Все новости законодательства
у вас на почте

Подпишитесь на рассылки

Все новости законодательства в вашей электронной почте

Подпишитесь на наши рассылки

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ Санкт-Петербургского городского суда от 25.07.2017 № 33-14989/2017

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 25 июля 2017 г. N 33-14989/2017

Судья: Уланов А.Н.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе
председательствующего Подгорной Е.П.
судей Охотской Н.В., Сухаревой С.И.
с участием прокурора Штыга Т.В.
при секретаре Б.С.
рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N… по апелляционной жалобе Общества с ограниченной ответственностью «Медисорб» (далее по тексту — ООО «Медисорб»), апелляционному представлению прокурора Красносельского района Санкт-Петербурга на решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от <дата> по делу по иску К. к ООО «Медисорб» об оспаривании приказов о применении дисциплинарных взысканий, приказа об увольнении, признании незаконным увольнения и восстановлении на работе, взыскании невыплаченной заработной платы, компенсации вынужденного прогула, взыскании незаконного удержания из заработной платы, компенсации морального вреда.
Заслушав доклад судьи Подгорной Е.П., объяснения представителя истца К. — Б.Н., действующей на основании доверенности от <дата>, сроком действия доверенности на <дата>, представителя ответчика ООО «Медисорб» — Х., действующей на основании доверенности N… от <дата>, сроком действия доверенности на <дата>, заключение прокурора Штыга Т.В., изучив материалы дела, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда.

установила:

Истец К. обратилась в Красносельский районный суд Санкт-Петербурга с иском к ООО «Медисорб», с учетом уточнения заявленных исковых требований в порядке статьи 39 Гражданского процессуального кодекса (далее по тексту — ГПК РФ) просила признать незаконными приказы ответчика, а именно: приказ N… от 07 ноября 2016 года о применении дисциплинарного взыскания в виде выговора, приказ N… от 08 ноября 2016 года о применении дисциплинарного взыскания в виде выговора, приказ N… от 11 ноября 2016 года о прекращении трудового договора с работником, восстановить пропущенный по уважительной причине срок для оспаривания приказов N… и N…, признать незаконным увольнение и восстановить на работе в должности регионального менеджера (город Санкт-Петербург) отдела региональных продаж ООО «Медисорб» (город Пермь), признать незаконным распоряжение ООО «Медисорб» N… от 11 ноября 2016 года в части удержания из заработной платы истца средств за планшет, взыскать в свою пользу: невыплаченную заработную плату в размере 39857,14 рублей, оплату вынужденного прогула в размере 160168,98 рублей, незаконно удержанные средства в размере 19900 рублей, компенсацию морального вреда в размере 100000 рублей, расходы на оплату услуг представителя в размере 30000 рублей.
В обоснование исковых требований истец указывает на то, что с 15 апреля 2016 года она трудоустроена на основании трудового договора с удаленным (дистанционным) работником у ответчика в должности (город Санкт-Петербург) отдела региональных продаж с установлением должностного оклада в размере 51000 рублей Оспариваемыми приказами последовательно дважды истец привлечена к дисциплинарной ответственности, а в последующем уволена на основании пункта 5 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации (далее по тексту — ТК РФ). Истец ссылается на то, что оснований для ее увольнения не имелось, поскольку трудовую функцию она выполняла, а сам ответчик не должным образом организовал ее труд и не обеспечил условия для работы.
Так истец, в частности, указывала на то, что работодатель принял на себя обязательства предоставить работнику планшетный компьютер с заранее установленным программным обеспечением для организации работы истца и осуществления последним отчетов по проделанной работе. Однако предоставленный планшетный компьютер вышел из строя и истец по не зависящим от него причинам был лишен возможности осуществлять трудовую функцию в полной мере. Также истец полагала, что работодатель незаконно изменил возложенные на работника трудовые функции, именно неисполнение новых трудовых функций положено в основу оспариваемых приказов о привлечении истца к дисциплинарной ответственности в форме выговоров. Поскольку истец не соглашалась на изменение трудовой функции, также возражала против изменения условий труда в части оплаты, то полагала, что незаконными являются как приказы о дисциплинарных взысканиях, так и необоснованным является уменьшение оплаты труда. Полагая свое увольнение незаконным, истец была вынуждена обратиться с настоящим иском в суд.
Решением Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от <дата> постановлено:
«Исковые требования К. к обществу с ограниченной ответственностью «Медисорб» удовлетворить частично.
Признать незаконным приказ N… от 11 ноября 2016 года о прекращении трудового договора, изданный обществом с ограниченной ответственностью «Медисорб», в отношении К.
Восстановить К. на работе в должности (город Санкт-Петербург) отдела региональных продаж общества с ограниченной ответственностью «Медисорб» (город Пермь).
Признать незаконным распоряжение N… от 11 ноября 2016 года об удержания из заработной платы.
Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Медисорб» в пользу К. невыплаченную заработную плату в размере 39 857 рублей 14 копеек, оплату вынужденного прогула в размере 160 168 рублей 98 копеек, незаконно удержанную сумму убытков в размере 19 900 рублей, компенсацию морального вреда в размере 5 000 рублей, а всего взыскать 224 926 рублей 12 копеек.
В удовлетворении остальной части исковых требований К. — отказать.
Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Медисорб» в доход бюджета Санкт-Петербурга государственную пошлину в размере 5699 рублей 26 копеек.
Решение суда в части восстановления на работе подлежит немедленному исполнению».
Дополнительным решением Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от <дата> К. восстановлена на работе в должности (город Санкт-Петербург) отдела региональных продаж общества с ограниченной ответственностью «Медисорб» (город Пермь) с 12 ноября 2016 года (л.д. N…).
В апелляционной жалобе ответчик ООО «Медисорб» просит решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от <дата> отменить, принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении заявленных исковых требований в полном объеме, поскольку данное решение вынесено с нарушением норм материального и процессуального права.
В апелляционном представлении прокурор Красносельского района Санкт-Петербурга просит решение суда изменить в части указания даты восстановления истца в должности у ответчика — с 12 ноября 2016 года, поскольку в обжалуемом решения такая дата в нарушение требований норм трудового законодательства не указана.
Истцом указанное решение суда от <дата> не обжалуется.
Истец К. в судебное заседание апелляционной инстанции не явилась, направила в суд в порядке ст. 48 ГПК РФ своего представителя.
На основании положений ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.
Проверив материалы дела, выслушав объяснения представителей сторон, заслушав заключение прокурора, обсудив доводы апелляционной жалобы ООО «Медисорб» и апелляционного представления, судебная коллегия приходит к следующему.
Судом установлено и видно из представленных материалов дела, что на основании трудового договора с удаленным (дистанционным) работником от 15 апреля 2016 года К. принята на работу в ООО «Медисорб» на должность (Санкт-Петербург) в отдел региональных продаж.
Должностной оклад установлен в размере 51000 рублей (т. N…, л.д. N…).
4 августа 2016 года истцу от ответчика доставлен пакет документов (т. N…, л.д. N…), в том числе, уведомление об изменении существенных условий трудового договора (т. N…, л.д. N…).
Среди прочих условий ответчик изменил должностной оклад, установив его в размере 20000 рублей.
В то же время, получив названные документы, истец направил ответчику уведомление об отказе от изменений условий трудового договора, просил расторгнуть трудовой договор по п. 7 ч. 1 ст. 77 ТК РФ.
Вместе с тем, суд первой инстанции обоснованно принял во внимание, что после указанных событий истец продолжил трудовую деятельность, а ответчик не прекратил трудовые отношения с К., в связи с чем пришел к выводу о продолжении рабочих отношений между сторонами на прежних условиях.
При этом суд первой инстанции отметил в обжалуемом решении, что ответчиком никаких обоснований изменения существенных условий трудового договора в нарушений требований ст. 56 ГПК РФ суду не представлено, в связи с чем пришел к правильному выводу о незаконности таких изменений и установил, что трудовые, правоотношений сторон продолжены, на первоначальных условиях, а поскольку в уведомлении не указан срок начала действия измененных условий трудового договора, такое изменение не вступило в силу для сторон трудового договора.
07 октября 2016 года приказом N… работодателем на К. возложена обязанность по предоставлению отчета о рабочем дне по форме, приложенной к названному приказу (т. N…, л.д. N…).
Отчет назван работодателем самофотографией рабочего дня, однако включает исключительно описание рабочих процессов, осуществленных истцом, что не оспаривалось сторонами в судебном заседании.
Как правильно отметил суд, требования ответчика о предоставлении истцом отчетов о проделанной работе соотносится с должностной инструкцией, пунктом 2.3.16, которой предусмотрено составление необходимой отчетности (т. N…, л.д. N…).
Распоряжением от 26 июля 2016 года N… ООО «Медисорб» утверждены формы и способы отчетности региональных и территориальных менеджеров отдела региональных продаж (т. N…, л.д. N…).
Пунктом 2 предусмотрено предоставление индивидуального плана работы на следующий месяц в установленной форме ежемесячно до 28 числа текущего месяца включительно (приложение N 2).
Пунктом 3 предусмотрено предоставление индивидуальных отчетов о проделанной работе за предыдущий месяц в установленной форме ежемесячно до 5 числа текущего месяца включительно (приложение N 2).
Истец в судебных заседаниях подтвердила, что с положением названных приказов ознакомлена посредством направления их ответчиком по электронной почте.
На основании изложенного, суд правильно отметил, что вопреки доводам истца, положенным в основание заявленных требований, приведенным распоряжением от 26 июля 2016 года трудовые функции истца не подверглись изменению, при этом работодатель реализовал положения должностной инструкции по отношению, в том числе, к истцу, установив формы отчетности о проделанной работе. Поскольку ответчик лишен иной возможности организации контроля за проделанной работой дистанционным работником, кроме как установления форм отчетности о ней, то внедрение распоряжением от 26 июля 2016 года новых форм отчетности для истца является оправданным.
07 ноября 2016 года приказом N… К. привлечена к дисциплинарной ответственности в форме выговора за ненадлежащее исполнение должностных обязанностей, что выразилось в не предоставлении отчета и счета по ремонту планшетного компьютера (т. N…, л.д. N…).
Приказом от 08 ноября 2016 года N… К. привлечена к дисциплинарной ответственности в форме выговора за ненадлежащее исполнение приказа N… от 07 октября 2016 года (т. N…, л.д. N…).
11 ноября 2016 года ООО «Медисорб» принят приказ N… о прекращении трудового договора с К. по основаниям, предусмотренным п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.
В числе фактических оснований для прекращения трудового договора названа записка <должность> М. от 07 ноября 2016 года и объяснительная К. от 11 ноября 2016 года (т. N…, л.д. N…).
Распоряжением N… от 11 ноября 2016 года по результатам проведенной инвентаризации с заработной платы истца удержаны средства в размере 19900 рублей — стоимость планшетного ПК Apple iPad 4 (т. N…, л.д. N…).
Оценив представленные в материалы дела доказательства в их совокупности по правилам ст. 67 ГПК РФ, руководствуясь нормами трудового законодательства, суд пришел к выводу об обоснованности заявленных исковых требований и их частичном удовлетворении, исходя из того, что при увольнении истца на основании п. 5 ст. 81 ТК РФ работодателем ООО «Медисорб» были допущены грубые нарушения трудового законодательства, выразившиеся в том, что приказ N… от 11 ноября 2016 года об увольнении истца не содержит ссылок на конкретные проступки, которые были учтены работодателем при квалификации увольнения за неоднократное неисполнение трудовых обязанностей. При этом ответчик в нарушение ст. 56 ГПК РФ не представил суду доказательств, что непредставление истцом отчетов о проделанной работе за каждый рабочий день повлекло для работодателя какие-либо существенные последствия, нарушило порядок оценки и планирования деятельности предприятия. Кроме того, судом учтено, что основанием для наложения дисциплинарных взысканий на истца приказами от 07 ноября 2016 года и от 08 ноября 2016 года, а также 11 ноября 2016 года послужило нарушение ответчиком обязательств по организации работы истца, выразившееся в непредоставлении планшетного компьютера в исправном состоянии.
Судебная коллегия соглашается с указанными выводами суда первой инстанции, исходя из следующего.
Заключая трудовой договор, работник обязуется добросовестно выполнять свои трудовые обязанности, соблюдать трудовую дисциплину и правила внутреннего трудового распорядка организации (ст. 21 ТК РФ). Виновное неисполнение данных требований может повлечь привлечение работника к дисциплинарной ответственности, что является одним из способов защиты нарушенных прав работодателя.
В соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, трудовой договор может быть расторгнут по инициативе работодателя в случае неоднократного неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание.
В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 33 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», применение к работнику нового дисциплинарного взыскания, в том числе и увольнение по п. 5 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации, допустимо также, если неисполнение или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него трудовых обязанностей продолжалось, несмотря на наложение дисциплинарного взыскания.
Дисциплинарным проступком, в соответствии с ч. 1 ст. 192 ТК РФ, является неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей.
В соответствии с ч. 1 ст. 192 ТК РФ за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные взыскания: 1) замечание; 2) выговор; 3) увольнение по соответствующим основаниям.
Не допускается применение дисциплинарных взысканий, не предусмотренных федеральными законами, уставами и положениями о дисциплине.
При наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен.
Согласно ст. 193 Трудового кодекса Российской Федерации, до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется соответствующий акт.
Не предоставление работником объяснения не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания.
За каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание.
Приказ (распоряжение) работодателя о применении дисциплинарного взыскания объявляется работнику под роспись в течение трех рабочих дней со дня его издания, не считая времени отсутствия работника на работе. Если работник отказывается ознакомиться с указанным приказом (распоряжением) под роспись, то составляется соответствующий акт.
Учитывая это, а также, принимая во внимание, что суд, являющийся органом по разрешению индивидуальных трудовых споров, в силу ч. 1 ст. 195 ГПК РФ должен вынести законное и обоснованное решение, обстоятельством, имеющим значение для правильного рассмотрения дел об оспаривании дисциплинарного взыскания или о восстановлении на работе и подлежащим доказыванию работодателем, является соблюдение им при применении к работнику дисциплинарного взыскания вытекающих из статей 1, 2, 15, 17, 18, 19, 54 и 55 Конституции Российской Федерации и признаваемых Российской Федерацией как правовым государством общих принципов юридической, а, следовательно, и дисциплинарной, ответственности, таких, как справедливость, равенство, соразмерность, законность, вина, гуманизм.
В этих целях работодателю необходимо представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка и обстоятельства, при которых он был совершен (ч. 5 ст. 192 ТК РФ), а также предшествующее поведение работника, его отношение к труду.
Ответчиком в материалы дела представлен приказ N… от 07 ноября 2016 года, согласно которому истцу объявлен выговор за ненадлежащее исполнении должностных обязанностей, выразившееся в неисполнении приказа N… от 04 октября 2016 года «О предоставлении отчета и счета для оплаты ремонта планшетного ПК». Основанием к данному приказу послужили, в том числе докладная записка <должность> З. от 24 октября 2016 года, объяснительная записка К. от 06 ноября 2016 года (т. N…, л.д. N…).
Согласно указанной докладной записке от 24 октября 2016 года, 17 августа 2016 года истцу для выполнения служебных обязанностей работодателем был предоставлен планшетный ПК. 07 сентября 2016 года истец посредством электронной почты сообщила в службу поддержки ОИТ о неработающем зарядном устройстве к планшету. 07 сентября 2016 года истцу был разъяснен порядок замены зарядного устройства. Вместе с тем, на 24 октября 2016 года К. не предоставила счет либо накладную из сервисного центра для оплаты по безналичному расчету ремонта планшетного ПК, в связи с чем работник был привлечен к дисциплинарной ответственности (т. N…, л.д. N…).
Также в материалы дела представлен приказ N… от 08 ноября 2016 года, согласно которому истцу объявлен выговор за ненадлежащее исполнение должностных обязанностей, выразившееся в неисполнении приказа N… от 07 октября 2016 года «О предоставлении самофотографии». Основанием к данному приказу послужили, в том числе докладные записки <должность> Л. от 25 октября 2016 года, от 26 октября 2016 года, объяснительная записка К. (т. N…, л.д. N…).
В соответствии с указанными докладными записками, 24 октября 2016 года и 25 октября 2016 года по окончании указанных рабочих дней не отправила посредством электронной почты самофотографию (развернутый отчет) о проделанной работе за день, в связи с чем отсутствует возможность вести учет рабочего времени, фактически отработанного истцом (т. N…, л.д. N…).
Согласно приказу N… от 11 ноября 2016 года истец уволена с 11 ноября 2016 года на основании п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ за неоднократное грубое неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание. Основанием к данному приказу послужили докладная записка <должность> М. от 07 ноября 2016 года и объяснительная работника от 11 ноября 2016 года (т. N…, л.д. N…).
В докладной записке от 07 ноября 2016 года <должность> М. указано на непредставление К. плана работы на ноябрь 2016 года, подлежащего представлению до 28 октября 2016 года, а также непредставление отчета о работе в октябре 2016 года, подлежащего представлению до 5 ноября 2016 года (л.д. N…).
В объяснительной записке от 11 ноября 2016 года истец ссылался на то, что не имеет технического средства для предоставления отчета, поскольку предоставленный планшетный ПК не исправен, а иного средства работы ответчиком истцу не передавалось (л.д. N…).
При этом сторонами в судебном не оспаривалось, что истцу для работы 17 августа 2016 года был предоставлен планшетный ПК Apple iPad 4 (л.д. N…). В то же время, из представленных в материалы дела документов усматривается, что 07 сентября 2016 года данное устройство вышло из строя, его работоспособность была нарушена и не позволяла в полной мере истцу осуществлять трудовую функцию, в том числе по отправлению работодателю отчетов о проделанной работе за каждый рабочий день (л.д. N…).
При этом суд правильно отклонил доводы ответчика о возможности направления необходимых отчетов истцом со своего персонального компьютера и личной электронной почты, правильно указав, что поскольку трудовым договором на К. не возложено обязанности по использованию личной техники для работы, соответствующие условия о компенсации ее износа и эксплуатации сторонами не согласованы, то ссылки ответчика о возможности направления отчетов истцом посредством личной техники противоречат условиям трудового договора.
В связи с чем такие ссылки апеллянта в жалобе также отклоняются судебной коллегией.
Кроме того, как правильно установлено судом первой инстанции, при увольнении ответчиком истца на основании п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ работодатель не отразил в приказе N… от 11 ноября 2016 года об увольнении конкретные проступки, которые учтены были работодателем при увольнении истца за системность, поскольку в данном приказе указано лишь одно нарушение — непредставление К. плана работы на ноябрь 2016 года, подлежащего представлению до 28 октября 2016 года, а также непредставление отчета о работе в октябре 2016 года, подлежащего представлению до 5 ноября 2016 года.
Вместе с тем, проступок не может характеризоваться как понятие неопределенное, основанное лишь на внутреннем убеждении работодателя, а вывод о виновности работника не может быть основан на предположениях работодателя о фактах, которые не подтверждены в установленном порядке.
Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 года N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» предусмотрено, что привлечение работника к ответственности возможно в случае совершения последним конкретного дисциплинарного проступка.
Из указанного следует, что приказ о привлечении к дисциплинарной ответственности должен содержать подробное описание места, времени, обстоятельств совершения работником дисциплинарного проступка, четкую и понятную для работника формулировку вины, во вменяемом ему работодателем дисциплинарном проступке, ссылку на нормы локальных нормативных актов, которые были нарушены работником.
Отсутствие в приказе о привлечении лица к дисциплинарной ответственности указанных выше обстоятельств свидетельствует об отсутствии правовых оснований для квалификации действий работника как дисциплинарного проступка.
При таких обстоятельствах, судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции о нарушении работодателем процедуры увольнения истца, выразившемся в отсутствии ссылок на конкретные проступки, ссылки на приказы о применении к К. дисциплинарного взыскания, которые учтены работодателем при квалификации 11 ноября 2016 года проступка истца, как систему.
Ссылки в жалобе на то, что именно приказы о наложении дисциплинарного взыскания на истца от 07 ноября 2016 года и от 08 ноября 2016 года послужили основанием к увольнению истца, отклоняются судебной коллегией, поскольку такие приказы не поименованы в приказе от 11 ноября 2016 года об увольнении К. на основании п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.
Кроме того, судебная коллегия, вопреки доводам жалобы о применении к истцу дисциплинарных взысканий за разные проступки, принимает во внимание, что фактически все приказы о наложении на истца дисциплинарного взыскания были вынесены не по отдельным дисциплинарным проступком, а в связи с длящимся проступком — не предоставлением истцом отчетов о проделанной или планируемой работе, в том числе по вине работодателя, который не смог обеспечить надлежащие условия труда работнику и не предоставил истцу планшетный компьютер в исправном состоянии.
Данные обстоятельства не были учтены работодателем при увольнении истца на основании п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, вместе с тем они не могут быть расценены судом как неуважительные причины неисполнения К. ее трудовых обязанностей.
При таких данных, суд первой инстанции пришел к обоснованному и правомерному выводу о том, что ответчиком не соблюден порядок применения взыскания, примененное взыскание в виде увольнения не соответствует тяжести совершенного проступка, и учел обстоятельства, при которых он был совершен, в связи с чем правильно удовлетворил исковые требования в части признания недействительным (незаконным) приказа об увольнении истца на основании п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ от 11 ноября 2016 года N….
Решение суда первой инстанции в указанной части подлежит оставлению без изменения.
Также судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции об отказе истцу в удовлетворении исковых требований о признании приказов о применении к ней дисциплинарных взысканий в виде выговора от 07 ноября 2016 года и от 08 ноября 2016 года незаконными.
Согласно ч. 1 ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении — в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.
Согласно пояснениям истца, являющимся в силу ст. 68 ГПК РФ самостоятельным видом доказательства, указанные приказы от 07 ноября 2016 года и от 08 ноября 2016 года она получила от ответчика только 18 ноября 2016 года (т. N…, л.д. N…).
К. заявила в суде требования о признании названных приказов незаконными в рамках настоящего гражданского дела только 02 марта 2017 года.
Поскольку с исковыми требованиями о признании приказов 07 ноября 2016 года и от 08 ноября 2016 года К. обратилась в суд с нарушением срока, установленного ч. 1 ст. 392 ТК РФ, то суд пришел к обоснованному выводу об отказе в удовлетворении исковых требований в указанной части и об отсутствии правовых оснований для восстановления истцу срока для обращения с требованиями о признании указанных приказом незаконными, поскольку доказательств уважительности причин его пропуска истцом не представлено.
Таким образом, поскольку судом отказано в части требований истца о признании приказов 07 ноября 2016 года и от 08 ноября 2016 года незаконными, данные приказы являются действующими, в связи с чем судебной коллегией отклоняются доводы апелляционной жалобы ООО «Медисорб», сводящиеся к обоснованию законности данных приказов.
Разрешая требования истца в части взыскания невыплаченной заработной платы в размере 39857,14 рублей, суд пришел к обоснованному выводу об их удовлетворении.
Как правильно отмечено судом, ответчик нарушил процедуру изменения существенных условий труда истца в части изменения размера должностного оклада, тем самым оклад истца остался не измененным — 51000 рублей.
Вместе с тем, представленные ответчиком документы свидетельствуют о произведенных выплатах за октябрь и ноябрь 2016 года из расчета ошибочного размера оклада истца в размере 20000 рублей, в связи с чем суд пришел к обоснованному выводу о взыскании незаконно удержанной заработной платы.
Истцом произведен расчет заработной платы, подлежащей взысканию (т. N…, л.д. N…).
Проверив предложенный истцом расчет суммы невыплаченной заработной палаты, суд счел его основанным на правильном понимании норм материального права, верном определении должностного оклада за конкретный период времени и периода невыплаты.
Арифметически расчеты судом проверены, признаны верными. Вместе с тем, контррасчет указанной части заявленных исковых требований ответчиком в материалы дела не представлен, так же как и не представлены доказательства законности снижения должностного оклада истца с 51000 рублей до 20000 рублей.
При таких обстоятельствах, суд правомерно определил к взысканию с ответчика в пользу истца сумму невыплаченной заработной платы в размере 39857,14 рублей.
Признав увольнение истца по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ незаконным, суд первой инстанции, правильно применив положения ст. 394 ТК РФ, взыскал с ответчика в пользу истца компенсацию за время вынужденного прогула, а также признал незаконным распоряжение ответчика N… от 11 ноября 2016 года об удержании из заработной платы истца стоимости планшетного компьютера, взыскав с ответчика указанную сумму в пользу истца, и компенсацию морального вреда.
Довод жалобы ответчика о том, что планшетный компьютер был возвращен истцом ответчику, в связи с чем работодатель возвратил истцу денежную сумму в размере 19900 рублей, удержанную при увольнении, а потому решение суда в части взыскания данной суммы в пользу истца является незаконным, не влияет на судьбу обжалуемого решения, поскольку вопрос о компенсации за компьютер может быть решен между ответчиком и работником К., восстановленной на работе в ООО «Медисорб», в рамках дальнейших трудовых правоотношений между сторонами.
Довод жалобы о незаконном взыскании судом компенсации морального вреда в пользу истца является несостоятельным, основанным на неправильном толковании норм трудового законодательства.
В соответствии с ч. 4 ст. 3 и ч. 9 ст. 394 ТК РФ суд вправе удовлетворить требование лица, подвергшегося дискриминации в сфере труда, а также требование работника, уволенного без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения либо незаконно переведенного на другую работу, о компенсации морального вреда.
Согласно абз. 2 п. 63 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», суд, в силу ст. ст. 21 (абз. 14 ч. 1) и 237 Трудового кодекса Российской Федерации вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя, в том числе и при нарушении его имущественных прав.
Разрешая требования о компенсации морального вреда, суд пришел к правильному выводу об их обоснованности, поскольку ответчиком были нарушены права истца, выразившиеся в незаконном увольнении истца, определив размер такой компенсации в размере 5000 рублей в соответствии с требованиями ст. 237 ТК РФ, учитывая конкретные обстоятельства дела, требования соразмерности, разумности и справедливости. Оснований не согласиться с указанным размером компенсации судебная коллегия не усматривает.
Ссылки ответчика на то, что заявленные исковые требования К. согласно заключению прокурора не подлежали удовлетворению, также отклоняются судебной коллегией, поскольку в поданном прокурором Красносельского района Санкт-Петербурга апелляционном представлении решение суда первой инстанции не обжалуется в части удовлетворения основного требования истца о признании приказа об увольнении незаконным и восстановлении на работе, что не свидетельствует о несогласии прокурора с разрешением судом спора по существу.
Иные доводы апелляционной жалобы не опровергают выводов суда, а повторяют правовую позицию ответчика, выраженную им в суде первой инстанции, исследованную судом и нашедшую верное отражение и правильную оценку в решении суда, сводятся к переоценке доказательств, имеющихся в материалах дела, оценка которых произведена судом первой инстанции в соответствии с требованиями действующего процессуального законодательства, при этом, оснований для иной оценки доказательств судебная коллегия не усматривает.
Вместе с тем, судебная коллегия находит заслуживающим внимания довод апелляционного представления прокурора Красносельского района Санкт-Петербурга о том, что судом неверно установлена дата, с которой надлежит восстановить истца на работе у ответчика, и, соответственно, неверно рассчитана задолженность ответчика перед истцом за время вынужденного прогула.
Таким образом, несмотря на то, что правильные выводы суда первой инстанции в части основания восстановления истца на работе у ответчика, судебная коллегия считает, что обжалуемое решение суда подлежит изменению в части даты восстановления на работе, размера заработной платы за время вынужденного прогула и государственной пошлины, кроме того, подлежит отмене дополнительное решение суда от 04 мая 2017 года, исходя из следующего.
В соответствии с ч. 3 ст. 84.1 ТК РФ днем прекращения трудового договора во всех случаях является последний день работы работника, за исключением случаев, когда работник фактически не работал, но за ним в соответствии с Трудовым кодексом или иным федеральным законом сохранялось место работы (должность).
В соответствии с абз. 2 ст. 234 ТК РФ работодатель обязан возместить работнику не полученный им заработок во всех случаях незаконного лишения его возможности трудиться. Такая обязанность, в частности, наступает, если заработок не получен в результате незаконного отстранения работника от работы, его увольнения или перевода на другую работу.
В соответствии со ст. 139 ТК РФ для расчета средней заработной платы учитываются все предусмотренные системой оплаты труда виды выплат, применяемые у соответствующего работодателя независимо от источников этих выплат. Порядок определения такого заработка предусмотрен положениями Постановлением Правительства Российской Федерации от 24 декабря 2007 года N 922 «Об особенностях порядка исчисления средней заработной платы».
Согласно ст. 139 ТК РФ и Положению об особенностях порядка исчисления средней заработной платы, утвержденному постановлением Правительства Российской Федерации от 24 декабря 2007 года N 922, для всех случаев определения размера средней заработной платы (среднего заработка), предусмотренных настоящим кодексом, устанавливается единый порядок ее исчисления. При любом режиме работы расчет средней заработной платы работника производится исходя из фактически начисленной ему заработной платы и фактически отработанного им времени за 12 календарных месяцев, предшествующих периоду, в течение которого за работником сохраняется средняя заработная плата. При этом календарным месяцем считается с 1-го по 30-е (31-е) число соответствующего месяца включительно (в феврале — по 28-е (29-е) число включительно).
При определении среднего заработка используется средний дневной заработок. Средний заработок работника определяется путем умножения среднего дневного заработка на количество дней (календарных, рабочих) в периоде, подлежащем оплате. Средний дневной заработок, кроме случаев определения среднего заработка для оплаты отпусков и выплаты компенсаций за неиспользованные отпуска, исчисляется путем деления суммы заработной платы, фактически начисленной за отработанные дни в расчетном периоде, на количество фактически отработанных в этот период дней.
Тем самым, право требования о восстановлении на работе у ответчика и о выплате заработной платы за время вынужденного прогула возникло у истца К. на следующий день с момента издания ответчиком приказа о его увольнении, то есть с 12 ноября 2016 года.
Расчет размера заработной платы за время вынужденного прогула, представленный истцом, судом проверен, исправлен судом в соответствии с нормами ст. 139 ТК РФ и Положением об особенностях порядка исчисления средней заработной платы, утвержденному Постановлением Правительства Российской Федерации от 24 декабря 2007 года N 922.
Вместе с тем, с учетом приведенных правовых норм и фактических обстоятельств дела, истец подлежит восстановлению на работе в должности регионального менеджера у ответчика с 12 ноября 2016 года, а заработная плата за вынужденный прогул подлежит взысканию с ответчика в пользу истца за период с 12 ноября 2016 года по 23 марта 2017 года в размере 158306,55 рублей (381984,41 рубля (заработок истца за фактически отработанные 7 месяцев у ответчика согласно справке 2-НДФЛ): 7 месяцев (количество месяцев расчетного периода): 29,3 (среднемесячное число календарных дней) = 1862,43 рубля (среднедневной заработок истца у ответчика); 1862,43 рубля среднедневная заработная плата) х 85 (дней вынужденного прогула) = 158306,55 рублей).
С учетом изменения денежных сумм в счет заработной платы за время вынужденного прогула, подлежащих взысканию с ответчика в пользу истца, изменению подлежит и размер государственной пошлины, от уплаты которой истец был освобожден при подаче настоящего искового заявления, определенный судом к взысканию за рассмотрение настоящего спора в суде.
В силу ст. 103 ГПК РФ и ст. ст. 333.19, 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации с ответчика ООО «Медисорб» в доход бюджета Санкт-Петербурга надлежит взыскать государственную пошлину за рассмотрение настоящего спора в суде, пропорционально удовлетворенной части исковых требований в сумме 218063,69 рублей, а именно в размере 5980,64 рублей ((218063,69 рубля — 200000 рублей) х 1% + 5200 рублей)) + 300 рублей (за требование о восстановлении на работе) + 300 рублей (за требование о компенсации морального вреда).
Поскольку судебной коллегией установлен факт допущенных судом первой инстанции нарушений процессуального закона и материального права, безусловно являющихся основанием для частичного изменения обжалуемого решения, то решение подлежит изменению в части даты восстановления на работе, размера заработной платы за время вынужденного прогула и размера государственной пошлины, в остальной части решение суда подлежит оставлению без изменения.
Кроме того, отмене подлежит дополнительное решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от <дата>, которым конкретизирована дата восстановления истца на работе у ответчика.
По правилам п. 2 ч. 1 ст. 201 ГПК РФ суд принявший решение по делу, может по своей инициативе принять по делу дополнительное решение в случае, если разрешив вопрос о праве, не указал размер присужденной суммы, имущество, подлежащее передаче, или действия, которые обязан совершить ответчик.
Вынося дополнительное решение по настоящему гражданскому делу, суд исходил из того, что в решении суда от <дата> разрешен вопрос о праве истца на восстановление на работе у ответчика, однако не указана дата такого восстановления на работе, в связи с чем суд постановил дополнительное решение о восстановлении К. на работе у ответчика в 12 ноября 2016 года.
Судебная коллегия считает, что дополнительное решение постановлено судом первой инстанции с нарушением норм процессуального права, поскольку из содержания решения суда от 23 марта 2017 года, в том числе в части разрешения требований о взыскании с ответчика в пользу истца заработной платы за вынужденный прогул усматривается фактически вывод суда о восстановлении К. на работе у ответчика с 11 ноября 2016 года.
Вместе с тем, постановив дополнительное решение от <дата>, фактически суд повторно разрешил вопрос о восстановления истца на работе у ответчика, что противоречит требованиям правовых положений действующего гражданского процессуального законодательства, в том числе ст. 201 ГПК РФ.
При таком положении, дополнительное решение суда от <дата> подлежит отмене, а решение от <дата> — частичному изменению.
Учитывая изложенное, руководствуясь статьей 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

Решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от <дата> изменить в части даты восстановления К. на работе в Обществе с ограниченной ответственностью «Медисорб», размера заработной платы за время вынужденного прогула и размера государственной пошлины.
Восстановить К. в должности (город Санкт-Петербург) отдела региональных продаж в Обществе с ограниченной ответственностью «Медисорб» (город Пермь) с 12 ноября 2016 года.
Взыскать с Общества с ограниченной ответственностью «Медисорб» в пользу К. заработную плату за время вынужденного прогула за период с 12 ноября 2016 года по 23 марта 2017 года в размере 158306 (сто пятьдесят восемь тысяч триста шесть) рублей 55 копеек.
Взыскать с Общества с ограниченной ответственностью «Медисорб» в доход бюджета Санкт-Петербурга государственную пошлину в размере 5980 (пять тысяч девятьсот восемьдесят) рублей 64 копейки.
В остальной части решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от <дата> оставить без изменения, апелляционную жалобу Общества с ограниченной ответственностью «Медисорб» — без удовлетворения.
Дополнительное решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от <дата> отменить.

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО