Все новости законодательства
у вас на почте

Подпишитесь на рассылки

Все новости законодательства в вашей электронной почте

Подпишитесь на наши рассылки

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ Московского городского суда от 26.02.2020 № 33-4468/2020

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 26 февраля 2020 г. по делу N 33-4468/2020

Судья: Максимовских Н.Ю.
Гр. дело суда первой инстанции: N 2-3891/2019

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда
в составе председательствующего Чубаровой Н.В.,
судей Андриясовой А.С., Мареевой Е.Ю.,
при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Культюгиной А.Т.,
заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Чубаровой Н.В.,
дело по апелляционным жалобам представителя истца Кировской областной нотариальной палаты по доверенности К.Е., представителя ответчика Т. по доверенности Р. на решение Люблинского районного суда г. Москвы от 21 августа 2019 года, которым постановлено:
В удовлетворении исковых требований Кировской областной нотариальной палаты к нотариусу Кировского нотариального округа Кировской области Т. о лишении права занятия нотариальной деятельности, изъятии нотариального архива согласно номенклатуре дел, гербовой печати — отказать.
В удовлетворении встречных исковых требований нотариуса Кировского нотариального округа Кировской области Т. к Кировской областной нотариальной палате о признании незаконным и отмене решения Правления КоНП, оформленное протоколом N 7 от 10 мая 2018 года о наложении дисциплинарного взыскания и о направлении ходатайства о лишении ее права занятия нотариальной деятельностью — отказать,

установила:

Кировская областная нотариальная палата обратилась в суд с иском к нотариусу Кировского нотариального округа Кировской области Т. о лишении права занятия нотариальной деятельности, изъятии нотариального архива согласно номенклатуре дел, гербовой печати. В обоснование исковых требований истец указал, что в соответствии с решением Правления КОНП от 11.09.2017 г. (протокол N 14), 27.09.2017 г. была проведена внеплановая проверка профессиональной деятельности нотариуса Т. на предмет взимания нотариальных тарифов и платы за услуги правового и технического характера. В ходе проверки комиссией был выявлен ряд нарушений, по результатам проверки рекомендовано признать работу нотариуса в части взимания тарифов и платы за оказание услуг правового и технического характера неудовлетворительной. Решением Правления КОНП от 25.10.2017 г. (протокол N 15) результаты проверки комиссии признаны достоверными, работа Т. признана неудовлетворительной и к нотариусу применено дисциплинарное взыскание в виде выговора. Решением Ленинского районного суда г. Кирова от 28.08.2018 г. в удовлетворении исковых требований Т. о признании вышеуказанного решения КОНП незаконным было отказано. На основании графика проверок, утвержденного решением Правления КОНП от 25.12.2017 г. (протокол N 18) (с изменениями от 26.02.2018 г. (протокол N 2)) 21.03.2018 г. комиссией проведена проверка профессиональной деятельности нотариуса Т., по результатам которой 21.03.2018 года был составлен акт. Нарушения, обнаруженные в результате данной проверки в своей совокупности, позволили сделать вывод о систематическом осуществлении нотариусом деятельности с нарушением требований законодательства, в нарушение прав и законных интересов обращающихся лиц и неисполнением нотариусом установленных законом профессиональных обязанностей. На основании данного акта проверки Правлением КОНП 10.05.2018 г. (протокол N 7) вынесено решение о признании результатов проверки профессиональной деятельности нотариуса Т. неудовлетворительными и на основании подпункта 9.2.1 пункта 9.2 пунктов 9.3, 9.4, 11.46 Кодекса профессиональной этики нотариусов в РФ (утв. Минюстом России 19.01.2016) за нарушение подпунктов 3.1.1 пункта 3.1 Кодекса профессиональной этики нотариусов в РФ и привлечении нотариуса Т. к дисциплинарной ответственности в виде строгого выговора, а также об обращении в суд о лишении права осуществлять нотариальную деятельность и изъятии документов для проведения исследования в отношении которых имелись признаки подделки подписей граждан. Экспертным исследованием установлено, что ряд подписей на документах нотариальных дел нотариуса Т. от имени гражданки К.А. выполнены путем сканирования указанных подписей и последующей вставкой фрагментов, т.е. подписи выполнены путем монтажа. Фальсификация (подделка) документов несовместима с деятельностью нотариуса и ставит под сомнение законность иных совершенных нотариусом Т. нотариальных действий. Выявленные истцом в работе ответчика нарушения правил ведения нотариальной деятельности носят системный характер и, безусловно, умаляют авторитет всего нотариального сообщества.
Ответчик нотариус Т. обратилась со встречным исковым заявлением к Кировской областной нотариальной палате о признании незаконным и отмене решения Правления КоНП, оформленное протоколом N 7 от 10 мая 2018 года, о наложении дисциплинарного взыскания и о направлении ходатайства о лишении ее права занятия нотариальной деятельностью, в обоснование которого указывает, что вменяемые нотариусу нарушения являются, очевидно, надуманным и субъективным мнением проверяющих о том, какие формулировки следует использовать в нотариальных документах. Содержание удостоверенных нотариусом документов соответствуют законодательству и сложившейся региональной практике нотариальной деятельности, утвержденные и обязательные к применению формы договоров и соглашений отсутствуют. Ни одна сделка, удостоверенная нотариусом, не была оспорена в суде. Жалоб на ее некомпетентность по нотариальным действиям, которые были расценены проверяющими, как имеющие недостатки, в КОНП не поступало. Решение КОНП об обращении в суд с иском принято без учета того, что неоднократное совершение дисциплинарных поступков не является безусловным основанием для лишения нотариуса права нотариальной деятельности, у КОНП нет доказательств о невозможности дальнейшего продолжения Т. нотариальной деятельности. Строгий выговор является несоразмерной мерой юридической ответственности, неадекватной и несправедливой. КОНП не было соблюдено право истца на своевременное извещение о дате предстоящей проверки и лицах, участвующей в ней, в акте от 21 марта 2018 г. не определен период проверки профессиональной деятельности нотариуса, акт не отвечает требованиям пп. а п. 6 Приложения N 2 к Положению, в нем содержится информация о фактах нарушений, которые ими не являются, это также привело к тому, что нотариус была лишена возможности представить объяснений в данной части. КОНП не был соблюден порядок проведения проверки, сведения, отраженные в акте, ничем не подтверждены.
Представители истца в судебное заседание явились, исковые требования поддержали, просили удовлетворить, в удовлетворении встречного иска просили отказать, представили письменные возражения.
Представители ответчика в судебное заседание явились, в удовлетворении иска просили отказать, представили письменные возражения, встречные исковые требования поддержали, просили удовлетворить.
Судом постановлено указанное выше решение, об отмене которого просят представитель истца Кировской областной нотариальной палаты по доверенности К.Е., представитель ответчика Т. по доверенности Р. по доводам апелляционных жалоб.
Представители истца по первоначальному иску К.Е., С. в судебное заседание суда апелляционной инстанции явились, доводы апелляционной жалобы поддержали, против доводов апелляционной жалобы представитель ответчика Т. по доверенности Р. возражали.
В суде апелляционной инстанции представители ответчика по первоначальному иску В., Р. доводы апелляционной жалобы поддержали, против доводов апелляционной жалобы представителя истца Кировской областной нотариальной палаты по доверенности К.Е. возражали.
Ответчик Т., представитель третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Кировской области в судебное заседание суда апелляционной инстанции не явились, о дате, времени и месте рассмотрения дела извещены надлежащим образом, в связи с чем судебной коллегией постановлено о рассмотрении дела в их отсутствие в соответствии со ст. 167 ГПК РФ.
Проверив материалы дела в пределах доводов апелляционной жалобы, выслушав объяснения сторон, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда с учетом следующего.
Согласно ч. 1 ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным.
Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 года N 23 «О судебном решении», решение является законным в том случае, когда оно вынесено при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (ч. 4 ст. 1, ч. 3 ст. 11 ГПК РФ).
Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 — 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.
В силу ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ, п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.06.2012 N 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции», суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.
Судом установлено и подтверждается материалами дела, что Т. на основании приказа начальника Управления юстиции по Кировской области N 760лс от 04.11.2004 года, была назначена на должность нотариуса, занимающегося частной практикой в Богородском нотариальном округе Кировской области.
С 25 февраля 2009 года Т. была назначена на должность нотариуса, занимающегося частной практикой в Советском нотариальном округе Кировской области.
С 13 января 2015 года и по настоящее время Т. осуществляет полномочия нотариуса, занимающегося частной практикой в Кировском нотариальном округе Кировской области.
В соответствии с решением Правления КОНП от 11.09.2017 г. (протокол N 14), 27.09.2017 г. была проведена внеплановая проверка профессиональной деятельности нотариуса Т. на предмет взимания нотариальных тарифов и платы за услуги правового и технического характера.
В ходе проверки комиссией был выявлен ряд нарушений, по результатам проверки рекомендовано признать работу нотариуса в части взимания тарифов и платы за оказание услуг правового и технического характера неудовлетворительной. Решением Правления КОНП от 25.10.2017 г. (протокол N 15) результаты проверки комиссии признаны достоверными, работа Т. признана неудовлетворительной и к нотариусу применено дисциплинарное взыскание в виде выговора.
На основании графика проверок, утвержденного решением Правления КОНП от 25.12.2017 г. (протокол N 18) (с изменениями от 26.02.2018 г. (протокол N 2) 21.03.2018 г., комиссией проведена проверка профессиональной деятельности нотариуса Т. по результатам которой 21.03.2018 года был составлен акт.
В соответствии с актом от 21 марта 2018 года в работе нотариуса были выявлены следующие нарушения:
— нарушение требований статьи 349 ГК РФ, устанавливающих порядок обращения взыскания на заложенное имущество. В договоре от 02.03.2017 г. по реестру за N 3-355 существенное условие о порядке обращения взыскания на заложенное имущество, принадлежащее несовершеннолетнему, не содержит условий о наличии распоряжения органа опеки и попечительства, запрещающего отчуждение такого имущества без согласия указанного органа,
— нарушение требований пункта 6 статьи 85 НК РФ, согласно которому нотариусы, занимающие частной практикой, обязан сообщать о выдаче свидетельств о праве на наследство в налоговые органы соответственно по месту своего нахождения, месту жительства не позднее пяти дней со дня соответствующего нотариального удостоверения. Сведения о выданных свидетельствах о праве на наследство по наследственному делу N 56/2015 в налоговый орган не направлялись,
— нарушение требований статьи 35 СК РФ, в договоре купли-продажи, удостоверенным 08.02.2018 г. по реестру за N….., отсутствует согласие супруга продавца. Информация, подтверждающая отсутствие брака у продавца, также отсутствует,
— нарушение требований ст. 16 Основ, согласно которой нотариус обязан оказывать физическим и юридическим лицам содействие в осуществлении их прав и защите законных интересов, разъяснять им права и обязанности, предупреждать о последствиях совершаемых нотариальных действий с тем, чтобы юридическая неосведомленность не могла быть им использована во вред:
нотариус при составлении договоров отчуждения акций, долей в уставном капитале (складочном) капитале хозяйственных товариществ и обществ не указывает правильный юридический состав договора купли-продажи, предусмотренных ст. 454 ГК РФ, а именно отсутствуют обязательства по передаче, принятию и оплате товара, по правовой природе такие договоры являются лишь актами передачи (например, договор от 18.01.2017 г. по реестру за N…),
соглашение о разделе недвижимого имущества, приобретенного супругами в период брака и находящегося в залоге, удостоверяется без согласия залогодержателя (соглашение от 20.01.2018 г. по реестру за N…..), что не соответствует положениям ст. 346 п. 2 ГК РФ,
в соглашении о разделе имущества, приобретенного супругами в период брака, от 21.11.2016 по реестру за N… отсутствуют описание предмета раздела, условие компенсации, порядок передачи имущества, моментом прекращения права совместной собственности на недвижимое имущество указано заключение соглашения о разделе, а не государственная регистрация, что не соответствует п. 2 ст. 233 ГК РФ,
по условиям соглашения от 07.10.2016 по реестру за N… определена оценка передаваемого имущества одному супругу в размере… рублей, другому… руб., при этом последний уплачивает первому несоразмерную компенсацию в размере… руб.,
в приложениях к договору купли-продажи доли в праве общей собственности на недвижимое имущество от 24.01.2018 по реестру за N…. отсутствуют сведения, подтверждающие удостоверение нотариусом круга сособственников. Исходя из сведений, содержащихся в выписке из ЕГРН, права в государственном реестре недвижимости на момент удостоверения сделки были зарегистрированы только у одного собственника, сведения об иных собственниках отсутствовали, но отказы от преимущественного права покупки взяты от троих граждан, при чем факт проверки (либо отсутствия таковой) нотариусом является ли гражданин сособственником данного жилого помещения или нет ничем не подтверждаются,
в приложении к договору купли-продажи от 09.02.2018 г. по реестру…. имеются распоряжение органов опеки и попечительства о разрешении продажи недвижимого имущества несовершеннолетнего при условии приобретения на его имя другого жилого помещения и копия договора купли-продажи жилого помещения на имя несовершеннолетнего, заключенного в простой письменной форме. В тексте нотариального договора нотариус указывает следующую формулировку: «стороны пришли к соглашению о том, что государственная регистрация перехода права собственности к покупателям по настоящему договору будет произведена после приобретения в собственность малолетних ФИО долей в праве общей собственности на квартиру» Удостоверяя такую сделку, нотариус не может гарантировать защиты имущественных интересов несовершеннолетнего, так как условия органов опеки, на которых выдавалось распоряжение, не выполнены,
в договорах отчуждения недвижимого имущества в случае множественности лиц на стороне продавца (в том числе несовершеннолетних продавцов) нотариус не прописывает порядок расчета, отсутствуют указания, кому передаются деньги, в каком количестве, кто получает деньги, причитающееся несовершеннолетним, что не соответствует положениям ст. 434 ГК РФ. Из договоров, удостоверенных нотариусом, невозможно установить стоимость доли общей собственности на недвижимое имущество, причитающейся каждому продавцу,
в договорах не всегда представляется возможным определить порядок передачи недвижимого имущества, в связи с тем, что в тексте договора указывается, что договор является одновременно актом приема-передачи, при этом передача на момент подписания не осуществляется, а обозначается отсроченная дата (несоответствие положениям ст. 556 ГК РФ),
участникам соглашения об оформлении в общую долевую собственность жилого помещения, приобретенного с использованием средств материнского капитала, от 26.01.2018 являются родители и один ребенок. Имеется обязательство об оформлении жилого помещения в общую собственность лица, получившего сертификат, его супруга, детей с определением размера долей по соглашению, но информация о других детях в тексте соглашения отсутствует,
нотариус практикует заключение брачных договоров на будущее, при этом речь идет не о будущем имуществе супругов, как предписывает абз. 2 п. 1 ст. 42 СК РФ, а об имуществе уже имеющемся и обремененном обязательствами, либо требующем особого порядка регистрации (перехода прав). При этом порядок передачи имущества или имущественных прав не оговорен, никаких документов к договору не прилагается. По этим характеристикам указанные сделки подпадают под статус мнимых сделок, то есть совершенных для вида, налицо также нарушение прав третьих лиц — залогодержателей, поскольку нормы ст. 346 ГК РФ не применяются,
в нарушение положений ст. 40 СК РФ в брачных договорах от 04.10.2017 г. последствия раздела имущества связываются с наступлением смерти супругов,
в соглашениях о разделе имущества супругов от 20.01.2018 г. в нарушение ст. 39 СК РФ доли супругов не определены, неравенство долей при разделе ничем не обоснованно, а также не установлено, что стороны признают данный раздел равноценным/неравноценным,
— нарушение требований ст. 43 Основ законодательства о нотариате, согласно которым при удостоверении сделок нотариус осуществляет проверку правоспособности юридических лиц и полномочия представителя лица, обратившегося за совершением нотариальных действий. В приложениях к договору об ипотеке от 02.03.2017 г. отсутствуют документы, подтверждающие правоспособность залогодержателя. Какая-либо информация о проверочных действиях нотариуса также отсутствует,
— нарушение положений пункта 45 Регламента совершения нотариусами нотариальных действий, устанавливающего объем информации, необходимой нотариусу для совершения нотариальных действий, и способ ее фиксирования, устанавливающего порядок фиксирования информации, необходимой для удостоверения договоров. Приобщение нотариусом подлинных документов к материалам сделки не соответствует положениям Регламента об оставлении в делах нотариуса лишь копий документов,
— нарушение требований пункта 6.5.2 Положения о комиссии по проведении проверок профессиональной деятельности нотариусов КОНП, согласно которому нотариус, деятельность которого подлежит проверке, обязан создать надлежащие условия для проведения проверки и представлять комиссии необходимые для проверки документы. Нотариус не представила членам комиссии на проверку договоры отчуждения недвижимого имущества за март 2018 года.
— экспертным исследованием установлено, что ряд подписей на документах нотариальных дел нотариуса Т. от имени гражданки К.А. выполнены путем сканирования указанных подписей и последующей вставкой фрагментов, т.е. подписи выполнены путем монтажа.
На основании данного акта проверки Правлением КОНП 10.05.2018 г. (протокол N…) вынесено решение о признании результатов проверки профессиональной деятельности нотариуса Т. неудовлетворительными и на основании подпункта 9.2.1 пункта 9.2 пунктов 9.3, 9.4, 11.46 Кодекса профессиональной этики нотариусов в РФ (утв. Минюстом России 19.01.2016) за нарушение подпунктов 3.1.1 пункта 3.1 Кодекса профессиональной этики нотариусов в РФ и привлечении нотариуса Т. к дисциплинарной ответственности в виде строгого выговора, а также об обращении в суд о лишении права осуществлять нотариальную деятельность.
Кировская областная нотариальная палата обратилась в суд с иском о лишении нотариуса Т. права занятия нотариальной деятельностью по основанию — в связи с неоднократными нарушениями действующего законодательства, неоднократное совершение дисциплинарных проступков.
Как следует из материалов дела, за выявленные в ходе проверки от 21 марта 2018 года нарушения, Правлением КоНП вынесено решение от 10 мая 2018 г. об объявлении строгого выговора за допущенные нарушения действующего законодательства и Правил нотариального производства.
Таким образом, по результатам проверки 21 марта 2018 года нотариус была привлечена к дисциплинарной ответственности.
Оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, руководствуясь положениями ст. ст. 1, 5, 12 Основ законодательства РФ о нотариате, положениями Профессионального кодекса нотариусов Российской Федерации, разъяснениями, содержащимися Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2012 г. N 34-П, Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 2 июля 2015 г. N 1523-О, Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 11 июля 2006 года N 349-О, Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 19 мая 1998 г. N 15-П, Определении от 08.12.2011 г. N 1714-О-О, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что достаточных оснований для удовлетворения исковых требований не имеется.
Отказывая в удовлетворении первоначального иска, суд первой инстанции исходил из того, что в ходе рассмотрения дела доказательств того, что выявленные в ходе проверки нарушения являются настолько существенными, что делают невозможным дальнейшее сохранение Т. статуса нотариуса, истцом представлено не было. Жалоб граждан относительно выявленных нарушений не поступало, в судебном порядке указанные выше действия нотариуса оспорены не были, доказательств наступления тяжелых неблагоприятных последствий вследствие допущенных нарушений не представлено.
При этом судом первой инстанции были отклонены доводы истца о фальсификации нотариусом документов со ссылкой на проведенное экспертное исследование, поскольку суд первой инстанции посчитал, что представленных истцом документов для выводов о фактах подделки нотариусом документов недостаточно, для установления данного факта требуется более детальное исследование всех обстоятельств, в том числе и получение объяснений лиц, от которых непосредственно были получены спорные заявления, оригиналы которых обозревались судом в ходе судебного заседания.
Принимая во внимание принцип соразмерности наказания, учитывая характер и степень тяжести, отсутствие неблагоприятных последствий допущенных нотариусом нарушений, суд первой инстанции решил, что такая мера ответственности, как лишение права нотариальной деятельности, является несоизмеримой с нарушениями, выявленными в ходе проведенной проверки профессиональной деятельности нотариуса Т.
Отказывая в удовлетворении встречного иска в части признания незаконным наложения на Т. дисциплинарного взыскания в виде строгого выговора решением Правления КоНП, суд первой инстанции исходил из того, что проведенной проверкой в деятельности ответчика был выявлен ряд нарушений как действующего законодательства при совершении нотариальных действий, так и Правил нотариального делопроизводства. На заседании Правления от 10 мая 2018 года нотариус присутствовал, давала пояснения, существенных нарушений порядка проведения проверки, судом первой инстанции не установлено, процедура привлечения к дисциплинарной ответственности была соблюдена, в связи с чем, суд первой инстанции признал законным привлечение истца по встречному иску к дисциплинарной ответственности и наложение на нее взыскания в виде строгого выговора.
С выводами суда первой инстанции соглашается судебная коллегия, поскольку они соответствуют установленным по делу обстоятельствам, представленным доказательствам и основаны на нормах закона.
Довод апелляционной жалобы истца о том, что при инициировании обращения в суд истцом были соблюдены установленные процедуры, вопрос о существенности допущенных нарушений и их достаточности ставился на голосование на заседании Правления КОНП, члены правления высказали свое мнение о необходимости в данной ситуации принять самое жесткое решение, что свидетельствует об отсутствии субъективно-предвзятого отношения к ответчику не является основанием к отмене решения суда.
По смыслу нормативных положений, регулирующих вопросы привлечения нотариуса к дисциплинарной ответственности и прекращения полномочий в их системной взаимосвязи, освобождение нотариуса от полномочий не является исключительно дисциплинарным взысканием, а представляет собой еще и необходимое последствие наступления обстоятельств, делающих невозможным дальнейшее сохранение нотариусом своего статуса. Лишение права нотариальной деятельности является особой мерой профессиональной ответственности нотариуса, для применения которой установлен судебный порядок с целью контроля за реализацией нотариальными палатами полномочий в этой сфере.
Оценивать степень и характер нарушений, допущенных нотариусом, занимающимся частной практикой, определять в пределах своих полномочий меру дисциплинарной ответственности или инициировать в суде процедуру лишения нотариуса права нотариальной деятельности должна именно нотариальная палата при выполнении возложенных на нее контрольных полномочий (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 8 декабря 2011 г. N 1714-О-О).
Вместе с тем при определении конкретной меры воздействия в отношении нотариуса, деятельность которого носит публично-правовой характер, нотариальным палатам надлежит руководствоваться критериями разумности, соразмерности (пропорциональности) и необходимости использовать не чрезмерные, а только необходимые и строго обусловленные целями нотариальной деятельности меры (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2012 г. N 34-П, Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 2 июля 2015 г. N 1523-О).
Для принятия соответствующего решения нотариальной палате следует оценить совершенное нотариусом нарушение с точки зрения причин и обстоятельств его совершения, степени его негативного влияния (ограничение, нарушение) на права и обязанности физических и юридических лиц, характера и размера понесенного ими материального ущерба, числа лиц, которым нанесен вред, тяжести причиненного вреда. В противном случае принятые меры могут свидетельствовать о субъективном отношении к нотариусу со стороны руководящих должностных лиц нотариальной палаты.
Таким образом, нормы материального права, регулирующие отношения по прекращению полномочий нотариуса, не предполагают произвольного лишения нотариуса права заниматься нотариальной деятельностью. В силу закона именно к компетенции суда относится определение того, являются ли с учетом фактических обстоятельств допущенные нотариусом нарушения законодательства достаточным основанием для лишения нотариуса права нотариальной деятельности.
Таким образом, несмотря на то, что решение вопроса о необходимости прекращения полномочий нотариуса Т. было принято на заседании Правления КОНП, к компетенции суда относится определение того, являются ли с учетом фактических обстоятельств допущенные нотариусом нарушения законодательства достаточным основанием для лишения нотариуса права нотариальной деятельности.
Доводы апелляционной жалобы о том, что сам по себе факт отсутствия жалоб от граждан или юридических лиц не означает, что права данных лиц не были нарушены, указание суда на необходимость наступления существенных неблагоприятных последствий является неубедительным, несостоятельны.
Согласно статье 49 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате заинтересованное лицо, считающее неправильным совершенное нотариальное действие или отказ в совершении нотариального действия, вправе подать об этом жалобу в районный суд по месту нахождения государственной нотариальной конторы (нотариуса, занимающегося частной практикой).
В силу статьи 33 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате отказ в совершении нотариального действия или неправильное совершение нотариального действия обжалуется в судебном порядке.
Проверка законности нотариального действия может быть осуществлена только судом. Проверяющие не вправе давать оценку законности и обоснованности нотариальных действий (статья 21 Закона города Москвы от 19 апреля 2006 г. N 15 «Об организации и деятельности нотариата в городе Москве»).
В связи с изложенным судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что ни одно из нотариальных действий, совершенных нотариусом Т. по оформлению наследственных прав граждан, выдаче свидетельств о праве на наследство, составлению и удостоверению гражданско-правовых сделок, соглашений между супругами не было обжаловано заинтересованными лицами в суд. Ссылку истца на то, что эти обстоятельства для разрешения дела не являются юридически значимыми, судебная коллегия признает ошибочной и противоречащей приведенным нормам Основ законодательства Российской Федерации о нотариате.
При этом истцом не принята во внимание правовая позиция, изложенная в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 6.12.2012 г. N 31-П.
В названном Постановлении Конституционный Суд Российской Федерации указал, что при привлечении к юридической ответственности необходимо соблюдать общие принципы такой ответственности, а именно принцип соразмерности (и вытекающие из него требования справедливости, адекватности и пропорциональности используемых правовых средств за виновное деяние), а также принцип дифференциации наказания в зависимости от тяжести содеянного, размера и характера причиненного ущерба, степени вины правонарушителя и иных существенных обстоятельств, обусловливающих индивидуализацию при применении взыскания.
Судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что нарушений законодательства со стороны нотариуса Т., которые бы исключали возможность продолжения ею нотариальной деятельности, допущено не было.
Так, в соответствии с актом от 21 марта 2018 года в работе нотариуса были выявлены следующие нарушения:
— нарушение требований статьи 349 ГК РФ, устанавливающих порядок обращения взыскания на заложенное имущество. В договоре от 02.03.2017 г. по реестру за N…. существенное условие о порядке обращения взыскания на заложенное имущество, принадлежащее несовершеннолетнему, не содержит условий распоряжения органа опеки и попечительства, запрещающих отчуждение такого имущества без согласия указанного органа.
По мнению судебной коллегии, указанное нарушение не может быть признано существенным, поскольку в залог передано нежилое помещение, в котором только 1/8 доля в праве собственности принадлежит несовершеннолетнему (7/8 долей в праве на имущество принадлежат его матери П.Е.Л.). При этом в материалах дела нотариуса имеется распоряжение заместителя главы администрации города Кирова от 15.02.2017, которым дано согласие П.Е.Л., действующей от имени несовершеннолетнего П.В.М., на заключение с банком договора о залоге нежилого помещения, в распоряжении имеется ссылка на то, что отчуждение заложенного имущества допускается только с согласия органа опеки и попечительства. Поскольку указанное распоряжение приложено к договору, кредитору не могло не быть известно о том, что соглашение о залоге заключено с учетом решения органа опеки и попечительства.
— нарушение требований пункта 6 статьи 85 НК РФ, согласно которому нотариусы, занимающие частной практикой, обязаны сообщать о выдаче свидетельств о праве на наследство в налоговые органы соответственно по месту своего нахождения, месту жительства не позднее пяти дней со дня соответствующего нотариального удостоверения. Сведения о выданных свидетельствах о праве на наследство по наследственному делу N… в налоговый орган не направлялись.
В материалах дела имеется информация (л.д. 2 т. 2) о том, что соответствующие сведения были направлены в налоговый орган. Довод истца о том, что при проведении проверки нотариус не смогла оперативно подтвердить своевременность передачи сведений в налоговый орган, не доказывает существенность нарушения.
— нарушение требований ст. 16 Основ, согласно которой нотариус обязан оказывать физическим и юридическим лицам содействие в осуществлении их прав и защите законных интересов, разъяснять им права и обязанности, предупреждать о последствиях совершаемых нотариальных действий с тем, чтобы юридическая неосведомленность не могла быть им использована во вред:
нотариус при составлении договоров отчуждения акций, долей в уставном капитале (складочном) капитале хозяйственных товариществ и обществ не указывает правильный юридический состав договора купли-продажи, предусмотренных ст. 454 ГК РФ, а именно отсутствуют обязательства по передаче, принятию и оплате товара, по правовой природе такие договоры являются лишь актами передачи (например, договор от 18.01.2017 г. по реестру за N…).
Указанное в акте проверки нарушение нельзя признать существенным, поскольку претензии комиссии касаются формулировок удостоверяемой сделки. В договоре купли-продажи доли (л.д. 15 т. 2) указано, что стороны оценивают долю в уставном капитале Общества в.. рублей. Т.Н.А. покупает у Ж.И.Л. указанную долю в уставном капитале за.. рублей. По мнению комиссии, указанный договор является договором передачи имущества, тогда как доля в уставном капитале ООО является особым предметом продажи, противоречиво характеризуемой доктриной права, поэтому при удостоверении договора купли-продажи доли в обязанности нотариуса должно входить полное и соответствующее закону указание как объекта договора, так и предмета консенсуального договора, который отличается от договора о передаче имущества.
— соглашение о разделе недвижимого имущества, приобретенного супругами в период брака и находящегося в залоге, удостоверяется без согласия залогодержателя (соглашение от 20.01.2018 г. по реестру за N…), что не соответствует положениям ст. 346 п. 2 ГК РФ.
По мнению судебной коллегии, указанное нарушение также нельзя признать существенным, поскольку регистрация перехода права собственности супругов на имущество будет производиться после снятия обременения в виде залога ПАО «Сбербанк РФ». Кроме того, супруги заключили соглашение о разделе общего имущества, отчуждение имущества третьим лицам не производилось, а если во внесудебном порядке осуществлены раздел имущества, определение долей супругов в общем имуществе, кредиторы, обязательства перед которыми возникли до такого раздела имущества, определения долей и переоформления прав на имущество в публичном реестре (пункт 6 статьи 8.1 ГК РФ), изменением режима имущества супругов юридически не связаны (статья 5, пункт 1 статьи 46 СК РФ).
— в соглашении о разделе имущества, приобретенного супругами в период брака, от 21.11.2016 по реестру за N… отсутствуют описание предмета раздела, условие компенсации, порядок передачи имущества, моментом прекращения права совместной собственности на недвижимое имущество указано заключение соглашения о разделе, а не государственная регистрация, что не соответствует п. 2 ст. 233 ГК РФ,
Нотариусом Т. представлено соглашение о разделе общего имущества от 21.11.2016, согласно которому раздел имущества супругов произведен путем определения долей (по 1/2) в праве общей собственности на квартиру. Истец утверждает, что комиссии был представлено для проверки другое соглашение с иным содержанием, однако сведений об этом материалы дела не содержат.
— по условиям соглашения от 07.10.2016 по реестру за N.. определена оценка передаваемого имущества одному супругу в размере… рублей, другому.. руб., при этом последний уплачивает первому несоразмерную компенсацию в размере.. руб.,
— в приложениях к договору купли-продажи доли в праве общей собственности на недвижимое имущество от 24.01.2018 по реестру за N… отсутствуют сведения, подтверждающие удостоверение нотариусом круга сособственников. Исходя из сведений, содержащихся в выписке из ЕГРН, права в государственном реестре недвижимости, на момент удостоверения сделки, были зарегистрированы только у одного собственника, сведения об иных собственниках отсутствовали, но отказы от преимущественного права покупки взяты от троих граждан, при чем факт проверки (либо отсутствия таковой) нотариусом является ли гражданин сособственником данного жилого помещения или нет ничем не подтверждаются,
В материалах дела, помимо технического паспорта на квартиру, имеются выписки из ЕГРН на отчуждаемый объект, которые содержат данные о сособственниках квартиры. Указание истца на то, что выписки имеются в виде копий, не является существенным нарушением.
— в приложении к договору купли-продажи от 09.02.2018 г. по реестру… имеются распоряжение органов опеки и попечительства о разрешении продажи недвижимого имущества несовершеннолетнего при условии приобретения на его имя другого жилого помещения и копия договора купли-продажи жилого помещения на имя несовершеннолетнего, заключенного в простой письменной форме. В тексте нотариального договора нотариус указывает следующую формулировку: «стороны пришли к соглашению о том, что государственная регистрация перехода права собственности к покупателям по настоящему договору будет произведена после приобретения в собственность малолетних ФИО долей в праве общей собственности на квартиру» Удостоверяя такую сделку, нотариус не может гарантировать защиты имущественных интересов несовершеннолетнего, так как условия органов опеки, на которых выдавалось распоряжение, не выполнены.
Судебная коллегия приходит к выводу о том, что указанное замечание не свидетельствует о существенном характере нарушений граждан, поскольку, как следует из содержания договора, вновь приобретаемое жилье оплачивается за счет денежных средств, которые должны получить от продажи квартиры, доли в которой принадлежит несовершеннолетним. Данных о том, что между сторонами сделки возник спор в связи с заключением указанного соглашения, материалы дела не содержит.
— в договорах отчуждения недвижимого имущества в случае множественности лиц на стороне продавца (в том числе несовершеннолетних продавцов) нотариус не прописывает порядок расчета, отсутствуют указания, кому передаются деньги, в каком количестве, кто получает деньги, причитающееся несовершеннолетним, что не соответствует положениям ст. 434 ГК РФ. Из договоров, удостоверенных нотариусом, невозможно установить стоимость доли общей собственности на недвижимое имущество, причитающейся каждому продавцу,
в договорах не всегда представляется возможным определить порядок передачи недвижимого имущества, в связи с тем, что в тексте договора указывается, что договор является одновременно актом приема-передачи, при этом передача на момент подписания не осуществляется, а обозначается отсроченная дата (несоответствие положениям ст. 556 ГК РФ),
Указанные замечания касаются применения тех или иных формулировок документов, поэтому не могут свидетельствовать о существенности нарушений в работе нотариуса.
— участникам соглашения об оформлении в общую долевую собственность жилого помещения, приобретенного с использованием средств материнского капитала от 26.01.2018, являются родители и один ребенок. Имеется обязательство об оформлении жилого помещения в общую собственность лица, получившего сертификат, его супруга, детей с определением размера долей по соглашению, но информация о других детях в тексте соглашения отсутствует.
В материалах дела имеются сведения о том, что участником сделки является только один ребенок, поскольку другой ребенок умер, свидетельство о смерти представлено. Довод истца о том что свидетельство о смерти ребенка не было передано проверяющим в ходе проверки, не свидетельствует о существенности допущенного нарушения.
— нотариус практикует заключение брачных договоров на будущее, при этом речь идет не о будущем имуществе супругов, как предписывает абз. 2 п. 1 ст. 42 СК РФ, а об имуществе уже имеющемся и обремененном обязательствами, либо требующем особого порядка регистрации (перехода прав). При этом порядок передачи имущества или имущественных прав не оговорен, никаких документов к договору не прилагается. По этим характеристикам указанные сделки подпадают под статус мнимых сделок, то есть совершенных для вида, налицо также нарушение прав третьих лиц — залогодержателей, поскольку нормы ст. 346 ГК РФ не применяются,
— в нарушение положений ст. 40 СК РФ в брачных договорах от 04.10.2017 г. последствия раздела имущества связываются с наступлением смерти супругов,
— в соглашениях о разделе имущества супругов от 20.01.2018 г. в нарушение ст. 39 СК РФ доли супругов не определены, неравенство долей при разделе ничем не обоснованно, а также не установлено, что стороны признают данный раздел равноценным/неравноценным.
Указанные замечаний также относятся к вопросу о том, какие формулировки условий гражданско-правовых договоров допустимы, по мнению нотариального сообщества, при составлении соответствующих документов, они призваны улучшить работу нотариуса, обратить внимание на необходимость более четкого определения условий договоров, однако не свидетельствуют о том, что проверяемый нотариус не способен учесть высказанные замечания, исправить обнаруженные в работе недостатки и продолжить осуществление нотариальной деятельности.
— нарушение требований ст. 43 Основ законодательства о нотариате, согласно которым при удостоверении сделок нотариус осуществляет проверку правоспособности юридических лиц и полномочия представителя лица, обратившегося за совершением нотариальных действий. В приложениях к договору об ипотеке от 02.03.2017 г. отсутствуют документы, подтверждающие правоспособность залогодержателя. Какая-либо информация о проверочных действия нотариуса также отсутствует.
В материалах дела имеется копия доверенности представителя Банка ВТБ 24 (залогодержателя), выписка из устава, копия свидетельства о регистрации кредитной организации. Довод истца о том, что такие документы отсутствовали в момент проведения проверки, не свидетельствует о существенности допущенного нарушения.
— нарушение положений пункта 45 Регламента совершения нотариусами нотариальных действий, устанавливающего объем информации, необходимой нотариусу для совершения нотариальных действий, и способ ее фиксирования, устанавливающего порядок фиксирования информации, необходимой для удостоверения договоров. Приобщение нотариусом подлинных документов к материалам сделки не соответствует положениям Регламента об оставлении в делах нотариуса лишь копий документов,
— нарушение требований пункта 6.5.2 Положения о комиссии по проведении проверок профессиональной деятельности нотариусов КОНП, согласно которому нотариус, деятельность которого подлежит проверке, обязан создать надлежащие условия для проведения проверки и представлять комиссии необходимые для проверки документы. Нотариус не представила членам комиссии на проверку договоры отчуждения недвижимого имущества за март 2018 года.
Судебная коллегия соглашается с возражением ответчика о том, что соответствующий акт в порядке п. 6.4.9 Положения о комиссии по проведению проверок профессиональной деятельности нотариусов КОНП составлен не был, поэтому ссылка истца на указанное обстоятельство является необоснованной.
— экспертным исследованием установлено, что ряд подписей на документах нотариальных дел нотариуса Т. от имени гражданки К.А.И. выполнены путем сканирования указанных подписей и последующей вставкой фрагментов, т.е. подписи выполнены путем монтажа.
Довод апелляционной жалобы о том, что при удостоверении договора купли-продажи между А.Г.Н. и К.А. нотариус Т. не получила от сторон сделки соответствующих заявлений (отказ супруга или сообщение об отсутствии брака), и после проведения проверки произвела подделку указанных заявлений путем копирования записей ФИО и подписи А.Г.Н. и К.А.И. из самого договора, действительно нельзя признать достоверно доказанным. Как было установлено в ходе судебного разбирательства, объектом технического исследования, которое было проведено ФБУ Кировская лаборатория судебной экспертизы Министерства юстиции РФ (акт от 18 мая 2018 года), являлись копии заявлений А.Г.Н. и К.А.И., несмотря на то, что 10 мая 2018 года, то есть до обращения президента КОНП К.С. в ФБУ Кировская лаборатория судебной экспертизы Министерства юстиции РФ, нотариус Т. передала секретарю Правления КОНП оригиналы заявлений указанных граждан (л.д. 182 т. 2). Как пояснил представитель истца в судебном заселении, к оригиналам заявлений у членов Правления претензий не возникли, оснований сомневаться в их подлинности не имелось. При таких данных заключение экспертизы, проведенное по копиям заявлений, при наличии их оригиналов, в отношении подлинности которых у комиссии вопросов не возникло, не может служить основанием к прекращению полномочий нотариуса.
Довод апелляционной жалобы Т. о том, что вывод суда первой инстанции о законности привлечения нотариуса к дисциплинарной ответственности является необоснованным, истец злоупотребляет своим правом, не могут повлечь отмену или изменение решения суда, поскольку фактически направлены на иную оценку собранных по делу доказательств и выводов суда, оснований к которой судебная коллегия не усматривает.
Согласно положениям ст. 59, 67, 71 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне их надлежит доказать, принимает только те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела, оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Право оценки доказательств принадлежит суду первой инстанции.
Судебная коллегия приходит к выводу о том, что доводы апелляционной жалобы не содержат правовых оснований к отмене решения суда, по существу сводятся к изложению обстоятельств, являвшихся предметом исследования и оценки суда первой инстанции, а также к выражению несогласия с произведенной судом оценкой представленных по делу доказательств, не содержат фактов, не проверенных и не учтенных судом первой инстанции при рассмотрении дела и имеющих юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияющих на обоснованность и законность судебного постановления, либо опровергающих выводы суда первой инстанции, в связи с чем являются несостоятельными и не могут служить основанием для отмены законного и обоснованного решения суда.
Судебная коллегия считает, что суд с достаточной полнотой исследовал все обстоятельства дела, дал надлежащую оценку представленным доказательствам, выводы суда не противоречат материалам дела, обстоятельства, имеющие значение по делу судом установлены правильно. Нарушений норм материального и процессуального права не установлено.
На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Люблинского районного суда г. Москвы от 21 августа 2019 года оставить без изменения, апелляционные жалобы представителя истца Кировской областной нотариальной палаты по доверенности К.Е., ответчика нотариуса Т. — без удовлетворения.
——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО