ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда Московского округа от 11.08.2016 № Ф05-10893/2016

АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 11 августа 2016 г. по делу N А41-5424/2015

Резолютивная часть объявлена 04 августа 2016 года
Полный текст постановления изготовлен 11 августа 2016 года
Арбитражный суд Московского округа
в составе: председательствующего-судьи Волкова С.В.,
судей Калининой Н.С., Кольцовой Н.Н.
при участии в заседании:
от истца — ЗАО «Агрохимспецжир» — Мальцев А.Л., доверенность от 03.08.2016, Кулепанова И.Ю., доверенность от 26.03.2016
от ответчика — ОАО «Сбербанк России» — Пличко А.И., доверенность от 05.03.2015 N 22-01-23/254, сроком по 19.08.2016
от третьего лица — ООО «Контур» — не явился, извещен
рассмотрев 04 августа 2016 года в открытом судебном заседании кассационную жалобу ЗАО «Агрохимспецжир» (истец)
на решение от 16 февраля 2016 года
Арбитражного суда Московской области
принятое судьей Ковалем А.В.
на постановление от 22 апреля 2016 года
Десятого арбитражного апелляционного суда
принятое судьями Ханашевичем С.К., Александровым Д.Д., Ивановой Л.Н.
по иску ЗАО «Агрохимспецжир» (ИНН 5050029572, ОГРН 1035010202424)
к ОАО «Сбербанк России» (ИНН 7707083893, ОГРН 1027700132195)
при участии третьего лица: ООО «Контур» (ИНН 5402575600, ОГРН 1145476053128)
о взыскании убытков

установил:

Закрытое акционерное общество «Агрохимспецжир» (далее — ЗАО «Агрохимспецжир») обратилось в Арбитражный суд Московской области с иском к открытому акционерному обществу «Сбербанк России» (далее — ОАО «Сбербанк России») о взыскании 7 024 560 руб. 90 коп. убытков и 200 000 руб. на оплату услуг представителя.
Требования, предъявленные со ссылкой на нормы статей 15, 401, 845, 854 Гражданского кодекса Российской Федерации мотивированы тем, что ответчиком не был надлежащим образом обеспечен контроль за операциями в системе «Клиент-Сбербанк», в результате чего истцу были причинены убытки в заявленном размере ввиду несанкционированного списания этих денежных средств со счета, открытого ответчиком.
К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью «Контур» (далее — ООО «Контур»).
Решением от 16 февраля 2016 года Арбитражный суд Московской области в иске отказал.
Суд первой инстанции исходил из того, что истец не представил надлежащих доказательств, подтверждающих противоправность действий ответчика, его вину, а также наличие причинно-следственной связи между действиями ответчика и наступившими убытками.
Постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 22 апреля 2016 года решение оставлено без изменения, с поддержанием выводов суда первой инстанции.
Законность вынесенных решения и постановления проверяется в порядке статей 274, 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по кассационной жалобе ЗАО «Агрохимспецжир», которое не согласно с судебными актами, просит их отменить, полагая, что выводы судов не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, нарушены нормы материального и процессуального права, просит принять новый судебный акт об удовлетворении иска.
Как полагает заявитель кассационной жалобы, вывод судов об обязанности клиента для обеспечения уровня безопасности самостоятельно производить обновление программного обеспечения противоречит законодательству Российской Федерации, а в силу положений статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации ответчик должен был доказывать отсутствие своей вины.
Кроме того, как полагает заявитель, суды не дали оценки доводам истца о том, что в соответствии с пунктами 4.1.10, 4.2.2, 4.2.4 договора после звонков истца ответчик обязан был проверить вероятность несанкционированного вторжения в систему «Клиент-Сбербанк», немедленно приостановить использование системы, прекратить предоставление услуг по договору, однако эти действия не были выполнены.
По мнению заявителя жалобы, выводы судов, основанные на пункте 6.2 договора, об отсутствии ответственности банка противоречат существующей судебной практике.
Помимо этого, заявитель указывает на нарушение норм процессуального права, выразившиеся, как полагает заявитель, в нарушении права на защиту, поскольку суд апелляционной инстанции не учел ходатайство об отложении судебного заседания ввиду занятости адвоката, который вел это дело, в другом судебном процессе.
Представитель заявителя кассационной жалобы в судебном заседании суда кассационной инстанции поддержал доводы, изложенные в жалобе, просил судебные акты отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Представитель ОАО «Сбербанк России» в судебном заседании суда кассационной инстанции возражал против удовлетворения кассационной жалобы, просил судебные акты оставить без изменения.
Поступивший в суд кассационной инстанции от ответчика отзыв на кассационную жалобу возвращен, поскольку он не был заблаговременно направлен в адрес лиц, участвующих в деле, и предоставлен в суд.
Кассационным судом направлена в адрес ООО «Контур» копия определения о назначении судебного заседания по рассмотрению кассационной жалобы, однако его представители в суд не явились.
В соответствии с абзацем 2 части 1 статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации информация о принятии кассационной жалобы к производству, о времени и месте судебного заседания была опубликована на официальном интернет-сайте суда. В деле имеется информация с интернет-сайта о публикации судебного акта.
С учетом принятых судом мер по надлежащему извещению указанного лица, суд кассационной инстанции, совещаясь на месте, вынес определение о рассмотрении кассационной жалобы в его отсутствие.
Выслушав явившихся представителей лиц, участвующих в деле, обсудив доводы кассационной жалобы, изучив материалы дела, проверив в соответствии со статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения норм процессуального и материального права при вынесении решения и постановления, Арбитражный суд Московского округа не находит оснований для отмены судебных актов в связи со следующим.
Как установили суды обеих инстанций на основании предоставленных в материалы дела доказательств, 15 сентября 2008 года между ОАО «Сбербанк России» (банк) в лице Щелковского отделения и ЗАО «Агрохимспецжир» (клиент) заключен договор N 396 о предоставлении услуг с использованием системы «Клиент-Сбербанк», по условиям которого банк предоставил клиенту на платной основе следующие услуги с использованием системы:
— прием от клиента электронных документов, защищенных электронно-цифровой подписью (далее — ЭЦП), на выполнение операций по счетам клиента, указанным в приложении 1 к настоящему договору;
— предоставление клиенту в виде электронных документов, защищенных ЭЦП, информации об операциях, совершенных по счетам клиента, указанным в приложении 1 к настоящему договору;
— прием от клиента и предоставление клиенту информации свободного формата в виде электронных служебно-информационных документов, защищенных ЭЦП.
Обращаясь в арбитражный суд, истец ссылался на то, что 30 мая 2014 года путем несанкционированного доступа неустановленными лицами в систему «Клиент-Сбербанк» на исполнение банка было направлено платежное поручение N 466 на сумму 7 024 560 руб. 90 коп., на основании которого со счета ЗАО «Агрохимспецжир» были неправомерно списаны денежные средства в указанном размере.
Как полагает истец, банком не были предприняты предписанные законом и договором меры по контролю и проверки поступившего в банк электронного платежного поручения, ответчик не обеспечил необходимого уровня защиты системы «Клиент-Сбербанк» от несанкционированного доступа третьих лиц, что привело к возникновению у истца убытков в размере списанной с расчетного счета суммы.
Суды обеих инстанций полно и всесторонне исследовав фактические обстоятельства дела и предоставленные доказательства, дав им правовую оценку, правильно квалифицировав отношения сторон и определив обстоятельства, входящие в предмет доказывания, сделали обоснованные выводы, изложенные в принятых судебных актах, с которыми суд кассационной инстанции соглашается в связи со следующим.
Пунктом 1 статьи 393 Гражданского кодекса Российской Федерации установлена обязанность должника возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.
Статьей 15 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.
Согласно пункту 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
Применение такой меры гражданско-правовой ответственности как возмещение убытков (вреда) возможно при доказанности совокупности условий: противоправности действий причинителя убытков, причинной связи между противоправными действиями и возникшими убытками, наличия и размера понесенных убытков, что следует из правовой позиции, выраженной в пункте 12 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».
При этом, недоказанность одного из перечисленных элементов из юридического состава убытков влечет необходимость отказа в иске.
Таким образом, убытки представляют собой негативные имущественные последствия, возникающие у лица вследствие нарушения его неимущественного или имущественного права.
Между тем, суды обеих инстанций пришли к выводу о недоказанности истцом совокупности обстоятельств, необходимых в силу статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации для применения гражданско-правовой ответственности в виде взыскания убытков.
Пунктом 1 статьи 845 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что по договору банковского счета банк обязуется принимать и зачислять поступающие на счет, открытый клиенту (владельцу счета), денежные средства, выполнять распоряжения клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций по счету.
Списание денежных средств со счета осуществляется банком на основании распоряжения клиента (пункт 1 статьи 854 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Согласно статье 847 Гражданского кодекса Российской Федерации права лиц, осуществляющих от имени клиента распоряжения о перечислении и выдаче средств со счета, удостоверяются клиентом путем представления банку документов, предусмотренных законом, установленными в соответствии с ним банковскими правилами и договором банковского счета.
Договором может быть предусмотрено удостоверение прав распоряжения денежными суммами, находящимися на счете, электронными средствами платежа и другими документами с использованием в них аналогов собственноручной подписи, кодов, паролей и иных средств, подтверждающих, что распоряжение дано уполномоченным на это лицом (п. 3 ст. 847 ГК РФ).
В силу статьи 848 Гражданского кодекса Российской Федерации банк обязан совершать для клиента операции, предусмотренные для счетов данного вида законом, установленными в соответствии с ним банковскими правилами и применяемыми в банковской практике обычаями делового оборота, если договором банковского счета не предусмотрено иное.
Ответственность банка за неисполнение или ненадлежащее исполнение поручения клиента установлена статьей 866 Гражданского кодекса Российской Федерации. В силу пункта 1 данной статьи в случае неисполнения поручения клиента банк несет ответственность по основаниям и в размерах, которые предусмотрены нормами главы 25 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Доказательства в суд представляются лицами, участвующими в деле (ст. 65, 66 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
Суды обеих инстанций подробно изучили условия заключенного сторонами договора от 15 сентября 2008 N 396 и установили, что согласно условиям договора Банк используя систему «Клиент-Сбербанк», предоставляет клиенту услуги расчетно-кассового обслуживания.
В соответствии с пунктом 1.1.2. названного договора авторство электронного документа — это принадлежность электронного документа создавшей его стороне.
Электронный платежный документ, защищенный корректной электронно-цифровой подписью, является основанием для совершения Банком операций по счету клиента. Банк обязан принимать к исполнению поступившие от клиента электронные платежные документы, оформленные и переданные в Банк в соответствии с условиями договора и подписанные корректной электронной цифровой подписью клиента (п. 1.1.1., 4.1.4 договора).
В пунктах 3.4 — 3.8 договора стороны предусмотрели, что получение Банком электронного документа, подписанного корректной электронно-цифровой подписью клиента, равнозначно получению документа на бумажном носителе, подписанного собственноручной подписью уполномоченного лица и заверенного оттиском печати общества.
Из пункта 8.8 договора следует, что если в результате проведения проверки корректности электронно-цифровой подписи файла, содержащего оспариваемый документ, открытым ключом электронно-цифровой подписи, предъявленным стороной, получившей оспариваемый документ, электронно-цифровая подпись признана корректной, то авторство оспариваемого электронного документа признается комиссией установленным. Если авторство оспариваемого электронного документа признано комиссией установленным и действия стороны, к которой предъявляются претензии, соответствуют содержанию оспариваемого документа, то претензии инициатора спора признаются необоснованными.
Обязанности соблюдать требования по обеспечению безопасности в процессе эксплуатации системы «Клиент-Сбербанк», организовывать режим функционирования рабочих мест с целью исключения допуска посторонних лиц к системе в силу договора возложены на клиента (п. 3.6, 4.3 договора).
В пункте 3.7. договора установлено, что клиент полностью несет все риски, связанные с подключением его вычислительных средств к сети Интернет. Клиент самостоятельно обеспечивает защиту собственных вычислительных средств и криптографических ключей от несанкционированного доступа и вирусных атак из сети Интернет.
Стороны несут ответственность за содержание электронных документов, подписанных электронно-цифровой подписью их уполномоченных лиц, и не отвечают за правильность заполнения и оформления другой стороной (п. 6.4 договора).
В пункте 6.6 договора предусмотрено, что Банк не несет ответственности за последствия исполнения расчетного документа, защищенного корректной электронно-цифровой подписью клиента, в том числе, в случае использования ключей ЭЦП и программно-аппаратных средств клиентской части системы неуполномоченным лицом.
Дав оценку платежному поручению N 466 от 30 мая 2014 года, сертификату ключа электронной подписи, поступившего банку, суды установили, что идентификатор подписи на платежном поручении полностью соответствовал идентификатору на выданном истцу сертификате ключа. Ключ являлся действующим, правильно сформированным.
Таким образом, как установлено судами обеих инстанций на основании изучения и оценки предоставленных в материалы дела доказательств, платежное поручение было подписано электронно-цифровой подписью клиента, признанной системой (программными и аппаратными средствами) подлинной (корректной), в связи с чем Банк не имел оснований для отказа в исполнении этого платежного поручения.
Как правильно указали суды, действия банка в данном случае носили характер стандартной процедуры по исполнению электронного платежного поручения истца и не могут признаваться неправомерными.
При этом, как установил суд апелляционной инстанции, возражений по поводу списания денежных средств с использованием электронной системы «Клиент-Банк» непосредственно после момента списания истец Банку не заявлял, данные возражения были изложены только в заявлении от 04 июня 2014 N 52.
При этом, документа, отменяющего перечисление денежных средств по платежному поручению N 466 от 30 мая 2014 года, общество Банку не направило.
Кроме того, согласно проведенной в рамках настоящего дела судебной экспертизы (заключение эксперта от 12 августа 2015 года) установлено, что представленный на исследование жесткий диск системного блока отформатирован, искомых файлов не обнаружено, в связи с чем эксперту ответить на поставленные вопросы суда не представилось возможным.
Таким образом, установить обстоятельства взлома программного обеспечения не представилось возможным, однозначных и определенных выводов относительно вины ответчика, позволяющих применить меру ответственности в виде возмещения ущерба эксперт не сделал.
Кроме того, как указал суд апелляционной инстанции со ссылкой на условия пунктов 4.3.14, 4.3.3, 4.1.2 договора доказательств того, что истец обращался к ответчику с заявлением о необходимости выезда специалиста банка для обновления программного обеспечения, установленного на компьютерах истца, в материалах дела не имеется.
Учитывая установленные обстоятельства, суды пришли к выводу о том, что нарушений договорных обязательств, повлекших несанкционированный перевод денежных средств, банком не допущено.
Поскольку мера ответственности, заявленная истцом, может быть возложена только в случае доказанности совокупности элементов юридического состава убытков, которая в данном случае судами не установлена, оснований для удовлетворения требований истца не имелось.
Доводы кассационной жалобы, внимательно изученные судом кассационной инстанции, не могут быть приняты, поскольку не опровергают сделанные судами выводы, по существу сводятся к переоценке имеющихся в деле доказательств и установленных судами обеих инстанций обстоятельств и отражают ту оценку фактическим обстоятельствам и доказательствам, которая с позиции ответчика является правильной.
Содержание судебных актов свидетельствует о том, что требования процессуального законодательства, в том числе статей 9, 65, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации относительно исследования и оценки доказательств и обстоятельств дела судами соблюдены.
Между тем, пределы рассмотрения дела в суде кассационной инстанции ограничены проверкой правильности применения судами норм материального и процессуального права, а также соответствия выводов о применении нормы права установленным по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам (части 1, 3 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
У суда кассационной инстанции, учитывая предусмотренные статей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации пределы его компетенции, отсутствуют правовые основания для переоценки вышеназванных выводов судов первой и апелляционной инстанций.
Довод заявителя жалобы о нарушениях апелляционным судом норм процессуального права, выразившихся в отказе в удовлетворении ходатайства об отложении судебного заседания и проведении заседания в отсутствие адвоката Кулепановой И.Ю., отклоняется, поскольку рассмотрение апелляционной жалобы происходило при участии представителя истца — Мальцева А.Л., отсутствие другого представителя участвующего в деле лица, извещенного о времени и месте судебного заседания надлежащим образом, не противоречит статье 158, части 1 статьи 266 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Нарушений норм процессуального права, которые являются безусловными основаниями для отмены судебных актов, не допущено.
Иная оценка заявителем кассационной жалобы установленных судами фактических обстоятельств дела и толкование положений закона не означает допущенной судом при рассмотрении дела судебной ошибки.
С учетом вышеизложенного, суд кассационной инстанции приходит к выводу о том, что судебные акты являются законными и обоснованными и не имеется предусмотренных статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации оснований для их отмены по доводам кассационной жалобы.
Руководствуясь ст. ст. 274, 284, 286, п. 1 ч. 1 ст. 287, ст. 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Московского округа

постановил:

Решение Арбитражного суда Московской области от 16 февраля 2016 года и постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 22 апреля 2016 года по делу N А41-5424/2015 оставить без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения.

Председательствующий судья
С.В.ВОЛКОВ

Судьи
Н.С.КАЛИНИНА
Н.Н.КОЛЬЦОВА

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО