Определение Верховного Суда РФ от 13.09.2016 № 18-КГ16-102

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 13 сентября 2016 г. N 18-КГ16-102

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Горшкова В.В.
судей Асташова С.В., Гетман Е.С.
рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Иванчиковой В.В. к ОАО «ТЭМБР-БАНК» об изменении условий кредитного договора и признании договоров залога недействительными, по кассационной жалобе АО «ТЭМБР-БАНК» (прежде ОАО «ТЭМБР-БАНК») на решение Лазаревского районного суда г. Сочи от 3 июня 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 22 сентября 2015 г.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В., выслушав представителей АО «ТЭМБР-БАНК» Давыдкина М.А., Кривоногову Е.В., поддержавших доводы кассационной жалобы, представителя Иванчиковой В.В. — Кадейкина В.В. возражавшего против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Иванчикова В.В. обратилась в Лазаревский районный суд г. Сочи с иском к ОАО «ТЭМБР-БАНК» о внесении изменений в пункты 1.1, 3.2, 3.3 заключенного между сторонами 8 июля 2013 г. кредитного договора N , изложив их в следующей редакции:
— пункт 1.1: «Кредитор обязуется предоставить заемщику кредит в размере 1 000 000 евро, что в рублях Российской Федерации по состоянию на 8 июля 2013 г. составляет 42 839 900 рублей на срок до 16 июля 2016 г. включительно с условием взимания процентов за пользование кредитом по ставке 11,5 процентов годовых на потребительские цели, а Заемщик обязуется своевременно возвратить полученные денежные средства и уплатить проценты за их использование в порядке и на условиях, предусмотренных настоящим договором. Под «кредитом» понимается сумма фактически предоставленных Кредитором Заемщику денежных средств (в рублях) на условиях настоящего Договора»;
— пункт 3.2: «Произвести погашение кредита в рублях Российской Федерации по курсу евро, действующему на момент выдачи кредита 8 июля 2013 г. (42,8399 рублей Российской Федерации за один евро), но, не позднее 16-го числа каждого месяца, равными долями в сумме 41 600 (сорок одна тысяча шестьсот) евро, первое погашение части кредита производится не позднее 16 августа 2014 г., окончательное погашение кредита в сумме 43 200 (сорок три тысячи двести) евро — не позднее 16 июля 2016 г.»;
— пункт 3.3: «Выплачивать кредитору проценты за пользование кредитом в рублях Российской Федерации по курсу евро, действующему на дату 8 июля 2013 г. (42 8399 рублей Российской Федерации за один евро), ежемесячно, не позднее 16-го числа каждого месяца, за период с 17-го числа предыдущего месяца по 16-е число текущего месяца (месяца уплаты процентов) включительно в размере, установленном в пункте 1.1 кредитного договора. Первая уплата процентов производится не позднее 16 августа 2013 г. за период со дня, следующего за днем предоставления кредита, по 16 августа 2013 г. включительно. Последняя уплата процентов производится в день полного погашения кредита, не позднее 16 июля 2016 г.»;
— абзац третий пункта 1 графика погашения полной суммы, подлежащей выплате заемщиком (Приложение N 1 к кредитному договору от 8 июля 2013 г. N ): «сумма кредита: 1 000 000 евро, в рублях Российской Федерации, по курсу евро, действующему на дату выдачи кредита — 8 июля 2013 г. (42,8399 рублей Российской Федерации за один евро)»;
— наименование пункта 3 графика погашения полной суммы, подлежащей выплате заемщиком (Приложение N 1 к кредитному договору от 8 июля 2013 г. N ): «График погашения полной суммы, подлежащей выплате заемщиком в рублях Российской Федерации, по курсу евро, действующему на дату выдачи кредита 8 июля 2013 г. (42,8399 руб. Российской Федерации за один евро).
В обоснование иска Иванчикова В.В. указала, что с момента заключения сделок существенно изменился установленный Банком России курс евро, что при заключении кредитного договора стороны предвидеть не могли. Кроме того, истец является многодетной матерью, и в конце 2014 года, лишилась работы, которая гарантировала ей определенный регулярный доход. Просила признать недействительными заключенные с ответчиком 8 июля 2013 г. в обеспечение исполнения обязательств по названному выше кредитному договору (далее — кредитный договор) договор залога автомобиля N , договор об ипотеке N , договор об ипотеке N , договор об ипотеке N ввиду изменения условий основной сделки и, уточнив исковые требования в порядке 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, просила суд установить, что ежемесячные выплаты по кредитному договору и графику погашения полной суммы, подлежащей выплате заемщиком (Приложение N 1 к кредитному договору) возобновляются с 16-го числа месяца, следующего за месяцем вступления решения суда в законную силу, а также, что срок окончательного погашения кредита по кредитному договору и графику погашения полной суммы, подлежащей выплате Заемщиком (Приложение N 1 к кредитному договору) сдвигается пропорционально сроку начиная с момента принятия обеспечительных мер по настоящему делу до момента возобновления выплат по кредитному договору и графику погашения полной суммы, подлежащей выплате заемщиком (Приложение N 1 к кредитному договору).
Ответчик исковые требования не признал.
Решением Лазаревского районного суда г. Сочи Краснодарского края от 3 июня 2015 г. исковые требования Иванчиковой В.В. удовлетворены.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 22 сентября 2015 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.
Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 5 апреля 2016 г. отказано в передаче кассационной жалобы АО «ТЭМБР-БАНК» для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
В повторной кассационной жалобе, поданной АО «ТЭМБР-БАНК» 27 мая 2016 г., ставится вопрос о ее передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации и отмене решения Лазаревского районного суда г. Сочи Краснодарского края от 3 июня 2015 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 22 сентября 2015 г.
В связи с поданной кассационной жалобой на указанные судебные постановления и сомнениями в их законности заместителем Председателя Верховного Суда Российской Федерации В.И. Нечаевым 9 июня 2016 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки по доводам кассационной жалобы.
Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации В.В. Хомчика от 29 июля 2016 г. отменено определение судьи Верховного Суда Российской Федерации от 5 апреля 2016 г. и кассационная жалоба АО «ТЭМБР-БАНК» с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
Проверив материалы, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания, предусмотренные законом для удовлетворения кассационной жалобы и отмены состоявшихся по делу судебных постановлений.
В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
Такие нарушения норм материального и процессуального права были допущены судебными инстанциями при рассмотрении настоящего дела.
Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что в период исполнения заемщиком обязательств по кредитному договору, в течение незначительного промежутка времени произошло существенное повышение курса валюты договора по отношению к национальной валюте Российской Федерации, значительно выходящее за пределы обычных колебаний курса.
При этом суд также отметил, что в тот же период истец была уволена с работы, доказательств, свидетельствующих о последующем трудоустройстве, в деле не имеется (л.д. 30 — 49).
С выводами суда первой инстанции согласился и суд апелляционной инстанции.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что состоявшиеся судебные постановления приняты с нарушением норм действующего законодательства и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.
Судом установлено и не оспаривалось сторонами по делу, что обязательство по выдаче кредита в сумме 1 000 000 (один миллион) евро, обусловленные кредитным договором от 8 июля 2013 г., заключенным с Иванчиковой В.В., ОАО «ТЭМБР-БАНК» выполнило. Валюта кредитного договора определена волеизъявлением сторон.
Согласно пунктам 1, 2 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено Кодексом, другими законами или договором. По требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только: при существенном нарушении договора другой стороной либо в иных случаях, предусмотренных Кодексом, другими законами или договором.
В соответствии с пунктом 1 статьи 451 Гражданского кодекса Российской Федерации существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, является основанием для его изменения или расторжения, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из его существа. Изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях.
В силу пункта 2 данной статьи, если стороны не достигли соглашения о приведении договора в соответствие с существенно изменившимися обстоятельствами или о его расторжении, договор может быть расторгнут, а по основаниям, предусмотренным пунктом 4 этой статьи, изменен судом по требованию заинтересованной стороны при наличии одновременно следующих условий:
1) в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет;
2) изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота;
3) исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора;
4) из обычаев или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона.
Изменение договора в связи с существенным изменением обстоятельств допускается по решению суда в исключительных случаях, когда расторжение договора противоречит общественным интересам либо повлечет для сторон ущерб, значительно превышающий затраты, необходимые для исполнения договора на измененных судом условиях (пункт 4 статьи 451 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что существенным изменением обстоятельств, являющимся основанием для изменения заключенного между Иванчиковой В.В. и ОАО «ТЭМБР-БАНК» кредитного договора, является повышение установленного Центральным банком Российской Федерации курса евро.
Изменение обстоятельств признается существенным при одновременном наличии условий, содержащихся в перечне, приведенном в пункте 2 статьи 451 Гражданского кодекса Российской Федерации и свидетельствующем о приоритете защиты стабильности исполнения договорных обязательств.
Таким образом, при решении вопроса о расторжении или изменении договора в связи с существенным изменением обстоятельств суду надлежит установить наличие каждого из обязательных условий, указанных в пункте 2 статьи 451 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Между тем правовую оценку вопросу о том, соответствует ли повышение установленного Центральным банком Российской Федерации курса евро всем обязательным условиям, указанным в пункте 2 статьи 451 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции не дал, и данное нарушение при проверке решения нижестоящего суда не исправлено судом апелляционной инстанции.
Удовлетворяя требования Иванчиковой В.В. о внесении изменений в кредитный договор от 8 июля 2013 г., суд исходил из того, что стороны оспариваемого истцом кредитного договора не могли разумно предвидеть возможность повышения установленного Центральным банком Российской Федерации курса евро (подпункт 1 пункта 2 статьи 451 Гражданского кодекса Российской Федерации), при этом мотивов, по которым он пришел к данному выводу, суд не указал и не отразил в решении.
В нарушение части 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд, по существу, возложил на ответчика обязанность доказывания отсутствия названного условия, на которое в обоснование своих требований ссылался истец.
Суд также не указал мотивы, по которым он пришел к выводу о том, что исполнение кредитного договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для Иванчиковой В.В. такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора (подпункт 3 пункта 2 статьи 451 Гражданского кодекса Российской Федерации).
В соответствии с пунктом 2 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.
Согласно пункту 1 статьи 9 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права.
Пунктом 1 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что граждане и юридические лица свободны в заключении договора.
К отношениям по кредитному договору применяются правила о договоре займа, если иное не предусмотрено правилами о кредитном договоре и не вытекает из существа кредитного договора (пункт 2 статьи 819 Гражданского кодекса Российской Федерации).
В соответствии с пунктом 1 статьи 807 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества.
В силу пункта 1 статьи 809 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом или договором займа, заимодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором.
По смыслу приведенных правовых норм, заемщик обязан возвратить заимодавцу то же количество денег, определенное в той же валюте, или других вещей, определенных родовыми признаками, которое им было получено при заключении договора займа, а если иное не предусмотрено законом или договором, также уплатить проценты на эту сумму.
Судом установлено, что при заключении договора стороны добровольно договорились о займе в иностранной валюте.
Таким образом, возврат суммы займа должен быть произведен исходя из валюты займа, указанной в договоре, то есть в размере полученной при заключении договора суммы с учетом уплаты процентов.
Предположение заемщика о выгодности займа в той или иной иностранной валюте само по себе не означает, что стороны не могли и не должны были предвидеть возможность изменения курса валют.
Само по себе увеличение выраженных в рублях платежей должника по кредитному договору вследствие повышения курса валюты долга не свидетельствует об изменении установленного договором соотношения имущественных интересов сторон, в связи с чем изменение курса иностранной валюты по отношению к рублю нельзя расценивать как существенное изменение обстоятельств, являющееся основанием для изменения договора в соответствии со статьей 451 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Между тем, возврат суммы займа по более низкому курсу, чем текущий, означает возврат суммы займа не в полном размере, что нарушает имущественные права заимодавца, т.к., установив фиксированный курс в рублях, суд фактически заменил договор займа в иностранной валюте договором займа в рублях, но по ставке, предусмотренной для займа в иностранной валюте.
Таким образом, внося изменения в заключенный 8 июля 2013 г. между ОАО «ТЭМБР-БАНК» и Иванчиковой В.В. кредитный договор, суд, по существу, возложил на ответчика как на кредитора риск изменения курса валюты долга и риск изменения имущественного положения истца как должника.
При этом суд в нарушение подпункта 4 пункта 2 статьи 451 Гражданского кодекса Российской Федерации не оценил распределение данных рисков исходя из обычаев и существа кредитного договора и не указал, в связи с чем эти риски должны быть возложены именно на кредитора.
Ссылка суда на то, что Иванчикова В.В. является многодетной матерью и не состоит в трудовых правоотношениях с июня 2014 года, также не может служить подтверждением существенного изменения обстоятельств, поскольку названные факты не свидетельствуют о лишении истицы того, на что она вправе была рассчитывать при заключении договора.
Кроме того, судом не учтено, что ухудшение материального положения по причине увольнения по собственному желанию с прежнего места работы не является обстоятельством, предусмотренным статьей 451 Гражданского кодекса Российской Федерации, существенное изменение которого может служить основанием для изменения договора в судебном порядке на основании этой статьи.
Суд первой инстанции, ограничившись ссылкой на данное обстоятельство, в нарушение требований статей 56, 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, свои выводы в решении не мотивировал и не исследовал вопрос о наличии либо отсутствии у Иванчиковой В.В. иного дохода, а также имущества, реализация которого способна послужить обеспечением исполнения заемного обязательства.
Данное процессуальное нарушение оставлено без внимания и судом апелляционной инстанции при проверке решения нижестоящего суда.
Удовлетворяя требования о признании договоров залога недействительными, суд исходил из того, что договоры залога и ипотеки заключенные 8 июля 2013 г. в обеспечение кредитного договора между Иванчиковой В.В. и ОАО «ТЭМБР-БАНК», с учетом вносимых в кредитный договор изменений, в силу статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, следует признать ничтожными.
Между тем, статья 168 Гражданского кодекса Российской Федерации содержит лишь общие положения отнесения сделки, не соответствующей требованиям закона, к ничтожной.
Ограничившись формальной ссылкой на приведенную выше норму Гражданского кодекса Российской Федерации, суд не привел в решении, какие именно положения действующего законодательства нарушают заключенные в обеспечение кредитного договора договоры залога, что позволило бы сделать вывод об их ничтожности.
Согласно части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 данного Кодекса.
Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июля 2012 г. N 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»).
Приведенные выше требования закона и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации судом апелляционной инстанции при проверке решения нижестоящего суда выполнены не были.
С учетом изложенного, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные при рассмотрении дела судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, в связи с чем состоявшиеся по делу решение Лазаревского районного суда г. Сочи от 3 июня 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 22 сентября 2015 г. нельзя признать законными и они подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение.
На основании изложенного и руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Лазаревского районного суда г. Сочи от 3 июня 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 22 сентября 2015 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

——————————————————————

Задать вопрос

Please leave this field empty.

Please leave this field empty.Please leave this field empty.