ОПРЕДЕЛЕНИЕ Верховного Суда РФ от 11.12.2017 № 304-КГ17-9518

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 11 декабря 2017 г. N 304-КГ17-9518

Резолютивная часть определения объявлена 06.12.2017.
Полный текст определения изготовлен 11.12.2017.
Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего судьи Тютина Д.В.,
судей Антоновой М.К., Першутова А.Г.
рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу Государственного учреждения — Алтайского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации на решение Арбитражного суда Алтайского края от 24.10.2016 по делу N А03-10260/2016, постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 11.01.2017 и постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 14.04.2017 по тому же делу
по заявлению Общественной организации Благовещенского района «Охотников и рыболовов» Алтайского края к Государственному учреждению — Алтайскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации о признании незаконным решения.
В судебном заседании приняли участие представители:
от Государственного учреждения — Алтайского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации — Кравченко Е.С., Маслакова О.А.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Тютина Д.В., выслушав представителей участвующего в деле лица и изучив материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Общественная организация Благовещенского района «Охотников и рыболовов» Алтайского края (далее — организация, заявитель) обратилась в арбитражный суд с заявлением к Государственному учреждению — Алтайскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации (далее — фонд) о признании незаконным решения от 04.05.2016 N 37 о привлечении страхователя к ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.
Решением Арбитражного суда Алтайского края от 24.10.2016, оставленным без изменения постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда от 11.01.2017 и постановлением Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 14.04.2017, заявленные организацией требования удовлетворены.
В кассационной жалобе фонд просит отменить принятые по делу судебные акты, считая их незаконными и необоснованными.
Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Тютина Д.В. от 11.10.2017 кассационная жалоба вместе с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.
Основаниями для отмены или изменения судебных актов в порядке кассационного производства в Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов (часть 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, далее — АПК РФ).
Изучив материалы дела, проверив в соответствии с положениями статьи 291.14 АПК РФ законность обжалуемых судебных актов, Судебная коллегия считает, что кассационная жалоба подлежит удовлетворению, оспариваемые судебные акты — отмене, ввиду следующего.
Как следует из судебных актов и материалов дела, по результатам проведения выездной проверки заявителя фондом составлен акт и принято оспариваемое решение от 04.05.2016 N 37 о привлечении страхователя к ответственности, согласно которому организации предложено перечислить в добровольном порядке недоимку в сумме 67 877,87 рубля, пени в сумме 8870,03 рубля, штрафные санкции в сумме 13 575,57 рубля.
Основанием для принятия решения явился вывод фонда о том, что страхователь на 2013 — 2015 годы подтверждал основной вид деятельности по коду ОКВЭД 91.33 (деятельность прочих общественных организаций, не включенных в другие группировки), в то время как фактически осуществлял вид деятельности по коду ОКВЭД 01.50 (охота и разведение диких животных, включая предоставление услуг в этих областях).
Вследствие неверного, по мнению фонда, определения страхователем основного вида экономической деятельности последним неправомерно в 2013 — 2015 годах применялся страховой тариф в размере 0,2%, подлежал применению тариф 8,5%, в связи с чем по результатам проверки произведены соответствующие доначисления страховых взносов, пеней и штрафа.
Исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства в их совокупности и взаимосвязи, руководствуясь положениями Федерального закона от 24.07.1998 N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» (далее — Закон N 125-ФЗ), Правил отнесения видов экономической деятельности к классу профессионального риска, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 01.12.2005 N 713, Порядка подтверждения основного вида экономической деятельности страхователя по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний — юридического лица, а также видов экономической деятельности подразделений страхователя, являющихся самостоятельными классификационными единицами, утвержденного приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 31.01.2006 N 55, Общероссийского классификатора видов экономической деятельности ОК 029-2001 (далее — ОКВЭД), принятого постановлением Госстандарта Российской Федерации от 06.11.2001 N 454-ст, суды сделали выводы о необоснованном установлении заявителю повышенного страхового тарифа, о доказанности материалами дела права организации в 2013 — 2015 годах применять страховой тариф в размере 0,2%. В частности, суды указали, что непосредственно охоту осуществляли физические лица — члены организации, не являющиеся ее работниками, в связи с чем подлежит применению пониженный тариф.
Указанные выводы судов, по мнению Судебной коллегии, нельзя признать верными.
В силу статьи 21 Закона N 125-ФЗ страховые тарифы, дифференцированные по классам профессионального риска, устанавливаются федеральным законом. Как следует из статьи 1 Федерального закона от 22.12.2005 N 179-ФЗ «О страховых тарифах на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний на 2006 год», а также положений Федеральных законов от 03.12.2012 N 228-ФЗ, от 02.12.2013 N 323-ФЗ, от 01.12.2014 N 401-ФЗ, в 2013 — 2015 годах страховой тариф на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний по I классу профессионального риска установлен, как 0,2%; по XXXII классу профессионального риска — как 8,5%.
Приказом Минтруда России от 25.12.2012 N 625н «Об утверждении Классификации видов экономической деятельности по классам профессионального риска» (действовал в проверенном периоде) предусмотрено, что к коду ОКВЭД 91.33 (1 класс профессионального риска) относится деятельность прочих общественных организаций, не включенных в другие группировки; а к коду ОКВЭД 01.50 (32 класс профессионального риска) относится охота и разведение диких животных, включая предоставление услуг в этих областях.
При этом в деле, в том числе имеется выданная 10.02.2010 организации Управлением охотничьего хозяйства Алтайского края долгосрочная лицензия на пользование объектами животного мира Серии АЛТ N 00003, с разрешенным видом пользования животным миром — охота, со сроком действия — с 10.02.1010 по 10.02.2059; а также заключенный организацией с Управлением охотничьего хозяйства Алтайского края договор, со сроком действия — с 10.02.1010 по 10.02.2059, о предоставлении в пользование территории, акватории, необходимых для осуществления пользования объектами животного мира, отнесенными к объектам охоты.
В частности, в пункте 3.2.1 договора предусмотрено, что охотпользователь (организация) имеет право оказывать платные услуги, связанные с осуществлением пользования объектами животного мира, отнесенными к объектам охоты, а также перерабатывать и/или реализовывать продукцию охоты. Сведений об осуществлении организацией иных видов деятельности в деле не имеется.
При таких обстоятельствах организация предоставляла именно услуги в сфере охоты и разведения диких животных, вследствие чего обоснованно применение фондом как ОКВЭД 01.50, так и повышенного размера тарифа 8,5%.
Принимая во внимание вышеизложенное, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации считает, что оспариваемые судебные акты подлежат отмене на основании части 1 статьи 291.11 АПК РФ.
Руководствуясь статьями 176, 291.11 — 291.15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Арбитражного суда Алтайского края от 24.10.2016 по делу N А03-10260/2016, постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 11.01.2017 и постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 14.04.2017 по тому же делу отменить.
В удовлетворении заявления Общественной организации Благовещенского района «Охотников и рыболовов» Алтайского края о признании недействительным решения Государственного учреждения — Алтайского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации от 04.05.2016 N 37 о привлечении страхователя к ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний отказать.

Председательствующий судья
Д.В.ТЮТИН

Судья
М.К.АНТОНОВА

Судья
А.Г.ПЕРШУТОВ

——————————————————————

Задать вопрос


Please leave this field empty.



*Для организаций Москвы и МО


Please leave this field empty.Please leave this field empty.Please leave this field empty.