ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда Дальневосточного округа от 23.04.2018 № Ф03-1112/2018

Документ предоставлен КонсультантПлюс

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 23 апреля 2018 г. N Ф03-1112/2018

Резолютивная часть постановления объявлена 17 апреля 2018 года.
Полный текст постановления изготовлен 23 апреля 2018 года.
Арбитражный суд Дальневосточного округа в составе:
Председательствующего судьи: Головниной Е.Н.
Судей: Кондратьевой Я.В., Никитина Е.О.
при участии:
от ООО «Техсервис»: не явились,
от ООО «Берта Трейдинг»: Ильяшенко Е.А., доверенность от 23.03.2018,
рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Техсервис»
на решение Арбитражного суда Приморского края от 12.09.2017 (судья Клемина Е.Г.), постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 19.12.2017 (судьи Мокроусова Л.А., Засорин К.П., Шалаганова Е.Н.)
по делу N А51-7770/2017
по иску общества с ограниченной ответственностью «Берта Трейдинг» (ОГРН 1122540002001, ИНН 2540179998, место нахождения: 690088, Приморский край, г. Владивосток, ул. Жигура, д. 26а, оф. 6-6)
к обществу с ограниченной ответственностью «Техсервис» (ОГРН 1162724050862, ИНН 2724209385, 680014, Хабаровский край, г. Хабаровск, ул. Костромская, д. 42, оф. 1)
о взыскании 393 750 руб. 50 коп.
по встречному иску общества с ограниченной ответственностью «Техсервис»
к обществу с ограниченной ответственностью «Берта Трейдинг», обществу с ограниченной ответственностью «Автоальянс» (ОГРН 1092722000733, ИНН 2722081732, место нахождения: 680006, Хабаровский край, г. Хабаровск, ул. Индустриальная, д. 14, пом. 5)
о применении последствий недействительности ничтожного соглашения о переводе долга от 23.03.2016
Общество с ограниченной ответственностью «Берта Трейдинг» (далее — ООО «Берта Трейдинг») обратилось в Арбитражный суд Приморского края с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью «Техсервис» (далее — ООО «Техсервис») о взыскании 393 750,50 руб. основного долга по договору поставки N 169 от 14.04.2013 (в редакции уточнений, принятых определением суда от 05.06.2017).
Определением от 05.05.2017 к производству принят встречный иск ООО «Техсервис» к ООО «Берта Трейдинг», обществу с ограниченной ответственностью «Автоальянс» (далее — ООО «Автоальянс») о применении последствий недействительности ничтожного соглашения о переводе долга от 23.03.2016 (с учетом уточнения в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ)).
Решением арбитражного суда от 12.09.2017 первоначальные исковые требования удовлетворены в полном объеме, с ООО «Техсервис» в пользу ООО «Берта Трейдинг» взыскано 393 750,50 руб. основного долга, 10 875 руб. судебных расходов по оплате государственной пошлины по иску, а также 30 000 руб. судебных расходов на оплату услуг представителя. В удовлетворении встречного иска отказано.
Постановлением Пятого арбитражного апелляционного суда от 19.12.2017 решение суда первой инстанции изменено — повторно изложена его резолютивная часть с дополнением о возвращении ООО «Техсервис» из федерального бюджета 3 150 руб. государственной пошлины, уплаченной по платежному поручению N 206 от 20.04.2017 при подаче иска, а также ООО «Берта Трейдинг» 1 575,11 руб. госпошлины по иску, излишне оплаченной платежным поручением N 101 от 28.03.2017.
В кассационной жалобе ООО «Техсервис» просит вызвать в качестве свидетеля Кирейто Юрия Дмитриевича, отменить решение от 12.09.2017 и постановление от 19.12.2017, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции. В обоснование требований жалобы заявитель ссылается на несоблюдение ООО «Берта Трейдинг» досудебного порядка урегулирования спора, поскольку вес почтового отправления 69008007001863 (35 гр.) превышает вес представленной в суд претензии, изготовленной на двух страницах (20гр); отмечает получение претензии на сумму 311 361, 50 руб. только 28.03.2017 (почтовое отправление 68008809046208), в то время как с иском ООО «Берта Трейдинг» обратилось в суд уже 03.04.2017. В этой связи первоначальные исковые требования считает подлежащими оставлению без рассмотрения. Отклонение судом первой инстанции ходатайства о вызове свидетеля полагает неправомерным, поскольку необходимость его опроса обусловлена не оспариванием договора займа, а заключением двух разных по содержанию договоров о переводе одного и того же долга (согласно экземпляру ООО «Техсервис» соглашения о переводе долга в качестве оплаты первоначальный должник прощал новому должнику долг, возникший на основании договора займа от 03.02.2016; в экземпляре ООО «Берта Трейдинг» такого условия нет; при этом соглашение, предоставленное ООО «Берта Трейдинг», согласовано отдельным письмом от 26.03.2016 и в адрес первоначального и нового должника не направлялось). Неисполнение ООО «Автоальянс» договора займа от 03.02.2016, по мнению заявителя, подтверждено справкой ИФНС об открытых счетах и выпиской по счету ООО «Техсервис», что свидетельствует о незаключенности данного договора и ничтожности последующих сделок по передаче прав и обязанностей по такому договору. Кроме того заявитель считает ничтожным и экземпляр соглашения о переводе долга, представленный ООО «Берта Трейдинг», ввиду отсутствия в нем условия о каком-либо встречном предоставлении. В отношении договора поставки податель жалобы указывает на непредставление ООО «Берта Трейдинг» доказательств его исполнения. На основании пункта 1 статьи 391 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) считает, что суд при удовлетворении требований первоначального иска должен был возложить солидарную ответственность на ООО «Автоальянс» и ООО «Техсервис».
ООО «Берта Трейдинг» в отзыве на кассационную жалобу представило возражения в отношении отраженных в ней доводов, отметив, в том числе, направление в адрес ООО «Техсервис» 06.02.2017 претензии об уплате задолженности по договору поставки. Считает не имеющими законных оснований доводы заявителя о недействительности соглашения о переводе долга от 23.03.2016 в силу мнимости и заблуждения нового кредитора при его заключении, поскольку все приведенные в обоснование данного вывода доводы опровергаются действиями ООО «Техсервис» по частичной оплате по договору о переводе долга от 23.03.2016 на общую сумму 78 755 руб.
В заседании арбитражного суда кассационной инстанции представителем ООО «Берта Трейдинг» приведены доводы в поддержку обжалуемых судебных актов, озвучены возражения на кассационную жалобу согласно представленному отзыву; от иных лиц, извещенных надлежащим образом о времени и месте слушания дела, представители не явились.
Проверив законность решения от 12.09.2017 и постановления от 19.12.2017, с учетом доводов кассационной жалобы, отзыва на нее и выступления участники процесса, Арбитражный суд Дальневосточного округа приходит к следующему.
Как установлено судебными инстанциями по материалам дела, 14.04.2013 между ООО «Берта Трейдинг» как поставщиком и ООО «Автоальянс» как покупателем заключен договор поставки N 169, по условиям которого поставщик принял обязательство передать в собственность покупателя товар в количестве и качестве согласно заявке покупателя, и в сроки, предусмотренные в договоре, а покупатель обязался принять товар и уплатить за него цену, предусмотренную договором, прайс-листом поставщика.
Цена и порядок расчетов согласованы сторонами в разделе 3 договора, согласно которому 100% от стоимости каждой партии поставляемых товаров подлежат перечислению покупателем на расчетный счет поставщика в течение 10 банковских дней с момента получения товара.
Согласно акту сверки взаимных расчетов за период с 01.06.2013 по 15.03.2016 в связи с несвоевременной оплатой товара покупателем на стороне последнего образовалась задолженность перед ООО «Берта Трейдинг» в размере 472 505,50 руб.
Также судами установлено, что 23.03.2016 между ООО «Колесо-ДВ» и ООО «Автоальянс» (на основании подписанного ООО «Берта Трейдинг» заявления) заключен договор о переводе долга N 1, в соответствии с которым ООО «Колесо-ДВ» полностью приняло на себя обязательства ООО «Автоальянс» по договору поставки N 169 от 14.04.2013, заключенному последним с ООО «Берта Трейдинг» (включая сумму основного долга 472 505,50 руб., а также подлежащие уплате по указанному договору проценты и сумму штрафных санкций).
Платежными поручениями за период с 04.07.2016 по 14.11.2016 в счет исполнения договора о переводе долга в адрес ООО «Берта Трейдинг» перечислены денежные средства в общей сумме 78 755 руб. (04.07.2016 и 06.07.2016 перечисления произведены ООО «Колесо-ДВ», 14.11.2016 — ООО «Техсервис» в связи с переименованием 25.08.2016 ООО «Колесо-ДВ» в ООО «Техсервис»).
Сославшись на неисполнение новым должником обязательств по договору поставки, ООО «Берта Трейдинг» направило претензию об оплате задолженности в срок до 24.03.2017, оставление которой без ответа и исполнения послужило основанием для обращения поставщика в суд с требованием о взыскании долга в размере 393 750, 50 руб.
В свою очередь ООО «Техсервис», указав, что соглашение о переводе долга от 23.03.2016 ничтожно и не порождает никаких обязанностей на стороне ООО «Техсервис», поскольку заключено под влиянием заблуждения, а договор займа от 03.02.2016, указанный в соглашении о переводе долга в качестве оплаты за перевод долга от ООО «Автоальянс» к ООО «Колесо-ДВ», является незаключенным в силу его безденежности, обратилось в суд со встречным исковым заявлением о применении последствий недействительности ничтожного соглашения от 23.03.2016.
В подтверждение встречных исковых требований ООО «Техсервис» представлен иной экземпляр соглашения о переводе долга от 23.03.2016, согласованного управляющим ООО «Берта Трейдинг», и заключенного между ООО «Автоальянс» как первоначальным должником и ООО «Колесо-ДВ» как новым должником, по условиям которого первоначальный должник передает, а новый должник принимает долг первоначального должника по договору поставки N 169 от 14.04.2013, заключенного с ООО «Берта Трейдинг», в свою очередь в качестве оплаты за перевод долга по соглашению первоначальный должник прощает новому должнику долг, возникший на основании договора займа от 03.02.2016.
Как следует из представленного в материалы дела договора беспроцентного займа N 1 от 03.02.2016 (далее — договор займа), ООО «Автоальянс» как заимодавец передает ООО «Колесо-ДВ» как заемщику денежные средства в размере 470 505,50 руб., которые заемщик обязуется вернуть в порядке и сроки, предусмотренные договором.
Поскольку между сторонами имеются разногласия в отношении действительности соглашения о переводе долга (как в экземпляре «договора о переводе долга от 23.03.2016», представленном ООО «Берта Трейдинг», так и в экземпляре ООО «Техсервис» в виде «соглашения о переводе долга от 23.03.2016») судами правильно в первоочередном порядке рассмотрено встречное исковое заявление.
Указание ООО «Берта Трейдинг» на пропуск ООО «Техсервис» срока исковой давности для обращения со встречным исковым заявлением на законных основаниях отклонено судом первой инстанции, поскольку возражение ответчика о том, что требование истца основано на ничтожной сделке, оценивается судом по существу независимо от истечения срока исковой давности для признания этой сделки недействительной (абзац четвертый пункта 71 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).
Согласно статье 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.
В силу положений пункта 1 статьи 168 ГК РФ за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.
Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки (пункт 2 статьи 168 ГК РФ).
Исходя из положений пунктов 1 — 2 статьи 391 ГК РФ, перевод долга с должника на другое лицо может быть произведен по соглашению между первоначальным должником и новым должником. Перевод должником своего долга на другое лицо допускается с согласия кредитора и при отсутствии такого согласия является ничтожным. Если кредитор дает предварительное согласие на перевод долга, этот перевод считается состоявшимся в момент получения кредитором уведомления о переводе долга.
Как указывает податель кассационной жалобы, в отношении каждого из экземпляров сделки по переводу на ООО «Техсервис» долга по договору поставки приведены разные основания ничтожности.
Так, отклоняя доводы встречного истца о ничтожности представленного им «соглашения о переводе долга от 23.03.2016» по мотиву безденежности указанного в данном соглашении договора займа от 03.02.2016, задолженность ООО «Техсервис» по которому является оплатой за перевод на последнего долга перед ООО «Берта Трейдинг» по договору поставки, судебные инстанции обоснованно исходили из следующего.
Как указано в пункте 1 статьи 807 ГК РФ по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.
В соответствии с пунктом 1 статьи 810 ГК РФ заемщик обязан возвратить заимодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа.
По смыслу перечисленных норм ГК РФ договор займа является реальной сделкой и считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.
Согласно пунктам 1 и 2 статьи 812 ГК РФ заемщик вправе оспаривать договор займа по его безденежности, доказывая, что деньги или другие вещи в действительности не получены им от заимодавца или получены в меньшем количестве, чем указано в договоре. Если договор займа должен быть совершен в письменной форме (статья 808), его оспаривание по безденежности путем свидетельских показаний не допускается, за исключением случаев, когда договор был заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с заимодавцем или стечения тяжелых обстоятельств.
Установление факта неполучения денег влечет признание договора займа незаключенным.
Как установлено судами и следует из материалов дела, договор беспроцентного займа N 1 от 03.02.2016 между ООО «Автоальянс» и ООО «Колесо-ДВ» совершен в письменной форме с согласованием всех существенных условий договора. Безденежность данного договора также не может быть признана доказанной.
Арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств (часть 1 статьи 71 АПК РФ). Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности (часть 2 статьи 71 АПК РФ).
Согласно имеющемуся в электронном деле «Картотеки арбитражных дел» договору N 1 от 03.02.2016 ООО «Автоальянс» предоставило ООО «Колесо-ДВ» беспроцентный заем в размере 472 505,50 руб., подлежащий перечислению на банковский счет заемщика, реквизиты которого указаны в разделе 8 договора (пункты 1.1, 2.1).
В подтверждение факта неисполнения ООО «Автоальянс» обязанности по перечислению займа податель жалобы ссылается на имеющуюся в материалах дела справку налогового органа от 30.08.2017 об открытых счетах ООО «Техсервис» в кредитных организациях и выписку по счету за период с 03.02.2016 по 05.04.2017.
Суд округа считает правомерным вывод судов о недоказанности безденежности договора займа, несмотря на отсутствие в названных документах сведений о перечислении ООО «Автоальянс» суммы займа. Само по себе условие договора о необходимости перечисления суммы займа на банковский счет не опровергает возможности предоставления такого займа иным способом, в том числе наличными. Кроме того, представив в материалы дела претензию от 01.12.2016 с требованием о расторжении договора займа и письмо ООО «Автоальянс» от 01.12.2016 о невозможности исполнить обязательства по договору займа, ООО «Техсервис» не аргументирует своего бездействия по истребованию от займодавца суммы займа в период с 03.02.2016 по 01.12.2016, принимая во внимание условие пункта 2.4 договора об обязанности заемщика возвратить сумму займа не позднее 03.07.2016.
В материалах дела также не имеется доказательств, свидетельствующих о факте заключения договора под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с займодавцем или стечения тяжелых обстоятельств.
Довод ООО «Техсервис» о неправомерном отказе судов в удовлетворении его ходатайства о вызове в качестве свидетеля Кирейто Ю.Д. для выяснения обстоятельств совершения сделки по переводу долга, отклоняется судом кассационной инстанции, так как в соответствии со статьей 88 АПК РФ удовлетворение названного ходатайства является правом, а не обязанностью суда. Суд рассмотрел данное ходатайство и не нашел правовых оснований для его удовлетворения.
Отраженное в просительной части кассационной жалобы ходатайство о вызове свидетеля не может быть удовлетворено, поскольку суд кассационной инстанции, проверяющий законность оспариваемых судебных актов, в силу положений статьи 286 АПК РФ не наделен полномочиями для таких процессуальных действий.
На основании изложенного у судов не имелось правовых оснований считать ничтожным экземпляр соглашения о переводе долга, содержащий условие об оплате за перевод на ООО «Техсервис» долга перед ООО «Берта Трейдинг» путем списания долга по договору займа от 03.02.2016 перед ООО «Автоальянс».
Вопреки мнению заявителя кассационной жалобы, судами двух инстанций правомерно дана оценка заключению соглашения о переводе долга под влиянием заблуждения, ввиду прямого указания во встречном исковом заявлении на то, что ООО «Техсервис», находясь под влиянием заблуждения, заключило с ООО «Берта Трейдинг» и ООО «Автоальянс» соглашение о переводе долга.
Согласно пункту 1 статьи 178 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел.
В пункте 2 названной статьи содержится исчерпывающий перечень условий, при наличии которых заблуждение предполагается достаточно существенным.
При этом заблуждение относительно мотивов сделки не является существенным для признания сделки недействительной (пункт 3 статьи 178 Кодекса).
Если сделка признана недействительной как совершенная под влиянием заблуждения, к ней применяются правила, предусмотренные статьей 167 ГК РФ (пункт 6 статьи 178 ГК РФ).
Оценив имеющиеся в деле документы по правилам статьи 71 АПК РФ, суды пришли к выводу о том, что встречный истец не представил доказательств заключения спорного соглашения под влиянием заблуждения, в связи с чем не усмотрели оснований для признания его ничтожным по правилам статьи 178 ГК РФ.
Ссылки встречного истца на ничтожность экземпляра договора о переводе долга, представленного ООО «Берта Трейдинг», ввиду отсутствия в нем условия о каком-либо встречном предоставлении, а также в связи с отсутствием доказательств направления в адрес нового и предыдущего должника согласия кредитора на заключение данного договора в письме от 26.03.2016, отклоняются судом округа.
По правилам пункта 2 статьи 391 ГК РФ перевод должником своего долга на другое лицо допускается с согласия кредитора и при отсутствии такого согласия является ничтожным. Если кредитор дает предварительное согласие на перевод долга, этот перевод считается состоявшимся в момент получения кредитором уведомления о переводе долга.
Учитывая, что в пункте 2.1 договора прямо установлена обязанность нового и предыдущего должников получить согласие кредитора на заключение данного договора, при этом согласие ООО «Берта Трейдинг» на перевод долга выражено в письме от 23.03.2016 (а не 26.03.2016, как указывает ООО «Техсервис»), перевод долга соответствует требованиям закона и считается состоявшимся с момента заключения данного соглашения. Необходимость направления в адрес нового и предыдущего должников согласия кредитора на заключение договора о переводе долга не предусмотрена ни данным договором, ни положениями ГК РФ о переводе долга.
Согласно разъяснению Верховного Суда Российской Федерации, данному в пункте 19 Обзора судебной практики N 1 от 28.03.2018, разрешая вопрос о получении новым должником встречного предоставления при привативном переводе долга (когда первоначальный должник выбывает из обязательства), необходимо учитывать, что исходя из презумпции возмездности гражданско-правовых договоров (пункт 3 статьи 423 ГК РФ) соответствующая сделка действительна и при отсутствии в ней условий о получении новым должником каких-либо имущественных выгод, в том числе оплаты за принятие долга на себя. Если при привативном переводе долга отсутствует денежное предоставление со стороны первоначального должника и не доказано намерение нового должника одарить первоначального, презюмируется, что возмездность подобной сделки имеет иные, не связанные с денежными основания, в частности такая возмездность, как правило, вытекает из внутригрупповых отношений первоначального и нового должников, в связи с чем в подобной ситуации не применяются правила пункта 3 статьи 424 ГК РФ об определении цены в денежном выражении.
Таким образом, при рассмотрении настоящего дела не нашли своего подтверждения доводы о ничтожности обоих экземпляров соглашения о переводе долга.
Кроме того, руководствуясь пунктом 5 статьи 166 ГК РФ и разъяснениями, приведенными в пункте 70 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», согласно которым сделанное в любой форме заявление о недействительности (ничтожности, оспоримости) сделки и о применении последствий недействительности сделки (требование, предъявленное в суд, возражение ответчика против иска и т.п.) не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность лицо действует недобросовестно, в частности если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки.
Положения названного пункта являются важной конкретизацией принципа добросовестности, закрепленного в статье 1 ГК РФ. Недобросовестными предлагается считать действия лица (прежде всего — стороны сделки), которое вело себя таким образом, что не возникало сомнений в том, что оно согласно со сделкой и намерено придерживаться ее условий.
Данные положения подлежат применению в тех случаях, когда стороны при подписании договора достигли соглашения по всем существенным условиям, приступили к его исполнению, а заявление о недействительности этого договора сделано его стороной в целях освобождения себя от предусмотренных договором обязательств.
В этой связи, принимая во внимание добровольное принятие ООО «Колесо-ДВ» долговых обязательств ООО «Автоальянс», как на условиях указанных в соглашении от 23.03.2016, так и в договоре о переводе долга, а также частичную оплату ООО «Техсервис» по договору о переводе долга (платежное поручение N 853 от 14.11.2016 — после переименования ООО «Колесо-ДВ» в ООО «Техсервис»), с указанием назначения платежа «оплата по договору о переводе долга», суды двух инстанций пришли к верному выводу о действительности заключенного договора N 1 о переводе долга от 23.03.2016 и соглашения от 23.03.2016, что свидетельствует о правомерности обращения ООО «Берта Трейдинг» с иском о взыскании долга по договору поставки к новому должнику.
Руководствуясь положениями статей 506, 516, 454 ГК РФ, с учетом наличия в материалах дела двусторонне оформленного акта сверки взаимных требований сторон по договору поставки за период с 01.06.2013 по 15.03.2016 и платежных поручений, свидетельствующих об оплате ООО «Колесо-ДВ», а затем ООО «Техсервис» 78 755 руб., суды на законных основаниях взыскали с нового должника имеющуюся задолженность в размере 393 750,50 руб.
Ссылки на непредставление ООО «Берта Трейдинг» доказательств исполнения договора поставки ООО «Техсервис» не приводились при рассмотрении дела в суде первой инстанции. Возражений в отношении факта исполнения ООО «Берта Трейдинг» обязательств по договору поставки на заявленную сумму не представлено и непосредственным покупателем товара — ООО «Автоальянс» (в своих возражениях указанное лицо аналогично встречному истцу ссылалось только на недействительность соглашения о переводе долга).
Приведенный в кассационной жалобе довод о том, что на основании пункта 1 статьи 391 ГК РФ суд при удовлетворении требований первоначального иска должен был возложить ответственность солидарно на ООО «Автоальянс» и ООО «Техсервис» отклоняется.
Согласно статье 391 ГК РФ при заключении соглашения о переводе долга первоначальный должник полностью выбывает из основного обязательства, а его место занимает новый должник, который становится обязанным перед кредитором (привативный перевод долга).
Как следует из пункта 3 статьи 391 ГК РФ, при переводе долга по обязательству, связанному с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, в случае, предусмотренном абзацем вторым пункта 1 настоящей статьи (по соглашению между кредитором и новым должником), первоначальный должник и новый должник несут солидарную ответственность перед кредитором, если соглашением о переводе долга не предусмотрена субсидиарная ответственность первоначального должника либо первоначальный должник не освобожден от исполнения обязательства.
Если сторонами не предусмотрено иное, предполагается, что при заключении соглашения о переводе долга первоначальный должник полностью выбывает из основного обязательства, а его место занимает новый должник, который становится обязанным перед кредитором (привативный перевод долга). В случае исполнения после привативного перевода долга новым должником своих обязательств перед кредитором погашается его собственный долг, при этом подобное исполнение в отличие от случаев поручительства или кумулятивного принятия долга (абзац второй пункта 1 статьи 391 ГК РФ о переводе долга по соглашению между кредитором и новым должником) не предоставляет новому должнику прав требования (суброгационных или регрессных) к первоначальному должнику.
Ввиду того, что в рассматриваемом случае имел место привативный перевод долга путем заключения соглашения между предыдущим и новым должником (без участия кредитора) с полным выбытием первоначального должника из отношений по договору поставки, положения пункта 3 статьи 391 ГК РФ о солидарной ответственности первоначального и нового должников, обоснованно не применены судами. Аналогичная правовая позиция отражена в определении Верховного Суда РФ от 20.12.2017 N 310-ЭС17-32792(2) по делу N А35-6888/2015.
Доводы ООО «Техсервис» о несоблюдении ООО «Берта Трейдинг» досудебного порядка урегулирования спора являлись предметом рассмотрения судов первой и апелляционной инстанций, получили надлежащую оценку и правомерно отклонены.
В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 148 АПК РФ арбитражный суд оставляет исковое заявление без рассмотрения, если после его принятия к производству установит, что истцом не соблюден претензионный или иной досудебный порядок урегулирования спора с ответчиком, если это предусмотрено федеральным законом или договором.
Установив наличие в материалах дела претензии, почтового уведомления N 69008007001863, свидетельствующего о направлении и получении ООО «Техсервис» 06.02.2017 претензии, суд первой инстанции правомерно рассмотрел требование истца по существу.
Указанный на официальном сайте ФГУП «Почта России» вес почтового отправления 69008007001863 (35 гр.), в то время как претензия составлена на 2 листах и не может превышать 20 гр., не опровергает законности действий суда, поскольку, ссылаясь на вложение в названное почтовое отправление актов сверки, заявитель доказательств тому не приводит.
Российским законодательством не установлено каких-либо требований или условий к форме и содержанию претензионного письма, подлежащего направлению в соответствии с положениями части 5 статьи 4 АПК РФ. Претензия должна недвусмысленным образом говорить о наличии материально-правового спора, подлежащего урегулированию сторонами, а те вопросы, которые не урегулированы применительно к порядку досудебного урегулирования споров, могут быть реализованы сторонами по своему усмотрению. В этой связи отсутствие в претензии даты составления, при указании в ней обстоятельств, на которых предъявлено такое требование, не может свидетельствовать о несоблюдении досудебного порядка урегулирования спора.
В отношении удовлетворения требования ООО «Берта Трейдинг» о взыскании с ООО «Техсервис» судебных расходов на оплату услуг представителя в сумме 30 000 руб. возражений в кассационной жалобе не приведено.
На основании изложенного кассационная жалоба, доводы которой отклоняются ввиду их противоречия вышеприведенному обоснованию, удовлетворению не подлежит. Поскольку постановлением суда апелляционной инстанции решение суда первой инстанции изменено, суд кассационной инстанции полагает необходимым оставить без изменения постановление суда апелляционной инстанции.
Руководствуясь статьями 286 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Дальневосточного округа

постановил:

постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 19.12.2017 по делу N А51-7770/2017 Арбитражного суда Приморского края оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий судья
Е.Н.ГОЛОВНИНА

Судьи
Я.В.КОНДРАТЬЕВА
Е.О.НИКИТИН

——————————————————————

Задать вопрос


Please leave this field empty.



*Для организаций Москвы и МО


Please leave this field empty.Please leave this field empty.Please leave this field empty.