Определение Верховного Суда РФ от 11.04.2016 N 308-КГ15-16651

Документ предоставлен КонсультантПлюс

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 апреля 2016 г. N 308-КГ15-16651

Резолютивная часть определения объявлена 06.04.2016.

Полный текст определения изготовлен 11.04.2016.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Завьяловой Т.В.,

судей Антоновой М.К., Першутова А.Г.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе общества с ограниченной ответственностью «СтавГазоборудование» на постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.06.2015 и постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 11.09.2015 по делу N А63-11506/2014 Арбитражного суда Ставропольского края

по заявлению общества с ограниченной ответственностью «СтавГазоборудование» к Инспекции Федеральной налоговой службы по Ленинскому району г. Ставрополя о признании недействительным решения от 01.07.2014 N 12-08/15.

В заседании приняли участие представители:

от общества с ограниченной ответственностью «СтавГазоборудование» — Артюх А.А., Василенко Е.Г., Семенов С.А.;

от Инспекции Федеральной налоговой службы по Ленинскому району г. Ставрополя — Богомолова Е.Н., Денисаев М.А., Евтушенко В.Ф., Лысенко А.А., Овчар О.В., Терещенко О.А.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Завьяловой Т.В., выслушав объяснения представителей общества, поддержавших доводы кассационной жалобы, и представителей налогового органа, возражавших против ее удовлетворения, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

общество с ограниченной ответственностью «СтавГазоборудование» (далее — общество, налогоплательщик) обратилось в Арбитражный суд Ставропольского края с заявлением о признании недействительным решения Инспекции Федеральной налоговой службы по Ленинскому району г. Ставрополя (далее — инспекция, налоговый орган) от 01.07.2014 N 12-08/15 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Решением Арбитражного суда Ставропольского края от 26.02.2015 заявленное обществом требование удовлетворено в полном объеме.

Постановлением Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.06.2015 решение суда первой инстанции отменено, в удовлетворении заявления отказано.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа постановлением от 11.09.2015 постановление суда апелляционной инстанции оставил без изменения.

В кассационной жалобе общество ставит вопрос об отмене принятых по делу судебных актов апелляционной и кассационной инстанций в связи с допущенным нарушением в толковании и применении данными судами норм материального права.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Завьяловой Т.В. от 26.02.2016 жалоба общества с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Основаниями для отмены или изменения Судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации судебных актов в порядке кассационного производства являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов (часть 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Проверив в соответствии с положениями статьи 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обоснованность доводов, изложенных в кассационной жалобе, отзыве на нее, а также выступлениях присутствующих в судебном заседании представителей участвующих в деле лиц, Судебная коллегия установила следующее.

Как следует из материалов дела и установлено судами трех инстанций, по результатам проведенной выездной налоговой проверки по вопросу правильности исчисления и уплаты в бюджет налогов за период с 01.01.2010 по 31.12.2012 налоговым органом составлен акт и принято решение от 01.07.2014 N 12-08/15 о доначислении обществу по итогам деятельности за 2012 год 2 278 340 рублей налога на прибыль, 2 050 506 рублей налога на добавленную стоимость, начислении соответствующих сумм пеней за неуплату данных налогов, а также привлечении к налоговой ответственности на основании пункта 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — Налоговый кодекс).

Основанием для доначисления обществу соответствующих сумм налогов, пеней и штрафа послужил вывод инспекции о занижении налогоплательщиком налогооблагаемой базы при исчислении налогов ввиду осуществления поставки сжиженного газа взаимозависимым лицам по более низким по сравнению с иными покупателями ценам, не соответствующим среднерыночным, сложившимся в данном регионе. Придя к данному выводу, налоговый орган произвел корректировку цен, примененных сторонами сделок, с использованием метода сопоставимых цен (пункт 1 статьи 105.7 Налогового кодекса).

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Ставропольскому краю от 30.09.2014 N 07-20/015763 апелляционная жалоба общества на решение инспекции от 01.07.2014 оставлена без удовлетворения.

Несогласие с принятым решением налогового органа послужило основанием для обращения общества в арбитражный суд с соответствующим требованием. Обосновывая свою позицию, заявитель оспаривал полномочия территориальных налоговых органов по контролю за обоснованностью цен, примененных в сделках между взаимозависимыми лицами, в рамках проводимых названными органами камеральных и выездных налоговых проверок, а также возражал против выводов инспекции относительно взаимозависимости общества и его контрагентов — покупателей товара. Кроме того, применяя положения раздела V.1 Налогового кодекса, инспекция, по мнению общества, допустила нарушение требований статей 105.5 и 105.6 настоящего Кодекса.

Удовлетворяя требование налогоплательщика и признавая недействительным в полном объеме оспариваемое решение инспекции, суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии в материалах дела доказательств, свидетельствующих о получении обществом необоснованной налоговой выгоды и влекущих корректировку примененных сторонами сделок цен на поставленный товар.

Суд апелляционной инстанции, сославшись на ошибочность позиции Арбитражного суда Ставропольского края, установил на основании оценки представленных в материалы дела доказательств, что общество заключало в 2012 году договоры поставки сжиженного газа с взаимозависимыми лицами — индивидуальными предпринимателями Василенко Е.Г., Гомаревым О.А., Хрусталевой Л.Ф., Мезенцевым Д.В. по ценам, ниже предела рассчитанной минимальной рыночной цены, в связи с чем счел обоснованным применение инспекцией цены, соответствующей минимальному пределу интервала рыночной цены сделки.

При этом суд апелляционной инстанции отметил, что в случае совершения между взаимозависимыми лицами сделок, не отвечающих признакам контролируемых, в которых исчисление налоговой базы осуществляется на основании положений отдельных статей части второй Налогового кодекса исходя из цен, определяемых в соответствии со статьей 105.3 Налогового кодекса, контроль соответствия цен, примененных в таких сделках, рыночным сделкам может быть предметом выездных и камеральных проверок.

Суд кассационной инстанции признал выводы арбитражного апелляционного суда правильными.

Выражая несогласие с оспариваемыми судебными актами, общество полагает, что в силу требований пункта 3 статьи 105.3 Налогового кодекса установлена презумпция соответствия цены договора уровню рыночных цен и возможность доказательства обратного лишь Центральным аппаратом Федеральной налоговой службы России. Следовательно, инспекция, являясь территориальным налоговым органом, не имела права в рамках выездной налоговой проверки определять соответствие цены в сделке рыночной цене с применением методов, установленных главой 14.3 Налогового кодекса. Данную позицию подтверждает также письмо Министерства финансов Российской Федерации от 19.06.2015 N 03-01-18/35527.

По мнению Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, при рассмотрении дела судами апелляционной и кассационной инстанций не было учтено следующее.

Согласно Федеральному закону от 18.07.2011 N 227-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием принципов определения цен для целей налогообложения» часть первая Налогового кодекса дополнена разделом V.1 «Взаимозависимые лица. Общие положения о ценах и налогообложении. Налоговый контроль в связи с совершением сделок между взаимозависимыми лицами. Соглашение о ценообразовании».

В соответствии с положениями данного раздела Налогового кодекса определение в целях налогообложения доходов (прибыли, выручки) взаимозависимых лиц, являющихся сторонами сделки, производится федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным по контролю и надзору в области налогов и сборов с применением методов, установленных главой 14.3 Налогового кодекса. Данный вывод следует из положений пункта 2 статьи 105.3, пункта 1 статьи 105.5, пунктов 1, 6 статьи 105.6, пункта 1 статьи 105.7, статьи 105.17 Налогового кодекса.

При определении налоговой базы с учетом цены товара (работы, услуги), примененной сторонами сделки для целей налогообложения, указанная цена признается рыночной, если федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным по контролю и надзору в области налогов и сборов (ФНС России) не доказано обратное либо если налогоплательщик не произвел самостоятельно корректировку сумм налога (убытка) в соответствии с пунктом 6 статьи 105.3 Налогового кодекса.

Проверка полноты исчисления и уплаты налога в связи с совершением сделок между взаимозависимыми лицами производится вышеуказанным уполномоченным органом на основании уведомления о контролируемых сделках или извещения территориального налогового органа, проводящего выездную или камеральную налоговую проверку и мониторинг налогоплательщика. Кроме того, выявление контролируемой сделки возможно ФНС России при проведении повторной выездной налоговой проверки в порядке контроля за деятельностью налогового органа, проводившего налоговую проверку (пункт 1 статьи 105.17 Налогового кодекса).

Таким образом, по сравнению с ранее действовавшим правовым регулированием контроля цен (статья 40 Налогового кодекса), положения раздела V.1 Налогового кодекса сузили круг контролирующих органов, наделенных полномочиями по контролю цен, применяемых в сделках между взаимозависимыми лицами на соответствие цен рыночным ценам, предоставив такие полномочия исключительно ФНС России. Кроме того, установив специальные процедуры проведения данного вида контроля: сроки, ограничения по количеству проверок, возможность заключения соглашения о ценообразовании, право на симметричную корректировку, Налоговый кодекс исключил из числа сделок между взаимозависимыми лицами, подлежащих контролю в порядке, предусмотренном разделом V.1 настоящего Кодекса, сделки, не соответствующие критерию контролируемых сделок, а также сделки, по которым объем доходов не превышает установленные статьей 105.14 Налогового кодекса суммовые критерии.

При этом в силу прямого запрета, установленного в абзаце 3 пункта 1 статьи 105.17 Налогового кодекса, контроль соответствия цен, примененных в контролируемых сделках, не может быть предметом выездных и камеральных проверок.

С учетом вышеизложенного Судебная коллегия полагает, что при проведении выездной налоговой проверки инспекция вышла за пределы предоставленных ей полномочий, произведя на основании положений главы 14.3 Налогового кодекса корректировку цен в проверяемый налоговый период по сделкам общества с взаимозависимыми лицами.

Оценивая довод налогового органа о наличии у него полномочий по корректировке налогооблагаемой базы проверяемого налогоплательщика в связи с выявлением факта заключения сделок с взаимозависимыми лицами, свидетельствующего, по мнению инспекции, о получении обществом необоснованной налоговой выгоды, Судебная коллегия отмечает следующее.

В соответствии с положениями статьи 82 Налогового кодекса одной из форм налогового контроля соблюдения законодательства о налогах и сборах является проведение налоговыми органами камеральных и выездных налоговых проверок, в ходе которых, в том числе, устанавливаются наличие либо отсутствие доказательств, свидетельствующих о получении налогоплательщиками необоснованной налоговой выгоды.

В соответствии с разъяснениями, изложенными в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее — Постановление N 53) налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

При этом следует учитывать, что возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой, полученной налогоплательщиком путем совершения других предусмотренных или не запрещенных законом операций, не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

Таким образом, взаимозависимость участников сделок сама по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, а может иметь юридическое значение в целях налогового контроля, только если установлено, что такая взаимозависимость используется участниками сделки как возможность для осуществления согласованных действий, не обусловленными разумными экономическими или иными причинами.

Инспекция в ходе выездной налоговой проверки, установив факт взаимозависимости общества с контрагентами по сделкам, ограничилась констатацией данного факта, не установив совокупность условий, свидетельствующих о согласованных действиях взаимозависимых лиц в целях получения необоснованной налоговой выгоды.

Между тем, согласно пункту 5 постановление N 53, о необоснованности налоговой выгоды свидетельствуют такие обстоятельства, как:

— невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг;

— отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;

— учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций;

— совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета.

Однако сама по себе взаимозависимость участников сделок не может служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной, в отсутствие вышеуказанных либо иных подобных обстоятельств.

Из материалов дела следует, что налоговым органом не было установлено при проведении налоговой проверки общества, помимо взаимозависимости лиц — участников сделок, иных обстоятельств, свидетельствующих об отсутствии разумных экономических оснований совершения указанных хозяйственных операций, направленных на искусственное создание условий получения необоснованной выгоды, в связи с чем отсутствовали основания для принятия оспариваемого решения о доначислении соответствующих сумм налогов, пеней и налоговых санкций.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации полагает, что обжалуемые судебные акты апелляционной и кассационной инстанций подлежат отмене на основании пункта 4 части 1 статьи 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, как принятые с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела, а решение суда первой инстанции, в соответствии с которым требование общества было удовлетворено, — оставлению в силе.

Руководствуясь статьями 167, 176, 291.11 — 291.15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.06.2015 и постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 11.09.2015 по делу N А63-11506/2014 Арбитражного суда Ставропольского края отменить.

Решение Арбитражного суда Ставропольского края от 26.02.2015 по данному делу оставить в силе.

Председательствующий судья

Т.В.ЗАВЬЯЛОВА

Судья

М.К.АНТОНОВА

Судья

А.Г.ПЕРШУТОВ

——————————————————————