ОПРЕДЕЛЕНИЕ Верховного Суда РФ от 09.07.2018 № 5-КГ18-114

Документ предоставлен КонсультантПлюс

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 9 июля 2018 г. N 5-КГ18-114

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе
председательствующего Пчелинцевой Л.М.,
судей Вавилычевой Т.Ю. и Жубрина М.А.
рассмотрела в открытом судебном заседании 9 июля 2018 г. гражданское дело по иску Иванова Сергея Викторовича к открытому акционерному обществу «Московское производственное химико-фармацевтическое объединение им. Н.А. Семашко», Федеральному агентству по управлению государственным имуществом о взыскании задолженности по заработной плате, компенсационной выплаты при увольнении, денежной компенсации за нарушение срока выплаты причитающихся работнику сумм, компенсации морального вреда
по кассационной жалобе Иванова Сергея Викторовича на решение Таганского районного суда г. Москвы от 18 октября 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26 июня 2017 г., которыми исковые требования удовлетворены частично (взыскан неполученный заработок за время задержки выдачи трудовой книжки, компенсация морального вреда).
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М., объяснения Иванова С.В. и его представителя Машкович М.М., поддержавших доводы кассационной жалобы, объяснения представителя открытого акционерного общества «Московское производственное химико-фармацевтическое объединение им. Н.А. Семашко» Полтавца А.Н., возражавшего против удовлетворения кассационной жалобы,
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Иванов Сергей Викторович через представителя Тафинцева М.В. 18 марта 2016 г. обратился в суд с иском к открытому акционерному обществу «Московское производственное химико-фармацевтическое объединение им. Н.А. Семашко» (далее также — ОАО «Мосхимфармпрепараты им. Н.А. Семашко», общество) о взыскании задолженности по заработной плате, компенсации при увольнении, денежной компенсации за нарушение срока выплаты причитающихся работнику сумм, компенсации морального вреда.
В обоснование исковых требований Иванов С.В. ссылался на то, что с 1 апреля 2006 г. он работал в ОАО «Мосхимфармпрепараты им. Н.А. Семашко». Распоряжением Федерального агентства по управлению государственным имуществом (далее также — Росимущество) от 22 июня 2012 г. N 867-р Иванов С.В. был назначен на должность генерального директора ОАО «Мосхимфармпрепараты им. Н.А. Семашко». 12 сентября 2012 г. с ним был заключен трудовой договор N , должностной оклад определен в размере руб. в месяц.
В соответствии с директивой Росимущества от 3 июля 2015 г. N ИБ-08/26852 на основании протокола заседания Совета директоров ОАО «Мосхимфармпрепараты им. Н.А. Семашко» от 8 июля 2015 г. N 62 временным единоличным исполнительным органом общества был назначен Бубело В.Д., тем самым, по мнению истца, он был лишен возможности исполнять свои должностные обязанности.
27 июля 2015 г. Иванов С.В. был вынужден подать в Росимущество заявление об увольнении, которое было принято ответчиком, однако до момента подачи настоящего иска ответчик не решил вопрос об увольнении Иванова С.В., трудовую книжку не выдал, истец лишен доступа на предприятие, возможности использовать служебный транспорт. По причине невыдачи трудовой книжки у Иванова С.В. с 7 августа 2015 г. по вине ответчика отсутствовала возможность дальнейшего трудоустройства.
В уточненном исковом заявлении Иванов С.В. указал, что в течение длительного времени, более восьми месяцев, приказ о его увольнении не издавался, трудовая книжка не выдавалась. Иванов С.В. неоднократно обращался в Росимущество и ОАО «Мосхимфармпрепараты им. Н.А. Семашко» с требованиями об оформлении увольнения и о выдаче трудовой книжки, на которые ему Росимуществом был дан ответ от 16 декабря 2015 г. о том, что вопрос о прекращении полномочий генерального директора относится к компетенции общего собрания акционеров общества и данное решение общим собранием акционеров принято не было.
Приказом временного единоличного исполнительного органа ОАО «Мосхимфармпрепараты им. Н.А. Семашко» в лице Бубело В.Д. от 11 апреля 2016 г. N 1/11-л на основании распоряжения Росимущества от 5 апреля 2016 г. N 238-р действие трудового договора с Ивановым С.В. от 12 сентября 2012 г. прекращено и Иванов С.В. уволен с должности генерального директора общества с 11 апреля 2016 г. по пункту 2 статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с принятием собственником имущества организации решения о прекращении трудового договора, при этом трудовая книжка ему выдана только 25 апреля 2016 г., расчет в день увольнения произведен не был.
По мнению Иванова С.В., работодателем нарушены его права, поскольку его увольнение не оформлялось в течение длительного времени, с ним не производились расчеты, трудовая книжка не была выдана в день увольнения. Кроме того, при увольнении по пункту 2 статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации ответчиком не соблюдена гарантия, установленная как положениями статьи 279 Трудового кодекса Российской Федерации, так и пунктом 3.11 трудового договора о выплате компенсации в размере не менее трехкратного среднего месячного заработка при отсутствии виновных действий работника (далее также — компенсационная выплата, компенсация).
Определением Таганского районного суда г. Москвы от 29 июня 2016 г., занесенным в протокол судебного заседания, к участию в деле в качестве соответчика привлечено Федеральное агентство по управлению государственным имуществом.
С учетом уточненных исковых требований Иванов С.В. просил взыскать солидарно с ОАО «Мосхимфармпрепараты им. Н.А. Семашко» и Росимущества компенсационную выплату, причитающуюся ему при увольнении, в размере 1 331 000 руб., задолженность по заработной плате в размере 3 989 458,41 руб., денежную компенсацию за нарушение работодателем установленного срока выплаты заработной платы, выплат при увольнении в размере 167 797,52 руб., компенсацию морального вреда в сумме 100 000 руб.
Решением Таганского районного суда г. Москвы от 18 октября 2016 г. в удовлетворении исковых требований Иванова С.В. отказано.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26 июня 2017 г. решение суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении исковых требований Иванова С.В. о взыскании неполученного заработка за время задержки выдачи трудовой книжки за период с 12 по 21 апреля 2016 г., компенсации морального вреда отменено.
В отмененной части принято новое решение, которым с ОАО «Мосхимфармпрепараты им. Н.А. Семашко» в пользу Иванова С.В. взысканы заработная плата за время задержки выдачи трудовой книжки за период с 12 по 21 апреля 2016 г. в размере 183 961,36 руб., компенсация морального вреда в размере 1 000 руб.
С ОАО «Мосхимфармпрепараты им. Н.А. Семашко» в пользу бюджета города Москвы взыскана государственная пошлина в размере 5 179,23 руб.
В остальной части решение Таганского районного суда г. Москвы от 18 октября 2016 г. оставлено без изменения.
Иванов С.В. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой, в которой поставил вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений, как незаконных, в части отказа в удовлетворении его исковых требований.
Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М. от 28 февраля 2018 г. Иванову С.В. восстановлен пропущенный процессуальный срок для подачи кассационной жалобы.
По результатам изучения доводов кассационной жалобы судьей Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М. 4 апреля 2018 г. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и ее же определением от 4 июня 2018 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы Иванова С.В. и возражения на нее в судебном заседании суда кассационной инстанции представителя ОАО «Мосхимфармпрепараты им. Н.А. Семашко» Полтавца А.Н., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к следующему.
Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, далее — ГПК РФ).
По мнению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, в настоящем деле такого характера существенные нарушения норм материального и процессуального права были допущены судами первой и апелляционной инстанций при разрешении исковых требований Иванова С.В. о взыскании причитающейся ему компенсационной выплаты при увольнении по пункту 2 статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации.
Судом установлено и следует из материалов дела, что с 1 апреля 2006 г. Иванов С.В. работал в ОАО «Мосхимфармпрепараты им. Н.А. Семашко» в должности генерального директора.
Распоряжением Федерального агентства по управлению государственным имуществом, осуществляющего полномочия общего собрания акционеров ОАО «Мосхимфармпрепараты им. Н.А. Семашко», 100% голосующих акций которого находятся в собственности Российской Федерации, от 22 июня 2012 г. N 867-р Иванов С.В. был избран генеральным директором ОАО «Мосхимфармпрепараты им. Н.А. Семашко».
Приказом от 2 сентября 2012 г. N 1/133-л Иванов С.В. на основании указанного выше распоряжения Росимущества принял на себя исполнение обязанностей генерального директора ОАО «Мосхимфармпрепараты им. Н.А. Семашко».
В Уставе ОАО «Мосхимфармпрепараты им. Н.А. Семашко», утвержденном распоряжением Росимущества от 13 сентября 2006 г. N 3431-р, закреплено, что руководство текущей деятельностью общества осуществляется генеральным директором общества (единоличный исполнительный орган) (пункт 17.1 Устава).
12 сентября 2012 г. между ОАО «Мосхимфармпрепараты им. Н.А. Семашко» в лице председателя Совета директоров Евсеева А.Ф. и Ивановым С.В. был заключен трудовой договор N сроком на три года, которым Иванову С.В. установлен должностной оклад в размере руб. в месяц.
Из материалов дела видно, что в деле содержится две копии трудового договора от 12 сентября 2012 г. N 00026/2 с текстом разного содержания.
Пунктом 3.11 трудового договора в редакции, представленной истцом, установлено, что в случае досрочного прекращения действия этого договора (расторжения договора) по инициативе работодателя при отсутствии виновных действий (бездействия) работника ему выплачивается компенсация в размере не менее трехкратного среднего месячного заработка (л.д. 8 — 14).
Согласно пункту 3.11 трудового договора в редакции, представленной в судебное заседание суда первой инстанции 29 июня 2016 г. представителем ОАО «Мосхимфармпрепараты им. Н.А. Семашко» Бобрышевым Н.С., в случае досрочного прекращения действия трудового договора (расторжение договора) по инициативе работника Советом директоров общества может быть принято решение о выплате работнику выходного пособия. Условия выплаты и размер выходного пособия определяются в зависимости от продолжительности работы работника в обществе, его трудового вклада, причин инициативности досрочного прекращения действия договора (расторжения договора) (л.д. 77 — 83).
На заседании Совета директоров ОАО «Мосхимфармпрепараты им. Н.А. Семашко» 8 июля 2015 г. временным единоличным исполнительным органом общества на срок до проведения общего собрания акционеров общества назначен Бубело Владимир Дмитриевич.
Приказом от 10 июля 2015 г. N 1/43-л Бубело В.Д. принял на себя исполнение полномочий временного единоличного исполнительного органа ОАО «Мосхимфармпрепараты им. Н.А. Семашко» с 10 июля 2015 г. на срок до проведения общего собрания акционеров общества.
27 июля 2015 г. Ивановым С.В. было подано заявление руководителю Росимущества Дергуновой О.К. о расторжении заключенного с ним трудового договора и об увольнении его с занимаемой должности по собственному желанию с 23 июля 2015 г.
Судом также установлено, что согласно табелям учета рабочего времени ОАО «Мосхимфармпрепараты им. Н.А. Семашко» с 27 июля 2015 г. по апрель 2016 года Иванов С.В. трудовых обязанностей не исполнял.
16 ноября 2015 г. Иванов С.В. подал в ОАО «Мосхимфармпрепараты им. Н.А. Семашко» письменное заявление с требованием выдать трудовую книжку. Временным единоличным исполнительным органом общества Бубело В.Д. 18 ноября 2015 г. Иванову С.В. дан письменный ответ о том, что не имеется оснований для выдачи ему трудовой книжки из-за отсутствия официального решения Росимущества по вопросу расторжения с Ивановым С.В. трудового договора.
В ответ на обращение Иванова С.В. в Росимущество по вопросу о выдаче трудовой книжки письмом Росимущества от 16 декабря 2015 г. ему было сообщено, что согласно Уставу ОАО «Мосхимфармпрепараты им. Н.А. Семашко» вопрос о прекращении полномочий генерального директора этого общества относится к компетенции общего собрания акционеров ОАО «Мосхимфармпрепараты им. Н.А. Семашко» и данное решение общим собранием акционеров принято не было.
Распоряжением Росимущества от 5 апреля 2016 г. N 238-р полномочия генерального директора ОАО «Мосхимфармпрепараты им. Н.А. Семашко» Иванова С.В. были прекращены.
Приказом временного единоличного исполнительного органа ОАО «Мосхимфармпрепараты им. Н.А. Семашко» в лице Бубело В.Д. от 11 апреля 2016 г. N 1/11-л на основании распоряжения Росимущества от 5 апреля 2016 г. N 238-р действие трудового договора с Ивановым С.В. от 12 сентября 2012 г. прекращено и Иванов С.В. уволен с должности генерального директора общества с 11 апреля 2016 г. по пункту 2 статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с принятием собственником имущества организации решения о прекращении трудового договора.
Трудовая книжка была выдана Иванову С.В. 25 апреля 2016 г.
Разрешая спор по существу и отказывая в удовлетворении исковых требований Иванова С.В. о взыскании задолженности по заработной плате, в том числе с учетом надбавки за работу со сведениями, составляющими государственную тайну, денежной компенсации за нарушение работодателем установленного срока выплаты заработной платы и компенсации морального вреда, суд первой инстанции, ссылаясь на положения статей 22, 84.1, 135, 140, 234 Трудового кодекса Российской Федерации, исходил из того, что с 27 июля 2015 г. по апрель 2016 года Иванов С.В. трудовых обязанностей не выполнял, доказательств наличия препятствий в доступе на рабочее место в этот период им не представлено, его полномочия как генерального директора не приостанавливались, а само по себе назначение временного единоличного исполнительного органа не может быть расценено как нарушение трудовых прав истца.
Кроме того, суд первой инстанции признал обоснованным довод ответчика Росимущества о пропуске истцом без уважительных причин установленного частью 1 статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации (в редакции, действующей на момент возникновения спорных правоотношений) трехмесячного срока на обращение в суд за разрешением индивидуального трудового спора по названным требованиям. При этом суд указал, что о нарушении своих прав истец узнал в июле 2015 года, в ноябре 2015 года ему был дан ответ о невозможности выдать трудовую книжку, однако в суд Иванов С.В. обратился в марте 2016 года, когда трехмесячный срок на обращение в суд за разрешением индивидуального трудового спора истек.
Отказывая Иванову С.В. в удовлетворении исковых требований о взыскании компенсации в размере трехкратного среднего месячного заработка, причитающейся ему при увольнении в соответствии с условиями трудового договора, суд первой инстанции сослался на то, что согласно условиям пункта 3.11 трудового договора от 12 сентября 2012 г., заключенного между ОАО «Мосхимфармпрепараты им. Н.А. Семашко» и Ивановым С.В., эта компенсация может быть выплачена в случае досрочного прекращения действия трудового договора по инициативе работника на основании решения Совета директоров общества, но такого решения Советом директоров о выплате истцу выходного пособия не принималось, трудовой договор с истцом прекращен в соответствии с решением Росимущества, в связи с чем правовых оснований для взыскания в пользу истца компенсации при увольнении не имеется.
Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции об отказе в удовлетворении исковых требований Иванова С.В. о взыскании задолженности по заработной плате за период с 28 июля 2015 г. по 11 апреля 2016 г., денежной компенсации за нарушение работодателем установленного срока выплаты заработной платы, а также о пропуске Ивановым С.В. без уважительных причин трехмесячного срока на обращение в суд за разрешением индивидуального трудового спора по данным исковым требованиям.
Суд апелляционной инстанции признал также обоснованными выводы суда первой инстанции об отказе в удовлетворении исковых требований Иванова С.В. о взыскании компенсации в размере трехкратного среднего месячного заработка, причитающейся ему при увольнении в соответствии с условиями трудового договора, высказав при этом суждение о том, что компенсация согласно пункту 3.11 трудового договора, заключенного с Ивановым С.В., должна выплачиваться только при досрочном расторжении трудового договора, в данном же случае срок действия трудового договора истек 12 сентября 2015 г., увольнение произведено 11 апреля 2016 г., то есть не досрочно, поэтому отсутствуют условия для выплаты названной компенсации.
В то же время суд апелляционной инстанции усмотрел основания для отмены решения суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении исковых требований Иванова С.В. о взыскании неполученного заработка за время задержки выдачи трудовой книжки за период с 12 по 21 апреля 2016 г., компенсации морального вреда. Суд апелляционной инстанции с учетом положений части 4 статьи 234 Трудового кодекса Российской Федерации пришел к выводу о том, что факт неправомерных действий ОАО «Мосхимфармпрепараты им. Н.А. Семашко», выразившихся в задержке выдачи трудовой книжки Иванову С.В. с 12 по 21 апреля 2016 г., нашел свое подтверждение, ввиду чего удовлетворил исковые требования Иванова С.В. в названной части, взыскав с ОАО «Мосхимфармпрепараты им. Н.А. Семашко» средний заработок за задержку выдачи трудовой книжки в размере 183 961,26 руб., а также компенсацию морального вреда, определив ее размер с учетом требований разумности и справедливости в сумме 1000 руб.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает, что кассационная жалоба Иванова С.В. о несогласии с выводами судов первой и апелляционной инстанций об отказе в удовлетворении исковых требований о взыскании задолженности по заработной плате за период с 28 июля 2015 г. по 11 апреля 2016 г., денежной компенсации за нарушение работодателем установленного срока выплаты заработной платы, а также о пропуске Ивановым С.В. без уважительных причин трехмесячного срока на обращение в суд за разрешением индивидуального трудового спора по данным исковым требованиям не содержит доводов, опровергающих эти выводы судебных инстанций и свидетельствующих о наличии оснований, установленных в статье 387 ГПК РФ, для отмены в кассационном порядке оспариваемых судебных постановлений в указанной части.
Вместе с тем Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что выводы судов первой и апелляционной инстанций в части отказа в удовлетворении исковых требований Иванова С.В. о взыскании компенсационной выплаты, причитающейся ему как уволенному по пункту 2 статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации, основаны на неправильном толковании и применении норм материального права и сделаны с нарушением норм процессуального права.
В соответствии с трудовым законодательством регулирование трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений может осуществляться путем заключения, изменения, дополнения работниками и работодателями коллективных договоров, соглашений, трудовых договоров. Коллективные договоры, соглашения, трудовые договоры не могут содержать условий, ограничивающих права или снижающих уровень гарантий работников по сравнению с установленными трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права. Если такие условия включены в коллективный договор, соглашение или трудовой договор, то они не подлежат применению (статья 9 Трудового кодекса Российской Федерации).
В соответствии с частью 4 статьи 57 Трудового кодекса Российской Федерации в трудовом договоре могут предусматриваться дополнительные условия, не ухудшающие положение работника по сравнению с установленным трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами.
Коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовыми договорами либо решениями работодателя, уполномоченных органов юридического лица, а равно и собственника имущества организации или уполномоченных собственниками лиц (органов) не могут предусматриваться выплата работникам выходных пособий, компенсаций и (или) назначение им каких-либо иных выплат в любой форме в случаях увольнения работников по основаниям, которые относятся к дисциплинарным взысканиям (часть третья статьи 192 Трудового кодекса Российской Федерации), или прекращения трудовых договоров с работниками по установленным названным кодексом, другими федеральными законами основаниям, если это связано с совершением работниками виновных действий (бездействия) (статья 181.1 Трудового кодекса Российской Федерации).
Из материалов дела усматривается, что ОАО «Мосхимфармпрепараты им. Н.А. Семашко» (работодатель, общество) и Иванов С.В., назначенный распоряжением Росимущества от 22 июня 2012 г. N 867-р на должность генерального директора общества (работник), в соответствии с Федеральным законом от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» и иным действующим законодательством Российской Федерации, Уставом общества, внутренними документами общества заключили трудовой договор от 12 сентября 2012 г. N 00026/2.
Пунктом 1.1 статьи I названного трудового договора предусмотрено, что данный договор регулирует отношения между работодателем и работником Ивановым С.В. в связи с исполнением возложенных на него обязанностей по руководству текущей деятельностью ОАО «Мосхимфармпрепараты им. Н.А. Семашко».
Иванов С.В. в качестве основания своих исковых требований о взыскании с ОАО «Мосхимфармпрепараты им. Н.А. Семашко» компенсационной выплаты при увольнении ссылался на положения статьи 279 Трудового кодекса Российской Федерации, устанавливающей гарантии руководителю организации в случае прекращения трудового договора, а также на пункт 3.11 трудового договора, согласно которому в случае досрочного прекращения действия этого договора (расторжения договора) по инициативе работодателя при отсутствии виновных действий (бездействия) работника ему выплачивается компенсация в размере не менее трехкратного среднего месячного заработка.
В статье VII трудового договора от 12 сентября 2012 г. N указано, что договор может быть прекращен досрочно не только в случаях, названных в этой статье, но и по иным основаниям, не противоречащим положениям законодательства Российской Федерации о труде.
Особенности регулирования труда руководителя организации, связанные с применением дополнительных оснований прекращения заключенного с ним трудового договора, установлены статьей 278 Трудового кодекса Российской Федерации.
Так, в соответствии с пунктом 2 статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на момент увольнения Иванова С.В. 11 апреля 2016 г.) помимо оснований, предусмотренных данным кодексом и иными федеральными законами, трудовой договор с руководителем организации прекращается в связи с принятием уполномоченным органом юридического лица, либо собственником имущества организации, либо уполномоченным собственником лицом (органом) решения о прекращении трудового договора.
Подпунктом «б» пункта 5 статьи 1 Федерального закона от 3 июля 2016 г. N 347-ФЗ «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации» (вступил в силу 4 июля 2016 г.) статья 278 Трудового кодекса Российской Федерации дополнена частью второй.
С 4 июля 2016 г. статья 278 Трудового кодекса Российской Федерации действует в редакции Федерального закона от 3 июля 2016 г. N 347-ФЗ, в которой такое основание увольнения руководителя организации, как принятие уполномоченным органом юридического лица, либо собственником имущества организации, либо уполномоченным собственником лицом (органом) решения о прекращении трудового договора, содержится в пункте 2 части 1 названной статьи Трудового кодекса Российской Федерации.
Согласно абзацу первому пункта 4 статьи 69 Федерального закона «Об акционерных обществах» общее собрание акционеров, если образование исполнительных органов не отнесено уставом общества к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) общества, вправе в любое время принять решение о досрочном прекращении полномочий единоличного исполнительного органа общества (директора, генерального директора), членов коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции).
В силу статьи 279 Трудового кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на момент увольнения Иванова С.В. 11 апреля 2016 г. и до 29 июня 2017 г.) в случае прекращения трудового договора с руководителем организации в соответствии с пунктом 2 статьи 278 данного кодекса при отсутствии виновных действий (бездействия) руководителя ему выплачивается компенсация в размере, определяемом трудовым договором, но не ниже трехкратного среднего месячного заработка, за исключением случаев, предусмотренных Кодексом. С 29 июня 2017 г. статья 279 Трудового кодекса Российской Федерации после слов «пунктом 2» дополнена словами «части первой» (пункт 6 Федерального закона от 18 июня 2017 г. N 125-ФЗ «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации»).
Как разъяснено в абзацах первом и втором пункта 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июня 2015 г. N 21 «О некоторых вопросах, возникших у судов при применении законодательства, регулирующего труд руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации» (далее — постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июня 2015 г. N 21), пунктом 2 статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации допускается возможность прекращения трудового договора с руководителем организации по решению собственника имущества организации, уполномоченного лица (органа) без указания мотивов принятия решения. По названному основанию с руководителем организации может быть прекращен трудовой договор, заключенный как на неопределенный срок, так и на определенный срок, в том числе когда срочный трудовой договор на основании части четвертой статьи 58 Трудового кодекса Российской Федерации считается заключенным на неопределенный срок. Прекращение трудового договора с руководителем организации по основанию, установленному пунктом 2 статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации, не является мерой юридической ответственности и не допускается без выплаты ему компенсации, предусмотренной статьей 279 Трудового кодекса Российской Федерации.
В случае невыплаты руководителю организации при прекращении трудового договора названной компенсации суд с учетом статей 279, 236 и 237 Трудового кодекса Российской Федерации вправе взыскать с работодателя сумму этой компенсации и проценты (денежную компенсацию) за нарушение срока ее выплаты, а также удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда (статья 394 Трудового кодекса Российской Федерации) (абзац второй пункта 10 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июня 2015 г. N 21).
В пункте 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июня 2015 г. N 21 «О некоторых вопросах, возникших у судов при применении законодательства, регулирующего труд руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации» разъяснено, что при рассмотрении исков руководителей организаций, членов коллегиальных исполнительных органов организаций о взыскании выходных пособий, компенсаций и (или) иных выплат в связи с прекращением трудового договора суду необходимо проверить соблюдение требований законодательства и иных нормативных правовых актов при включении в трудовой договор условий о таких выплатах.
Из приведенных нормативных положений и разъяснений постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июня 2015 г. N 21 следует, что прекращение трудового договора (независимо от того, досрочно оно совершено или после истечения срока его действия) с руководителем организации (в том числе единоличным исполнительным органом акционерного общества: директором, генеральным директором) по решению собственника имущества организации, уполномоченного лица (органа) в соответствии с пунктом 2 статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации (с 4 июля 2016 г. эта норма содержится в пункте 2 части 1 статьи 278 Кодекса) при отсутствии виновных действий (бездействия) руководителя не допускается без выплаты руководителю организации гарантированной статьей 279 Трудового кодекса Российской Федерации компенсации в размере, определяемом трудовым договором, но не ниже трехкратного среднего месячного заработка, за исключением случаев, предусмотренных Трудовым кодексом Российской Федерации. При этом условия выплаты данной компенсации, предусмотренные в трудовом договоре с руководителем организации, не должны ухудшать его положение по сравнению с установленным трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права. Если такие условия включены в трудовой договор, то они не подлежат применению.
Исключение, ограничивающее размеры выходных пособий, компенсаций и иных выплат в связи с прекращением трудовых договоров для отдельных категорий работников, установлено статьей 349.3 Трудового кодекса Российской Федерации, которая была введена Федеральным законом от 2 апреля 2014 г. N 56-ФЗ «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации в части введения ограничения размеров выходных пособий, компенсаций и иных выплат в связи с прекращением трудовых договоров для отдельных категорий работников», вступившим в силу с 13 апреля 2014 г.
Категории работников, в отношении которых установлены ограничения размера выходных пособий, компенсаций и иных выплат в связи с прекращением трудовых договоров, указаны в части первой статьи 349.3 Трудового кодекса Российской Федерации. К таким работникам относятся, в частности, руководители государственных корпораций, государственных компаний, а также хозяйственных обществ, более пятидесяти процентов акций (долей) в уставном капитале которых находится в государственной или муниципальной собственности.
Статьей 2 Федерального закона от 2 апреля 2014 г. N 56-ФЗ установлено, что условия заключенных до дня вступления в силу данного федерального закона трудовых договоров с работниками, категории которых указаны в части 1 статьи 349.3 Трудового кодекса Российской Федерации, прекращают действие со дня вступления в силу этого федерального закона в части, противоречащей требованиям, установленным статьей 181.1 и частями второй — пятой статьи 349.3 Трудового кодекса Российской Федерации.
Согласно части второй статьи 349.3 Трудового кодекса Российской Федерации в случае выплаты работникам, указанным в части первой статьи 349.3 Трудового кодекса Российской Федерации, компенсаций, предусмотренных статьей 181 или 279 Кодекса, данные компенсации выплачиваются в размере трехкратного среднего месячного заработка.
Суды первой и апелляционной инстанций приведенные нормы права и разъяснения к ним, содержащиеся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июня 2015 г. N 21, к исковым требованиям Иванова С.В. о взыскании причитающейся ему компенсационной выплаты при увольнении не применили.
Между тем Иванов С.В., являвшийся генеральным директором ОАО «Мосхимфармпрепараты им. Н.А. Семашко», был уволен из ОАО «Мосхимфармпрепараты им. Н.А. Семашко» 11 апреля 2016 г. по приказу временного единоличного исполнительного органа общества в связи с принятием собственником имущества организации решения о прекращении трудового договора от 12 сентября 2012 г., заключенного между ОАО «Мосхимфармпрепараты им. Н.А. Семашко» и Ивановым С.В., по пункту 2 статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации на основании решения Росимущества от 5 апреля 2016 г. N 238-р без выплаты ему компенсации.
Обращаясь в суд, Иванов С.В. основывал свои исковые требования о взыскании с ответчика причитающейся ему компенсации при увольнении на пункте 3.11 трудового договора от 12 сентября 2012 г. и статье 279 Трудового кодекса Российской Федерации.
Вывод судов первой и апелляционной инстанций об отказе в удовлетворении исковых требований Иванова С.В. о взыскании компенсации при увольнении сделан без учета норм статьи 279 Трудового кодекса Российской Федерации, подлежащих применению к спорным отношениям сторон, а основан исключительно на пункте 3.11 трудового договора, что свидетельствует о неустановлении судебными инстанциями обстоятельств, имеющих значение для дела.
В силу части 2 статьи 56 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.
В соответствии с частью 1 статьи 196 ГПК РФ при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению.
Вследствие неприменения норм материального права, регулирующих спорные отношения, при рассмотрении исковых требований Иванова С.В. о взыскании компенсации в связи с увольнением по пункту 2 статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации суды первой и апелляционной инстанций не определили правоотношения сторон, не установили таких юридически значимых обстоятельств для разрешения указанных требований, как соответствие положений трудового договора от 12 сентября 2012 г., предусматривающих условия выплаты названной компенсации, императивным положениям трудового законодательства; не выяснили, не ухудшено ли условиями трудового договора о выплате спорной компенсации положение Иванова С.В. по сравнению с установленным Трудовым кодексом Российской Федерации.
Судебными инстанциями также не учтено, что императивными положениями статьи 279 Трудового кодекса Российской Федерации выплата спорной компенсации гарантирована руководителю организации в случае прекращения с ним трудового договора по пункту 2 статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации (с 4 июля 2016 г. эта норма содержится в пункте 2 части 1 статьи 278 Кодекса) независимо от того, досрочно прекращен трудовой договор или нет. Размер данной компенсации определяется трудовым договором, но ограничен в силу статьи 349.3 Трудового кодекса Российской Федерации трехкратным средним месячным заработком для отдельных категорий работников, в том числе руководителей хозяйственных обществ, более пятидесяти процентов акций (долей) в уставном капитале которых находится в государственной или муниципальной собственности.
Ввиду изложенного вывод судов первой и апелляционной инстанций об отказе в удовлетворении исковых требований Иванова С.В. о взыскании с ОАО «Мосхимфармпрепараты им. Н.А. Семашко» компенсационной выплаты при увольнении, как не соответствующий нормам материального права, подлежащим применению к спорным отношениям, не может быть признан правомерным.
Кроме того, ссылка судебных инстанций в обоснование вывода об отказе Иванову С.В. в удовлетворении названных исковых требований на пункт 3.11 трудового договора сделана с существенным нарушением норм процессуального права.
Статьей 60 ГПК РФ предусмотрено, что обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.
Письменные доказательства представляются в подлиннике или в форме надлежащим образом заверенной копии. Подлинные документы представляются тогда, когда обстоятельства дела согласно законам или иным нормативным правовым актам подлежат подтверждению только такими документами, когда дело невозможно разрешить без подлинных документов или когда представлены копии документа, различные по своему содержанию (часть 2 статьи 71 ГПК РФ).
Правила оценки доказательств установлены статьей 67 ГПК РФ, в соответствии с частью 5 которой при оценке документов или иных письменных доказательств суд обязан с учетом других доказательств убедиться в том, что такие документ или иное письменное доказательство исходят от органа, уполномоченного представлять данный вид доказательств, подписаны лицом, имеющим право скреплять документ подписью, содержат все другие неотъемлемые реквизиты данного вида доказательств.
При оценке копии документа или иного письменного доказательства суд проверяет, не произошло ли при копировании изменение содержания копии документа по сравнению с его оригиналом, с помощью какого технического приема выполнено копирование, гарантирует ли копирование тождественность копии документа и его оригинала, каким образом сохранялась копия документа (часть 6 статьи 67 ГПК РФ).
Суд не может считать доказанными обстоятельства, подтверждаемые только копией документа или иного письменного доказательства, если утрачен и не передан суду оригинал документа, и представленные каждой из спорящих сторон копии этого документа не тождественны между собой, и невозможно установить подлинное содержание оригинала документа с помощью других доказательств (часть 7 статьи 67 ГПК РФ).
Как видно из материалов дела, в нем имеются две копии трудового договора от 12 сентября 2012 г., представленные сторонами спора, разного содержания, в том числе пункта 3.11, а подлинник трудового договора в судебном заседании не обозревался.
Из судебных постановлений усматривается, что в основе вывода судебных инстанций об отказе Иванову С.В. во взыскании спорной компенсации указан пункт 3.11 копии трудового договора в редакции, представленной стороной ответчика, в котором речь идет о выплате выходного пособия по решению Совета директоров общества в случае досрочного прекращения трудового договора по инициативе работника, тогда как истец обращался с требованием о взыскании при увольнении по инициативе работодателя компенсации на основании пункта 3.11 трудового договора, представив копию трудового договора с пунктом 3.11 иного содержания. В этом пункте определены условия выплаты такой компенсации при досрочном прекращении трудового договора по инициативе работодателя, а не работника.
В нарушение приведенных норм процессуального закона суды первой и апелляционной инстанций не дали правовой оценки этим обстоятельствам, не сверили копии трудовых договоров от 12 сентября 2012 г., представленные истцом и ответчиком, не сравнили копии с оригиналом трудового договора, не выявили, какая из копий трудового договора является достоверной, соответствующей оригиналу трудового договора от 12 сентября 2012 г., не привели мотивы, по которым копия трудового договора в редакции, представленной стороной ответчика, принята за основу выводов судебных инстанций об отказе в удовлетворении исковых требований Иванова С.В. о взыскании компенсационной выплаты при увольнении, а копия трудового договора, представленная истцом, не была принята во внимание.
Таким образом, вывод судебных инстанций об отсутствии правовых оснований для удовлетворения исковых требований истца о взыскании компенсационной выплаты при увольнении сделан не только с нарушением норм материального, но и с нарушением норм процессуального права при использовании недопустимых доказательств.
С учетом изложенного обжалуемые судебные постановления в части отказа в удовлетворении исковых требований Иванова С.В. о взыскании причитающейся ему компенсационной выплаты при увольнением нельзя признать законными, поскольку они приняты в данной части с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений в указанной части и направления дела в этой части на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
При новом рассмотрении дела суду первой инстанции следует учесть все приведенное выше и разрешить спор в названной части в соответствии с подлежащими применению к спорным отношениям нормами закона и установленными обстоятельствами.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

определила:

решение Таганского районного суда г. Москвы от 18 октября 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26 июня 2017 г. отменить в части отказа в удовлетворении исковых требований Иванова Сергея Викторовича о взыскании причитающейся компенсационной выплаты в связи с увольнением, дело в этой части направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции — Таганский районный суд г. Москвы.

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО