ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда Уральского округа от 26.01.2017 № Ф09-1774/14

АРБИТРАЖНЫЙ СУД УРАЛЬСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 26 января 2017 г. N Ф09-1774/14

Дело N А60-52543/2012

Резолютивная часть постановления объявлена 19 января 2017 г.
Постановление изготовлено в полном объеме 26 января 2017 г.
Арбитражный суд Уральского округа в составе
председательствующего Артемьевой Н.А.
судей Краснобаевой И.А., Шершон Н.В.
рассмотрел в судебном заседании кассационные жалобы Лысякова Александра Валентиновича, Климовой Ирины Ивановны, Молочкова Сергея Борисовича, Молочковой Нины Сергеевны, Макачирова Николая Константиновича на определение Арбитражного суда Свердловской области от 21.03.2016 по делу N А60-52543/2012 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.09.2016 по тому же делу по заявлению конкурсного управляющего общества с ограниченной ответственностью «Уральские Промышленные инвестиции» (далее — общество «УПИ», должник) Зелютина К.П. о взыскании убытков с Молочкова С.Б., Богданова Александра Анатольевича, Климовой И.И., Молочковой Н.С. и Лысякова А.В., с участием третьих лиц: общества с ограниченной ответственностью «Старт» (далее — общество «Старт»), общества с ограниченной ответственностью «Проминвест» (далее — общество «Проминвест»), Климова Дениса Викторовича, Макачирова Н.К. и Александрова Александра Михайловича, в рамках дела о признании общества «УПИ» несостоятельным (банкротом).
Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационных жалоб извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Арбитражного суда Уральского округа.
В судебном заседании приняли участие:
Молочков С.Б. (паспорт);
представитель Климовой И.И. — Семенов С.А. (доверенность от 23.12.2014 N 3д-2079);
представитель Лысякова А.В. — Устинов Е.В. (доверенность от 30.06.2016 N 20-1462).
В судебном заседании 19.01.2017 в устной форме было заявлено ходатайство о проведении видеосъемки судебного заседания с привлечением телеканала «КРИК-ТВ», представлены карточки временной аккредитации N 5, выданные Зорко Владимиру Михайловичу, Пивоварову Даниилу Данииловичу. Судом кассационной инстанции на основании ч. 7 ст. 11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации данное ходатайство удовлетворено. В судебном заседании представителями телеканала «КРИК-ТВ» велась видеосъемка.

Решением Арбитражного суда Свердловской области от 05.05.2014 общество «УПИ» признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство. Определением суда от 26.05.2014 конкурсным управляющим должника утвержден Зелютин К.П.
Конкурсный управляющий Зелютин К.П. 18.11.2014 обратился в Арбитражный суд Свердловской области с заявлением о взыскании солидарно с Молочкова С.Б., Богданова А.А., Климовой И.И., Молочковой Н.С. как контролирующих общество лиц в пользу должника 167 393 400 руб. убытков.
Определением суда от 02.02.2015 к участию в рассмотрении спора в качестве соответчика привлечен Лысяков А.В.
До рассмотрения заявления по существу конкурсный управляющий заявил об отказе от требования в части взыскания убытков с Климовой И.И., Молочковой Н.С., Лысякова А.В.
Отказ от заявления о взыскании убытков в части принят судом в порядке, предусмотренном ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
От конкурсного управляющего поступило ходатайство об уменьшении размера требования до 133 000 000 руб.
Определением Арбитражного суда Свердловской области от 21.03.2016 (судья Журавлев Ю.А.) с Молочкова С.Б. и Богданова А.А. в пользу общества «УПИ» солидарно взыскано 133 000 000 руб. убытков.
На основании определения от 01.06.2016 Семнадцатый арбитражный апелляционный суд перешел к рассмотрению обособленного спора по правилам, установленным процессуальным законом для рассмотрения дела в суде первой инстанции, установив, что суд первой инстанции разрешил спор в отсутствие ответчика (Молочкова С.Б), не извещенного надлежащим образом о времени и месте судебного заседания.
В ходе судебного разбирательства 23.06.2016 апелляционный суд с учетом возражений участвующих в деле лиц не принял отказ конкурсного управляющего от требований в части взыскания убытков с Климовой И.И., Молочковой Н.С., Лысякова А.В.
Определениями от 23.06.2016, от 11.08.2016 апелляционный суд привлек к участию в настоящем обособленном споре в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, общество «Старт», общество «Проминвест», Климова Д.В. Макачирова Н.К., Александрова А.М.
Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.09.2016 (судьи Плахова Т.Ю., Нилогова Т.С., Чепурченко О.Н.) определение суда от 21.03.2016 отменено. Заявление конкурсного управляющего о взыскании убытков удовлетворено частично. В пользу общества «УПИ» взысканы убытки: с Лысякова А.В. — в размере 79 800 000 руб.; с Богданова А.А. — в размере 33 250 000 руб.; с Молочкова С.Б. — в размере 5 320 000 руб.; с Молочковой Н.С. — в размере 13 300 000 руб.; с Климовой И.И. — в размере 665 000 руб. В удовлетворении остальной части требований отказано.
Лысяков А.В., Климова И.И., Молочков С.Б., Молочкова Н.С., Макачиров Н.К. обратились в Арбитражный суд Уральского округа с кассационными жалобами на постановление суда апелляционной инстанции, Молочков С.Б. также просит отменить определение суда первой инстанции.
Лысяков А.В. в кассационной жалобе ссылается на то, что апелляционный суд неправомерно перешел к рассмотрению дела по правилам, установленным процессуальным законом для рассмотрения дела в суде первой инстанции, поскольку Молочков С.Б. участвовал в рассмотрении дела в суде первой инстанции в качестве ответчика и обязан был самостоятельно отслеживать информацию о движении дела; считает, что апелляционным судом неправомерно взысканы убытки с участников общества, в том числе с Лысякова А.В., со ссылкой на нормы п. 3 ст. 53 Гражданского кодекса Российской Федерации и п. 1 ст. 44 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», поскольку данные нормы права предусматривают ответственность только единоличного исполнительного органа; взыскание убытков с Лысякова А.В. в качестве директора должника также неправомерно, поскольку директором должника он являлся с 05.11.2009 по 13.05.2011, а незаконные действия по выводу активов должника осуществлялись в период с 14.05.2011 по апрель 2012 года; субъектами ответственности являются последовательно менявшиеся директора должника — Молочков С.Б. и Богданов А.А., которые осуществили схему вывода активов из общества. Лысяков А.В. указывает на то, что апелляционным судом не дана надлежащая оценка доводу Лысякова А.В. о том, что участвуя в собрании 17.04.2012 и одобряя соглашение от 16.04.2012 о погашении должником задолженности перед Карповым А.В., представитель Лысякова А.В. действовал в рамках правовых норм, обязывающих исполнить судебный акт — решение Верх-Исетского суда г. Екатеринбурга от 15.03.2012, не учтено, что в рамках дела N А60-49527/2012 было отказано истцам Климовой И.И. и Молочковой Н.С. в удовлетворении иска о признании сделки между Лысяковым А.В. и обществом «Столит» недействительной ввиду наличия в их действиях злоупотребления правом, соответственно, сделки признаны законными. Лысяков А.В. ссылается на то, что апелляционным судом не обоснован размер взысканных с каждого ответчика убытков; указывает на наличие между участниками общества «УПИ» корпоративного конфликта, на то, что вывод активов должника был организован Молочковой С.Н. и Климовой И.И. в интересах Молочкова С.Б. (сына Молочковой С.Н.), при этом Лысяков А.В. последовательно обращался в суды с обжалованием решений общих собраний участников, на которых незаконно принимались решения о назначении директором Молочкова С.Б., Лысяков А.В. был вынужден на заемные денежные средства выкупить у законного собственника объекты недвижимости для сохранения своего бизнеса (предприятия штатной численностью более 200 работников).
Климова И.И. в кассационной жалобе ссылается на то, что апелляционный суд правильно установил, что недвижимое имущество перешло через Карпова А.В. в собственность общества «Столит», а впоследствии к Лысякову А.В. и в компанию сына Лысякова А.В. (Лысякова А.А.) — общество «Проминвест», однако апелляционный суд оставил без внимания факт того, что помимо недвижимого имущества Богданов А.А. передал Карпову А.В. и движимое имущество, апелляционным судом не исследовано, куда пропало движимое имущество (станки, инструменты и иное оборудование), содержащееся в приложении к соглашению о добровольном исполнении заочного решения районного суда от 16.04.2012. Климова И.И. считает, что поскольку заявители апелляционных жалоб не оспаривали определение суда первой инстанции от 05.05.2015, которым Лысяков А.А., Молочкова Н.С. и Климова И.И. были исключены из состава соответчиков по делу, то апелляционный суд, вынесший определение от 23.06.2016, которым не принял отказ конкурсного управляющего от требований в части взыскания убытков с Климовой И.И., Молочковой Н.С., Лысякова А.В., фактически превысил свои полномочия. Климова И.И. также ссылается на то, что апелляционным судом не рассмотрено заявление Молочкова С.Б. о применении срока исковой давности; не согласна с выводами апелляционного суда о том, что она должна нести материальную ответственность за возникновение убытков у должника, указывает на то, что о необходимости одобрения соглашения о выводе имущества должника на Карпова А.В. ни Богданов А.А., ни Макачиров Н.К. (представитель Климовой И.И. и ее несовершеннолетних детей по доверенности) Климову И.И. не извещали, Макачиров Н.К. в сговоре с Лысяковым А.В. и Богдановым А.А., а также с Карповым А.В. злоупотребил доверием Климовой И.И. и проголосовал за одобрение сделки по выводу имущества.
Молочков С.Б. в кассационной жалобе ссылается на то, что регистрация перехода права собственности на объекты недвижимости от общества «УПИ» к Карпову А.В. осуществлена на основании соглашения о добровольном исполнении судебного акта от 16.04.2012, к данному соглашению Молочков С.Б. не имеет отношения, при этом трудовой договор от 14.05.2011 с Карповым А.В. он подписал с окладом в размере 50 000 руб. в месяц и ежегодным премированием в размере 70 000 руб., Карпов А.В. заставил подписать Молочкова С.Б. другой вариант трудового договора от 14.05.2011 с окладом в размере 2 000 000 руб. в месяц и ежегодным премированием в размере 7 000 000 руб. в феврале 2012 года «задним числом», когда Молочков С.Б. уже не был директором общества «УПИ», Карпов А.В. в апреле 2012 года обманул участников общества Молочкову Н.С. и Климову И.И., сказав им, что долг по зарплате в сумме 27 600 000 руб., взысканный решением Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 21.10.2014 по делу N 2-5901/2014, будет погашен обществом путем передачи ему одной компрессорной станции, поэтому названные участники одобрили такое соглашение от 16.04.2012; реально о выводе всего имущества знали лишь Карпов А.В., Лысяков А.В., Макачиров Н.К. и Богданов А.А., данные обстоятельства изложены в заявлении Богданова А.А., никем из участников дела не опровергнуты, соответственно, данные обстоятельства следовало признать доказанными в порядке ст. 70 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Молочков С.Б. указывает на то, что конкурсный управляющий имеет возможность взыскать с Карпова А.В. 27 600 000 руб. неосновательного обогащения, у Карпова А.В. имеется движимое и недвижимое имущество, которое арестовано судебными приставами-исполнителями, однако конкурсный управляющий не представил сведения о состоянии исполнительного производства. Молочков С.Б. полагает, что конкурсный управляющий в такой ситуации имеет право требовать возмещения убытков только в порядке применения субсидиарной ответственности и в пределах размера неудовлетворенных требований кредиторов (общий размер требований кредиторов, включенных в реестр, составляет 10 300 000 руб.) и в том случае, если денежных средств, вырученных от продажи принадлежащего Карпову А.В. имущества, не будет достаточно для погашения требований кредиторов. Молочков С.Б. указывает на то, что апелляционным судом не рассмотрено заявление о применении срока исковой давности, считает, что обратившись в арбитражный суд с настоящим иском 18.11.2014, конкурсный управляющий пропустил трехгодичный срок исковой давности, который следует исчислять с даты подписания трудового договора — с 14.05.2011.
Молочкова Н.С. в кассационной жалобе ссылается на то, что апелляционным судом не дана надлежащая оценка доводу о том, что в действительности Молочков С.Б. подписал с Карповым А.В., а участники общества, в том числе и Молочкова Н.С., одобрили трудовой договор с другим содержанием, по условиям которого Карпов А.В. принимался на работу в общество «УПИ» по совместительству с должностным окладом в размере 50 000 руб. в месяц и ежегодным премированием в размере 70 000 руб., копия трудового договора от 14.05.2011 именно с таким содержанием имеется в материалах дела, при этом наличие родственных отношений с Молочковым С.Б. не означает, что ей были доподлинно известны условия трудового договора с иным содержанием, Молочкова Н.С. неоднократно заявляла, что была введена в заблуждение по поводу состава фактически выводимого имущества; реально о выводе всего имущества общества «УПИ» знали лишь четыре человека: Карпов А.В., Лысяков А.В., Макачиров Н.К. и Богданов А.А.; указывает на то, что Богдановым А.А. было подано заявление от 05.08.2016, в котором подробно описаны обстоятельства, при которых был осуществлен вывод всех активов общества в пользу Лысякова А.В., приложено соглашение о передаче пяти компрессорных станций на общую сумму 27 600 000 руб., которое было предъявлено участникам общества на собрании 17.04.2012, обстоятельства, изложенные Богдановым А.А., не оспорены ни Лысяковым А.В., ни конкурсным управляющим, соответственно, должны были быть принятыми судами как доказанные. Молочкова Н.С. указывает на то, что Лысяков А.В. организовал вывод из общества «УПИ» активов и в настоящее время является собственником всего движимого и недвижимого имущества общества «УПИ», то есть схема вывода активов общества была реализована в первую очередь в его интересах, именно он является конечным бенефициаром.
Макачиров Н.К. в кассационной жалобе ссылается на то, что он был привлечен к участию в деле определением апелляционного суда от 11.08.2016, копию которого получил 27.08.2016, однако в его адрес не были направлены исковое заявление, отзывы, ходатайства и иные процессуальные документы; указывает на то, что споры между участниками общества продолжаются уже более 5 лет, до 07.07.2016 Климова И.И. не заявляла о том, что имеется трудовой договор между обществом «УПИ» и Карповым А.В. на тех условиях, которые отражены в копии договора, представленной Климовой И.И. 07.07.2016 в материалы настоящего дела; считает, что представленная Климовой И.И. копия трудового договора является фальсификацией; ссылается на то, что Климова И.И. была активным участником судебных процессов в период с 2011 — 2015 г., знакомилась с материалами дела, в том числе N А60-52543/2012, в которые сторонами многократно представлялся трудовой договор от 14.05.2011 (с окладом в размере 2 000 000 руб. и ежегодной премией в размере 7 000 000 руб.), но действительность данного договора не оспаривала.
Богдановым А.А. в суд кассационной инстанции в письменном виде подано ходатайство, в котором он просит отменить постановление суда апелляционной инстанции в части взыскания с него убытков. Данное ходатайство судом кассационной инстанции не рассматривается, поскольку такие требования могут быть заявлены только в форме кассационной жалобы, чего заявителем сделано не было.
В отзыве на кассационные жалобы конкурсный кредитор Сапунов Василий Владимирович фактически поддерживает доводы кассационной жалобы Лысякова А.В., считая постановление суда апелляционной инстанции необоснованным и подлежащим отмене, полагает, что следует оставить в силе определение суда первой инстанции о солидарной ответственности бывших директоров общества.
Лысяков А.В. представил отзыв на кассационную жалобу Молочкова С.Б., в котором ссылается на то, что указанные Молочковым С.Б. обстоятельства не соответствуют действительности; подписание трудового договора с Карповым А.В. на заведомо невыгодных для общества условиях и последующее его одобрение участниками общества происходило в период корпоративного конфликта между Лысяковым А.В. с одной стороны и Молочковой С.Н. и Климовой И.И. с другой стороны и в период нахождения общества «УПИ» в процедуре банкротства, введенной в рамках первого дела о банкротстве N А60-983/2011, которая была прекращена ввиду внесения Молочковой Н.С., являвшейся на тот момент участником общества с мажоритарной долей участия 45,05%, денежных средств в сумме 3,4 млн. руб. на депозит суда для погашения требований кредиторов, данные действия были совершены исключительно в целях возможности вывода активов общества через Карпова А.В., представлявшего интересы Молочковой С.Н. во многих судебных спорах.

Как следует из материалов дела, 13.05.2011 прекращены полномочия руководителя общества «УПИ» Лысякова А.В., новым руководителем данного общества стал Молочков С.Б.
Между Карповым А.В. и обществом «УПИ» (работодатель) 14.05.2011 заключен трудовой договор от 14.05.2011; в тот же день директором Молочковым С.Б. издан приказ о приеме Карпова А.В. на работу по совместительству на должность юрисконсульта 1 категории.
Согласно условиям данного трудового договора Карпов А.В. принимается на работу к работодателю по совместительству, с установлением должностного оклада в размере 2 000 000 руб. в месяц с начислением районного коэффициента в размере 15% и ежегодным премированием в размере 7 000 000 руб. От имени общества «УПИ» договор подписан директором Молочковым С.Б.
На внеочередном собрании участников общества «УПИ», состоявшемся 14.11.2011, с участием Молочковой Н.С., Климовой И.И. от себя лично и своего несовершеннолетнего сына Климова М.В. (посредством участия представителя Макачирова Н.К.), Климова Д.В. (посредством участия представителя Макачирова Н.К.), на котором также присутствовали Карпов А.В. и Богданов А.А., под председательством Молочковой Н.С., при секретаре Макачирове Н.К. принято решение об одобрении трудового договора от 14.05.2011 с изменениями от 14.10.2011, заключенного с Карповым А.В.
Согласно протоколу внеочередного собрания участников общества «УПИ» от 07.02.2012 под председательством Молочковой Н.С., при секретаре Макачирове Н.К. директором общества избран Богданов А.А.
В связи с наличием задолженности по оплате труда за период с 14.05.2011 по 31.01.2012 в размере 20 600 000 руб. и невыплатой предусмотренной договором премии в размере 7 000 000 руб. Карпов А.В. обратился в районный суд с иском к обществу «УПИ» о взыскании задолженности по заработной плате и премии в сумме 27 600 000 руб.
При рассмотрении в Верх-Исетском районном суде иска Карпова А.В. поступил отзыв общества «УПИ», подписанный директором Богдановым А.А., в котором заявлено о признании задолженности перед Карповым А.В. в размере 27 600 000 руб. с указанием на то, что задолженность не была погашена в результате временных финансовых трудностей.
Заочным решением Верх-Исетского районного суда от 15.03.2012 по делу N 2-1285 исковые требования Карпова А.В. удовлетворены в полном объеме: с общества «УПИ» в пользу Карпова А.В. взыскано 27 600 000 руб. Решение вступило в законную силу, был выдан исполнительный лист.
В дальнейшем между Карповым А.В. и обществом «УПИ» в лице директора Богданова А.А. подписано соглашение от 16.04.2012 о добровольном исполнении судебного акта (заочного решения Верх-Исетского районного суда от 15.03.2012 по делу N 2-1285), по условиям которого общество «УПИ» передало Карпову А.В. в счет погашения долга недвижимое и движимое имущество, указанное в приложении N 1 к соглашению, а именно:
— здание компрессорной станции (Литеры Н, Н1, Н2, Н3, Н4, Г88) общая площадь — 2071,5 кв. м, назначение — производственное, расположенное по адресу: Свердловская область, г. Ирбит, ул. Советская, 100;
— производственный корпус N 3 (Литеры К-К1) общая площадь — 11 800,4 кв. м, назначение — производственное, расположенное по адресу: Свердловская область, г. Ирбит, ул. Советская, 100;
— производственный корпус N 7 (Литеры Ж) общая площадь — 93 119,7 кв. м, назначение — производственное, расположенное по адресу: Свердловская область, г. Ирбит, ул. Советская, 100;
— оборудование.
На следующий день после подписания данного соглашения 17.04.2012 на общем собрании участников общества «УПИ», на котором присутствовали Молочкова Н.С., Климова И.И. (посредством участия своего представителя Макачирова Н.К.), Климов Д.В. (посредством участия своего представителя Макачирова Н.К.), Лысяков А.В. (посредством участия своего представителя Кислякова А.Н.), а также Богданов А.А. было принято решение об одобрении соглашения от 16.04.2012 о добровольном погашении долга перед Карповым А.В. в размере 27 600 000 руб., подтвержденного заочным решением Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 15.03.2012 по делу N 2-1285/12.
До подписания соглашения от 16.02.2012 между Карповым А.В. и обществом «Старт» был заключен предварительный договор от 05.04.2012, по которому стороны обязались заключить договор купли-продажи движимого и недвижимого имущества по цене 27 600 000 руб., из которых 5 000 000 руб. должны быть уплачены до 05.04.2012, 12 000 000 руб. — в установленные сроки, 10 600 000 руб. — засчитываются в счет оказанных услуг.
По соглашению от 21.05.2012 в указанном предварительном договоре произведена замена общества «Старт» на общество «Столит».
Затем Карпов А.В. на основании договора купли-продажи от 22.05.2012 продал обществу «Столит» имущество, полученное им от должника по соглашению от 16.04.2012 о добровольном исполнении судебного акта. Переход права собственности на комплекс недвижимого имущества (здание компрессорной станции, производственный корпус N 7, здание производственного корпуса N 3) зарегистрирован 02.08.2012.
Общество «Столит» по договору купли-продажи от 12.11.2012 продало Лысякову А.В. производственный корпус N 7 и здание производственного корпуса N 3 по цене 3 839 400 руб. и 6 676 300 руб. соответственно; переход права собственности к Лысякову А.В. на указанное имущество зарегистрирован в установленном порядке 05.12.2012.
Комплекс недвижимого имущества (здание компрессорной станции (Литеры Н, Н1, Н2, Н3, Н4, Г88) общество «Столит» продало обществу «Проминвест» по договору от 03.12.2012 по цене 1 590 000 руб., переход права собственности зарегистрирован в установленном порядке.
После того, как состоялся переход права собственности на спорное имущество третьему лицу, директор должника Богданов А.А. оспорил заочное решение, которое определением Верх-Исетского районного суда от 24.02.2013 было отменено, решением Верх-Исетского районного суда от 10.09.2013 Карпову А.В. в удовлетворении исковых требований отказано, апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 04.02.2014 данное решение оставлено без изменения.
Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд указал на отсутствие в материалах дела достаточных доказательств того, что в силу возникших трудовых отношений Карпов А.В. представлял интересы общества «УПИ» в госучреждениях, судах, возложенные на него трудовым договором обязанности выполнял постоянно и систематически; указал на то, что заключение в условиях неплатежеспособности работодателя, поскольку с 28.03.2011 в отношении последнего введена процедура наблюдения, трудового договора с работником по совместительству, предусматривающего ежемесячный оклад в размере 2 000 000 руб., являлось экономически нецелесообразным и не отвечало целям осуществления процедуры банкротства, вследствие чего представленные истцом документы о нереально высоком размере заработной платы вызывают сомнения.
В последующем решением Верх-Исетского районного суда от 12.02.2014 соглашение от 16.04.2012 о добровольном исполнении судебного акта было признано недействительным.
Решением Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 21.10.2014 с Карпова А.В. в пользу общества «УПИ» взыскано неосновательное обогащение в размере 27 600 000 руб. Фактически решение не исполнено.
Конкурсный управляющий должника полагая, что контролирующими должника лицами (Молочковым С.Б., Богдановым А.А., Молочковой Н.С., Климовой И.И. и Лысяковым А.В.) была создана и реализована злонамеренная схема по выводу активов общества «УПИ» через Карпова А.В., чем был нанесен ущерб должнику и его кредиторам в размере 167 393 400 руб., обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании с названных выше лиц убытков. Сумма убытков исчислена конкурсным управляющим исходя из сведений о стоимости принадлежащего должнику имущества согласно отчету об оценке от 22.02.2011 N 010-11/Им, подготовленного по заказу Молочковой Н.С.
После проведения в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции судебной экспертизы и получения экспертного заключения общества с ограниченной ответственностью «Независимая Экспертиза и Оценка» N 045-09/15, согласно которому по состоянию на 01.04.2012 рыночная стоимость объектов недвижимого имущества (здание компрессорной станции, производственный корпус N 7, здание производственного корпуса N 3) составляла 133 000 000 руб., конкурсный управляющий уточнил размер заявленных требований и просил взыскать с ответчиков в пользу общества «УПИ» 133 000 000 руб. убытков.
Суд апелляционной инстанции, рассматривая дело по правилам, установленным процессуальным законом для рассмотрения дела в суде первой инстанции, не принял отказ конкурсного управляющего от требований в части взыскания убытков с Климовой И.И., Молочковой Н.С., Лысякова А.В., рассмотрел заявленные требования о взыскании убытков, предъявленные ко всем ответчикам, и пришел к выводу о наличии оснований для их удовлетворения с учетом степени вины каждого из ответчиков.
Согласно абзацу 5 п. 3 ст. 129 Закона о банкротстве конкурсный управляющий вправе от имени должника предъявлять иски о взыскании убытков, причиненных действиями (бездействием) руководителя должника, лиц, входящих в совет директоров (наблюдательный совет), коллегиальный исполнительный орган или иной орган управления должника, собственника имущества должника, лицами, действовавшими от имени должника в соответствии с доверенностью, иными лицами, действовавшими в соответствии с учредительными документами должника.
В соответствии с п. 1 ст. 10 Закона о банкротстве в случае нарушения руководителем должника или учредителем (участником) должника, собственником имущества должника — унитарного предприятия, членами органов управления должника, членами ликвидационной комиссии (ликвидатором), гражданином-должником положений названного Закона указанные лица обязаны возместить убытки, причиненные в результате такого нарушения.
Согласно п. 3 ст. 53 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно. Оно обязано по требованию учредителей (участников) юридического лица, если иное не предусмотрено законом или договором, возместить убытки, причиненные им юридическому лицу.
В силу ст. 44 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» члены совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличный исполнительный орган общества, члены коллегиального исполнительного органа общества, а равно управляющий при осуществлении ими прав и исполнении обязанностей должны действовать в интересах общества добросовестно и разумно. С иском о возмещении убытков, причиненных обществу членом совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличным исполнительным органом общества, членом коллегиального исполнительного органа общества или управляющим, вправе обратиться в суд общество или его участник (пункт 5 названной статьи).
В п. 53 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 N 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» указано, что с даты введения первой процедуры банкротства и далее в ходе любой процедуры банкротства требования должника, его участников и кредиторов о возмещении убытков, причиненных должнику — юридическому лицу его органами (п. 3 ст. 53 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. 71 Федерального закона «Об акционерных обществах», ст. 44 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» и т.д.), могут быть предъявлены и рассмотрены только в рамках дела о банкротстве.
Согласно положениям ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации возмещение убытков является мерой гражданско-правовой ответственности, и ее применение возможно при наличии определенных условий. Лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать противоправность поведения ответчика, наличие и размер понесенных убытков, а также причинно-следственную связь между противоправностью поведения ответчика и наступившими убытками.
В п. 2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» указано, что недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица, например, совершил сделку (голосовал за ее одобрение) на заведомо невыгодных для юридического лица условиях.
По делам о возмещении директором убытков истец обязан доказать наличие у юридического лица убытков (п. 2 ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации). Арбитражный суд не может полностью отказать в удовлетворении требования о возмещении директором убытков, причиненных юридическому лицу, только на том основании, что размер этих убытков невозможно установить с разумной степенью достоверности (п. 1 ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации). В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности (п. 6 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица»).
Судом апелляционной инстанции проанализирована совокупность установленных по делу обстоятельств и дана оценка действиям каждого из ответчиков.
Принимая во внимание вступившее в законную силу решение Верх-Исетского районного суда от 10.09.2013, которым установлено, что заключение 14.05.2011 трудового договора с Карповым А.В. являлось экономически нецелесообразным для общества, фактически трудовые обязанности Карповым А.В. не исполнялись, принимая во внимание вступившее в законную силу решение Верх-Исетского районного суда от 12.02.2014, которым соглашение от 16.04.2012 о добровольном исполнении судебного акта, на основании которого Карпову А.В. были отчуждены принадлежащие должнику активы, признано недействительным, учитывая, что при заявленной задолженности перед Карповым А.В. в размере 27 600 000 руб. ему передано по соглашению о добровольном исполнении судебного акта движимое и недвижимое имущество должника, стоимостью значительно превышающей данную задолженность, учитывая, что рыночная стоимость только недвижимого имущества составляла 133 000 000 руб., что установлено независимым оценщиком при проведении судебной экспертизы, апелляционный суд установил, что совокупность данных обстоятельств подтверждает факт причинения обществу «УПИ» убытков в виде утраты недвижимого имущества в размере 133 000 000 руб.
Исследовав материалы дела, апелляционный суд признал, что имущество обществом «УПИ» было утрачено в результате цепочки согласованных действий лиц, контролировавших должника, по выводу активов должника.
Апелляционный суд установил, что Молочков С.Б., назначенный руководителем должника 13.05.2011, на следующий день заключил трудовой договор с Карповым А.В. на условиях, заведомо невыгодных для общества, издал приказ о приеме его на работу, при этом понимал, что заключение такого договора экономически нецелесообразно, предусмотренный договором размер оплаты труда работника по совместительству являлся нереально высоким, при этом Карпов А.В. не собирался осуществлять трудовые функции, о чем Молочкову С.Б. также было известно, что следует из пояснений Молочкова С.Б., в которых он ссылается на то, что данный договор был якобы заключен «задним числом» по просьбе Карпова А.В. для оформления им визы в США, в действительности договор заключен в феврале 2012 года и фактически Карпов А.В. юрисконсультом не работал.
При этом в материалы дела представлено письменное нотариально удостоверенное 01.03.2012 подтверждение Молочкова С.Б. о подписании им трудового договора с Карповым А.В. и принятии его на работу в общество «УПИ» именно 14.05.2011; обстоятельства заключения трудового договора также являлись предметом рассмотрения судом в рамках дела N 33-159/2014, в судебных актах по названному делу отражена дата заключения договора — 14.05.2011. До окончания осуществления полномочий руководителя общества (22.09.2011) Молочковым С.Б. меры для расторжения договора не принимались.
Учитывая, что Молочков С.Б. немедленно после вступления в должность заключил от имени общества фиктивный трудовой договор с Карповым А.В. и не мог не осознавать, что заключение такого договора влечет для общества возникновение обязательств по предусмотренной этим договором оплате труда, но договор не расторгал, апелляционный суд признал действия Молочкова С.Б. умышленными, направленными на возникновение у общества мнимой задолженности перед Карповым А.В.; без заключения такого договора не возникли бы обязательства, во исполнение которых впоследствии должником передано Карпову А.В. имущество, то есть именно действия Молочкова С.Б. послужили началом схемы по выводу активов должника через Карпова А.В., что в итоге привело к возникновению у общества убытков.
Оценивая действия следующего руководителя общества «УПИ», апелляционный суд установил, что согласно сведениям из Единого государственного реестра юридических лиц Богданов А.А. исполнял обязанности руководителя должника в периоды с 22.09.2011 по 14.10.2011, с 21.02.2012 по 20.11.2012, при этом согласно протоколу внеочередного собрания участников общества «УПИ» от 07.02.2012 под председательством Молочковой Н.С., при секретаре Макачирове Н.К., Богданов А.А. был избран директором общества 07.02.2012. Именно им, как директором общества, был подписан отзыв общества «УПИ» на исковое заявление Карпова А.В., в котором общество «УПИ» признало в порядке ст. 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заявленную ко взысканию задолженность перед Карповым А.В. по заработной плате и премии в сумме 27 600 000 руб., отзыв был представлен 11.03.2012 в материалы дела Верх-Исетского районного суда N 2-1285 и послужил основанием для вынесения заочного решения от 15.03.2012 об удовлетворении исковых требований Карпова А.В., на основании которого был выдан исполнительный лист. Кроме того, Богданов А.А., выступая в качестве руководителя общества «УПИ», 16.04.2012 заключил с Карповым А.В. соглашение о добровольном исполнении судебного акта о взыскании с общества задолженности в размере 27 600 000 руб., на основании которого общество передало Карпову А.В. в счет погашения долга недвижимое и движимое имущество, определив его стоимость в размере 27 600 000 руб. После передачи имущества Богданов А.А. инициировал проведение собрания участников общества «УПИ» с единственным вопросом повестки — одобрение соглашения от 16.04.2012, принял в нем участие; собранием соглашение было одобрено. Богданов А.А. 19.04.2012 сдал пакет необходимых для регистрации перехода права собственности на переданное Карпову А.В. недвижимое имущество документов в регистрирующий орган.
Только после отчуждения Карповым А.В. спорного имущества обществу «Столит», продажи последним этого имущества Лысякову А.В. и обществу «Проминвест», и регистрации за последними права собственности на него, директор должника Богданов А.А. оспорил заочное решение о взыскании с общества «УПИ» в пользу Карпова А.В. 27 600 000 руб., которое отменено 24.02.2013.
Установив данные обстоятельства, апелляционный суд признал, что названные действия Богданова А.А. безусловно свидетельствуют о его участии в выводе активов должника, об умышленном характере таких действий, апелляционным судом учтено, что в своем заявлении от 05.08.2016 Богданов А.А. прямо указывает, что ему было известно о плане по выводу имущества должника, который был организован и осуществлен Карповым А.В., Лысяковым А.В., Макачировым Н.К. и Богдановым А.А., в связи с чем на основе данных доказательств апелляционным судом сделан обоснованный вывод о том, что неправомерные действия Богданова А.А. привели к возникновению у должника убытков.
Рассмотрев требования, предъявленные к учредителям должника: Молочковой Н.С., являвшейся в 2011 — 2012 г. мажоритарным участником общества «УПИ» с долей в уставном капитале в размере 53,35%, Климовой И.И., являвшейся в 2011 — 2012 г. участником общества «УПИ» с долей в уставном капитале в размере 14,78% и законным представителем своего малолетнего сына Максима, которому принадлежит доля в размере 4,945% (то есть фактически она реализовывала права участника общества с долей 19,64%), при этом ее сыну Климову Д.В., 1999 года рождения, в указанный период принадлежала доля в уставном капитале в размере 4,945%, и Лысякову А.В., являвшемуся руководителем должника с 05.11.2009 по 13.05.2011 и участником общества «УПИ», имевшим в период 2011 — 2013 г. размер доли в уставном капитале в размере 51,65%, затем 21,98%, оценив их участие в схеме вывода активов должника, апелляционный суд пришел к выводу о том, что их умышленные недобросовестные действия по одобрению сделки отчуждения активов должника повлекли возникновение у должника убытков.
Признавая действия Молочковой Н.С. недобросовестными, апелляционный суд исходил из того, что Молочкова Н.С. лично участвовала в собрании участников общества «УПИ», состоявшемся 14.11.2011, где было одобрено заключение с Карповым А.В. трудового договора, и в собрании участников должника 17.04.2012, на котором было одобрено заключение с Карповым А.В. соглашения о добровольном исполнении судебного акта, на данных собраниях, являясь председателем, докладчиком по вопросам повестки, голосовала за одобрение заключения с Карповым А.В. трудового договора и соглашения, с учетом размера ее доли в уставном капитале общества именно она, проголосовав за одобрение договоров, фактически санкционировала переход всех активов общества Карпову А.В.
При этом апелляционный суд отклонил доводы Молочковой Н.С. о том, что ей не было известно о трудовом договоре от 14.05.2011, содержащем условия о размерах заработной платы и премии Карпову А.В., равных 2 000 000 руб. ежемесячно и 7 000 000 руб. по итогам года, о том, что на собрании якобы был представлен иной договор от той же даты, но с иными условиями о размере оплаты и премии (50 000 руб. и 70 000 руб.), о том, что она не знала ни состав, ни стоимость имущества, переданного Карпову А.В. по соглашению от 16.04.2012. Отклоняя названные доводы как несостоятельные, апелляционный суд принял во внимание то, что Молочкова Н.С. является матерью Молочкова С.Б., который заключил договор с Карповым А.В. на условиях оплаты 2 000 000 руб. ежемесячно и 7 000 000 руб. по итогам года, при этом Карпов А.В. являлся ее представителем в период рассмотрения дела N А60-983/2011 (2011 — 2012 г.), и именно по заказу Молочковой Н.С. в феврале 2011 г. закрытым акционерным обществом «Гранд-Оценка» проведена оценка рыночной стоимости производственных зданий, машин и оборудования, принадлежащих обществу «УПИ», согласно отчету от 22.02.2011 N 010-11/Им стоимость имущества составила 194 993 400 руб., стоимость здания компрессорной станции — 10 082 000 руб., стоимость всех машин и оборудования — 46 789 400 руб., в отчете имелась информация в разрезе конкретных видов оборудования, включая компрессорные станции, что в совокупности свидетельствует о том, что Молочкова Н.С. располагала точными сведениями о стоимости имущества и не могла не понимать, что передано имущество, значительно превышающее размер задолженности перед Карповым А.В.
Таким образом, установив, что Молочкова Н.С., будучи участником общества, действовала недобросовестно, одобряя заключение с Карповым А.В. трудового договора и соглашения о добровольном исполнении судебного акта, заведомо зная не только об экономической нецелесообразности указанных сделок, но и о их направленности на вывод активов должника без встречного исполнения, апелляционный суд признал ее действия умышленными, направленными на причинение вреда обществу «УПИ».
Исследовав материалы дела, апелляционный суд установил, что Климова И.И., действуя от себя лично и от своего несовершеннолетнего сына, а также ее сын Климов Д.В. выдали доверенности на представление их интересов Макачирову Н.К.; Климова И.И. и Климов Д.В. через указанного представителя приняли участие в собраниях участников общества «УПИ» 14.11.2011 и 17.04.2012, проголосовали за одобрение заключения с Карповым А.В. трудового договора и соглашения о добровольном исполнении судебного акта, что зафиксировано в протоколах данных собраний. Полномочия своего представителя Макачирова Н.К. на участие и голосование на собрании участников общества 14.11.2011 они дополнительно подтвердили путем подписания соответствующей записи на протоколе собрания, а также указали, что принятые на этом собрании решения с ними согласованы и ими одобрены.
Между тем апелляционный суд отметил, что в материалах дела не имеется надлежащих доказательств того, что она либо ее сын Климов Д.В. знали или должны были знать о заключении трудового договора с Карповым А.В. с условиями о заработной плате в размере 2 000 000 руб. ежемесячно и 7 000 000 руб. премии по итогам года, не представлено доказательств ознакомления их с приложением к соглашению о добровольном исполнении судебного акта с перечнем передаваемого по соглашению имущества должника, в котором было указано только пять компрессорных станций, с указанием общей их стоимости, равной 27 600 000 руб., но учитывая совокупность установленных по делу обстоятельств апелляционный суд признал, что Климова И.И. и Климов Д.В. не проявили должной степени заботливости и осмотрительности при выборе своего представителя, при подтверждении его действий по одобрению трудового договора, не осуществляли должный контроль за его действиями, не проверяли содержание одобренных им документов, тем самым также способствовали выводу активов должника, чем причинили должнику убытки.
Апелляционным судом установлено, что Лысяков А.В. являлся руководителем должника с 05.11.2009 по 13.05.2011, также он является участником общества «УПИ», в период 2011 — 2013 г. владел долей в уставном капитале в размере 51,65%, затем 21,98%, через своего представителя Кислякова А.Н. он принял участие в собрании участников общества «УПИ» 17.04.2012, голосовал за одобрение соглашения о добровольном исполнении судебного акта от 16.04.2012, по которому Карпову А.В. передано имущество должника, данное обстоятельство было подтверждено Лысяковым А.В. при рассмотрении Арбитражным судом Свердловской области дела N А60-42157/2012 и отражено в его отзыве в рамках настоящего дела; являясь в феврале 2011 года руководителем должника, Лысяков А.В. не мог не знать о наличии отчета закрытого акционерного общества «Гранд-Оценка» от 22.02.2011 N 010-11/Им, соответственно, знал о действительной стоимости имущества должника в размере 194 993 400 руб., установленной оценщиком, однако одобрил соглашение, по которому в погашение задолженности в размере 27 600 000 руб. передано имущество стоимостью 194 993 400 руб.
Апелляционным судом также установлено, что уже 05.04.2012, то есть еще до заключения соглашения о добровольном исполнении судебного акта от 16.04.2012, между Карповым А.В. и обществом «Старт» был заключен предварительный договор купли-продажи в отношении имущества должника, при этом единственным учредителем общества «Старт» являлся Лысяков А.В., с 30.09.2014 он же является и руководителем данного общества, что также подтверждает то обстоятельство, что Лысяков А.В. не мог не знать о составе и стоимости имущества, которое передано Карпову А.В. по соглашению от 16.04.2012. В дальнейшем соглашением от 21.05.2012 к данному предварительному договору была произведена замена общества «Старт» на общество «Столит», которому Карпов А.В. и продал имущество, переданное ему должником по соглашению от 16.04.2012.
Лысяков А.В. 12.11.2012 приобрел у общества «Столит» имущество должника — производственный корпус N 7 и здание производственного корпуса N 3. Оставшееся недвижимое имущество (здание компрессорной станции Литеры Н, Н1, Н2, Н3, Н4, Г88) у общества «Столит» приобрело общество «Проминвест», руководителем и единственным учредителем которого является Лысяков А.А. — сын Лысякова А.В. Имущество продано фактически по той же цене, что была установлена при передаче имущества должником Карпову А.В., то есть, зная о действительной стоимости имущества, Лысяков А.В. не мог не осознавать, что приобретает его по значительно заниженной цене.
При этом непосредственно после продажи имущества Лысякову А.В. и обществу «Проминвест» обществом «Столит» 19.12.2012 начата процедура добровольной ликвидации, по его заявлению 14.02.2013 в отношении данного общества было возбуждено дело о банкротстве по упрощенной процедуре ликвидируемого должника N А60-2761/2013. Из карточки электронного дела следует, что сделки по реализации спорного имущества Лысякову А.В. и обществу «Проминвест», совершенные в период подозрительности, оспорены не были; определением Арбитражного суда Свердловской области от 26.12.2013 конкурсное производство в отношении общества «Столит» завершено, единственным покупателем имущества общества «Столит», а именно трех электропечей сопротивления стоимостью 80 000 руб. являлся Лысяков А.В., указанные печи значатся в перечне имущества, переданного должником Карпову А.В. по соглашению от 16.04.2012.
Учитывая, что установленные обстоятельства свидетельствуют о том, что Лысяков А.В. активно участвовал в выводе активов должника и контролировал его, более того, стал конечным приобретателем имущества должника, апелляционный суд признал, что схема вывода активов должника была реализована в первую очередь в его интересах, именно он является конечным бенефициаром, в связи с чем имеются основания для признания действий бывшего руководителя и участника должника Лысякова А.В. не соответствующими интересам общества и приведшими к возникновению у общества убытков.
Таким образом, апелляционный суд, установив, что материалами дела подтверждается совокупность необходимых условий для привлечения ответчиков к ответственности в виде взыскания убытков, противоправность поведения привлекаемых к ответственности лиц и причинно-следственная связь между противоправным поведением ответчиков и наступившими последствиями — убытками, с учетом степени вины привлекаемых к ответственности лиц, характера их действий, посчитал возможным определить доли ответственности каждого из лиц, участвовавших в схеме, в следующих размерах: Лысяков А.В. — 60%; Богданов А.А. — 25%; Молочков С.Б. — 4%; Молочкова Н.С. — 10%; Климова И.И. — 0,5%; Климов Д.В. — 0,5%.
Принимая во внимание установленную степень вины лиц, участвовавших в выводе активов должника, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что ответственность в виде взыскания с ответчиков в пользу общества «УПИ» убытков подлежит определению в следующих размерах: с Лысякова А.В. — 79 800 000 руб.; с Богданова А.А. — 33 250 000 руб.; с Молочкова С.Б. — 5 320 000 руб.; с Молочковой Н.С. — 13 300 000 руб.; с Климовой И.И. — 665 000 руб.
Выводы суда соответствуют доказательствам, имеющимся в деле, установленным фактическим обстоятельствам и основаны на правильном применении норм права.
Доводы кассационных жалоб о том, что Богдановым А.А. в своем заявлении были изложены обстоятельства вывода актив должника через Карпова А.В., о том, что реально о выводе всего имущества знали лишь Карпов А.В., Лысяков А.В., Макачиров Н.К. и Богданов А.А., данные обстоятельства никем из участников дела, не опровергнуты, соответственно, данные обстоятельства следовало признать доказанными в порядке ст. 70 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не принимаются ввиду неверного толкования норм процессуального права и не соответствия материалам дела, из которых усматривается наличие в обществе корпоративного конфликта, наличие разногласий в отношении понимания обстоятельств вывода активов общества и участия в схеме вывода каждого из ответчиков, в связи с чем оснований для применения норм ст. 70 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации об освобождении от доказывания обстоятельств не имеется.
Доводы о неправомерном предъявлении конкурсным управляющим требований о взыскании с ответчиков убытков при наличии вступившего в законную силу судебного акта о взыскании с Карпова А.В. в пользу должника неосновательного обогащения в сумме 27 600 000 руб., наличии в собственности у Карпова А.В. движимого и недвижимого имущества отклоняются.
В п. 8 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» указано, что удовлетворение требования о взыскании с директора убытков не зависит от того, имелась ли возможность возмещения имущественных потерь юридического лица с помощью иных способов защиты гражданских прав, например, путем применения последствий недействительности сделки, истребования имущества юридического лица из чужого незаконного владения, взыскания неосновательного обогащения, а также от того, была ли признана недействительной сделка, повлекшая причинение убытков юридическому лицу. Однако в случае, если юридическое лицо уже получило возмещение своих имущественных потерь посредством иных мер защиты, в том числе путем взыскания убытков с непосредственного причинителя вреда (например, работника или контрагента), в удовлетворении требования к директору о возмещении убытков должно быть отказано.
Данный довод рассматривался судом апелляционной инстанции и обоснованно был отклонен, исходя из того, что доказательств исполнения Карповым А.В. судебного акта не имеется, фактическая стоимость утраченного имущества значительно превышает взысканную с Карпова А.В. денежную сумму, повторность взыскания отсутствует.
Ссылка заявителей кассационных жалоб на то, что судом апелляционной инстанции не рассмотрено заявление о применении срока исковой давности, не принимается в качестве основания для отмены судебных актов, поскольку, как видно из содержания постановления, данное ходатайство судом апелляционной инстанции принято к рассмотрению, исковые требования рассмотрены по существу ввиду отсутствия оснований считать срок исковой давности пропущенным исходя из того, что конкурсным управляющим настоящее заявление подано в суд 18.11.2014, а события, послужившие основанием для его подачи, происходили в 2012 г. (вывод имущества произведен по соглашению от 16.04.2012).
Иные доводы заявителей, изложенные в кассационных жалобах, судом кассационной инстанции отклоняются, поскольку не свидетельствуют о нарушении судом апелляционной инстанции норм права и сводятся лишь к переоценке установленных по делу обстоятельств и имеющихся доказательств. Суд кассационной инстанции считает, что все обстоятельства, имеющие существенное значение для дела, судом апелляционной инстанций установлены, представленные сторонами доказательства полно и всесторонне исследованы и оценены в соответствии с требованиями ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Их переоценка не входит в компетенцию суда кассационной инстанции (ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
Нарушений норм материального или процессуального права, являющихся в силу ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены судебных актов, судом кассационной инстанции не установлено.
С учетом изложенного оснований для удовлетворения кассационных жалоб не имеется, постановление суда апелляционной инстанции отмене не подлежит.
Руководствуясь ст. 286, 287, 289, 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.09.2016 по делу N А60-52543/2012 Арбитражного суда Свердловской области оставить без изменения, кассационные жалобы Лысякова Александра Валентиновича, Климовой Ирины Ивановны, Молочкова Сергея Борисовича, Молочковой Нины Сергеевны, Макачирова Николая Константиновича — без удовлетворения.
Возвратить Лысякову Александру Валентиновичу из федерального бюджета 3000 руб. государственной пошлины, ошибочно уплаченной при подаче кассационной жалобы на основании чека-ордера от 18.10.2016.
Отменить приостановление исполнения постановления Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.09.2016 по делу N А60-52543/2012 Арбитражного суда Свердловской области, принятое определением Арбитражного суда Уральского округа от 02.11.2016.
Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном ст. 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий
Н.А.АРТЕМЬЕВА

Судьи
И.А.КРАСНОБАЕВА
Н.В.ШЕРШОН

——————————————————————

Задать вопрос

Please leave this field empty.

Please leave this field empty.Please leave this field empty.