной Викторовной в момент оплаты за товар общей стоимостью согласно ценникам или прейскуранту 1152 руб. 05 коп. была применена контрольно-кассовая техника модели «ШТРИХ-МИНИ-ФР-К», заводской номер N 00053577, которая не соответствует установленным требованиям, которая не печатает, печатает неразборчиво или не полностью печатает на чеке обязательные реквизиты — наименование организации.
В результате проверки Инспекцией установлены нарушения Обществом требований пункта 1 статьи 1.2, пункта 1 статьи 4 Закона N 54-ФЗ в редакции Федерального закона от 08.03.2015 N 51-ФЗ (в редакции, действовавшей до дня вступления в силу Федерального закона от 03.07.2016 N 290-ФЗ), подпункта «а» пункта 4, подпункта «а» пункта 8 Положения по применению контрольно-кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением, утвержденного Постановлением Совета Министров — Правительства Российской Федерации от 30.07.1993 N 745, частей 3 и 7 статьи 7 Федерального закона от 03.07.2016 N 290-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт».
По итогам проверки составлен акт проверки от 19.01.2017 N 479793.
По факту выявленного нарушения должностным лицом Инспекции в отношении Общества 31.01.2017 составлен протокол N 03-17/11/479793 об административном правонарушении по части 4 статьи 14.5 КоАП РФ.
Постановлением N 03-17/11/479793 от 07.02.2017 ООО «Фармацевтическое предприятие «Панацея» привлечено к административной ответственности, предусмотренной частью 4 статьи 14.5 КоАП РФ, с назначением административного наказания в виде штрафа в размере 10 000 руб.
Не согласившись с указанным постановлением Инспекции, Общество оспорило его в арбитражном суде.
Суд первой инстанции пришел к выводу о доказанности административным органом состава и события вмененного Обществу административного правонарушения, процессуальных нарушений, допущенных административным органом в ходе привлечения Общества к административно ответственности не установил. Вместе с тем, суд первой инстанции пришел к выводу о наличии оснований для признания правонарушения малозначительным и освобождения Общества от административной ответственности по основаниям статьи 2.9 КоАП РФ).
Выслушав представителя Инспекции, проверив правильность применения судом норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов суда обстоятельствам дела и представленным доказательствам, суд апелляционной инстанции не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы и отмены судебного акта в силу следующего.
В соответствии с частью 4 статьи 14.5 КоАП РФ применение контрольно-кассовой техники, которая не соответствует установленным требованиям, либо применение контрольно-кассовой техники с нарушением установленных законодательством Российской Федерации о применении контрольно-кассовой техники порядка регистрации контрольно-кассовой техники, порядка, сроков и условий ее перерегистрации, порядка и условий ее применения влечет для юридических лиц предупреждение или наложение административного штрафа в размере от пяти тысяч до десяти тысяч рублей.
Согласно пункту 3 статьи 7 Федерального закона от 03.07.2016 N 290-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт» и отдельные законодательные акты Российской Федерации» организации и индивидуальные предприниматели вправе до 1 февраля 2017 года осуществлять регистрацию контрольно-кассовой техники в порядке, установленном Федеральным законом от 22 мая 2003 года N 54-ФЗ «О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием электронных средств платежа» (в редакции, действовавшей до дня вступления в силу настоящего Федерального закона) и принятыми в соответствии с ним нормативными правовыми актами. При этом контрольно-кассовая техника, зарегистрированная в налоговых органах до 1 февраля 2017 года, применяется, перерегистрируется и снимается с регистрационного учета организациями и индивидуальными предпринимателями в порядке, установленном Федеральным законом от 22 мая 2003 года N 54-ФЗ «О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием электронных средств платежа» (в редакции, действовавшей до дня вступления в силу настоящего Федерального закона N 54-ФЗ) и принятыми в соответствии с ним нормативными правовыми актами, до 1 июля 2017 года.
В соответствии с пунктом 1 статьи 2 Закона N 54-ФЗ контрольно-кассовая техника, включенная в Государственный реестр, применяется на территории Российской Федерации в обязательном порядке всеми организациями и индивидуальными предпринимателями при осуществлении ими наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт в случаях продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг.
Согласно пункту 1 статьи 4 Закона N 54-ФЗ требования к контрольно-кассовой технике, используемой организациями и индивидуальными предпринимателями, порядок и условия ее регистрации и применения определяются Правительством Российской Федерации.
На кассовом чеке, отпечатываемом контрольно-кассовой техникой, должны отражаться следующие реквизиты в соответствии с требованиями пункта 4 «Положения по применению контрольно-кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением», утвержденного постановлением Правительства РФ от 30.07.1993 N 745 «Об утверждении Положения по применению контрольно-кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением и перечня отдельных категорий предприятий, организаций и учреждений, которые в силу специфики своей деятельности либо особенностей местонахождения могут осуществлять денежные расчеты с населением без применения контрольно-кассовых машин» (действовавшего в спорный период, далее — Положение N 745):
1) наименование организации;
2) идентификационный номер организации-налогоплательщика;
3) заводской номер контрольно-кассовой машины;
4) порядковый номер чека;
5) дата и время покупки (оказания услуги);
6) стоимость покупки (услуги);
7) признак фискального режима; (т.е. признаком фискального режима является наличие на чеке буквы «Ф», либо буквы «ФП» — в зависимости от модели ККТ);
8) номер криптографического проверочного кода (КПК) кассового чека.
Пунктом 2.3 технических требований к контрольно-кассовых машинам в части электронной контрольной ленты защищенной (ЭКЛЗ), утвержденных Протоколом заседания ГМЭК от 27.11.2001 N 6/65-2001, предусмотрено, что «все платежные документы ККМ и отчеты закрытия смены, оформляемые ККМ после активизации ЭКЛЗ, а также отчет об активизации ЭКЛЗ, должны завершаться строкой, содержащей номер КПК и значение КПК».
9) значение КПК # (пункт 2.4 технических требований к контрольно-кассовых машинам в части электронной контрольной ленты защищенной (ЭКЛЗ), утвержденных Протоколом заседания ГМЭК от 27.11.2001 N 6/65-2001);
10) регистрационный номер активизированной ЭКЛЗ.
Пунктом 8 Положения N 745 установлено, что неисправной считается контрольно-кассовая машина, которая:
а) не печатает, печатает неразборчиво или не полностью печатает на чеке реквизиты, предусмотренные в пункте 4 настоящего Положения;
б) не печатает, печатает неразборчиво или не полностью печатает контрольную ленту или другие документы, предусмотренные техническими требованиями к контрольно-кассовым машинам и их фискальной (контрольной) памяти;
в) не выполняет или выполняет с ошибками операции, предусмотренные техническими требованиями к контрольно-кассовым машинам и их фискальной (контрольной) памяти;
г) не позволяет получить данные, содержащиеся в фискальной (контрольной) памяти, необходимые для осуществления контроля налоговым органом;
д) применяет прикладные программы, не допущенные Комиссией к использованию с конкретной моделью контрольно-кассовой машины.
Государственным реестром контрольно-кассовой техники на контрольно-кассовую технику модели «ШТРИХ-МИНИ-ФР-К», версия 01, предусмотрены обязательные реквизиты, печатаемые на чеке при продаже товаров, выполнении работ, оказании услуг, в том числе — наименование организации.
Отсутствие на выданном покупателю 09.11.2016 в 15 час. 31 мин. кассовом чеке наименование организации — ООО «Фармацевтическое предприятие «Панацея» подтверждается материалами дела и Обществом не оспаривается.
Нарушение Обществом вышеуказанных требований законодательства, регламентирующего порядок пользования ККТ, подтверждается актом проверки от 19.01.2017 N 479793, протоколом об административном правонарушении от 31.01.2017 N 03-17/11/479793 и образует в действиях заявителя события административного правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 14.5 КоАП РФ.
Согласно части 2 статьи 2.1 КоАП РФ юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.
Как разъяснено в пункте 16 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2004 N 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях», юридическое лицо привлекается к ответственности за совершение административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых Кодексом РФ об административных правонарушениях или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.
В рассматриваемом случае суд первой инстанции обоснованно установил, что заявитель не представил доказательств, свидетельствующих, что правонарушение вызвано чрезвычайными обстоятельствами и другими непредвиденными, непреодолимыми препятствиями, находящимися вне его контроля, что свидетельствует о наличии вины Общества во вмененном ему правонарушении в соответствии с частью 2 статьи 2.1 КоАП РФ.
Процессуальных нарушений в ходе привлечения Общества к административной ответственности арбитражными судами первой и апелляционной инстанции не установлено, срок давности привлечения к административной ответственности, установленный статьей 4.5 КоАП РФ, не пропущен.
С учетом изложенного, апелляционный суд соглашается с выводом суда первой инстанции о наличии в действиях Общества состава вмененного административного правонарушения.
Вместе с тем, в рассматриваемом случае суд первой инстанции пришел к выводу о малозначительности совершенного правонарушения и наличии оснований для освобождения заявителя от административной ответственности по основаниям статьи 2.9 КоАП РФ.
Согласно статье 2.9 КоАП РФ при малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.
В силу абзаца 2 пункта 18.1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2004 N 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» возможность или невозможность квалификации деяния в качестве малозначительного не может быть установлена абстрактно, исходя из сформулированной в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях конструкции состава административного правонарушения, за совершение которого установлена ответственность. Так, не может быть отказано в квалификации административного правонарушения в качестве малозначительного только на том основании, что в соответствующей статье Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях ответственность определена за неисполнение какой-либо обязанности и не ставится в зависимость от наступления каких-либо последствий.
Как разъяснил Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в пункте 18 Постановления Пленума N 10 от 02.06.2004 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» при квалификации правонарушения в качестве малозначительного необходимого исходить из конкретных обстоятельств его совершения. Малозначительность правонарушения имеет место при отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям.
Малозначительным административным правонарушением признается действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки административного правонарушения, но с учетом характера совершенного правонарушения (объекта посягательства, формы вины) и роли правонарушителя, способа его совершения, размера вреда и тяжести наступивших последствий не представляющее существенного нарушения охраняемых общественных правоотношений (пункт 21 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2005 N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»).
По смыслу статьи 2.9 КоАП РФ оценка малозначительности деяния должна соотноситься с характером и степенью общественной опасности, причинением вреда либо с угрозой причинения вреда личности, обществу или государству. Таким образом, административные органы обязаны установить не только формальное сходство содеянного с признаками того или иного административного правонарушения, но и решить вопрос о социальной опасности деяния (наличии либо отсутствии каких-либо опасных угроз для личности, общества или государства). При отсутствии таких угроз и в случае, как правило, совершения действия (бездействия) без прямого умысла административный орган может освободить лицо от административной ответственности.
Существенная угроза представляет собой опасность, предполагающую возможность изменений в виде нанесения потерь (ущерба) главной, основополагающей части каких-либо экономических или общественных отношений. Для определения наличия существенной угрозы необходимо выявление меры социальной значимости фактора угрозы, а также нарушенных отношений. Угроза может быть признана существенной в том случае, если она подрывает стабильность установленного правопорядка с точки зрения его конституционных критериев, является реальной, непосредственной, значительной, подтвержденной доказательствами.
По мнению апелляционного суда, в рассматриваемом случае административное правонарушение, совершенное Обществом, не несет в себе угрозы причинения существенного вреда общественным правоотношениям. В материалах дела отсутствуют данные, свидетельствующие о пренебрежительном отношении заявителя к исполнению своих публично-правовых обязанностей. В данном случае контрольно-кассовая техника модели «ШТРИХ-МИНИ-ФР-К» заводской номер N 00053577 находится на техническом обслуживании согласно договору N 000062 от 01.01.2016, заключенному с ИП Неровным В.К. Неисправностей за время действия названного договора не выявлено, о чем свидетельствуют отметки в паспорте ККТ.
Таким образом, при формальном наличии признаков состава правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 14.5 КоАП РФ, обстоятельства совершенного Обществом правонарушения не содержат угрозы охраняемым общественным отношениям.
Как указано в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 15.07.1999 N 11-П, санкции штрафного характера должны отвечать вытекающим из Конституции Российской Федерации требованиям справедливости и соразмерности. Принцип соразмерности, выражающий требования справедливости, предполагает установление публично-правовой ответственности лишь за виновное деяние и ее дифференциацию в зависимости от тяжести содеянного, размера и характера причиненного ущерба, степени вины правонарушителя и иных существенных обстоятельств, обусловливающих индивидуализацию при применении взыскания. Указанные принципы привлечения к ответственности в равной мере относятся к физическим и юридическим лицам.
Принимая во внимание изложенные обстоятельства, оценив конкретные обстоятельства дела и характер общественной опасности совершенного Обществом административного правонарушения, отсутствия направленности действий заявителя на нарушение законодательства, апелляционный суд соглашается с выводом суда первой инстанции об отсутствии в данном случае существенной угрозы охраняемым общественным отношениям и о возможности в данном случае применить положения статьи 2.9 КоАП РФ ввиду малозначительности совершенного правонарушения.
Доводы, изложенные в апелляционной жалобе, отклоняются апелляционным судом как не опровергающие правильность выводов суда первой инстанции, сделанных по существу рассмотренного дела и основанные на неправильном толковании норм права.
Апелляционная жалоба не содержит доводов, которые не были бы исследованы судом первой инстанции, и способных повлиять на правильность принятого по делу судебного акта. Материалы дела исследованы судом полно, всесторонне и объективно, представленным сторонами доказательствам дана надлежащая правовая оценка, изложенные в обжалуемом судебном акте выводы соответствуют фактическим обстоятельствам дела и нормам права, апелляционный суд не усматривает оснований для отмены решения и удовлетворения апелляционной жалобы.
Руководствуясь пунктом 1 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

постановил:

решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 16 июня 2017 года по делу N А56-9436/2017 оставить без изменения, апелляционную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы по городу Сосновый Бор Ленинградской области — без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Северо-Западного округа по основаниям, предусмотренным частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса РФ, в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий
Н.И.ПРОТАС

Судьи
А.Б.СЕМЕНОВА
И.В.ЮРКОВ

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО