Все новости законодательства
у вас на почте

Подпишитесь на рассылки

Все новости законодательства в вашей электронной почте

Подпишитесь на наши рассылки

РЕШЕНИЕ Приморского районного суда Архангельской области от 18.05.2020 № 2-413/2020

ПРИМОРСКИЙ РАЙОННЫЙ СУД АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ
от 18 мая 2020 г. по делу N 2-413/2020

Приморский районный суд Архангельской области в составе
председательствующего судьи Лощевской Е.А.
при секретаре А.Н.
с участием помощника прокурора Анащенко М.А.,
рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Архангельске, в помещении Приморского районного суда Архангельской области гражданское дело по исковому заявлению А.Л. к садоводческому некоммерческому товариществу «Судоремонтник» о признании незаконным приказа от 28 декабря 2019 «Об установлении неполного рабочего времени», восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда,

установил:

А.Л. обратилась в суд с иском к садоводческому некоммерческому товариществу «Судоремонтник» (далее по тексту СНТ «Судоремонтник», Товарищество) о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка, компенсации морального вреда. В обоснование требований указала, что 01 мая 2017 года истец была принята на работу в СНТ «Судоремонтник» на должность кассира, с 01 июня 2017 года переведена на должность юрисконсульта на основании решения общего собрания от 18 июня 2017 года, а с 01 января 2018 года переведена на должность юрисконсульта-кассира. На основании приказа N от 28 декабря 2019 года с 01 марта 2020 истцу установлен неполный рабочий день. С 01 марта 2020 года истец уволена по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ (сокращение штата организации), поскольку отказалась продолжить работу на условиях неполного рабочего дня. В день увольнения с работником не был произведен полный расчет — выплата зачислена на следующий день, запись в трудовую книжку внесена только 04 марта 2020 года. Истец полагает, что увольнение произведено незаконно по следующим основаниям. На момент издания приказа N 5 от 28.12.2019 г. Об установлении неполного рабочего времени и Уведомления об установлении неполного рабочего времени от 28.12.2019 г. в СНТ «Судоремонтник» отсутствовало новое штатное расписание с оплатой по должности юрисконсульта — кассира 0,25 ставки оклада. Определение условий, на которых осуществляется оплата труда лиц, с которыми Товариществом заключены трудовые договоры, утверждение положения об оплате труда работников, на основании устава СНТ «Судоремонтник» относится к исключительной компетенции общего собрания членов Товарищества. Новое штатное расписание утверждалось на общем собрании садоводов СНТ «Судоремонтник» 01 марта 2020 года, тогда же решался вопрос о сокращении должности юрисконсульта — кассира. Также истец считает, что действиями ответчика ей причинен моральный вред, который оценивает в 100000 рублей. На основании изложенного, просит восстановить на работе в Садоводческом некоммерческом товариществе «Судоремонтник» в должности юрисконсульта-кассира, взыскать с ответчика средний заработок за время вынужденного прогула с 02.03.2020 по день восстановления на работе из расчета 17508 рублей 40 копеек за 1 месяц вынужденного прогула, взыскать компенсацию морального вреда в размере 100000 рублей.
В судебном заседании 26 марта 2020 года истец увеличила исковые требования, дополнительно просила признать незаконным приказ СНТ «Судоремонтник» от 28 декабря 2019 года N 5 «Об установлении неполного рабочего времени», увеличение иска принято определением суда.
В судебном заседании истец А.Л. на исковых требованиях настаивала, с учетом увеличения иска просила суд признать незаконным приказ от 28 декабря 2019 N 5, восстановить на работе, взыскать средний заработок за время вынужденного прогула в период со 2 марта 2020 года по 13 мая 2020 года в размере 69339,64 руб., исходя из расчета — время вынужденного прогула 73 календарных дня, размер среднедневного заработка 950,68 руб., компенсацию морального вреда в размере 100000 руб.
Представитель ответчика Ч., действующий на основании доверенности, в судебном заседании с исковыми требованиями не согласился в полном объеме, в обоснование возражений указал, что увольнение было произведено в связи с тем, что А.Л. отказалась от работы на неполный рабочий день, ей предлагались другие должности в СНТ «Судоремонтник», но она также не согласилась. Кроме этого, полагает, что работа А.Л. в должности юрисконсульта-кассира является незаконной, т.к. решением собрания данная должность была сокращена.
Выслушав стороны, свидетеля, исследовав письменные материалы дела, заслушав заключение прокурора Анащенко М.А., полагавшего иск подлежащим удовлетворению, оценив представленные доказательства в их совокупности с действующим законодательством, суд приходит к следующему.
Как установлено в судебном заседании, следует из материалов дела и не оспаривается стороной ответчика, А.Л. принята на должность кассира СНТ «Судоремонтник» с 1 мая 2017 года, Приказом от 31 мая 2017 года переведена на должность юрисконсульта, Приказом от 1 января 2018 года переведена на должность юрисконсульта-кассира с 1 января 2018 года указанного товарищества на полную ставку с окладом 9479 руб. (приказ от 30 апреля 2017; 31 мая 2017; 29 декабря 2017 года, дополнительное соглашение от 1 июня 2017 года к трудовому договору; дополнительное соглашение от 1 января 2018 года к трудовому договору).
Факт работы истца в должности юрисконсульта-кассира с января 2018 года на полную ставку, не оспорен стороной ответчика, подтверждается пояснениями истца А.Л., свидетеля <данные изъяты>., который в указанный период являлся председателем СНТ «Судоремонтник», а также письменными материалами дела — табелями учета рабочего времени (за период с октября 2019 по 29 февраля 2020 года); штатными расписаниями ШР-1/2018, действующим с 1 января 2018 года, N ШР-1/2019, действующим с 1 января 2019 года.
Согласно части 1 статьи 56 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор — это соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию в интересах, под управлением и контролем работодателя, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.
Обязательными условиями, подлежащими включению в трудовой договор, являются трудовая функция (работа по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретный вид поручаемой работнику работы) условия оплаты труда (в том числе размер тарифной ставки или оклада (должностного оклада) работника, доплаты, надбавки и поощрительные выплаты); режим рабочего времени и времени отдыха (часть 2 статьи 57 Трудового кодекса Российской Федерации).
Из представленных доказательств следует, что хоть между А.Л. и работодателем не был заключен трудовой договор, истец выполняла функции юрисконсульта-кассира СНТ «Судоремонтник» на полную ставку, был установлен режим рабочего времени, согласно которому, истец имела пятидневную рабочую неделю.
Статьей 72 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что изменение определенных сторонами условий трудового договора, в том числе перевод на другую работу, допускается только по соглашению сторон трудового договора, за исключением случаев, предусмотренных этим кодексом. Соглашение об изменении определенных сторонами условий трудового договора заключается в письменной форме.
Часть первая статьи 74 Трудового кодекса Российской Федерации предусматривает исключение из общего правила об изменении определенных сторонами условий трудового договора только по соглашению сторон (статья 72 данного Кодекса) и предоставляет работодателю возможность одностороннего изменения таких условий, ограничивая в то же время данное право случаями невозможности сохранения прежних условий вследствие изменений организационных или технологических условий труда.
28 декабря 2019 года председателем СНТ «Судоремонтник» Т. (избрана председателем СНТ решением общего собрания СНТ «Судоремонтник» от 31 августа 2019 года), издан Приказ N 5 «Об установлении неполного рабочего времени», согласно которому в связи с организационными изменениями условий труда (со значительным уменьшением объема работы) в соответствии со ст. 74 ТК РФ установлен с 1 марта 2020 года юрисконсульту-кассиру А.Л. неполный рабочий день с режимом работы: продолжительность рабочей недели трехдневная с четырьмя выходными днями, рабочего времени — 36 часов в месяц; время работы с 9 до 12-30; бухгалтеру производить оплату труда из расчета 25% от оклада согласно штатного расписания.
На основании указанного приказа А.Л. направлено уведомление о том, что в соответствии с приказом с 1 марта 2020 года будет введен режим неполного рабочего времени, заработная плата будет выплачиваться пропорционально отработанному времени из расчета 25% оклада согласно штатного расписания; в случае отказа от продолжения работы в режиме неполного рабочего времени трудовой договор будет расторгнут в соответствии со ст. 74 ТК РФ.
В судебном заседании установлено, что указанное уведомление получено А.Л., в феврале 2020 года истцу представлен перечень вакантных должностей в СНТ «Судоремонтник»- электрик 50% оклада, дворник 25% оклада, от перехода на данные должности истец отказалась, также отказалась и от работы в должности юрисконсульт-кассир на условиях неполной рабочей недели.
В связи отказом А.Л. от работы в должности юрисконсульт-кассир на условиях неполной рабочей недели, в повестку дня общего собрания членов СНТ «Судоремонтник», состоявшемся 1 марта 2020 года включен вопрос о сокращении должности юрисконсульта-кассира.
Решением собрания должность юрисконсульта-кассира сокращена. Приказом N 1 от 1 марта 2020 года трудовой договор от 1 мая 2017 года с А.Л. прекращен в связи с сокращением штата организации, п. 2 части 1 ст. 81 ТК РФ, основание — Приказ N 5 от 28 декабря 2019 года «Об установлении неполного рабочего времени».
Истец, полагая процедуру увольнения нарушенной, обратилась в суд с требованиями о признании незаконным приказа N 5 от 28 декабря 2019 года «Об установлении неполного рабочего времени» и признании незаконным увольнения п. 2 части 1 ст. 81 ТК РФ.
Реализуя закрепленные Конституцией Российской Федерации (статья 34, часть 1; статья 35, часть 2) права, работодатель в целях осуществления эффективной экономической деятельности и рационального управления имуществом вправе самостоятельно, под свою ответственность принимать необходимые кадровые решения, обеспечивая при этом в соответствии с требованиями статьи 37 Конституции Российской Федерации закрепленные трудовым законодательством гарантии трудовых прав работников. Принятие решения об изменении структуры, штатного расписания, численного состава работников организации относится к исключительной компетенции работодателя.
В соответствии с частью 1 ст. 74 Трудового кодекса РФ в случае, когда по причинам, связанным с изменением организационных или технологических условий труда (изменения в технике и технологии производства, структурная реорганизация производства, другие причины), определенные сторонами условия трудового договора не могут быть сохранены, допускается их изменение по инициативе работодателя, за исключением изменения трудовой функции работника.
Согласно ч. 2 ст. 74 Трудового кодекса Российской Федерации, о предстоящих изменениях определенных сторонами условий трудового договора, а также о причинах, вызвавших необходимость таких изменений, работодатель обязан уведомить работника в письменной форме не позднее чем за два месяца, если иное не предусмотрено указанным Кодексом.
Если работник отказывается от продолжения работы в режиме неполного рабочего дня (смены) и (или) неполной рабочей недели, то трудовой договор расторгается в соответствии с пунктом 2 части первой статьи 81 указанного Кодекса. При этом работнику предоставляются соответствующие гарантии и компенсации (ч. 6 ст. 74 ТК РФ).
Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», разрешая дела о восстановлении на работе лиц, трудовой договор с которыми был прекращен по пункту 7 части 1 статьи 77 ТК РФ (отказ от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора), необходимо учитывать, что исходя из статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, работодатель обязан, в частности, представить доказательства, подтверждающие, что изменение, определенных сторонами условий трудового договора, явилось следствием изменений организационных или технологических условий труда, например, изменений в технике и технологии производства, совершенствовании рабочих мест на основе их аттестации, структурной реорганизации производства. При отсутствии таких доказательств, прекращение трудового договора по пункту 7 части 1 статьи 77 ТК РФ не может быть признано законным.
В данном случае, доказательств наличия причин, влекущих изменение организационных или технологических условий труда, ответчиком в нарушение требований ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, представлено не было.
Кроме этого, при разрешении настоящего спора, необходимо учитывать следующее.
Особенности гражданско-правового положения некоммерческих организаций, создаваемых гражданами для ведения садоводства и огородничества в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации регулируются Федеральным законом от 29.07.2017 N 217-ФЗ (ред. от 03.08.2018) «О ведении гражданами садоводства и огородничества для собственных нужд и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее — Закон N 217-ФЗ).
Согласно ст. 8 Закон N 217-ФЗ в уставе товарищества в обязательном порядке указываются порядок управления деятельностью товарищества, в том числе полномочия органов товарищества, порядок принятия ими решений.
В силу пп. 3, 12 ч. 1 ст. 17 Федерального закона от 29.07.2017 N 217-ФЗ к исключительной компетенции общего собрания членов товарищества относятся: определение условий, на которых осуществляется оплата труда председателя товарищества, членов правления товарищества, членов ревизионной комиссии (ревизора), а также иных лиц, с которыми товариществом заключены трудовые договоры, утверждение положения об оплате труда работников и членов органов товарищества, членов ревизионной комиссии (ревизора), заключивших трудовые договоры с товариществом.
