РЕШЕНИЕ Верховного Суда РФ от 16.06.2016 № АКПИ16-427

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ
от 16 июня 2016 г. N АКПИ16-427

Верховный Суд Российской Федерации в составе:
судьи Верховного Суда Российской Федерации Иваненко Ю.Г.,
при секретаре П.,
с участием прокурора Масаловой Л.Ф.,
рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению И.В. О признании недействующим письма Федеральной налоговой от 24 февраля 2016 г. N ГД-3-14/743@,

установил:

И.В., являющийся единственным участником общества с ограниченной ответственностью «Новотек», обратился в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании недействующим письма Федеральной налоговой службы от 24 февраля 2016 г. N ГД-3-14/743@ (далее — Письмо), ссылаясь на то, что данный акт обладает нормативными свойствами и по своему содержанию не соответствует действительному смыслу разъясняемых нормативных положений пункта 3 статьи 17 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью». Свое требование мотивировал тем, что Письмо адресовано неограниченному кругу лиц, рассчитано на неоднократное применение, согласно пункту 1 статьи 30 Налогового кодекса Российской Федерации является обязательным для исполнения территориальными налоговыми (регистрационными) органами в своей текущей практической деятельности, оно неправомерно распространяет нормы, установленные для нотариального удостоверения решений общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью, на решение единственного участника такого общества об увеличении размера уставного капитала, что влечет дополнительные расходы на данное удостоверение. По мнению административного истца, Письмо выходит за рамки адекватного истолкования положений действующего законодательства, фактически вводит новую обязывающую норму права, то есть влечет изменение правового регулирования соответствующих отношений, ограничивает право на своевременное получение государственной услуги, связанной с включением в единый государственный реестр юридических лиц достоверных и актуальных сведений о размере уставного капитала общества, и нарушает права таких заявителей в сфере корпоративной и предпринимательской деятельности.
В письменных возражениях административный ответчик Федеральная налоговая служба указала, что Письмо адресовано конкретному заявителю, носит информационно-разъяснительный характер, основано на нормах действующего законодательства и не устанавливает самостоятельных норм, обязательных к применению, поэтому не обладает нормативными свойствами; содержащиеся в нем разъяснения не выходят за рамки адекватного толкования положений действующего законодательства и не влекут изменение правового регулирования соответствующих отношений.
В судебном заседании представитель административного истца И.С. требование поддержал.
Представители Федеральной налоговой службы Ф., Е., К.А. административный иск не признали.
Представители заинтересованного лица Министерства юстиции Российской Федерации Ж., К.Л. считали, что требование административного истца является необоснованным и не подлежит удовлетворению.
Выслушав объяснения представителя административного истца И.С., возражения представителей административного ответчика Ф., Е., К.А., объяснения представителей заинтересованного лица Ж.С, К.Л., проверив наличие у оспариваемого акта нормативных свойств и его соответствие действительному смыслу разъясняемых им нормативных положений, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей необходимым в удовлетворении заявленного требования отказать, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения административного искового заявления.
В соответствии с абзацем вторым пункта 1 Положения о Федеральной налоговой службе, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 30 сентября 2004 г. N 506 (далее — Положение), Федеральная налоговая служба (ФНС России) является уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим государственную регистрацию юридических лиц, физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей и крестьянских (фермерских) хозяйств.
Федеральная налоговая служба имеет право давать юридическим и физическим лицам разъяснения по вопросам, отнесенным к установленной сфере деятельности (подпункт 6.3 Положения).
Письмо издано при реализации установленных полномочий и представляет собой ответ на интернет-обращение гражданина Х., которое, как следует из материалов административного дела, поступило в адрес Федеральной налоговой службы по информационно-телекоммуникационным системам связи. Оно было в аналогичном порядке в электронной форме направлено данному заявителю на указанный им адрес электронной почты.
Письмо имеет содержание:
«Федеральная налоговая служба, рассмотрев Ваше Интернет-обращение от 12 января 2016 года, сообщает следующее.
В соответствии со статьей 3 Федерального закона от 30 марта 2015 года N 67-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части обеспечения достоверности сведений, представляемых при государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» статья 17 Федерального закона от 8 февраля 1998 года N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» дополнена пунктом 3, в соответствии с которым факт принятия решения общего собрания участников общества об увеличении уставного капитала и состав участников общества, присутствовавших при принятии указанного решения, должны быть подтверждены путем нотариального удостоверения.
При этом исходя из целей принятия Федерального закона от 30 марта 2015 года N 67-ФЗ — обеспечение достоверности сведений, представляемых при государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, положения пункта 3 статьи 17 Федерального закона от 8 февраля 1998 года N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», по мнению ФНС России, применимы к решению об увеличении уставного капитала общества, принятому как общим собранием участников общества, так и единственным участником общества.».
Письмо не направлялось для исполнения в налоговые органы, осуществляющие соответствующую государственную регистрацию, предусмотренную Федеральным законом от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».
Таким образом, Письмо издано как акт казуального толкования; являясь ответом на индивидуальное обращение гражданина, данным в соответствии с требованиями Федерального закона от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», оно не содержит предписания о правах и обязанностях персонально не определенного круга лиц, носит информационно-разъяснительный характер по запросу гражданина.
То обстоятельство, что независимо от действий Федеральной налоговой службы, поскольку иное не установлено, Письмо с редакционной правкой его первого абзаца было размещено в электронном периодическом издании (Правовой Сервер КонсультантПлюс, www.consultant.ru), специализирующемся на распространении правовой информации, что сообщение о содержании Письма и его реквизитах опубликовано в печатном издании «Налоговые вести Красноярского края», 2016, 30 марта, N 6 (370), не подтверждает наличие у него нормативных свойств.
Иной подход к оценке подобных обстоятельств неофициального опубликования Письма означал бы автоматическое наделение свойством нормативности любого подобного акта федерального органа исполнительной власти лишь в силу того факта, что его содержание стало доступным неопределенному кругу лиц.
Доказательств того, что Письмо многократно применяется в деятельности налоговых органов и является для них обязательным, не имеется.
При этом наличие правоприменительных решений территориальных органов Федеральной налоговой службы, основанных на непосредственном толковании пункта 3 статьи 17 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Федеральный закон от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ), иных ответов на индивидуальные обращения юридических лиц, в которых административным ответчиком изложена аналогичная, по сути, позиция, также не означает, что именно не упоминаемое в них Письмо приобрело нормативные свойства.
Следовательно, оспариваемый акт не приобрел отмеченных выше свойств и опосредованно — через правоприменительную деятельность должностных лиц налоговых органов.
Положения пункта 3 статьи 17 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ в истолковании, данном в Письме, не были применены к административному истцу, согласно его объяснениям, после принятия им как единственным участником общества с ограниченной ответственностью «Новотек» решения N 1 от 12 апреля 2016 г. об увеличении уставного капитала общества за счет вклада третьего лица, принимаемого в общество, и изменении размера долей в уставном капитале, из чего следует, что его права, свободы и законные интересы в указанных им аспектах оспариваемым актом не нарушены.
Доводы административного истца о том, что по своему содержанию Письмо, а фактически его абзац третий, не соответствует действительному смыслу разъясняемых нормативных положений, основаны на отсутствии в норме закона непосредственного упоминания о решении единственного участника. Вместе с тем при истолковании любого нормативного правового акта следует исходить не только из буквального толкования его положений, но и в системной связи с иными нормами учитывать выраженный в них смысл.
Федеральным законом от 30 марта 2015 г. N 67-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части обеспечения достоверности сведений, представляемых при государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Федеральный закон от 30 марта 2015 г. N 67-ФЗ) статья 17 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ дополнена пунктом 3, согласно которому факт принятия решения общего собрания участников общества об увеличении уставного капитала и состав участников общества, присутствовавших при принятии указанного решения, должны быть подтверждены путем нотариального удостоверения.
По смыслу Федерального закона от 30 марта 2015 г. N 67-ФЗ, нотариальное удостоверение факта принятия решения общего собрания участников общества об увеличении уставного капитала и состав участников общества обеспечивает достоверность сведений, представляемых при государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.
Такая норма, исходя из ее целевого назначения, имеет характер общего предписания относительно любых случаев увеличения уставного капитала общества.
Так, согласно подпунктам «д», «к» пункта 1 статьи 5 Федерального закона от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» в едином государственном реестре юридических лиц содержатся кроме прочего сведения об учредителях (участниках) юридического лица, в отношении обществ с ограниченной ответственностью — сведения о размерах и номинальной стоимости долей в уставном капитале общества, принадлежащих обществу и его участникам, размер указанного в учредительных документах коммерческой организации уставного капитала (складочного капитала, уставного фонда, паевых взносов или другого).
Приведенный федеральный закон не содержит разграничений в объеме подобных сведений, содержащихся в названном реестре в отношении обществ с ограниченной ответственностью, имеющих единственного участника или двух и более участников.
Согласно статье 39 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ в обществе, состоящем из одного участника, решения по вопросам, относящимся к компетенции общего собрания участников общества, принимаются единственным участником общества единолично и оформляются письменно. При этом положения статей 34, 35, 36, 37, 38 и 43 данного федерального закона не применяются, за исключением положений, касающихся сроков проведения годового общего собрания участников общества.
В числе предусмотренных исключений из применения единственным участником общества статья 17 этого же федерального закона не указана.
В связи с изложенным Письмо соответствует действительному смыслу разъясняемых им целей принятия Федерального закона от 30 марта 2015 г. N 67-ФЗ и положений пункта 3 статьи 17 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ, не выходит за пределы их адекватной интерпретации, не устанавливает (не изменяет, не отменяет) определенные ими правила.
В силу пункта 3 части 3 статьи 217.1 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации при рассмотрении административного дела об оспаривании акта, обладающего нормативными свойствами, суд выясняет, соответствуют ли положения оспариваемого акта действительному смыслу разъясняемых им нормативных положений.
Оспариваемое письмо не содержит разъяснений, касающихся содержания пункта 3 статьи 67.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, упоминаемого в административном исковом заявлении и дополнении к нему, поэтому оно не подлежит проверке на соответствие данной норме.
Так как оспариваемый акт не обладает нормативными свойствами, позволяющими применить его неоднократно в качестве общеобязательного предписания в отношении неопределенного круга лиц, а его положения соответствуют действительному смыслу разъясняемых им нормативных положений, согласно пункту 2 части 5 статьи 217.1 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации заявленное требование не подлежит удовлетворению.
Руководствуясь статьями 175 — 180, 217.1 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации

решил:

в удовлетворении административного искового заявления И.В. о признании недействующим письма Федеральной налоговой службы от 24 февраля 2016 г. N ГД-3-14/743@ отказать.
Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.

Судья Верховного Суда
Российской Федерации
Ю.Г.ИВАНЕНКО

——————————————————————