Апелляционное определение Омского областного суда от 26.07.2018 по делу № 33-4367/2018

ОМСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 26 июля 2018 г. по делу N 33-4367/2018

Председательствующий: Солодкевич И.М.

Судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда в составе:
председательствующего Ивановой В.П.
судей Крицкой О.В., Сафаралеева М.Р.
при секретаре Р.
рассмотрела в судебном заседании 26 июля 2018 года
дело по апелляционной жалобе Ш. на решение Первомайского районного суда города Омска от 16 апреля 2018 года, которым постановлено:
«В удовлетворении исковых требований Ш. к индивидуальному предпринимателю М.В. чу об изменении формулировки основания увольнения на увольнение по инициативе работника, взыскании задолженности по заработной плате, компенсации за неиспользованный отпуск, сверхурочную работу, заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда — отказать».
Заслушав доклад судьи Ивановой В.П., судебная коллегия

установила:

Ш. обратилась к ИП М.В. с иском об изменении формулировки основания увольнения, взыскания заработной платы и компенсаций. В обоснование иска указала, что на основании трудового договора N <…> от <…> она была принята продавцом на работу к ИП М.В., являлась материально-ответственным лицом.
В <…> в результате проведения внеплановой проверки на месте ее работы была обнаружена недостача. <…> она составила три докладных записки, в результате чего трех продавцов — М.., В. и К. отстранили от работы, а она продолжала работать.
<…> ее пригласили к работодателю, где вручили уведомление (требование) о добровольном возмещении ущерба, причиненного работодателю.
<…> ей выдали трудовую книжку и она узнала, что уволена на основании пункта 7 части 1 статьи 81 ТК РФ в связи с утратой доверия. С приказом об увольнении не была ознакомлена, считает его незаконным, а порядок увольнения — нарушенным.
Ссылалась на то, что у нее на иждивении находится несовершеннолетний сын, работа у ИП М.В. была для нее единственным заработком. По алиментам на ребенка имеется задолженность, также имеет задолженность по кредиту. Кроме того, спорная запись об увольнении в ее трудовой книжке существенно повлияла на ее трудоустройство, поскольку из-за данного основания увольнения ей отказывают в приеме на работу.
Просила:
— признать незаконным приказ N <…> от <…> об увольнении;
— изменить формулировку увольнения на запись об увольнении по инициативе работника;
— изменить дату увольнения на дату вынесения решения суда;
— взыскать с ответчика заработную плату за <…> и <…> в размере 73 790 руб.;
— взыскать с ответчика компенсацию за неиспользованный отпуск в <…> в размере одного оклада в месяц в сумме 36 595 руб.;
— взыскать с ответчика заработную плату за переработанное время в <…> года в сумме 20 880 руб.;
— взыскать с ответчика заработную плату за время вынужденного прогула с <…> по <…> в сумме 73 790 руб.;
— взыскать с ответчика 50 000 руб. денежной компенсации морального вреда и 20 000 руб. судебных расходов.
В своем отзыве ответчик ИП М.В. иск не признал, ссылаясь на то, что продавцы магазина В.., К.., М. и Ш. использовали в личных целях бонусные карты посторонних лиц, а также бонусные карты, оформленные на вымышленные имена. В связи с оформлением необоснованных скидок на фальшивые бонусные карты ему причинен ущерб на общую сумму 156 676 руб.
Продавцы В., К. и М. свою вину в указанных действиях признали, пояснив, что использовали бонусные карты, оформленные на вымышленные имена, а также в тех случаях, когда покупатель в магазине не имел права на скидку либо отказывался от скидки. На сумму бонусов они приобретали товар в магазине, скрывали недостачу товара по магазину, дарили друг другу подарки. Руководитель Ш. это знала и ставила задачу устранить недостачу.
Неправомерные действия сотрудников магазина с бонусными картами носят согласованный, длительный и систематический характер. В связи с этим, увольнение истца является законным и обоснованным. Требования истца о взыскании заработной платы и иных денежных средств не основаны на надлежащих доказательствах и противоречат условиям трудового договора. Просил отказать в удовлетворении иска.
В судебном заседании истец Ш. и ее представитель К. поддержали исковые требования, ссылаясь на то, что истец не знала о каких-либо неправомерных действиях продавцов с бонусными картами. Кроме того, она являлась управляющим магазина и не имела отношений к денежным средствам и товарно-материальным ценностям, поэтому не могла быть уволена по спорному основанию. Также пояснили, что часть заработной платы работодатель выплачивал без документов, в связи с чем, у сторон разные сведения о размере фактической заработной платы. Удержание ответчиком при увольнении оставшихся денежных средств является неправомерным.
Ответчик ИП М.В. в судебное заседание не явился, извещен надлежаще.
Представитель ответчика Г. возражал против удовлетворения иска по доводам приведенного отзыва. Отметил, что в коллективе продавцов, с которым ответчик заключил договор о коллективной (бригадной) материальной ответственности, истец являлась руководителем с такими же правами, обязанностями и ответственностью. По обстоятельствам спорной ситуации она не могла не знать о действиях с бонусными картами в ущерб работодателю. Однако истец отказалась от письменных объяснений, от возмещения ущерба, в связи с чем, ответчик принял решение об увольнении истца по оспариваемому основанию. Остальные продавцы признали свою вину, возместили причитающуюся долю ущерба и были уволены по собственному желанию.
Судом постановлено изложенное выше решение.
В апелляционной жалобе Ш. просит отменить решение суда, как незаконное. Полагает, что в данном случае обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдения установленного порядка увольнения возлагается на работодателя. Между тем, соответствующих доказательств в обоснование своей позиции ответчиком не представлено. Сам по себе факт недостачи и наличие договора о коллективной материальной ответственности не является достаточным основанием для ее увольнения по спорному основанию.
Исследовав материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав Ш. и ее представителя К., поддержавших жалобу, возражения представителя ответчика Г., судебная коллегия приходит к следующему.
В соответствии со статьей 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ) суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.
В силу статьи 330 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.
Таких нарушений судом первой инстанции при рассмотрении данного дела не допущено.
В силу положений статьи 16 Трудового кодекса Российской Федерации (далее — ТК РФ) трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с настоящим Кодексом.
Согласно пункту 7 части 1 статьи 81 ТК РФ в случаях совершения виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему со стороны работодателя, трудовой договор может быть расторгнут работодателем.
В силу части 1 статьи 192 ТК РФ за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные взыскания:
1) замечание;
2) выговор;
3) увольнение по соответствующим основаниям.
Порядок применения дисциплинарных взысканий установлен статьей 193 ТК РФ.
В соответствии со статьей 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении — в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.
За разрешением индивидуального трудового спора о невыплате или неполной выплате заработной платы и других выплат, причитающихся работнику, он имеет право обратиться в суд в течение одного года со дня установленного срока выплаты указанных сумм, в том числе в случае невыплаты или неполной выплаты заработной платы и других выплат, причитающихся работнику при увольнении (п. 2 ст. 392 ТК РФ).
К спорам об увольнении относятся как споры о восстановлении на работе, так и споры о признании приказов об увольнении незаконными, изменении даты, формулировки основания увольнения, обязании внести записи в трудовую книжку.
Как следует из материалов дела и установлено судом, <…> Ш. была принята на работу на должность продавца к ИП М.В. в магазин по адресу: <…>, между сторонами заключен трудовой договор N <…>.
По условиям трудового договора на работника возложены обязанности, в частности, добросовестно исполнять свои трудовые обязанности в соответствии с должностной инструкцией и указаниями работодателя; бережно относиться к имуществу работодателя и других работников; незамедлительно сообщать работодателю, либо непосредственному руководителю о возникновении ситуации, представляющей угрозу жизни и здоровью людей и сохранности имущества работодателя; и др.
Также <…> стороны заключили соглашение о полной индивидуальной материальной ответственности работника (л.д. 7, 76-78).
<…> ответчик заключил договор о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности с коллективом (бригадой), руководителем (бригадиром) которого являлась истец Ш. (л.д. 70-71, 72-73).
Кроме того, судом установлено, что в данном магазине имеется система лояльности. Так, бонусные карты оформляют покупателям, совершившим покупку на любую сумму, что в дальнейшем дает право на получение накопительной скидки в определенном размере от стоимости каждой последующей покупки, сохраняющейся на карте и которая в последующем может быть израсходована на приобретение товаров в магазине ИП М.В.
Приказом от <…> N <…> предписано создать комиссию и провести служебное расследование в магазине по адресу: <…> на предмет аналитического расследования с использованием программы 1С, построением отчетов по продажам с использованием бонусных карт, выявлением сумм продаж, бонусных карт, используемых сотрудниками в личном пользовании за период с <…> по <…>, с получением объяснений и составления заключения комиссии (л.д. 42).
По результатам проверки главный бухгалтер составила докладную записку от <…>, в которой подробно изложила факты умышленного неправомерного использования дисконтных карт в магазине по адресу: <…>, коллектив которого состоит из четырех продавцов В.., К.., М.. и Ш., последняя является бригадиром.
Из материалов дела следует, что продавцы бригады истца в течение <…> совершали неправомерные действия с бонусными (дисконтными) картами на имя различных лиц, что позволяло получать товары без их оплаты, скрывать недостачи и так далее, что причинило работодателю определенный ущерб (л.д. 12-14, 50-52).
Согласно актам от <…> и от <…> истец отказалась от предоставления письменных объяснений (л.д. 64-65).
Приказом N <…> от <…> Ш. привлечена к дисциплинарной ответственности в виде увольнения по пункту 7 части 1 статьи 81 ТК РФ.
Соответствующие записи внесены и в трудовую книжку истца (л.д. 15).
Обращаясь в суд с настоящим иском об изменении формулировки основания увольнения, взыскания заработной платы и компенсаций, Ш. указывала на, что приказ об увольнении является незаконным, а порядок ее увольнения — нарушенным.
Разрешая спор по существу и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из доказанности факта несанкционированного использования бонусных карт, повлекшего причинение имущественного ущерба работодателю, и тем самым совершения истицей, ответственной за товарно-материальные ценности, виновных действий, которые дают основание для утраты доверия к истице со стороны работодателя.
Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции, поскольку они основаны на требованиях закона и представленных по делу доказательствах.
Выражая несогласие с постановленным судом решением, Ш. ссылается на то, что ответчиком не представлено доказательств факта совершения ею виновных действий, которые бы давали работодателю основания для утраты к ней доверия и увольнения.
Вместе с тем, указанные доводы несостоятельны, в связи с чем, не могут повлечь отмену обжалуемого решения суда в силу следующего.
Согласно материалам дела, Ш. приняла на себя полную материальную ответственность за недостачу вверенного ей работодателем имущества (л.д. 7, 70-71).
Также, как следует из трудового договора Ш. приняла на себя материальную ответственность за необеспечение сохранности вверенных ей ценностей и обязалась строго соблюдать установленные правила совершения операций с ценностями и их хранения, возмещать суммы допущенных по ее вине недостач и не выявленных ею неплатежных и поддельных денежных знаков (пункт 7.1. договора).
Более того, в исковом заявлении, а также в протоколе судебного заседания от <…> истец не отрицала, что являлась материально ответственным лицом.
В суде апелляционной инстанции Ш. пояснила, что, работая в магазине у ИП М.В., она занималась, в том числе приемкой и выкладкой товара, работой с бракованным товаром, что свидетельствует о том, что ей, как работнику, было вверено имущество, за сохранность которого она была ответственна.
Факт совершения неправомерных действий в магазине с использованием бонусных карт подтвержден пояснениями свидетелей.
Продавцы В.., К, и М.. признали свою вину в указанных действиях, пояснив, что действительно использовали бонусные карты, оформленные на вымышленные имена, а также в тех случаях, когда покупатель в магазине не имел права на скидку либо отказывался от скидки. На сумму бонусов они приобретали товар в своем магазине, покрывали недостачи.
Также М. пояснила, что с помощью карты на имя Г. они скрывали недостачу товара по магазину и этой картой пользовались сотрудники всей бригады. Штрих-код от данной карты был закреплен на клавиатуре кассового аппарата, и при необходимости его использовал кассир. Не заметить данный штрих-код было невозможно. Таким способом списывали товар без оплаты, скрывали недостачу товара по магазину, сотрудники бригады дарили друг другу подарки товаром, который списывали без оплат.
Вместе с тем, Ш., являясь материально-ответственным лицом и бригадиром бригады продавцов, в силу пункта 2.1.8 трудового договора приняла на себя обязанность незамедлительно сообщать работодателю, либо непосредственному руководителю о возникновении ситуации, представляющей угрозу жизни и здоровью людей и сохранности имущества работодателя.
Однако, как выявлено в ходе проверки, при проведении миниревизий и выявлении недостач, она не составляла докладных на имя руководства с изложением обстоятельств и сумм недостачи, а отдавала продавцам указания устранить недостачу, что продавцами и делалось.
Данный факт Ш. в суде не оспаривался. Ссылка на то, что ей не было известно каким образом, погашаются недостачи, об отсутствии вины не свидетельствует. Суд верно исходил из того, что бригада, руководителем которой истец являлась, допускала неоднократные нарушения правил отпуска товара покупателям и использования дисконтных карт, списания бонусов, правил учета материально-товарных ценностей, что само по себе могло послужить основанием для утраты доверия к истцу со стороны работодателя.
Доводы Ш. о том, что это она сообщила работодателю и представила три докладные в отношении продавцов В.., К. и М.., совершающих неправомерные действия с бонусными картами, не могут быть приняты во внимание, поскольку докладные были составлены лишь после того, как работодателем был издан приказ о проверке магазинов по факту несанкционированного использования бонусных карт.
Ранее, до издания соответствующего приказа, иных докладных работодателю ею не представлялось, при том, что ранее в магазине по <…> неоднократно проводились инвентаризации и выявлялись недостачи товара, наличие которых истец не оспаривала.
Таким образом, зная о наличии недостач и ставя задачу перед продавцами об их погашении, Ш., как минимум, безразлично относилась к способу устранения недостач, что свидетельствует о ненадлежащем контроле над продавцами, находящимися в ее подчинении, а также над имуществом, вверенном ей работодателем.
Более того, свидетель М.А. поясняла, что Ш. было известно о действиях с бонусными картами.
В ходе судебного разбирательства в суде апелляционной инстанции стороной истца было заявлено ходатайство о допросе свидетеля К.А.А.., которая проходила испытательный срок в должности продавца с <…> по <…> в <…> магазине, где работала Ш.
Свидетель К.А.А. пояснила, что Ш. контролировала работу продавцов магазина, принимала товар. Отчет о проданном товаре составлялся в компьютерной программе. Также К.А.А. пояснила, что в период ее работы (<…>) неоднократно проводились инвентаризации.
В судебном заседании суда апелляционной инстанции в качестве свидетеля был допрошен <…> — З.., которая пояснила, что <…> поступила докладная от управляющего магазина по <…> о том, что обнаружено, что сотрудники бригады данного магазина осуществляют неправомерные действия с бонусными картами, после чего работодателем был издан приказ о создании комиссии и назначении проверки по всей сети магазинов ИП М.В., в том числе и в магазине по адресу: <…>. По результатам проверки были выявлены нарушения в магазине по <…> и по <…>. По обстоятельствам использования бонусных карт Ш. письменных объяснений не предоставила, однако устно пояснила, что она действительно не проконтролировала данную ситуацию, при этом ущерб погашать она не намерена. Также свидетель З. пояснила, что, согласно внутренним документам магазина, если материально-ответственное лицо (бригадир) обнаружило в своем магазине недостачу, то он обязан составить служебную записку на имя работодателя. Ш. являлась бригадиром материально-ответственной бригады. Вместе с тем, ранее ею не подавались докладные о выявленных недостачах.
У судебной коллегии не имеется оснований не доверять показаниям данных свидетелей, предупрежденных об уголовной ответственности по ст. ст. 307 — 308 УК РФ, о чем у них отобрана подписка, приобщенные к материалам дела.
Изложенные выше обстоятельства, вопреки доводам апелляционной жалобы, свидетельствуют о совершении истцом виновных действий, которые дают основание для утраты к ней доверия со стороны работодателя и увольнения.
Ссылки в жалобе на характеристику Ш. с предыдущего места работы (магазин «Парфюм Лидер») на правильность выводов суда не влияют.
Доводы апеллянта о том, что работодатель не обращался в правоохранительные органы с заявлением о хищении материальных ценностей или денежных средств из магазина, также не опровергают выводов суда, поскольку данное обстоятельство не свидетельствует об отсутствии факта неправомерных действий продавцов, включая истца, и не является опровержением установленных обстоятельств с использованием бонусных карт, покрытии недостач путем списания бонусов, так как соответствующее обращение является правом, а не обязанностью ответчика.
Ссылка на отсутствие доказательств причинения ею убытков работодателю, что ущерб причинен продавцами К.., В.., М.., правового значения не имеет, поскольку наличие реального ущерба не является обязательным условием для увольнения работника по основанию, предусмотренному п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.
Относительно размера заработной платы судебная коллегия отмечает следующее.
Согласно условиям трудового договора N <…> от <…>, заключенного между ИП М.В. и Ш., работнику устанавливается заработная плата (оклад) в размере 7 000 руб. (пункт 4.1.) (л.д. 5-6).
С <…> должностной оклад истца увеличен до 8 000 руб. (л.д. 69, 103).
В нарушение статьи 56 ГПК РФ истец, заявляя о том, что часть заработной платы работодатель выплачивал без документов, в связи с чем, у сторон разные сведения о размере фактической заработной платы, не представила достаточных и допустимых доказательств в обоснование своей позиции.
Приказ о переводе работника на иную должность с более высокооплачиваемой заработной платой в материалы дела не представлен.
Доводы истца о том, что заработная плата работникам магазина выплачивалась двумя частями, а именно одна сумма поступала на карту, а другая — выдавалась у бухгалтера, также не подтверждены надлежащими доказательствами и опровергнуты пояснениями свидетеля К.А.А, пояснившей в суде апелляционной инстанции, что изначально заработная плата выплачивалась наличными денежными средствами по ведомостям, где были указаны все работники магазина. Данные ведомости предоставлялись продавцам Ш. В дальнейшем заработную плату стали начислять на карту и иных выплат наличными денежными средствами при этом не производили.
Свидетель З. (<…>) в суде апелляционной инстанции относительно выплаты заработной платы пояснила, что все суммы по начисленной заработной плате перечисляются на карту, а при отсутствии карты — выдавалась по ведомости. Заработная плата руководителя бригады отличалась от заработной платы членов бригады премиальной частью, а оклад был такой же.
Допустимые доказательства того, что истец выполняла не работу продавца (бригадира), а работала управляющей, в материалах дела отсутствуют, представленная стороной истца форма расчета заработной платы управляющего магазина надлежащим образом не заверена (л.д. 11).
В связи с указанным, заработная плата правомерно определена истцу из расчета установленного оклада — 8 000 руб.
Таким образом, апелляционная жалоба не содержит фактов, которые не были бы проверены и учтены судом первой инстанции, имели бы юридическое значение для рассмотрения дела по существу, влияли бы на обоснованность и законность судебного решения либо опровергали выводы суда по существу заявленных требований. Доводы жалобы сводятся к иной оценке обстоятельств дела и иному толкованию норм материального права, что не может служить основанием для отмены судебного акта.
Иных доводов, которые могли бы служить безусловным основанием для отмены решения суда, апелляционная жалоба не содержит.
Нарушений норм материального и процессуального права, которые привели или могли привести к неправильному разрешению дела, судом не допущено.
С учетом изложенного, судебная коллегия не находит оснований для отмены обжалуемого решения суда и удовлетворения апелляционной жалобы.
Руководствуясь ст. ст. 328, 329 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия

определила:

решение Первомайского районного суда города Омска от 16 апреля 2018 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Ш. — без удовлетворения.

 

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО