ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда Московского округа от 11.01.2017 № Ф05-19676/2016

АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 11 января 2017 г. по делу N А41-19431/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 10 января 2017 года
Полный текст постановления изготовлен 11 января 2017 года
Арбитражный суд Московского округа в составе:
председательствующего-судьи Окуловой Н.О.
судей: Кузнецова В.В., Латыповой Р.Р.
при участии в заседании:
от заявителя — Омельченко Я.А. по дов. от 01.06.2017, Левда О.Ю. по дов. от 10.10.2016
от заинтересованного лица — Зенкина Е.Н. по дов. от 09.01.2017 N 04-08/00062
рассмотрев 10 января 2017 года в судебном заседании кассационную жалобу заявителя — ООО «Оптимальная логистика»
на решение Арбитражного суда Московской области от 05.07.2016,
принятое судьей Афанасьевой М.В.
на постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 12.09.2016,
принятое судьями Марченковой Н.В., Шевченко Е.Е., Иевлевым П.А.
по заявлению ООО «Оптимальная логистика»
(ИНН: 7716640565, ОГРН: 1097746231758)
к Шереметьевской Таможне (ИНН: 7712036296, ОГРН: 1037739527176)
о признании незаконным и отмене постановления о привлечении к
административной ответственности

установил:

общество с ограниченной ответственностью «Оптимальная логистика» (далее — заявитель, общество) обратилось в Арбитражный суд Московской области с заявлением к Шереметьевской таможне (далее — заинтересованное лицо, таможенный орган) о признании незаконным постановления по делу об административном правонарушении от 23.03.2016 N 10005000-540/2016 в части размера административного наказания, а именно штрафа в размере 100 000 руб.; о снижении размера административного штрафа, назначенного в качестве наказания, до 10 000 руб.
Решением Арбитражного суда Московской области от 05.07.2016 в удовлетворении заявленных требований отказано.
Постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 12.09.2016 решение суда первой инстанции оставлено без изменения, апелляционная жалоба заявителя — без удовлетворения.
Не согласившись с судебными актами судов первой и апелляционной инстанции, общество подало кассационную жалобу, в которой просит отменить обжалуемые судебные акты, направить дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд Московской области.
При этом заявитель указывает на то, что судами не применены нормы материального права, подлежащие применению, неправильно применены нормы материального права, не полностью выяснены обстоятельства, имеющие значение для дела, а выводы судов, изложенные в обжалуемых судебных актах, не соответствуют обстоятельствам дела.
В судебном заседании суда кассационной инстанции представители заявителя поддержали доводы кассационной жалобы, просили отменить обжалуемые судебные акты.
Представитель заинтересованного лица возражал против удовлетворения кассационной жалобы, просил оставить обжалуемые судебные акты без изменения.
Заинтересованным лицом заблаговременно представлен отзыв на кассационную жалобу с приложением доказательств направления копии отзыва в адрес заявителя, в связи с чем отзыв приобщен к материалам дела.
Изучив материалы дела, заслушав представителей сторон, обсудив доводы жалобы и отзыва, проверив в порядке статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, суд кассационной инстанции не находит оснований для отмены обжалуемых решения и постановления, в связи со следующим.
Как следует из материалов дела и установлено судами, 13.01.2016 обществом (таможенным представителем) по поручению ООО «Морфо Рус» (декларант) в Шереметьевскую таможню подана ЭД N 10005023/130116/0001471 на груз, прибывший из Соединенных Штатов по авианакладной от 23.12.2015 N 105-37862296 в количестве 27 мест общим весом 330 кг.
В ходе проверки сведений, указанных в ЭД N 10005023/130116/0001471 установлено, что ранее представленная декларация о соответствии от 30.12.2015 N ТС N RU Д-РК.АУ40.В.19308 недействительна на товар N 8.
14.01.2016 общество представило декларацию о соответствии от 14.01.2016 N ТС N RU Д-РК.АУ40.В.19567.
14.01.2016 по ДТ N 10005023/130116/0001471 таможенным органом принято решение об отказе в выпуске товаров.
В связи с тем, что общество заявило недостоверные сведения в декларации о соответствии товара N 8 по ДТ N 10005023/130116/0001471, что повлекло за собой несоблюдение установленных действующим законодательством запретов и ограничений, 11.03.2016 таможенным органом составлен протокол об административном правонарушении N 10005000-540/2016, а 23.03.2016 таможенным органом вынесено постановление N 10005000-540/2016, которым общество признано виновным в совершении административного правонарушения и привлечено к административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 16.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ), в виде административного штрафа в размере 100 000 руб.
Общество, полагая, что штраф в размере 100 000 руб. назначен без учета фактических обстоятельств по делу, обратилось в Арбитражный суд Московской области с рассматриваемым заявлением.
Принимая обжалуемые судебные акты, суды, руководствуясь частями 6, 7 статьи 210 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ), частью 1 статьи 2.1, частью 3 статьи 16.2 КоАП РФ, а также положениями Таможенного кодекса Таможенного союза (далее — ТК ТС) и Федерального закона от 27.12.2002 N 184-ФЗ «О техническом регулировании», пришли к выводу о наличии в действиях общества состава административного правонарушения. Оснований для снижения размера назначенного штрафа судами не установлено.
В обоснование кассационной жалобы общество приводит доводы о том, что после регистрации ДТ самим декларантом была обнаружена опечатка и в таможенный орган была представлена декларация с верным номером артикула, а решение об отказе в выпуске товара было принято таможенным органом уже после представления ДС с верным артикулом.
При этом общество указывает на то, что ввезенная продукция соответствует установленным в РФ необходимым техническим требованиям, то есть продукция является безопасной для конечного потребителя, в связи с чем отсутствовала существенная угроза охраняемым общественным отношениям.
Кроме того, как полагает заявитель, у общества отсутствовал умысел на заявление недостоверных сведений, так как необходимый разрешительный документ был представлен в таможенный орган до отказа в выпуске товара и до составления протокола об административном правонарушении.
Доводы жалобы рассмотрены судом кассационной инстанции и отклоняются по следующим основаниям.
Как следует из материалов дела и установлено судами, 14.01.2016, после принятия решения об отказе в выпуске товаров, общество представило декларацию о соответствии Таможенного союза от 14.01.2016 N ТС N RU Д-РК.АУ40.В.19567.
Таможенный орган посчитал, что общество при подаче ЭД N 10005023/130116/0001471 предоставило недействительную декларацию соответствия на товар N 8, заявленный в ДТ N 10005023/130116/0001471 (от 30.12.2015 N ТС N RU Д- РК.АУ40.В.19308), в выпуске указанного товара было отказано, в связи с чем декларантом была получена новая декларация соответствия и как результат обществом подана новая ДТ N 10005023/150116/0001771 (от 14.01.2016 N ТС N RU Д-РК.АУ40.В.19567).
Как правильно указали суды, в силу прямого указания, содержащегося в примечании 2 к статье 16.1 КоАП РФ представление недействительной декларации соответствия на товар N 8, заявленный в ДТ N 10005023/130116/0001471 (от 30.12.2015 N ТС N RU Д-РК.АУ40.В.19308) свидетельствует о ее недействительности.
В соответствии с частью 2 статьи 2.1 КоАП РФ юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых КоАП РФ или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.
Судами первой и апелляционной инстанции установлено отсутствие объективных причин, препятствовавших соблюдению обществом требований таможенного законодательства.
При этом, как правильно указал суд первой инстанции, общество имело возможность перед представлением в таможенный орган декларации соответствия на товар N 8, заявленный в ДТ N 10005023/130116/0001471 (от 30.12.2015 N ТС N RU Д-РК.АУ40.В.19308) удостовериться в том, что заявленные сведения, в том числе в документах, подтверждающих соблюдение запретов и ограничений, являются правильными.
Доказательств обратного, в нарушение статьи 65 АПК РФ, обществом в материалы дела не представлено.
В соответствии со статьей 179 ТК ТС товары подлежат таможенному декларированию при помещении под таможенную процедуру, декларантом либо таможенным представителем, действующим от имени и по поручению декларанта. Декларирование производится в письменной и (или) электронной формах с использованием таможенной декларации.
В соответствии с пунктом 7 статьи 190 ТК ТС с момента регистрации таможенная декларация становится документом, свидетельствующим о фактах, имеющих юридическое значение.
Согласно статье 188 ТК ТС при таможенном декларировании товаров и совершении иных таможенных операций, необходимых для помещения товаров под таможенную процедуру, декларант обязан: произвести таможенное декларирование товаров, представить в таможенный орган документы, на основании которых заполнена таможенная декларация, если иное не установлено таможенным законодательством таможенного союза, предъявить декларируемые товары в случаях, установленных ТК ТС, либо требованию таможенного органа; уплатить таможенные платежи и (или) обеспечить уплату в соответствии с ТК ТС; соблюдать требования и условия использования товаров соответствующей таможенной процедуре, выполнять иные требования, предусмотренные ТК ТС.
В силу подпунктов 5, 8 пункта 2 статьи 181 ТК ТС в декларации на товары указываются следующие основные сведения о товарах, в том числе: наименовании, описании, классификационном коде товаров по Товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности, наименовании страны происхождения, сведений о соблюдении ограничений.
Согласно подпункту 5 пункта 1 статьи 183 ТК ТС подача таможенной декларации должна сопровождаться представлением таможенному органу документов, на основании которых заполнена таможенная декларация, в том числе документов, подтверждающих соблюдение запретов и ограничений.
В соответствии со статьей 189 ТК ТС декларант несет ответственность в соответствии с законодательством государств — членов таможенного союза за неисполнение обязанностей, предусмотренных статьей 188 ТК ТС, а также за заявление недостоверных сведений, указанных в таможенной декларации, в том числе при принятии таможенными органами решения о выпуске товаров с использованием системы управления рисками.
Диспозиция части 3 статьи 16.2 КоАП РФ предусматривает ответственность за заявление декларантом или таможенным представителем при таможенном декларировании товаров недостоверных сведений о товарах либо представление недействительных документов, если такие сведения или документы могли послужить основанием для несоблюдения установленных международными договорами государств — членов Таможенного союза, решениями Комиссии Таможенного союза и нормативными правовыми актами Российской Федерации, изданными в соответствии с международными договорами государств-членов Таможенного союза, запретов и ограничений.
Таким образом, поскольку материалы административного дела в совокупности подтверждают факт нарушения обществом положений ТК ТС в отношении ввезенных товаров, суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о наличии в действиях общества состава административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 16.2 КоАП РФ.
Нарушений процедуры привлечения общества к административной ответственности судами не установлено.
Довод общества о том, что после регистрации ДТ декларантом самим была обнаружена данная опечатка и в таможенный орган была представлена декларация о соответствии с верным номером артикула, был предметом рассмотрения суда апелляционной инстанции и правомерно отклонен в связи со следующим.
Как указано выше, обществом была получена и подана новая декларация соответствия после отказа в выпуске товара, заявленного в ДТ N 10005023/130116/0001471 (N ТС N RU Д-РК.АУ40.В.19308 от 30.12.2015), что подтверждается материалами дела об административном правонарушении.
Как правильно указал суд апелляционной инстанции, заявителем не было исполнено требование ТК ТС о предоставлении декларации о соответствии на товары, а именно при подаче ДТ не была предоставлена декларация о соответствии на товар N 8, заявленный в ДТ N 10005023/130116/0001471, что является грубым нарушением декларантом положений статьи 188 ТК ТС.
Следует также согласиться с выводом суда апелляционной инстанции о том, что декларация о соответствии на товар от 30.12.2015 N ТС N RU Д-К.АУ40.В.19308 не может свидетельствовать о том, что товар, заявленный в ДТ N 10005023/130116/0001471 является безопасным для конечного потребителя, поскольку данная декларация о соответствии на товар недействительна, следовательно, как правомерно указал суд, спорный товар не прошел необходимые технические испытания и на него не выданы разрешительные документы, то есть декларантом не соблюден основной принцип установления запретов и ограничений — подтверждения безопасности продукции и соответствия ее техническим документам.
Довод общества о том, что субъективной стороной вменяемого ему правонарушения является наличие вины в форме прямого умысла, то есть намеренное заявление недостоверных сведений в декларации на товары с целью неприменения установленных запретов и ограничений, в то время как в настоящем деле у общества не имелось умысла на заявление недостоверных сведений, так как необходимый разрешительный документ был предоставлен в таможенный орган до отказа в выпуске товара, также правомерно отклонен судами.
Судами правильно дана оценка элементам состава административного правонарушения, учтено, что субъективной стороной вменяемого обществу правонарушения является наличие вины в форме прямого умысла, то есть намеренное заявление недостоверных сведений в ДТ с целью несоблюдения установленных запретов и ограничений.
Необходимый разрешительный документ не был заблаговременно получен и предоставлен при подаче ДТ, а был представлен только после выставления таможенным органом требования о представлении декларации о соответствии на товар N 8, что свидетельствует о несоблюдении установленных запретов и ограничений и намеренном представлении изначально при регистрации ДТ недействительной декларации о соответствии.
Как установлено судами, у заявителя имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых КоАП РФ предусмотрена административная ответственность, но общество не проявило должную степень заботливости и осмотрительности, которая требуется от таможенного представителя в целях соблюдения запретов и ограничений.
При этом суды правильно исходили из того, что у общества имелась возможность сделать предварительный осмотр товара и своевременно проинформировать декларанта о необходимости обратиться в орган по сертификации для получения декларации о соответствии на товар. Кроме того, у общества имелась возможность обратиться в таможенный орган за консультацией, чего также сделано не было.
Ссылки общества на наличие оснований для снижения назначенного ему штрафа, мотивированные тем, что штраф в сумме 100 000 руб. не соответствует тяжести совершенного правонарушения и назначен без учета фактических обстоятельств по делу, обоснованно отклонены судами в силу следующего.
В соответствии с частью 1 статьи 4.1 КоАП РФ административное наказание за совершение административного правонарушения назначается в пределах, установленных законом, предусматривающим ответственность за данное административное правонарушение, в соответствии с названным Кодексом.
Согласно части 3.2 статьи 4.1 КоАП РФ, при наличии исключительных обстоятельств, связанных с характером совершенного административного правонарушения и его последствиями, имущественным и финансовым положением привлекаемого к административной ответственности юридического лица, судья, орган, должностное лицо, рассматривающие дела об административных правонарушениях либо жалобы, протесты на постановления и (или) решения по делам об административных правонарушениях, могут назначить наказание в виде административного штрафа в размере менее минимального размера административного штрафа, предусмотренного соответствующей статьей или частью статьи раздела II названного Кодекса в случае, если минимальный размер административного штрафа для юридических лиц составляет не менее ста тысяч рублей.
Как разъяснено в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 25.02.2014 N 4-П, размер административного штрафа, назначаемого юридическим лицам, совершившим административные правонарушения, минимальный размер административного штрафа за которые установлен в сумме ста тысяч рублей и более, может быть снижен, если его наложение в установленных соответствующей административной санкцией пределах не отвечает целям административной ответственности и с очевидностью влечет избыточное ограничение прав юридического лица. Принятие решения о назначении юридическому лицу административного штрафа ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей административной санкцией, допускается только в исключительных случаях.
Таким образом, следует согласиться с выводом судов о том, что принятие решения о назначении юридическому лицу административного штрафа в размере ниже минимального размера штрафа, предусмотренного соответствующей статьей, допускается только в исключительных случаях.
Общество в данном случае привлечено к ответственности в виде административного штрафа в размере 100 000 руб., при этом доказательств, подтверждающих наличие обстоятельств, подтверждающих, что примененная санкция не отвечает целям административной ответственности декларанта и с очевидностью влечет избыточное ограничение прав общества, заявителем не представлено.
Ссылка общества на существенное ухудшение его имущественного и финансового положения в связи с наложением административного штрафа, предусмотренного частью 3 статьи 16.2 КоАП, была правомерно отклонена судами, поскольку ухудшение финансового положения ввиду наложения на лицо, совершившее административное правонарушение, административного штрафа, не может являться основанием его снижения.
В кассационной жалобе общество приводит довод о том, что в силу статьи 4.1.1 КоАП РФ, введенной в действие Федеральным законом от 03.07.2016 N 16-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс об административных правонарушениях», юридическим лицам за впервые совершенное административное правонарушение, выявленное в ходе осуществления государственного контроля (надзора), муниципального контроля, в случаях, если назначение административного наказания в виде предупреждения не предусмотрено соответствующей статьей раздела II настоящего Кодекса или закона субъекта Российской Федерации об административных правонарушениях, административное наказание в виде административного штрафа подлежит замене на предупреждение при наличии обстоятельств, предусмотренных частью 2 статьи 3.4 КоАП РФ.
Таким образом, по мнению общества, судом неправомерно не применена ответственность в виде предупреждения, предусмотренная статьей 4.1.1 КоАП РФ при наличии обстоятельств, предусмотренных частью 2 статьи 3.4 КоАП РФ, а именно с учетом того обстоятельства, что товар, ввезенный на территорию ТС безопасен для конечного потребителя.
Данный довод рассмотрен судом кассационной инстанции и отклоняется в связи со следующим.
Согласно части 1 статьи 4.1.1 КоАП РФ являющимся субъектами малого и среднего предпринимательства лицам, осуществляющим предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, и юридическим лицам, а также их работникам за впервые совершенное административное правонарушение, выявленное в ходе осуществления государственного контроля (надзора), муниципального контроля, в случаях, если назначение административного наказания в виде предупреждения не предусмотрено соответствующей статьей раздела II настоящего Кодекса или закона субъекта Российской Федерации об административных правонарушениях, административное наказание в виде административного штрафа подлежит замене на предупреждение при наличии обстоятельств, предусмотренных частью 2 статьи 3.4 настоящего Кодекса, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 настоящей статьи.
В силу части 2 статьи 3.4 КоАП РФ предупреждение устанавливается за впервые совершенные административные правонарушения при отсутствии причинения вреда или возникновения угрозы причинения вреда жизни и здоровью людей, объектам животного и растительного мира, окружающей среде, объектам культурного наследия (памятникам истории и культуры) народов Российской Федерации, безопасности государства, угрозы чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, а также при отсутствии имущественного ущерба.
С учетом взаимосвязанных положений части 2 статьи 3.4 и части 1 статьи 4.1.1 КоАП РФ возможность замены наказания в виде административного штрафа предупреждением допускается при наличии совокупности всех обстоятельств, указанных в части 2 статьи 3.4 КоАП РФ.
В рассматриваемом случае, учитывая установленные судами фактические обстоятельства, указанный вид административного наказания не может быть применен к обществу в суде кассационной инстанции, поскольку из материалов дела не следует наличие совокупности указанных обстоятельств, а также с учетом ограниченной компетенции суда кассационной инстанции, в которую не входит установление обстоятельств дела и оценка доказательств по делу.
Кроме того, указанная норма права введена в действие после принятия судом первой инстанции резолютивной части решения по делу, а в апелляционной жалобе общества доводов о наличии оснований для замены назначенного административного штрафа на административное наказание в виде предупреждения не содержалось, соответственно данный довод судом апелляционной инстанции не исследовался и обстоятельства, предусмотренные вышеуказанной нормой, в целях замены административного наказания в виде штрафа на предупреждение не устанавливались.
По мнению суда кассационной инстанции, в настоящем случае назначенное обществу административное наказание в данной ситуации согласуется с его предупредительными целями (статья 3.1 КоАП РФ), соответствует принципам законности, справедливости, неотвратимости и целесообразности юридической ответственности.
С учетом изложенного, суды обоснованно отказали в удовлетворении заявленных обществом требований.
Таким образом, доводы кассационной жалобы не опровергают выводы судов об обстоятельствах дела и о применении норм материального права, направлены на переоценку выводов судов первой и апелляционной инстанции, в связи с чем не могут служить основанием для отмены обжалуемых судебных актов.
Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены судебных актов в любом случае, по делу не установлено.
С учетом изложенного, решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции являются законными и обоснованными, в связи с чем кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.
Руководствуясь статьями 284, 286 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

Решение Арбитражного суда Московской области от 05.07.2016 и постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 12.09.2016 по делу N А41-19431/2016 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Председательствующий судья
Н.О.ОКУЛОВА

Судьи
В.В.КУЗНЕЦОВ
Р.Р.ЛАТЫПОВА

——————————————————————