Согласно п. 14 ч. 7 ст. 18 Федерального закона от 29.07.2017 N 217-ФЗ к полномочиям правления товарищества относятся разработка и представление на утверждение общего собрания членов товарищества порядка ведения общего собрания членов товарищества и иных внутренних распорядков товарищества, положений об оплате труда работников и членов органов товарищества, заключивших трудовые договоры с товариществом.
Председатель товарищества действует без доверенности от имени товарищества, в том числе принимает на работу в товарищество работников по трудовым договорам, осуществляет права и исполняет обязанности товарищества как работодателя по этим договорам (п. 5 ч. 1 ст. 19 Федерального закона от 29.07.2017 N 217-ФЗ).
Полномочия общего собрания членов СНТ «Судоремонтник» предусмотрены разделом 5.2 Устава, в соответствии с подпунктом 3 пункта 5.2.1 которого, определение условий, на которых осуществляется оплата труда председателя товарищества, членов правления товарищества, членов ревизионной комиссии (ревизора), а также иных лиц, с которыми товариществом заключены трудовые договоры, относится к исключительной компетенции общего собрания членов СНТ «Судоремонтник».
Полномочия правления Товарищества по разработке и представлению на утверждение общего собрания членов товарищества, порядка ведения общего собрания членов товарищества и иных внутренних распорядков товарищества, положений об оплате труда работников и членов органов товарищества, заключивших трудовые договоры с товариществом, предусмотрена п. п. п. 14 п. 5.3.7 Устава.
Деятельность председателя товарищества, предусмотренная п. 5 ч. 1 ст. 19 Федерального закона от 29.07.2017 N 217-ФЗ, регламентируется п. п. 5 п. 5.3.1 Устава, согласно которому председатель товарищества принимает на работу в товарищество по трудовым договорам, осуществляет права и исполняет обязанности товарищества как работодателя по этим договорам.
Таким образом, как из приведенных норм закона, так и из утвержденных в их развитие положений Устава СНТ «Судоремонтник», следует, что вопросы, связанные с утверждением штатного расписания, внесения в него изменений, которые напрямую связаны с вопросом об оплате труда включенных в штатное расписание работников, относятся к исключительной компетенции общего собрания членов СНТ «Судоремонтник».
Из материалов дела следует и ответчиком не оспаривалось, что решение о внесении изменений в штатное расписание об установлении неполного рабочего времени юрисконсульту-кассиру, на общем собрании членов СНТ «Судоремонтник» не принималось.
Представленный стороной ответчика в материалы дела проект штатного расписания об установлении юрисконсульту-кассиру ставки 0,25 от штатной единицы, содержит отметку о том, что данный проект готовился для утверждения на собрании 20 октября 2019 года.
Из протокола заседания правления СНТ «Судоремонтник» от 5 октября 2019 года следует, что правление приняло решение об обсуждении проекта штатного расписания на общем собрании 20 октября 2019 года, однако, как установлено в судебном заседании, указанное собрание не состоялось по причине отсутствия кворума, и в дальнейшем, до 1 марта 2020 года общего собрания членов СНТ, не проводилось.
С учетом установленных обстоятельств, суд приходит к выводу о том, что приказ N 5 от 28 декабря 2019 года «Об установлении неполного рабочего времени юрисконсульту-кассиру», является незаконным, т.к. издан в отсутствии решения общего собрания о внесении изменений в штатное расписание об установлении неполного рабочего времени юрисконсульту-кассиру.
Согласно п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.
Из приказа N 1 от 1 марта 2020 года «О прекращении трудового договора» с А.Л. и пояснений председателя СНТ «Судоремонтник» в судебном заседании, следует, что основанием для расторжения трудового договора с истцом, явился приказ N 5 от 28 декабря 2019 года «Об установлении неполного рабочего времени юрисконсульту-кассиру», причиной расторжения трудового договора явился отказ А.Л. от продолжения работы в условиях неполного рабочего дня и отказ от работы по предложенным должностям.
С учетом того, что суд пришел к выводу о неправомерности издания приказаN 5 от 28 декабря 2019 года «Об установлении неполного рабочего времени юрисконсульту-кассиру», приказ о прекращении трудового договора, изданный на основании незаконного приказа, также является незаконным.
Кроме этого, как следует из текста приказа N 1 от 1 марта 2020 года, данный приказ прекращает трудовой договор, заключенный 1 мая 2017 года, которым А.Л. принята на работу на должность кассира, в должности юрисконсульта-кассира истец работает на основании приказа от 29 декабря 2017 года, что свидетельствует о неправильности формулировки, что также подтверждает незаконность обжалуемого приказа.
Довод стороны ответчика о том, что истец незаконно работала в должности юрисконсульта-кассира, опровергается материалами дела.
Из представленных доказательств следует, что с января 2018 года в СНТ «Судоремонтник» действует штатное расписание со штатом в количестве 3.1 единицы, в штат включена должность юрисконсульт-кассир 1 штатная единица, установлен оклад 9489 руб., указанное штатное расписание принято на собрании уполномоченных СНТ «Судоремонтник» 17 февраля 2018 года, исходя из указанного штата, утверждена смета доходов и расходов на 2018 год.
Действительно, собрание уполномоченных N 2 от 17 июня 2018 года, решило деятельность юрисконсульта с 17 июня 2018 года отменить. Однако, в дальнейшем, как следует из пояснений свидетеля <данные изъяты>., а также письменных материалов дела, Правление пришло к выводу о том, что решение собрания по указанному вопросу является ничтожным, т.к. вопрос об исключении должности юрисконсульта-кассира не был включен в повестку дня собрания, поэтому А.Л. продолжала работать на прежних условиях в должности юрисконсульт-кассир.
Из штатного расписания на 2019 год следует, что должность юрисконсульта-кассира — 1 штатная единица, включена в штат СНТ «Судоремонтник», включена данная должность и также в штат Товарищества с 1 января 2020 года.
Из указанного следует, что прекращение трудовых отношений между СНТ «Судоремонтник» и А.Л. в 2018 году надлежащим образом не оформлено, истец изначально была принята с 1 января 2018 года на должность юрисконсульта-кассира и продолжала работу в данной должности до момента ее увольнения, в связи с чем, ее увольнение должно было быть произведено в соответствии с нормами трудового законодательства.
В соответствии с ч. 1 ст. 394 Трудового кодекса Российской Федерации в случае признания увольнения или перевода на другую работу незаконными работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор.
В силу ч. 2 данной статьи орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула или разницы в заработке за все время выполнения нижеоплачиваемой работы.
В данном случае временем вынужденного прогула у А.Л. является период со 2 марта 2020 года по 18 мая 2020 года согласно производственным календарям в указанном периоде было 56 рабочих дня.
Согласно справке, представленной ответчиком, средний дневной заработок истца составляет 950 руб. 68 коп.
Таким образом, размер среднего заработка истца за период вынужденного прогула составляет 53238 руб. 08 коп. (950,68 руб. x 56 дней).
Расчет размера среднего заработка за время вынужденного прогула, предоставленный истцом, судом отклоняется. Ссылка истца на позицию Конституционного суда, изложенную в постановлении от 13.11.2019 N 34-П, является ошибочной, т.к. указанный в данном постановлении порядок расчета не применим при расчете среднего заработка за время вынужденного прогула.
Также судом отклоняется расчет среднего заработка за время вынужденного прогула, представленный стороной ответчика, т.к. выполнен произвольно, без учета действующего на момент увольнения штатного расписания, которым установлен месячный размер заработной платы юрисконсульта-кассира. Более того, стороной ответчика ранее был предоставлен расчет размера среднедневного заработка А.Л., выполненный на основании размера заработка истца, который составляет 950,68 руб.
Согласно записке-расчету при увольнении А.Л. было выплачено выходное пособие в размере 19964 руб. 28 коп.
В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пп. 4 п. 62 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», при взыскании среднего заработка в пользу работника, восстановленного на прежней работе, или в случае признания его увольнения незаконным выплаченное ему выходное пособие подлежит зачету. В связи с чем, в пользу истца подлежит взысканию средний заработок за время вынужденного прогула в размере 33 273 руб. 80 коп. (53238,08-19964,28).
В силу положений ст. 237 Трудового кодекса Российской Федерации моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.
В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 63 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.
Принимая во внимание, что факт нарушения работодателем прав работника, подтвержден материалами дела, суд приходит к выводу о праве истца на взыскание компенсации морального вреда.
Определяя размер компенсации морального вреда, суд с учетом обстоятельств дела, требований разумности и справедливости считает возможным взыскать с ответчика в пользу истца в счет возмещения компенсации морального вреда 2000 руб., полагая заявленную истцом сумму в размере 100 000 руб. чрезмерной.
В соответствии с ч. 1 ст. 103 ГПК РФ с ответчика в доход местного бюджета подлежит взысканию государственная пошлина, от уплаты которой истец был освобожден, в размере 1498 руб. 21 коп. (по требованиям имущественного характера и неимущественного характера).
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194 — 199, ГПК РФ, суд

решил:

Исковые требования А.Л. к садоводческому некоммерческому товариществу «Судоремонтник» о признании незаконным приказа от 28 декабря 2019 «Об установлении неполного рабочего времени, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, удовлетворить частично.
Признать незаконным приказ председателя садоводческого некоммерческого товарищества «Судоремонтник» N 5 от 28 декабря 2019 года «Об установлении неполного рабочего времени».
Восстановить со 2 марта 2020 года А.Л. на работе в садоводческом некоммерческом товариществе «Судоремонтник» в должности юрисконсульт-кассир.
Решение о восстановлении на работе А.Л. в должности юрисконсульт-кассир, обратить к немедленному исполнению.
Взыскать с садоводческого некоммерческого товарищества «Судоремонтник» в пользу А.Л. заработную плату за время вынужденного прогула за период со 2 марта 2020 года по 18 мая 2020 года в размере 33273,80 коп., компенсацию морального вреда в размере 2 000 руб. Всего взыскать 35273 (тридцать пять тысяч двести семьдесят три) руб. 80 коп.
В удовлетворении остальной части исковых требований А.Л. отказать.
Взыскать с садоводческого некоммерческого товарищества «Судоремонтник» в доход местного бюджета государственную пошлину в размере 1498 руб. 21 коп.
Решение может быть обжаловано в Архангельский областной суд через Приморский районный суд в течение месяца со дня вынесения решения судом в окончательной форме.

Судья
Е.А.ЛОЩЕВСКАЯ

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО