РЕШЕНИЕ Верховного Суда РФ от 05.10.2017 № АКПИ17-691

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ
от 5 октября 2017 г. N АКПИ17-691

Верховный Суд Российской Федерации в составе:
судьи Верховного Суда Российской Федерации Назаровой А.М.,
при секретаре С.,
с участием прокурора Степановой Л.Е.,
рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению Р. о признании недействующим пункта 1 постановления Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 6 июля 2017 г. N 96 «О приостановлении розничной торговли спиртосодержащей непищевой продукцией, спиртосодержащими пищевыми добавками и ароматизаторами»,

установил:

Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации 6 июля 2007 г. принято постановление N 96 «О приостановлении розничной торговли спиртосодержащей непищевой продукцией, спиртосодержащими пищевыми добавками и ароматизаторами» (далее — Постановление), которое зарегистрировано 11 июля 2017 г. в Министерстве юстиции Российской Федерации (далее — Минюст России), регистрационный номер 47362, опубликовано 12 июля 2017 г. на официальном интернет-портале правовой информации http://www.pravo.gov.ru и 14 июля 2017 г. в «Российской газете».
Пунктом 1 Постановления юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям предписано приостановить на срок 90 суток розничную торговлю спиртосодержащей непищевой продукцией, спиртосодержащими пищевыми добавками и ароматизаторами (за исключением стеклоомывающих жидкостей, нежидкой спиртосодержащей продукции, а также спиртосодержащей продукции с использованием укупорочных средств, исключающих ее пероральное потребление) с содержанием этилового спирта более 28 процентов объема готовой продукции, осуществляемую ниже цены, по которой осуществляется розничная продажа водки, ликероводочной и другой алкогольной продукции крепостью свыше 28 процентов за 0,5 литра готовой продукции, установленной приказом Министерства финансов Российской Федерации от 11 мая 2016 г. N 58н «Об установлении цен, не ниже которых осуществляются закупка (за исключением импорта), поставки (за исключением экспорта) и розничная продажа алкогольной продукции крепостью свыше 28 процентов» (зарегистрирован в Минюсте России 31 мая 2016 г., регистрационный N 42365) с изменениями, внесенными приказом Министерства финансов Российской Федерации от 4 апреля 2017 г. N 57н (зарегистрирован в Минюсте России 28 апреля 2017 г., регистрационный N 46537).
Р. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании недействующей приведенной нормы, как противоречащей статье 34 Конституции Российской Федерации, абзацу пятому подпункта 2 пункта 1 статьи 181 Налогового кодекса Российской Федерации, статье 50 Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» (далее — Федеральный закон от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ), пункту 7 статьи 2 и пункту 2 статьи 26 Федерального закона от 22 ноября 1995 г. N 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции» (далее — Федеральный закон от 22 ноября 1995 г. N 171-ФЗ), пункту 7 постановления Правительства Российской Федерации от 7 марта 1995 г. N 239 «О мерах по упорядочению государственного регулирования цен (тарифов)», Положению о Федеральной службе по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, утвержденному постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июня 2004 г. N 322, Указу Президента Российской Федерации от 15 января 2016 г. N 12 «Вопросы Министерства финансов Российской Федерации», статьям 129 и 424 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), статье 8 Федерального закона от 28 декабря 2009 г. N 381-ФЗ «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации» (далее — Федеральный закон от 28 декабря 2009 г. N 381-ФЗ), нарушающей его права и свободы индивидуального предпринимателя, препятствующей осуществлению свободной предпринимательской деятельности, свободному установлению цен на товары, гарантированному статьей 424 ГК РФ и статьей 8 Федерального закона от 28 декабря 2009 г. N 381-ФЗ, в том числе при розничной продаже спиртосодержащей непищевой (парфюмерно-косметической) продукции.
В обоснование своего требования административный истец указал, что, являясь индивидуальным предпринимателем, он осуществляет в том числе продажу спиртосодержащей непищевой продукции (парфюмерно-косметической), за продажу которой по цене ниже алкогольной продукции его работники были привлечены к административной ответственности.
Р., надлежащим образом извещенный о времени и месте рассмотрения дела, в судебное заседание не явился. Его представитель Т. поддержал заявленное требование, просил его удовлетворить.
Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (Роспотребнадзор) в письменных возражениях на административное исковое заявление указала, что оспариваемый нормативный правовой акт издан Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации в пределах его компетенции, не противоречит актам большей юридической силы и не нарушает права административного истца.
В судебном заседании представитель Роспотребнадзора М. поддержала изложенную в возражениях правовую позицию и просила отказать в удовлетворении требования.
Минюст России в письменном отзыве на административный иск указал, что Постановление принято Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации в целях предупреждения возникновения массовых острых отравлений людей спиртосодержащей непищевой продукцией в соответствии с полномочиями, предоставленными ему Федеральным законом от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ, в установленном порядке зарегистрировано в Минюсте России и опубликовано. Вместе с тем Постановление фактически вводит ограничение на торговлю спиртосодержащей продукцией, производство и оборот которой регулируется Федеральным законом от 22 ноября 1995 г. N 171-ФЗ.
В судебном заседании представитель Минюста России Ч. просила удовлетворить административный иск.
Выслушав стороны, проверив оспариваемый в части нормативный правовой акт на соответствие нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Степановой Л.Е., полагавшей в удовлетворении административного искового заявления отказать, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения заявленного требования.
Отношения, возникающие в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения как одного из основных условий реализации предусмотренных Конституцией Российской Федерации прав граждан на охрану здоровья и благоприятную окружающую среду, регулируются Федеральным законом от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ.
Приведенный федеральный закон под санитарно-эпидемиологическим благополучием населения понимает состояние здоровья населения, среды обитания человека, при котором отсутствует вредное воздействие факторов среды обитания на человека и обеспечиваются благоприятные условия его жизнедеятельности; под средой обитания человека (далее — среда обитания) — совокупность объектов, явлений и факторов окружающей (природной и искусственной) среды, определяющую условия жизнедеятельности человека; под факторами среды обитания — биологические (вирусные, бактериальные, паразитарные и иные), химические, физические (шум, вибрация, ультразвук, инфразвук, тепловые, ионизирующие, неионизирующие и иные излучения), социальные (питание, водоснабжение, условия быта, труда, отдыха) и иные факторы среды обитания, которые оказывают или могут оказывать воздействие на человека и (или) на состояние здоровья будущих поколений; под вредным воздействием на человека — воздействие факторов среды обитания, создающее угрозу жизни или здоровью человека либо угрозу жизни или здоровью будущих поколений.
В силу положений абзацев первого и четвертого подпункта 5 пункта 1, пункта 2 статьи 51 названного федерального закона Главный государственный санитарный врач Российской Федерации наделен полномочиями принимать в установленном законом порядке меры по приостановлению разработки, производства, реализации и применения (использования) продукции, а также принимать постановления, издавать распоряжения и указания, утверждать методические, инструктивные и другие документы по вопросам организации федерального государственного санитарно-эпидемиологического надзора и обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения.
Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, вводя федеральным законом ограничения того или иного права в соответствии с конституционно одобряемыми целями, государство должно использовать не чрезмерные, а только необходимые и строго обусловленные этими целями меры (средства); данное конституционное требование — по его смыслу во взаимосвязи с предписаниями статьи 18 Конституции Российской Федерации — обращено не только к законодателю, но и к правоприменительным органам (определение Конституционного Суда Российской Федерации от 16 июля 2013 г. N 1239-О).
В связи с потреблением гражданами Российской Федерации спиртосодержащей непищевой продукции в качестве суррогата алкогольной продукции, повлекшим массовые острые отравления людей, в том числе со смертельным исходом, Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации в рамках предоставленных законом полномочий принято Постановление, целью которого является предупреждение возникновения случаев массовых острых отравлений людей указанной продукцией.
Утверждение административного истца о том, что оспариваемая норма препятствует осуществлению свободной предпринимательской деятельности, свободному установлению цен на товары, гарантированному статьей 424 ГК РФ и статьей 8 Федерального закона от 28 декабря 2009 г. N 381-ФЗ, в том числе при розничной продаже спиртосодержащей непищевой (парфюмерно-косметической) продукции, не может быть признано обоснованным.
Постановление издано в рамках Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ, установленные в его пункте 1 меры имеют ограниченный срок действия и направлены на исключение вредного воздействия на человека и соблюдение конституционных прав граждан на охрану здоровья.
Постановление не регулирует вопросы установления стоимости спиртосодержащей непищевой продукции, а относит спиртосодержащую непищевую продукцию, стоимость которой существенно ниже минимальной стоимости алкогольной продукции, к рисковой продукции, приостановление реализации которой, плотность и эффективность проводимых совместно с органами внутренних дел проверок, позволивших изъять из оборота значительное количество единиц спиртосодержащей непищевой продукции, позволили существенно снизить количество случаев отравлений и летальных исходов, что определяет действенность принятых мер.
Помимо этого, по данным представителей производителей парфюмерно-косметической продукции и бытовой химии и торговых сетей реализация Постановления не оказала негативного воздействия на экономическую деятельность легального и добросовестного бизнеса.
Согласно материалам дела Р. является владельцем магазина «Табачная лавка», реализация спиртосодержащей непищевой продукции не является его основным видом деятельности, в связи с чем приостановление на срок 90 суток розничной торговли этой продукцией также не оказывает негативного воздействия и на осуществляемую им предпринимательскую деятельность.
Привлечение сотрудников административного истца к административной ответственности за несоблюдение требований законодательства Российской Федерации об обеспечении санитарно-эпидемиологического благополучия населения, которое в силу Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ является обязательным для юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и граждан, не является основанием для отмены нормативного правового акта.
Принимая во внимание, что оспариваемое предписание не противоречит нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, не нарушает прав, свобод и законных интересов административного истца, в удовлетворении заявленного требования надлежит отказать в соответствии с пунктом 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.
Руководствуясь статьями 175 — 180, 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации

решил:

в удовлетворении административного искового заявления Р. о признании недействующим пункта 1 постановления Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 6 июля 2017 г. N 96 «О приостановлении розничной торговли спиртосодержащей непищевой продукцией, спиртосодержащими пищевыми добавками и ароматизаторами» отказать.
Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.

Судья Верховного Суда
Российской Федерации
А.М.НАЗАРОВА

——————————————————————

Задать вопрос

Please leave this field empty.

Please leave this field empty.Please leave this field empty.