ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда Северо-Западного округа от 18.09.2018 № Ф07-8541/2018

Документ предоставлен КонсультантПлюс

АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 18 сентября 2018 г. по делу N А56-7408/2018

Арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Подвального И.О., судей Мунтян Л.Б., Савицкой И.Г., при участии от общества с ограниченной ответственностью «Жилкомсервис N 3 Красногвардейского района» Арутюнян М.В. (доверенность от 15.08.2018), от Государственной жилищной инспекции Санкт-Петербурга Сазонова Г.В. (доверенность от 09.01.2018), рассмотрев 17.09.2018 в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Жилкомсервис N 3 Красногвардейского района» на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 27.03.2018 (судья Лебедева И.В.) и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.05.2018 (судьи Семенова А.Б., Лопато И.Б., Толкунов В.М.) по делу N А56-7408/2018,

установил:

Общество с ограниченной ответственностью «Жилкомсервис N 3 Красногвардейского района» (место нахождения: 195176, Санкт-Петербург, пр. Металлистов, 19/30, ОГРН 1089847227250, ИНН 7806389515; далее — общество) обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением об оспаривании постановления Государственной жилищной инспекции Санкт-Петербурга (место нахождения: 195112, Санкт-Петербург, Малоохтинский пр., 68, лит. А, ОГРН 1037867000115, ИНН 7841000298; далее — инспекция, ГЖИ) от 25.12.2017 по делу об административном правонарушении N 3768/17, предусмотренном пунктом 2 статьи 23 Закона Санкт-Петербурга от 31.05.2010 N 273-70 «Об административных правонарушениях в Санкт-Петербурге» (далее — Закон СПб N 273-70).
Решением суда от 27.03.2018, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 30.05.2018, обществу отказано в удовлетворении заявления.
В кассационной жалобе ее податель ссылается на неправильное применение апелляционным судом статей 1.5 и 1.7 КоАП РФ ввиду того, что статья 23 Закона СПб N 273-70 исключена Законом Санкт-Петербурга от 11.04.2018 N 170-36. Общество настаивает на том, что в рассматриваемом случае административное производство подлежит прекращению на основании пункта 5 части 1 статьи 24.5 КоАП РФ.
В отзыве на жалобу ГЖИ просит оставить ее без удовлетворения.
В судебном заседании представитель общества поддержал доводы жалобы, а представитель ГЖИ отклонил их.
Законность обжалуемых судебных актов проверена в кассационном порядке.
Как видно из материалов дела и установлено судами, специалистом ГЖИ 09.12.2017 на основании распоряжения от 07.12.2017 N 49-р проведен осмотр территории по адресу: Санкт-Петербург, пр. Энергетиков, 40, корп. 4, лит. А, в результате которого выявлено нарушение требований Приложения N 5 Правил благоустройства территории Санкт-Петербурга, утвержденных постановлением Правительства Санкт-Петербурга от 09.11.2016 N 961 (далее — Правила N 961): нарушен пункт 4.13 упомянутого Приложения N 5 — кровля многоквартирного дома не очищена от снега и наледи; нарушение отражено в протоколе осмотра от 09.12.2017 N 05/17097-1 с материалами фотофиксации.
В отношении общества (при участии его законного представителя) 13.12.2017 составлен протокол об административном правонарушении N 05/17097-1-3 применительно к пункту 2 статьи 23 Закона СПб N 273-70.
Постановлением ГЖИ от 25.12.2017 N 3768/17 общество признано виновным в совершении правонарушения, предусмотренного пунктом 2 статьи 23 Закона СПб N 273-70; ему назначено административное наказание в виде 125 000 руб. штрафа (с применением части 3.2 статьи 4.1 КоАП РФ, ниже низшего предела).
Не согласившись с означенным постановлением, общество обратилось в арбитражный суд.
Суд первой инстанции исследовал и оценил доказательства, представленные участниками спора, их доводы, установил обстоятельства дела, проверил соблюдение ГЖИ административной процедуры и пришел к выводу о доказанных административным органом событии и составе вмененного обществу административного правонарушения. Суд не установил существенных процедурных нарушений в рамках административного преследования, а равно оснований для признания правонарушения малозначительным и освобождения общества от административной ответственности в порядке статьи 2.9 КоАП РФ, согласившись с соразмерностью назначенного ГЖИ наказания тяжести совершенного деяния.
Апелляционный суд согласился с выводами суда первой инстанции по существу спора.
Вместе с тем апелляционная инстанция констатировала, что на момент рассмотрения дела в апелляционном порядке Законом Санкт-Петербурга от 11.04.2018 N 170-36 «О внесении изменений в Закон Санкт-Петербурга «Об административных правонарушениях в Санкт-Петербурге» статья 23 исключена; однако тем же законом сохранена аналогичная административная ответственность (статья 20 Закона СПб N 273-70 изложена в новой редакции, при этом пункт 5 этой статьи предусматривает административную ответственность за нарушение требований к зимней уборке объектов и элементов благоустройства).
В связи с этим, оценив материалы дела, апелляционный суд исключил применение части 2 статьи 1.7 КоАП РФ, не усмотрев оснований для изменения либо неисполнения оспариваемого постановления инспекции.
Изучив материалы дела и доводы жалобы, суд кассационной инстанции не находит оснований для ее удовлетворения.
Выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права, отвечают правилам доказывания и оценки доказательств (часть 1 статьи 65, части 1 — 5 статьи 71, часть 4 статьи 210 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации; далее — АПК РФ), требованиям административного судопроизводства.
