АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ Московского городского суда от 26.03.2019 № 33-13196/2019

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 26 марта 2019 г. по делу N 33-13196/2019

Судья Федотов Д.И.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего судьи Семченко А.В.
и судей Дегтеревой О.В., Лобовой Л.В.
при секретаре У.
с участием прокурора Храмовой О.П.
рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Дегтеревой О.В., гражданское дело по апелляционной жалобе И. на решение Щербинского районного суда г. Москвы от 21 августа 2018 г., которым постановлено:
Исковые требования И. к АО «Белебеевский завод «Автонормаль» о восстановлении на работе, признании приказов недействительными полностью и в части, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, взыскании недополученной заработной платы, процентов, компенсации морального вреда — оставить без удовлетворения.

установила:

И. обратилась в суд с иском АО «Белебеевский завод «Автонормаль», с учетом уточнения требований в порядке ст. 39 ГПК РФ, просила признать незаконными приказ N 204л/с от 21.05.2018 г. и приказ N 433 от 06.03.2018 г. в части пункта 8; восстановить на работе в должности **, взыскать заработную плату за март и май 2018 года, проценты за задержку выплаты зарплаты, взыскать средний заработок за период приостановления работы с 17.04.2018 г. по 15.05.2018 г., взыскать пособие по временной нетрудоспособности в размере 20 116, 45 руб., взыскать заработную плату за время вынужденного прогула и компенсацию морального вреда в размере 100 000 руб., взыскать расходы на оплату юридических услуг в размере 50 000 руб., ссылаясь в обоснование иска на то, что с 07.08.2017 г. осуществляла трудовые функции *** АО «Белебеевский завод «Автонормаль» сроком (согласно дополнительному соглашению N 2432 от 19.12.2017) до 29.12.2018 г. Уведомлением от 20.03.2018 г. была уведомлена о предстоящих изменениях трудового договора через 2 месяца по причине изменения организационной структуры управления ответчика с 01.03.2018 г. на основании ст. 74 ТК РФ, поскольку из ведения исполнительного директора забирались все подчиненные истцу службы и передавались генеральному директору, размер заработной платы сокращен в 10 раз до *** руб. Пунктом 8 Приказа N 433 от 06.03.2018 г. с 01.03.2018 г. из штатного расписания администрации службы ** вывели: одну единицу **, одну единицу директора по экономике и финансам, одну единицу ***, одну единицу советника **. Истцом 23.03.2018 г. были направлены возражения на изменения условий трудового договора. Приказом N 204л/с от 21.05.2018 г. истец уволена по п. 7 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ (в связи с отказом работника от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора), что истец полагает незаконным, поскольку оснований для расторжения трудового договора не имелось, работодателем в одностороннем порядке при отсутствии изменений организационных или технологических условий труда незаконно изменены условия трудового договора в части размера оплаты труда и должностных обязанностей, указанные действия работодателя нарушают трудовые права истца и причиняют ей моральный вред.
Истец в судебном заседании исковые требования с учетом уточнений поддержала в полном объеме, просила иск удовлетворить.
Представитель ответчика в судебное заседание явилась, исковые требования не признала по доводам, изложенным в письменных возражениях на иск.
Судом постановлено вышеприведенное решение, об отмене которого как незаконного просит по доводам апелляционной жалобы И.
Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность постановленного по делу судебного постановления в соответствии с частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в пределах доводов апелляционной жалобы, заслушав объяснения представителя истца С., поддержавшего доводы жалобы, представителей ответчика К.Л. и К.И., возражавших против удовлетворения жалобы, заключение прокурора полагавшего решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.
Как следует из материалов дела и установлено судом, И. на основании трудового договора N 270л/с от 07 августа 2017 г. работала у ответчика в должности **, с должностным окладом ** руб.
27.12.2017 года общим собранием акционеров АО «БелЗАН» принято решение об утверждении Устава общества в новой редакции. Согласно вновь утвержденной редакции Устава п. 15.2. к полномочиям Совета директоров общества отнесено право утверждения и изменения организационной структуры общества (редакции Устава утвержденные общим собранием 20.02.2017 г. (редакция до изменений) и 27.12.2017 г. (редакция с изменениями).
28.02.2018 года решением Совета директоров АО «БелЗАН» утверждена новая организационная структура АО «БелЗАН» (протокол N 38 заочного заседания с приложение организационной структуры по состоянию на 01.03.2018 г.).
Организационная структура общества претерпела изменения в части непосредственного подчинения генеральному директору таких структурных подразделений как: дирекция по маркетингу и сбыту, дирекция по персоналу и социальной политике, дирекция по экономике и финансам, дирекция представительства Общества в г. **, с соответствующим выведением перечисленных дирекций из подчинения исполнительного директора; также в структуру общества введены дирекции по правовой и корпоративной работе; в составе дирекции по бережливому производству создан отдел и введен заместитель; переподчинены директору по персоналу и соц. политике — отдела информационных технологий, узел телефонии и директор по персоналу и административным вопросам.
Исходя из норм Федерального закона «Об акционерных обществах» и на основании Устава АО «БелЗАН» единоличный исполнительный орган общества (генеральный директор) обеспечивает реализацию решений общего собрания акционеров и совета директоров, утвержденные Советом директоров изменения организационной структуры АО «БелЗАН» были обязательны для исполнения в Обществе, на основании чего генеральным директором Общества издан приказ N 433 от 06 марта 2018 г. «О приведении штатного расписания в соответствии с утвержденной организационной структурой АО «БелЗАН».
Изложенное изменение организационной структуры общества послужило основанием для изменения организационных условий труда сотрудников, и, как следствие, в обязательном порядке предполагало переподчинение части дирекций непосредственно генеральному директору, что в свою очередь предполагало уменьшение объема и сложности работы исполнительного директора (в частности, из должностных обязанностей истца были исключены: организация и контроль за деятельностью переподчиненных подразделений и ответственность за их неисполнение.) В процессе структурной реорганизации общества у ответчика было утверждено новое штатное расписание, согласно которому по должности, занимаемой истцом, был установлен должностной оклад в размере *** руб.
Как следует из приказа N 433 от 06.03.2018 г., при изменении оплаты труда истца было учтено, что объем выполняемых трудовых функций по должности **** существенно уменьшился. Изменение определенных сторонами условий трудового договора явилось следствием организационных изменений в структуре управления, а именно перераспределением нагрузок и уменьшение обязанностей истца без изменения трудовой функции, то есть без перевода на другую должность.
Согласно сравнительной таблице должностных окладов директоров структурных подразделений до изменения организационной структуры (до 01.03.2018 г.) и после соответствующих изменений, принцип равной оплаты за труд равной ценности соблюден (абз. 6 ч. 2 ст. 22 ТК РФ).
Согласно условиям трудового договора N 143 от 07.08.2017 г. истец И. была принята на должность ** с должностным окладом *** руб. и на момент рассмотрения иска у ответчика имелась указанная должность, при этом уменьшение объема должностных обязанностей истца, указанных в должностной инструкции **, было вызвано структурной реорганизацией и переподчинением непосредственно генеральному директору части дирекции Общества. Изменение объема обязанностей истца — должностных обязанностей по конкретной должности не является изменением трудовой функции истца.
Таким образом, суд верно пришел к выводу о том, что ответчик правомерно произвел организационные изменения, и на законном основании издал приказ N 433 от 06.03.2018 г.
В соответствии с пунктом 7 части первой статьи 77 ТК РФ трудовой договор с работником прекращается в случае отказа работника от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора (часть 4 статьи 74 ТК РФ).
Согласно положениям ст. 74 ТК РФ, в случае, когда по причинам, связанным с изменением организационных или технологических условий труда (изменения в технике и технологии производства, структурная реорганизация производства, другие причины), определенные сторонами условия трудового договора не могут быть сохранены, допускается их изменение по инициативе работодателя, за исключением изменения трудовой функции работника.
О предстоящих изменениях определенных сторонами условий трудового договора, а также о причинах, вызвавших необходимость таких изменений, работодатель обязан уведомить работника в письменной форме не позднее чем за два месяца, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.
Если работник не согласен работать в новых условиях, то работодатель обязан в письменной форме предложить ему другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.
При отсутствии указанной работы или отказе работника от предложенной работы трудовой договор прекращается в соответствии с пунктом 7 части первой статьи 77 настоящего Кодекса.
Как видно из материалов дела, приказом N 204л/с от 21 мая 2018 г. И. уволена по п. 7 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации по причине отказа от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора.
Уведомление об изменении определенных сторонами условий трудового договора было вручено истцу 20.03.2018 г., вместе с уведомлением И. были вручены: копия приказа N 433 от 06.03.2018 г., копия должностной инструкции ДИ 0100.7896-2017 в измененной редакции (листы 2, 3, 5, 6, 7, 8, 9, 10).
20.03.2018 г. истец ознакомлена с уведомлением и выразила свое несогласие с предстоящими изменениями, мотивированное предполагаемым отсутствием решения совета директоров АО «БелЗАН».
03.04.2018 г. в адрес ответчика поступило возражение истца на изменение условий заключенного трудового договора N 143 от 07.08.2017 г.
24.04.2018 г. истцу посредством почтового отправления по адресу указанному в трудовом договоре направлено предложение о подписании дополнительного соглашения к трудовому договору и перечень вакантных должностей по состоянию на 23.04.2018 г.
21.05.2018 г. на адрес электронной почты генерального директора поступило возражение истца на изменение условий трудового договора.
При таких обстоятельствах, работодатель учитывая неоднократный отказ истца от продолжения работы в новых условиях, приказом N 204л/с от 21.05.2018 г. трудовой договор с И. расторг на основании п. 7 ч. 1 ст. 77 ТК РФ.
Также материалами дела подтверждено, что 21.05.2018 года истцу по двум адресам направлены: приказ от увольнении с 21.05.2018 г., уведомление от 20.03.2018 г., приказ N 433 от 06.03.2018 г., предложение от 23.04.2018 г. о подписании дополнительного соглашения к трудовому договору, перечень вакансий по состоянию на 23.04.2018 г., перечень вакансий от 21.05.2018 г., электронное сообщение истца от 25.04.2018 г., личная карточка работника, сопроводительное письмо.
Суд первой инстанции, проанализировав должностные обязанности истца, предусмотренные должностной инструкцией исполнительного директора с учетом изменений, верно установил, что общие положения должностной инструкции не изменили трудовую функцию истца, предусмотренную трудовым договором, новые или дополнительные должностные обязанности не вменены, а лишь конкретизировали ее должностные обязанности исполнительного директора, что является правом работодателя.
Разрешая спор об увольнении на основании установленных по делу обстоятельств с учетом объяснений сторон и собранных по делу письменных доказательств, руководствуясь положениями ст. ст. 74, 77 Трудового кодекса РФ, Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 «О применении судами РФ Трудового кодекса РФ», учитывая условия трудового договора истца, суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии оснований для их удовлетворения, поскольку факт изменения в АО «Белеевский завод «Автонормаль» организационных условий труда, выразившегося в изменении организации работы истца в связи со снижением нагрузки и переподчинением директору структурных подразделений, явившихся основанием для изменения определенных сторонами условий трудового договора по оплате труда, являющейся в силу ст. 129 Трудового кодекса РФ вознаграждением за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, количества, качества и условий выполняемой работы, которые не могли быть сохранены, нашел свое подтверждение; работодателем соблюдены положения ст. 74 Трудового кодекса РФ, поскольку об изменении определенных сторонами условий трудового договора истец уведомлена в установленный законом срок, от продолжения работы в новых условиях отказались, от предложенных вакантных должностей отказалась, выходное пособие в размере двухнедельного среднего заработка истцу произведена, что сторонами не оспаривалось.
Доводы апелляционной жалобы об отсутствии оснований для изменения условий трудового договора по оплате труда ввиду отсутствия у ответчика изменения организационных или технологических условий труда, а также о том, что ухудшение финансового состояния ответчика не является условием для применения положений ст. 74 Трудового кодекса РФ были предметом исследования и оценки суда, в связи с чем направлены на переоценку собранных по делу доказательств и не опровергают установленные судом обстоятельства, свидетельствующие о доказанности таких изменений организационных условий труда в АО «Белебеевский завод «Автонормаль», повлекших изменение определенных условий трудового договора сторон без изменения трудовых функций истца, которые не могли быть сохранены, являющихся основанием для применения положений ст. 74 Трудового кодекса РФ, а отказ от продолжения работы — основанием для увольнения работника по п. 7 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ.
Учитывая, что нарушений трудовых прав истца по заявленным в иске основаниям судом не установлено, то требования о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда и судебных расходов на оплату услуг представителя обоснованно отклонены судом.
Проверяя порядок начисления зарплаты и выплат при увольнении И. судом установлено и подтверждено материалами дела, что с 01.03.2018 г. по 07.03.2018 г. И. находилась в очередном отпуске, отпускные истцу начислены в сумме *** руб. и за вычетом НДФЛ в сумме ** руб. были выплачены 26.02.2018 г. в размере ** руб. платежным поручением N 1894 от 26.02.2018 г.
Заработная плата И. за март 2018 г. была также начислена за отработанное время (64 часа по окладу и 16 часов командировка) в сумме ** руб., с учетом удержанного НДФЛ в сумме ** руб. и суммы ** руб. в счет погашения долга по зарплате (на основании заявления о выплате внеочередного аванса в сумме ** руб. и удержания из заработной платы) к оплате подлежало ** руб.
С 26.03.2018 г. по 04.05.2018 г. И. находилась на больничном, что подтверждено листками нетрудоспособности N ** с 26.03.2018 г. по 09.04.2018 г., N ** с 10.04.2018 г. по 24.04.2018 г., N ** с 25.04.2018 г. по 04.05.2018 г.
21 мая 2018 г., в день увольнения истца, с ней произведен окончательный расчет: начислена заработная плата за отработанное время (79 часов, табель учета рабочего времени прилагается) в сумме ** руб. (в т.ч. НДФЛ ** руб.); начислено двухнедельное выходное пособие в сумме ** руб.; начислена компенсация за неиспользованный отпуск в сумме ** руб. (в т.ч. НДФЛ ** руб.); пособие по временной нетрудоспособности на основании представленных ответчику листков нетрудоспособности в сумме ** руб. (в т.ч. НДФЛ ** руб.), удержан НДФЛ в сумме ** руб. и удержано в счет погашения долга по зарплате (на основании заявления о выплате внеочередного аванса в сумме *** руб. и удержания из заработной платы) в сумме ** руб., компенсация за неиспользованный отпуск в сумме ** руб., выходное пособие в сумме ** руб. и пособие по временной нетрудоспособности в сумме ** руб., что подтверждается платежным поручением N 5383 от 21.05.2018 г.
При изложенных обстоятельствах, разрешая спор, суд первой инстанции, дав оценку собранным по делу доказательствам в соответствии со ст. 67 ГПК РФ, в том числе с учетом возражений ответчика, правомерно пришел к выводу об отказе истцу в удовлетворении исковых требований о взыскании задолженности по заработной плате, оплате листков нетрудоспособности, взыскании компенсации за задержку выплаты и компенсации морального вреда, при этом исходил из того, что заработная плата истцу была начислена правильно, пропорционально фактически отработанному времени, и с учетом системы оплаты труда действующей у ответчика, удержания при увольнении произведены с согласия истца, доказательств позволяющих удовлетворить требования о взыскании заработной платы, компенсации за задержку выплат, истцом суду не представлено.
Отклоняя доводы истца о незаконном удержании при увольнении денежных средств, судебная коллегия исходит из того, что 06.02.2018 г. И. было подано ответчику заявление о выдаче внеочередного аванса в счет зарплаты за февраль 2018 г. в сумме *** руб. (л.д. 167) с последующим удержанием из зарплаты, денежные средства перечислены истцу 07.02.2018 г. платежным поручением N 1207 и впоследствии ответчиком удержаны с согласия истца, задолженности по выплатам при увольнении ответчик перед истцом не имеет, доказательств опровергающих выводы суда материалы дела не содержат.
Таким образом, доводы апелляционной жалобы правовых оснований к отмене решения суда не содержат, по существу сводятся к изложению обстоятельств, являющихся предметом исследования и оценки суда первой инстанции и к выражению несогласия с произведенной судом оценкой представленных по делу доказательств, тогда как основания для переоценки доказательств отсутствуют.
Решение суда первой инстанции в соответствии с частью 4 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса РФ полностью соответствует требованиям данной нормы, основано на установленных судом фактических обстоятельствах дела, не противоречит имеющимся по делу доказательствам, которым дана надлежащая правовая оценка в их совокупности, и соответствует требованиям действующего законодательства, регулирующего правоотношения сторон, на нормы которого суд правомерно сослался.
При таких данных, судебная коллегия считает, что, разрешая иск И., руководствуясь нормами трудового законодательства, правильно определил юридически значимые обстоятельства, данные обстоятельства подтверждены материалами дела и исследованными доказательствами, которым дана надлежащая оценка в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ; выводы суда соответствуют установленным обстоятельствам, в связи с чем, оснований для отмены состоявшегося по делу судебного постановления по доводам апелляционной жалобы, которые направлены на иное толкование законодательства и переоценку выводов суда, не имеется.
Не усматривая оснований к отмене решения по доводам апелляционной жалобы, руководствуясь ст. ст. 328 — 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Щербинского районного суда г. Москвы от 21 августа 2018 г. оставить без изменения, а апелляционную жалобу И. — без удовлетворения.

 

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО