Апелляционное определение Московского областного суда от 16.11.2016 по делу N 33-31544/2016

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 16 ноября 2016 г. по делу N 33-31544/2016

Судья Валова Н.А.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда в составе: председательствующего судьи Немовой Т.А.,
судей Гулиной Е.М., Мизюлина Е.В.,
при секретаре Р.,
рассмотрев в открытом судебном заседании 16 ноября 2016 года апелляционную жалобу Федерального государственного бюджетного научного учреждения «Всероссийский научно-исследовательский институт пресноводного рыбного хозяйства» на решение Дмитровского городского суда Московской области от 04 июля 2016 года и на дополнительное решение от 30 августа 2016 года по делу по иску Д. к Федеральному государственному бюджетному научному учреждению «Всероссийский научно-исследовательский институт пресноводного рыбного хозяйства» о признании увольнения незаконным, признании недействительной записи в трудовой книжке, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, взыскании компенсации за задержку выплаты заработной платы, компенсации морального вреда,
заслушав доклад судьи Немовой Т.А.,
объяснения представителя ФГБНУ «Всероссийский научно-исследовательский институт пресноводного рыбного хозяйства» по доверенности Х.; Д.,
заключение помощника Московского областного прокурора Ганцевой С.В., полагавшей апелляционные жалобы подлежащими удовлетворению,

установила:

Д. обратилась в суд с иском к Федеральному государственному бюджетному научному учреждению «Всероссийский научно-исследовательский институт пресноводного рыбного хозяйства» о восстановлении на работе, взыскании компенсации морального вреда.
Уточнив требования, просила суд признать ее увольнение по п. 1 ч. 1 ст. 77 ТК РФ (по соглашению сторон) незаконным, восстановить на работе в прежней должности, признать недействительной запись в трудовой книжке об увольнении, взыскать среднюю заработную плату за время вынужденного прогула с 12.02.2016 г. по день восстановления на работе, компенсацию за задержку выплаты заработной платы, компенсацию морального вреда в размере 100000 руб., расходы по оказанию юридических услуг в сумме 18500 руб., обязать ответчика вернуть на рабочее место документы и компьютер с оформлением акта о передаче документов и компьютера и разместить в институте на доске объявлений решение суда.
В обоснование требований истица указала, что состояла в трудовых отношениях с ответчиком, работала заведующей патентной группы отдела научно-технического обеспечения, 12.02.2016 г. уволена по п. 1 ч. 1 ст. 77 ТК РФ (по соглашению сторон), но соглашение с ней не заключалось.
Представитель ответчика в судебном заседании иск не признал, указав, что 22.12.2015 г. истице предложено расторгнуть трудовой договор с 12.02.2016 г., с чем она согласилась, поставив согласительную надпись в письменном предложении. С приказом об увольнении ознакомлена устно, поставить свою подпись в приказе об ознакомлении и получить трудовую книжку отказалась, о чем составлены акты.
Решением Дмитровского городского суда Московской области от 05.04.2016 г. исковые требования удовлетворены частично. Д. восстановлена в ФГБНУ «Всероссийский научно-исследовательский институт пресноводного рыбного хозяйства» в должности заведующей патентной группы, в ее пользу с ответчика взыскана средняя заработная плата за время вынужденного прогула в размере 43161 руб., компенсация морального вреда в размере 10000 руб., судебные расходы в размере 5000 руб.
Дополнительным решением Дмитровского городского суда от 30.08.2016 г. запись в трудовой книжке истицы об увольнении от 12.02.2016 г. признана недействительной; в иске о взыскании процентов за задержку выплаты заработной платы, обязании возвратить на рабочее место документы, компьютер, оформить акт о передаче документов и компьютера и разместить на доске объявлений решение суда отказано.
В апелляционной жалобе ответчик просит решение суда и дополнительное решение суда отменить, как незаконные и необоснованные.
В заседании судебной коллегии представитель ответчика доводы апелляционной жалобы поддержал.
Истица просила решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Судебная коллегия, проверив материалы дела, заслушав объяснения явившихся лиц, заключение помощника прокурора, полагавшего апелляционную жалобу обоснованной, находит решение суда подлежащим отмене, дополнительное решение — подлежащим отмене частично, исходя из следующего.
Разбирательством дела установлено, что Д. на основании трудового договора работала в ФГБНУ «Всероссийский научно-исследовательский институт пресноводного рыбного хозяйства» заведующей патентной группы отдела научно-технического обеспечения в группе патентно-лицензионной работы.
16 декабря 2015 г. Д. направлено предложение о расторжении трудового договора по п. 1 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ с 29.12.2015 г., с которым истица не согласилась, поставив соответствующую резолюцию (л.д. 42).
22 декабря 2015 г. ответчиком повторно в письменной форме предложено истице расторгнуть трудовой договор по соглашению сторон с 12.02.2016 г. на основании п. 1 ч. 1 ст. 77 ТК РФ. Истица согласилась с увольнением по п. 1 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ с 12.02.2016 г., о чем свидетельствует сделанная ею 22.12.2015 г. собственноручная запись «согласна», удостоверенная росписью (л.д. 14).
Приказом N 36л/с от 08.02.2016 г. Д. с 12.02.2016 г. уволена с должности заведующей патентной группой по п. 1 ч. 1 ст. 77 ТК РФ (по соглашению сторон). С данным приказом истица ознакомлена 12.02.2016 г., от подписи отказалась, что подтверждено актом N 5.
Разрешая спор и восстанавливая истицу на работе в прежней должности, суд исходил из того, что ее увольнение по п. 1 ч. 1 ст. 77 ТК РФ нельзя признать законным, поскольку представленное ответчиком предложение об увольнении, по своей природе, соглашением не является, поскольку не содержит иных существенных условий расторжения договора, в частности, даты увольнения, срока окончательного расчета, условий по дополнительным компенсационным выплатам.
С таким выводом судебная коллегия согласиться не может, поскольку он сделан при неправильном применении норм материального и процессуального права, не соответствует фактическим обстоятельствам дела и требованиям ч. 1 ст. 195 ГПК РФ.
Согласно ч. 1 п. 1 ст. 77, ст. 78 ТК РФ основанием прекращения трудового договора является соглашение сторон. Трудовой договор может быть расторгнут в любое время по соглашению сторон.
Трудовой кодекс РФ в статье 78 выделяет соглашение сторон в качестве самостоятельного основания прекращения трудового договора, — договор может быть в любое время расторгнут по соглашению его сторон. Расторжение трудового договора по данному основанию возможно только в случае согласованного волеизъявления работодателя и работника, направленного на прекращение трудового договора, как и аннулирование такой договоренности (п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации»).
Форма соглашения сторон при расторжении трудового договора трудовым законодательством не установлена, в связи с чем письменное предложение работодателя, адресованное работнику, об увольнении по соглашению сторон с согласительной резолюцией работника, в совокупности с соответствующим приказом работодателя подтверждает взаимное волеизъявление сторон на прекращение трудовых отношений. Не оформление сторонами соглашения в виде отдельного документа правового значения для разрешения возникшего спора не имеет.
Стороны согласовали срок и основание увольнения. Доказательств, что истица с предложенными условиями согласилась под принуждением, в материалах дела не имеется. При таких обстоятельствах вывод суда о том, что стороны не пришли к соглашению о расторжении трудового договора, противоречит фактическим обстоятельствам дела и нормам трудового права.
Отнесение судом к существенным условиям расторжения трудового договора условия о сроках окончательного расчета является ошибочным, поскольку срок окончательного расчета при увольнении предусмотрен ст. 140 ТК РФ, этот срок не может устанавливаться соглашением сторон произвольно по своему усмотрению.
Условие о дополнительных компенсационных выплатах при увольнении или его отсутствие не является обязательным, устанавливается исключительно по соглашению сторон, но к существенным условиям расторжения трудового договора не относится.
Истица, соглашаясь с предложенными работодателем условиями расторжения трудового договора, не была лишена возможности предложить работодателю внести в соглашение условие о получении дополнительной компенсационной выплаты, но такое условие ею не предлагалось.
С истицей произведен окончательный расчет при увольнении, в ее трудовую книжку внесена соответствующая запись, получить трудовую книжку истица отказалась, о чем свидетельствует акт N 5 от 12.02.2016 г. (л.д. 28).
Поскольку истица отказалась от получения трудовой книжки, ответчик в тот же день 12.02.2016 г. направил в ее адрес уведомление о необходимости явиться за ее получением, либо дать согласие на направление трудовой книжке в ее адрес по почте (л.д. 29, 30).
При таких обстоятельствах ответчик в силу ст. 84.1 ТК РФ освобождается от ответственности за задержку выдачи трудовой книжки.
С учетом изложенного, судебная коллегия находит, что увольнение по соглашению сторон произведено в соответствии с действующим законодательством, общий порядок оформления прекращения трудового договора соблюден, права истицы при увольнении не нарушены.
В связи с неправильным применением трудового законодательства при разрешении спора постановленное судом первой инстанции решение нельзя признать законным и обоснованным и оно подлежит отмене с принятием нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании средней заработной платы за время вынужденного прогула, взыскании компенсации за задержку выплаты заработной платы, компенсации морального вреда.
Дополнительное решение подлежит отмене в части признания недействительной записи в трудовой книжке об увольнении истицы по п. 1 ч. 1 ст. 77 ТК РФ, в остальной части дополнительное решение является правильным.
Истица просила взыскать с ответчика судебные расходы по оплате юридических услуг в размере 18500 руб., которые заключались согласно договора N 552775 в консультации и составлении проектов документов (жалоб в прокуратуру, инспекцию труда и проч.). Договор на оказание юридической помощи заключен истицей 29.12.2015 г., т.е. до увольнения. Поскольку истице отказано в удовлетворении исковых требований в полном объеме, то в силу ст. 98 ГПК РФ оснований для взыскания с ответчика указанных расходов не имеется.
Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Дмитровского городского суда Московской области от 04 июля 2016 года отменить.
Дополнительное решение Дмитровского городского суда Московской области от 30 августа 2016 года отменить в части признания недействительной записи в трудовой книжке Д. от 12.02.2016 г. об увольнении по п. 1 ч. 1 ст. 77 ТК РФ.
В остальной части дополнительное решение Дмитровского городского суда Московской области от 30 августа 2016 г. оставить без изменения.
В отмененной части принять новое решение.
В иске Д. к Федеральному государственному бюджетному научному учреждению «Всероссийский научно-исследовательский институт пресноводного рыбного хозяйства» о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе в должности заведующей патентной группы отдела научно-технического обеспечения, признании недействительной записи в трудовой книжке об увольнении, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, взыскании компенсации за задержку выплаты заработной платы, компенсации морального вреда и судебных расходов — отказать.
Апелляционную жалобу Федерального государственного бюджетного научного учреждения «Всероссийский научно-исследовательский институт пресноводного рыбного хозяйства» удовлетворить.

——————————————————————

Задать вопрос

Please leave this field empty.

Please leave this field empty.Please leave this field empty.