Согласно пункту 2 статьи 23 Закона СПБ N 273-70 (действовавший на момент совершения административного правонарушения) нарушение установленных правилами благоустройства территории Санкт-Петербурга сроков и порядка проведения работ по уборке территории Санкт-Петербурга, объектов благоустройства, элементов благоустройства от снега и наледи, в том числе работ по очистке кровель, карнизов, водостоков и иных поверхностей от снега и наледи, влекло наложение административного штрафа на юридических лиц в размере от двухсот пятидесяти тысяч до одного миллиона рублей.
В соответствии с пунктом 4.13 Приложения N 5 к Правилам N 961 для предотвращения падения сосулек и наледей с кровель и иных поверхностей объектов регулярно выполняется их очистка с обязательным применением мер предосторожности, обеспечивающих безопасность движения пешеходов и сохранность всех видов имущества, включая элементы благоустройства. Сброшенные с кровель и иных поверхностей объектов недвижимости снег и наледь формируются в снежные валы в прилотковой зоне. Вывоз снега и наледи производится в течение 24 часов. В течение трех часов после сброса снега требуется обеспечить зачистку территорий, на которые сбрасывается снег.
Как установлено административным органом и судами, общество является управляющей организацией проверенного ГЖИ многоквартирного дома.
Соответствующим обязанностям общества как управляющей организации корреспондируют требования частей 1 и 2 статьи 161 Жилищного кодекса Российской Федерации, направленные на обеспечение благоприятных и безопасных условий проживания граждан, надлежащее содержание общего имущества в многоквартирном доме.
Наличие в действиях общества всех элементов вмененного правонарушения установлено судами и подтверждается материалами дела; вина общества оценена судами с учетом критериев виновности юридического лица (часть 2 статьи 2.1 КоАП РФ) как коллективного субъекта права, располагающего иными, нежели физическое лицо, возможностями для соблюдения требований публичного правопорядка.
Доказательств, свидетельствующих о том, что правонарушение вызвано чрезвычайными обстоятельствами и другими непредвиденными, непреодолимыми препятствиями, обществом в материалы дела не представлено. Общество имело реальную возможность для соблюдения требований Правил N 961; последующее устранение обществом выявленных нарушений Правил N 961 не свидетельствует об отсутствии в действиях общества состава вменяемого административного правонарушения.
Суды мотивированно исключили применения в данном случае статьи 2.9 КоАП РФ, указав на отсутствие признаков малозначительности деяния.
Назначенное ГЖИ административное наказание отвечает требованиям раздела IV КоАП РФ, статей 3.1, 3.5, 4.1, 4.5 КоАП РФ, принципам законности, справедливости, неотвратимости и целесообразности юридической ответственности.
Согласно части 1 статьи 1.7 КоАП РФ лицо, совершившее административное правонарушение, подлежит ответственности на основании закона, действовавшего во время совершения административного правонарушения.
Закон, смягчающий или отменяющий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом улучшающий положение лица, совершившего административное правонарушение, имеет обратную силу, то есть распространяется и на лицо, которое совершило административное правонарушение до вступления такого закона в силу и в отношении которого постановление о назначении административного наказания не исполнено. Закон, устанавливающий или отягчающий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет (часть 2 статьи 1.7 КоАП РФ).
В силу пункта 5 статьи 20 Закона СПб N 273-70 (в редакции Закона Санкт-Петербурга от 11.04.2018 N 170-36) нарушение требований к зимней уборке объектов благоустройства и элементов благоустройства, в том числе неосуществление мероприятий по удалению снега и наледи, погрузке, вывозу и размещению в специально оборудованных местах снега и скола, образовавшегося в процессе удаления наледи, очистке кровель и иных поверхностей объектов от снега и наледи, влечет наложение административного штрафа на юридических лиц в размере от ста тысяч до одного миллиона рублей.
По настоящему делу вариативность санкций пункта 2 статьи 23 и пункта 5 статьи 20 Закона СПб N 273-70 сама по себе не может служить безусловным основанием к применению части 2 статьи 1.7 КоАП РФ.
В каждом конкретном случае оценка судом нового закона как смягчающего административную ответственность дается с учетом определенных волей законодателя (ранее и в настоящее время) объекта противоправного посягательства и негативных последствий противоправного поведения, изменения либо по сути сохранения таковых. Упомянутые последствия не всегда имеют квалифицирующее значение (по формальным составам), но всегда значимы для выбора меры ответственности в отношении конкретного правонарушителя. Суду важно также учесть определенную динамику (развитие) охраняемых законом общественных отношений, требующую от законодателя иногда лишь незначительной корректировки либо конкретизации санкции нормы права, не более того.
В сложившейся ситуации (ввиду изложенного выше) суд кассационной инстанции поддерживает вывод апелляционного суда об отсутствии оснований для применения части 2 статьи 1.7 КоАП РФ к спорным правоотношениям.
Основания для изменения либо отмены обжалуемых судебных актов отсутствуют (статья 288 АПК РФ).
Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 286, 287 (пункт 1 части 1) Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Западного округа

постановил:

решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 27.03.2018 и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.05.2018 по делу N А56-7408/2018 оставить без изменения, а кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Жилкомсервис N 3 Красногвардейского района» — без удовлетворения.

Председательствующий
И.О.ПОДВАЛЬНЫЙ

Судьи
Л.Б.МУНТЯН
И.Г.САВИЦКАЯ

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО