РЕШЕНИЕ Арбитражного суда города Москвы от 11.12.2018 № А40-116604/18-108-3175

АРБИТРАЖНЫЙ СУД Г. МОСКВЫ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ
от 11 декабря 2018 г. по делу N А40-116604/18-108-3175

Резолютивная часть решения объявлена 04 декабря 2018 года.
Решение изготовлено в полном объеме 11 декабря 2018 года.
Арбитражный суд города Москвы в составе:
судьи Суставовой О.Ю.
при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Кунициной Ю.В.,
рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению публичного акционерного общества «Т ПЛЮС» (ОГРН 1056315070350; ИНН 6315376946; дата присвоения 01.08.2005; адрес: 143421, область Московская, район Красногорский, автодорога Балтия, территория 26 км Бизнес-Центр Рига-Ленд, строение 3, офис 506)
к Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 4 (ИНН 7707321795; ОГРН 1047707041909, дата регистрации 22.12.2004, адрес: 127381, г. Москва, ул. Неглинная, д. 23/6, корп. 1)
при участии в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований, акционерного общества «Шахта «Интауголь» (ИНН 1104012669; ОГРН 1101104000205; дата регистрации: 24.06.2010; адрес: 169848, республика Коми, г. Инта, ул. Южная, д. 1), Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 6 (ИНН 7707323305; ОГРН 1047743056030; дата регистрации 23.12.2004; адрес: 125239, г. Москва, проезд Черепановых, д. 12/9)
о признании недействительным решения от 05.02.2018 N 3 об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения
при участии в судебном заседании:
представителя заявителя — Чугреева А.В. (подтверждена паспортом гражданина РФ), действующего на основании доверенности от 16.10.2017 N 1442;
представителя заинтересованного лица — Мусохранова И.Д. (личность подтверждена удостоверением УР N ), действующего на основании доверенности от 12.10.2018 N 04-13/13507,
от Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 6) — Валитовой В.В. (личность подтверждена удостоверением УР N 933237), действующей на основании доверенности от 18.04.2018 N 06-24/02545ВП,
от АО «Шахта «Интауголь» не явились (лицо о времени и месте судебного заседания извещено надлежащим образом)

установил:

Публичное акционерное общество «Т ПЛЮС» (далее по тексту — заявитель, Общество, налогоплательщик, ПАО «Т ПЛЮС») обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением к Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 4 (далее по тексту — заинтересованное лицо, инспекция, налоговый орган, МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 4) о признании недействительным решения от 05.02.2018 N 3 об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.
Определением от 12.07.2018 суд в порядке ст. 51 АПК РФ привлек к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора на стороне заявителя акционерного общества, «Шахта «Интауголь», на стороне ответчика Межрегиональную инспекцию Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 6.
В судебном заседании представители заявителей поддержали требования по доводам заявления и письменных пояснений; представители ответчика возражали по доводам оспариваемого решения, отзыва на заявление и письменных пояснений; представитель третьего лица (акционерное общество «Шахта «Интауголь») представил отзыв на заявление, поддержав доводы, изложенные в заявлении; представитель третьего лица (Межрегиональная инспекция Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 6) представил отзыв на заявление, поддержав доводы, изложенные в оспариваемом решении.
Заслушав представителей лиц, участвующих в деле, исследовав материалы дела, суд пришел к выводу о том, что требования заявителя подлежат удовлетворению исходя из следующего.
Как следует из материалов дела МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 4 проведена камеральная проверка на основе уточненной налоговой декларации (корректировка N 4) по налогу на добавленную стоимость за 3 квартал 2016 года, представленной Заявителем 05.09.2017.
По результатам проведения камеральной налоговой проверки Инспекцией составлен Акт налоговой проверки от 19.12.2017 N 91.
Не согласившись с выводами налогового органа, изложенными в Акте, Общество, руководствуясь п. 6 ст. 100 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — НК РФ), представило в Инспекцию возражения.
По результатам рассмотрения материалов налоговой проверки и возражений МИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 4 вынесено решение об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения от 05.02.2018 N 3, согласно которому Заявителю начислена сумма НДС за 3 квартал 2016 года в размере 890 467 руб.
Заявитель, не согласившись с указанным решением, обратился в порядке досудебного урегулирования спора в Федеральную налоговую службу с апелляционной жалобой.
Решением Федеральной налоговой службы от 25.04.2018 N СА-4-9/7892@ решение Инспекции оставлено без изменения, апелляционная жалоба — без удовлетворения, что послужило основанием для обращения в суд с настоящим заявлением.
Основанием для вынесения оспариваемого решения послужил вывод МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 4 о неправомерном применении Обществом налоговых вычетов по НДС на основании счетов-фактур, выставленных АО «Шахта Интауголь» по операциям, которые в соответствии с подпунктом 15 пункта 2 ст. 146 НК РФ не признаются объектом налогообложения.
Солгано материалам дела, в ходе проведения камеральной налоговой проверки и анализа представленных книг покупок и продаж к уточненной налоговой декларации по налогу на добавленную стоимость за 3 квартал 2016 года, представленной в Инспекцию 05.09.2017, установлены следующие нарушения.
В соответствии с книгой покупок, в декларации по НДС за 3 квартал 2016 года ПАО «Т Плюс» отражены счета-фактуры, выставленные АО «Шахта «Интауголь» в 3 квартале 2016 года на сумму 5 837 508,18 руб., в том числе НДС 890 467,35 руб.
Согласно информации, имеющейся у МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 4, Решением Арбитражного суда Республики Коми от 17.11.2015 по делу N А29-6927/2014 в отношении АО «Шахта «Интауголь» введена процедура банкротства — конкурсное производство.
В связи с этим, пришла к выводу Инспекция, реализация имущества, в том числе изготовленного в ходе текущей производственной деятельности организаций-должников, признанных в соответствии с законодательством Российской Федерации несостоятельными (банкротами), объектом налогообложения налогом не является (письмо ФНС России от 17.08.2016 N СД-4-3/15110). Следовательно, НДС по счетам-фактурам по приобретенному товару, выставленным контрагентом АО «Шахта «Интауголь», признанным банкротом, на сумму НДС в размере 890 467,35 руб. предъявлен к вычету неправомерно.
Указанный вывод, положенный в основу оспариваемого решения, суд признает неправомерным, исходя из следующего.
I. В соответствии с подпунктом 1 пункта 2 статьи 171 НК РФ, вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав на территории Российской Федерации в отношении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав, приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 НК РФ.
Согласно п. 2 ст. 169 НК РФ счет-фактура является документом, служащим основанием, для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету.
При получении счетов-фактур от контрагента, все реквизиты были проверены на корректность заполнения, в соответствии с требованиями законодательства, в общеустановленном порядке, наряду с входящими счетами-фактурами от других контрагентов. Учитывая наличие всех соответствующих подписей на первичных документах (счетах-фактурах) и корректность заполнения реквизитов, в соответствии с требованиями законодательства, Заявителя не было оснований отказать в приеме документов.
В соответствии с п. 2 ст. 171 НК РФ разрешено принимать к вычету НДС, предъявленный при приобретении товаров, работ, услуг, имущественных прав для использования в облагаемой НДС деятельности либо для перепродажи.
В случае выставления покупателю счета-фактуры с выделением суммы налога при реализации товаров (работ, услуг), операции по реализации, которых не облагаются НДС, налогоплательщик обязан исчислить сумму налога, подлежащую уплате в бюджет (пп. 2 п. 5 ст. 173 НК РФ).
Данная позиция суда согласуется с выводами, содержащимися в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 18.04.2018 N 307-КГ17-3553 по делу N А26-3613/2015, где Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации со ссылкой на Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 03.06.2014 N 17-П указала, что Общество, получившее от контрагентов счета-фактуры с выделенной суммой НДС по не облагаемым НДС операциям, в общем случае вправе принять налог к вычету. Уплатить НДС обязаны контрагенты.
В Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 03.06.2014 N 17-П разъяснено, что одним из проявлений диспозитивности в регулировании налоговых правоотношений выступает право лиц, не являющихся плательщиками НДС, или налогоплательщиков, освобожденных от исполнения обязанностей налогоплательщика, связанных с его исчислением и уплатой, вступить в правоотношения по уплате данного налога, что в силу пункта 5 статьи 173 НК РФ возлагает на таких лиц обязанность выставлять покупателю счет-фактуру с выделением в нем суммы налога и, соответственно, исчислять сумму данного налога, подлежащую уплате в бюджет. Выставленный же покупателю счет-фактура, согласно пункту 1 статьи 169 НК РФ, в дальнейшем служит основанием для принятия им указанных в счете-фактуре сумм налога к вычету.
Как следует из пункта 5 статьи 173 НК РФ, обязанность продавца уплатить НДС в бюджет и право покупателя применить налоговый вычет связаны с одним и тем же юридическим фактом — выставлением счета-фактуры: право покупателя на такой вычет ставится в зависимость от предъявления ему продавцом сумм НДС в порядке, предусмотренном данным Кодексом, то есть посредством счета-фактуры (пункт 1 статьи 169 НК РФ), а обязанность продавца перечислить сумму этого налога в бюджет обусловлена выставлением им счета-фактуры с выделением в нем соответствующей суммы отдельной строкой (аналогичные выводы содержат Определения Верховного Суда Российской Федерации от 27.11.2017 N 307-КГ17-9857 по делу N А56-35772/2016, от 27.11.2017 N 307-КГ17-12461 по делу N А56-42572/2016, от 24.10.2016 N 305-КГ16-6640 по делу N А40-79255/2014, от 24.10.2016 N 305-КГ16-8642 по делу N А40-58056/15, от 24.10.2016 N 305-КГ16-7096 по делу N А40-58052/2015, а также Постановление Арбитражного суда Московского округа от 02.11.2016 N Ф05-16069/2016 по делу N А40-63173/2016 и Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 14.12.2017 N Ф07-12228/2017 по делу N А56-57599/2016.
В Постановлении Президиума ВАС РФ от 30.01.2007 N 10627/06 по делу N А32-35519/2005-58/731 также указано, что «С введением в действие Федерального закона от 29.05.2002 N 57-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и в отдельные законодательные акты Российской Федерации» пунктом 5 статьи 173 НК РФ установлены правила, предусматривающие в отношении лиц, получающих с покупателей или заказчиков суммы налога на добавленную стоимость в нарушение положений главы 21 НК РФ, следующие налоговые последствия: лица, не являющиеся налогоплательщиками, налогоплательщики, освобожденные от исполнения обязанностей налогоплательщика, связанных с исчислением и уплатой налога, налогоплательщики, осуществляющие реализацию товаров (работ, услуг), операции с которыми не подлежат налогообложению, исчисляют и уплачивают налог на добавленную стоимость в случае выставления ими покупателям счетов-фактур с выделением суммы налога. В данном случае отделы вневедомственной охраны в нарушение подпункта 4 пункта 2 статьи 146 НК РФ и пункта 3 статьи 169 НК РФ выставляли обществу счета-фактуры, в которых указаны суммы налога на добавленную стоимость, поэтому в соответствии с пунктом 5 статьи 173 НК РФ должны уплатить полученные суммы налога в бюджет. Общество оплачивало счета-фактуры и, руководствуясь положениями статей 169, 171 и 172 НК РФ, отражало эти суммы в налоговых декларациях в качестве налоговых вычетов. Порядок применения налоговых вычетов установлен статьями 171 и 172 НК РФ. В соответствии с пунктом 1 статьи 171 НК РФ налогоплательщик (в данном случае — общество) вправе уменьшить общую сумму исчисленного им налога на добавленную стоимость при реализации товаров на суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации на основании выставленных продавцами (исполнителями) счетов-фактур (пункт 1 статьи 172 НК РФ), и исчислить сумму налога, подлежащую уплате в бюджет, в порядке, установленном статьей 173 НК РФ: сумма налога, подлежащая уплате в бюджет, исчисляется по итогам каждого налогового периода как уменьшенная на сумму налоговых вычетов, предусмотренных статьей 171 НК РФ, общая сумма налога, исчисляемая в соответствии со статьей 166 НК РФ.»
Федеральным законом от 18.07.2017 N 163-ФЗ часть первая Налогового кодекса Российской Федерации дополнена статьей 54.1 «Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов».
Положениями пункта 2 статьи 54.1 НК РФ предусмотрены условия, при одновременном соблюдении которых, в случае отсутствия обстоятельств, установленных пунктом 1 статьи 54.1 НК РФ, налогоплательщик вправе по имевшим место сделкам (операциям) уменьшить налоговую базу и (или) сумму подлежащего уплате налога в соответствии с правилами соответствующей главы части второй НК РФ.
К таким условиям относятся следующие обстоятельства: основной целью совершения сделки (операции) не являются неуплата (неполная уплата) и (или) зачет (возврат) суммы налога; обязательство по сделке (операции) исполнено лицом, являющимся стороной договора, заключенного с налогоплательщиком, и (или) лицом, которому обязательство по исполнению сделки (операции) передано по договору или закону.
Законодателем в пункте 3 статьи 54.1 НК РФ закреплены положения, исключающие из практики налоговых органов формальный подход при выявлении обстоятельств занижения налоговой базы или уклонения от уплаты налогов. В частности, предусмотрено, что такие обстоятельства, как подписание первичных документов неустановленным или неуполномоченным лицом, нарушение контрагентом налогоплательщика законодательства о налогах и сборах, наличие возможности получения налогоплательщиком того же результата экономической деятельности при совершении иных не запрещенных законодательством сделок (операций), не могут рассматриваться в качестве самостоятельного основания для признания уменьшения налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога неправомерным.
Как следует из оспариваемого решения МИФНС по крупнейшим налогоплательщикам N 4, положения статьи 54.1 НК РФ, на которые ссылается налогоплательщик, следует применять в случае доказывания умышленных действий самого налогоплательщика, выразившихся в сознательном искажении сведений о фактах хозяйственной жизни (совокупности таких фактов). В рассматриваемой же ситуации, по мнению налогового органа, из материалов проверки следует, что налогоплательщиком нарушен порядок, установленный налоговым законодательством для учета операций, связанных с приобретением товаров у контрагента, признанного несостоятельным (банкротом) и как результат, неправомерное заявление налогового вычета по НДС.
КонсультантПлюс: примечание.
В документе, видимо, допущен пропуск текста: имеется в виду подпункт 15 части 2 статьи 146 Налогового кодекса РФ.
Однако, несоблюдение требований законодательства, в данном случае, допущено не Обществом, а его контрагентом, который в нарушение пп. 15 ст. 146 НК РФ направил в адрес Заявителя счета-фактуры и включил в цену поставленной продукции НДС.
Учитывая изложенное, суд приходит к выводу, что в данном случае со стороны Заявителя не было допущено ни каких методологических ошибок, ПАО «Т ПЛЮС» действовало в полном соответствии с требованиями гл. 21 НК РФ.
Солгано п. 3 ст. 54.1 НК РФ нарушение контрагентом налогоплательщика законодательства о налогах и сборах не может являться основанием для признания уменьшения налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога неправомерным.
Изменения, внесенные Федеральным законом от 18.07.2017 N 163-ФЗ в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации, вступили в действие 19.08.2017 года и применяются к камеральным налоговым проверкам налоговых деклараций (расчетов), представленных в налоговый орган после дня вступления его в силу.
Уточненная налоговая декларация по НДС за 3 квартал 2016 года была представлена в налоговый орган 05.09.2017 года, следовательно, при проведении камеральной проверки МИФНС по крупнейшим налогоплательщикам N 4 должна была учесть положения ст. 54.1 НК РФ.
Об обязательности применения ст. 54.1 НК РФ после вступления ее в силу указывается в письмах ФНС России от 16.08.2017 N СА-4-7/16152@, от 31.10.2017 N ЕД-4-9/22123@, в которых ведомство предписывает налоговым органам исключить формальный подход при проведении проверок.
Таким образом, суд приходит к выводу, что вычет был заявлен правомерно после получения оригиналов счетов-фактур и оплаты товара контрагенту и Общество не должно нести ответственность за действия своего поставщика.
В оспариваемом решении МИФНС по крупнейшим налогоплательщикам N 4 указывает, что согласно пп. 4 п. 2 ст. 170 НК РФ, суммы НДС, предъявленные покупателю при приобретении товаров (работ, услуг), в том числе основных средств и нематериальных активов, имущественных прав, учитываются в стоимости таких товаров (работ, услуг), в том числе основных средств и нематериальных активов, в случае их приобретения для производства товаров (работ, услуг), операции по реализации которых не признаются объектом обложения НДС в соответствии с п. 2 ст. 146 НК РФ.
Однако положения пп. 4 п. 2 ст. 170 НК РФ не применимы в настоящем деле, в связи с тем, что Общество приобретало у АО «Шахта «Интауголь» товар для использования его в производстве продукции, операции по реализации которой признаются объектом обложения НДС.
В рассматриваемом случае операцией, не являвшейся объектом обложения НДС? была реализация поставщиком (АО «Шахта «Интауголь») угля в адрес ПАО «Т ПЛЮС».
В данной ситуации следует применить принцип диспозитивности в регулировании налоговых правоотношений, о котором говорится в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 03.06.2014 N 17-П, а именно, право лиц, не являющихся плательщиками НДС, или налогоплательщиков, освобожденных от исполнения обязанностей налогоплательщика, связанных с его исчислением и уплатой, вступить в правоотношения по уплате данного налога.
II. При вынесении решения судом также была учтена позиция, изложенная в Определении Верховного Суда Российской Федерации N 309-КГ18-9573 от 08.11.2018 по делу N А50-15272/2017, а также Определении Верховного Суда Российской Федерации N 304-КГ18-4849 от 26.10.2018 по делу N А27-11046/2017, где суд отметил, что в соответствии с подпункта 1 пункта 1 статьи 146 НК РФ объект налогообложения по НДС формируют совершаемые налогоплательщиком операции по реализации товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, а также операции по передаче имущественных прав.
В подпункте 15 пункта 2 статьи 146 НК РФ установлено исключение из этого правила для налогоплательщиков-должников, признанных в соответствии с законодательством Российской Федерации несостоятельными (банкротами), и в отношении отдельного вида свершаемых такими лицами операций — операций по реализации имущества и (или) имущественных прав должников.
Как вытекает из названных положений, понятия «реализация товаров» и «реализация имущества должника», используемые в статье 146 НК РФ, не являются тождественными и, соответственно, имеют различное содержание.
Принимая во внимание, что глава 21 НК РФ не содержит определения понятия «реализация имущества должника», на основании пункта 1 статьи 11 НК РФ и с учетом разъяснений, данных в пункте 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.06.1999 N 41/9 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой Налогового кодекса Российской Федерации», для уяснения круга операций, в отношении которых должен применяться подпункт 15 пункта 2 статьи 146 НК РФ, необходимо обратиться к положениям Закона о банкротстве.
Согласно пункту 1 статьи 131, статье 110 Закона о банкротстве открытие конкурсного производства в отношении организации-должника означает, что все ее имущество, имеющееся на дату открытия конкурсного производства, и выявленное в ходе конкурсного производства, признается составляющим конкурсную массу, и должно быть реализовано путем проведения торгов. Однако в силу пункта 6 статьи 139 Закона о банкротстве имущество, которое является продукцией, изготовленной должником в процессе своей хозяйственной деятельности, не подлежит реализации на торгах.
Анализ изменения налогового законодательства (2011 — 2015 гг.) в части порядка уплаты НДС организациями-банкротами свидетельствует о том, что такие изменения касались только имущества, входящего в конкурсную массу.
Таким образом, под реализацией имущества должника понимается продажа имущества, входящего в конкурсную массу, за исключением продукции, изготовленной должником в процессе своей текущей хозяйственной деятельности, и на основании пункта 1 статьи 11 НК РФ в этом же значении понятие «реализация имущества должника» должно толковаться в целях применения подпункта 15 пункта 2 статьи 146 Налогового кодекса.
Изложенное согласуется с целью введения данной нормы — устранению коллизии между пунктом 4.1 статьи 161 НК РФ и статьей 134 Закона о банкротстве, преодолению которой посвящено, в частности, Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.01.2013 N 11 «Об уплате налога на добавленную стоимость при реализации имущества должника, признанного банкротом», и состоящей в том, что положения Налогового кодекса возлагали на покупателя обязанность производить удержание сумм НДС из уплачиваемой должнику цены реализуемого имущества и перечислять их в бюджет вне какой-либо очередности, а законодательство о банкротстве предписывало осуществлять удовлетворение требований кредиторов (уполномоченного органа) за счет выручки от продажи имущества должника с соблюдением строго установленной очередности.
Делая вывод о том, что предусмотренное подпунктом 15 пункта 2 статьи 146 НК РФ исключение из объекта налогообложения распространяется на реализацию товаров, произведенных в рамках текущей деятельности должника, суд округа не принял во внимание, что по своей экономико-правовой природе, учитываемой согласно пункту 3 статьи 3 НК РФ, НДС является косвенным (предъявляемым) налогом, системно взимаемым на каждой стадии производства и реализации товаров (работ, услуг), исходя из стоимости (цены), добавленной на соответствующий стадии товародвижения.
Исключение налогоплательщика, в отношении которого открыто конкурсное производство, но продолжающего вести производственную деятельность, из числа лиц, участвующих в предъявлении налога при реализации изготовленной продукции, приводит к необоснованному получению государством НДС как с поставщиков сырья, иных товаров (работ, услуг), так и с покупателей, которые не могут предъявить НДС к вычету.
При этом вопреки доводам инспекции, наличие риска неисполнения налогоплательщиком-должником обязанности по уплате в бюджет предъявляемого НДС само по себе не может служить основанием для отказа в вычетах контрагентам-покупателям продукции, изготовленной налогоплательщиком в процессе своей хозяйственной деятельности.
Как указал Верховный Суд Российской Федерации, примененный судом округа подход к толкованию подпункта 15 пункта 2 статьи 146 НК РФ не может быть признан правильным и по той причине, что приводит к выборочному исключению из объекта налогообложения операций, совершаемых организацией, в отношении которой открыто конкурсное производство, в рамках своей текущей деятельности — в зависимости от типа договорных отношений с покупателями — отношения по реализации товаров либо по выполнению работ (оказанию услуг). Однако, исходя из положений пункта 1 статьи 3 НК РФ, одинаковые экономические результаты деятельности организации-банкрота не должны влечь различные налоговые последствия.
Как следует из Определения Верховного Суда Российской Федерации N 309-КГ18-9573 от 08.11.2018 по делу N А50-15272/2017, а также Определения Верховного Суда Российской Федерации N 304-КГ18-4849 от 26.10.2018 по делу N А27-11046/2017, судом дана правовая оценка письма Федеральной налоговой службы от 17.08.2016 N СД-4-3/15110@, на которое в рамках настоящего дела ссылается МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 4.
Верховный Суд Российской Федерации Верховный Суд Российской Федерации отметил, что указанное письмо не обладает нормативными свойствами и констатировал, что по своему содержанию данное письмо не вышло за пределы буквального смысла подпункта 15 пункта 2 статьи 146 НК РФ, но не предрешал вопрос о том, является ли такое толкование закона надлежащим.
Следовательно, рассматриваемое письмо, содержащее разъяснения по вопросам применения норм законодательства о налогах и сборах, не может быть отнесено к числу нормативных правовых актов, которые согласно статье 13 АПК РФ подлежат применению при рассмотрении дела и не предопределяет, какое толкование нормы должно быть дано судом.
Ссылка МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 4 на иную судебную практику не может быть принята судом, так как содержит иные обстоятельства не связанные с обстоятельствами, рассматриваемыми в настоящем деле.
С учетом изложенного суд приходит к выводу о незаконности и необоснованности решения инспекции, что влечет удовлетворение требования заявителя в полном объеме.
По положениям статьи 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при принятии решения арбитражный суд распределяет судебные расходы.
Согласно части 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны.
В соответствии со статьей 101 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к судебным расходам отнесена государственная пошлина.
Уплаченная заявителем при обращении в арбитражный суд государственная пошлина в размере 3 000 руб. подлежит взысканию с инспекции в качестве возмещения понесенных обществом судебных расходов по уплате государственной пошлины на основании части 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в полном объеме, поскольку законодательством не предусмотрен возврат заявителю по делу, в котором ответчиком является государственный орган, уплаченной государственной пошлины из бюджета в случае, если судебный акт принят в его пользу, а также не предусмотрено освобождение государственных органов от возмещения судебных расходов, отношения по распределению которых возникают между сторонами судебного разбирательства после уплаты заявителем государственной пошлины на основании статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, данные отношения не регулируются главой 25.3 Налогового кодекса Российской Федерации (пункт 21 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.07.2014 N 46).
На основании изложенного и руководствуясь статьями 110, 167 — 171, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

решил:

Заявленное публичным акционерным обществом «Т ПЛЮС» требование удовлетворить: признать недействительным вынесенное Межрегиональной инспекцией Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 4 решение от 05.02.2018 N 3 об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.
Взыскать Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 4 в пользу публичного акционерного общества «Т ПЛЮС» (ОГРН 1056315070350; ИНН 6315376946; дата присвоения 01.08.2005; адрес: 143421, область Московская, район Красногорский, автодорога Балтия, территория 26 км Бизнес-Центр Рига-Ленд, строение 3, офис 506) 3 000 руб. государственной пошлины, уплаченной при подаче заявления в суд.
Решение, выполненное в форме электронного документа, направляется лицам, участвующим в деле, посредством его размещения на официальном сайте арбитражного суда в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» в режиме ограниченного доступа не позднее следующего дня после дня его принятия.
Решение вступает в законную силу по истечении месячного срока со дня его принятия, если не подана апелляционная жалоба, а в случае подачи апелляционной жалобы, если решение не отменено и не изменено — со дня принятия постановления арбитражным судом апелляционной инстанции.
Решение может быть обжаловано в порядке апелляционного производства в Девятый арбитражный апелляционный суд (127994, г. Москва, ГСП-4, проезд Соломенной Сторожки, д. 12) в течение месяца со дня принятия решения (изготовления его в полном объеме), а также в порядке кассационного производства в Арбитражный суд Московского округа (127994, Москва, ГСП-4, ул. Селезневская, д. 9) в течение двух месяцев со дня вступления решения по делу в законную силу при условии, что решение было предметом рассмотрения суда апелляционной инстанции или суд апелляционной инстанции отказал в восстановлении пропущенного срока подачи апелляционной жалобы.
Апелляционная и кассационная жалобы подаются в арбитражные суды апелляционной и кассационной инстанций через Арбитражный суд города Москвы.
В случае обжалования решения в порядке апелляционного или кассационного производства информацию о времени, месте и результатах рассмотрения дела можно получить соответственно на интернет-сайтах Девятого арбитражного апелляционного суда: http://9aas.arbitr.ru/ и Арбитражного суда Московского округа: http://fasmo.arbitr.ru/
Информация о движении дела размещена на сайте суда по адресу: http://msk.arbitr.ru/

Судья
О.Ю.СУСТАВОВА

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО