Все новости законодательства
у вас на почте

Подпишитесь на рассылки

Все новости законодательства в вашей электронной почте

Подпишитесь на наши рассылки

Апелляционное определение Оренбургского областного суда от 20.02.2018 по делу № 33-1165/2018

ОРЕНБУРГСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 20 февраля 2018 г. по делу N 33-1165/2018

Судебная коллегия по гражданским делам Оренбургского областного суда в составе председательствующего судьи Самохиной Л.М., судей Сенякина И.И., Синельниковой Л.В., при секретаре Р., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Г. к акционерному обществу Коммерческий банк «Оренбург» о признании недействительным кредитного договора в части, взыскании неосновательного обогащения, по апелляционной жалобе Г. на решение Центрального районного суда г. Оренбурга от 23 октября 2017 года,
заслушав доклад судьи Самохиной Л.М., пояснения Г., поддержавшего апелляционную жалобу, представителя ответчика — Ч., возражавшей против удовлетворения апелляционной жалобы,

установила:

Г. обратился в суд с вышеуказанным иском к акционерному обществу Коммерческий банк «Оренбург» (сокращенное наименование — АО «Банк Оренбург»).
В обоснование иска указал, что между ним (заемщик) и ответчиком (кредитор) заключен кредитный договор от 16 ноября 2010 года N на сумму 2 000 000 рублей сроком на 182 календарных месяца с процентной ставкой 13% годовых. Кредит возвращался путем ежемесячной уплаты фиксированной денежной суммы, включающей сумму основного долга и проценты за пользование кредитом, рассчитанные исходя из всего периода действия. Сроком возврата кредита и уплаты процентов является дата, отстоящая от даты предоставления кредита не более чем на 182 календарных месяца. Обязательства по кредиту выполнены им (истцом) в полном объеме досрочно 18 июня 2014 года, то есть кредит использовался в течение 43 месяцев и 3 дней. Считает, что проценты, являющиеся платой за пользование денежными средствами, подлежат уплате только за период с даты выдачи кредита и до даты его полного возврата. Взыскание процентов за период, в котором пользование суммой займа не осуществлялось, является незаконным. Полагает, что банк нарушил его право на возврат излишне уплаченных процентов при досрочном погашении займа.
Просил взыскать в свою пользу с АО «Банк Оренбург» сумму переплаты по процентам за пользование кредитом — 148 285 рублей 37 копеек в качестве суммы неосновательного обогащения.
Уточнив исковые требования, просил признать пункт 3.9 кредитного договора от 16 ноября 2010 года N недействительным, поскольку он противоречит требованиям закона. Взыскать с ответчика в свою пользу сумму неосновательного обогащения 148 285 рублей 37 копеек.
Решением Центрального районного суда г. Оренбурга от 23 октября 2017 года Г. в удовлетворении исковых требований отказано.
В апелляционной жалобе Г., ссылаясь на незаконность и необоснованность решения суда, просит его отменить в части вывода о пропуске срока исковой давности; принять новое решение о восстановлении срока исковой давности.
В письменных возражениях на апелляционную жалобу АО «Банк Оренбург» просит решение суда оставить без изменения, жалобу — без удовлетворения.
Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив решение суда на соответствие законности и обоснованности в порядке, предусмотренном пунктом 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия приходит к следующему.
В соответствии со статьей 819 Гражданского кодекса Российской Федерации, по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.
Пунктом 2 статьи 811 ГК РФ предусмотрено, что если договором займа предусмотрено возвращение займа по частям (в рассрочку), то при нарушении заемщиком срока, установленного для возврата очередной части займа, заимодавец вправе потребовать досрочного возврата всей оставшейся суммы займа вместе с причитающимися процентами.
Судом установлено, что 16 ноября 2010 года между Г. и АО «Банк Оренбург» заключен кредитный договор N, согласно которому ему банком предоставлены денежные средства в сумме 2 000 000 рублей сроком на 182 месяца.
Согласно статье 29 Федерального закона от 02 декабря 1990 года N «О банках и банковской деятельности», процентные ставки по кредитам и (или) порядок их определения, в том числе определение величины процентной ставки по кредиту в зависимости от изменения условий, предусмотренных в кредитном договоре, устанавливаются кредитной организацией по соглашению с клиентами, если иное не предусмотрено Федеральным законом.
В пункте 3.1 кредитного договора указано, что заемщик уплачивает кредитору проценты из расчета годовой процентной ставки в размере 13% годовых.
Согласно пункту 3.2 кредитного договора, проценты кредитором начисляются ежемесячно, начиная со дня, следующего за днем предоставления кредита, и по день окончательного возврата кредита включительно на остаток ссудной задолженности, учитываемой кредитором на ссудном счете заемщика, из расчета процентной ставки, установленной кредитным договором. Заемщик погашает кредит и уплачивает проценты, начисленные на кредит, путем осуществления ежемесячных платежей.
Первый платеж на основании пункта 3.3.4 кредитного договора вносится в последний день первого процентного периода, и включает в себя только начисленные проценты за первый процентный период.
В первую очередь погашаются обязательства по выплате начисленных процентов за расчетный процентный период, а оставшиеся средства направляются в счет возврата суммы кредита.
Пунктом 3.9 кредитного договора установлено, что в случае полного досрочного исполнения обязательств по кредитному договору, проценты, начисленные до даты такого досрочного возврата, подлежат уплате в полном объеме в дату полного досрочного исполнения обязательств по возврату кредита.
Г., подписав кредитный договор, согласился с его условиями, в том числе и с условиями о возврате кредита посредством уплаты ежемесячных аннуитетных платежей. С заявлением о несогласии или изменении условий кредитного договора, Г. в банк не обращался.
В соответствии с пунктом 1 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации, сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).
Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения (пункт 1 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Ответчиком заявлено о применении срока исковой давности к заявленным Г. требованиям о признании недействительным пункта 3.9 кредитного договора N от 16 ноября 2010 года.
В соответствии с пунктом 1 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации, течение срока исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения.
Течение срока давности по названным требованиям определяется не субъективным фактором (осведомленностью заинтересованного лица о нарушении его прав), а объективными обстоятельствами, характеризующими начало исполнения сделки. Такое правовое регулирование обусловлено характером соответствующих сделок как ничтожных, которые недействительны с момента совершения независимо от признания их таковыми судом (пункт 1 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации), а значит, не имеют юридической силы, не создают каких-либо прав и обязанностей как для сторон по сделке, так и для третьих лиц.
Поскольку право на предъявление иска в данном случае связано с наступлением последствий исполнения ничтожного условия сделки и имеет своей целью их устранение, то именно момент начала исполнения такого условия сделки, когда возникает производный от него тот или иной неправовой результат, в действующем гражданском законодательстве избран в качестве определяющего для исчисления срока давности.
Таким образом, срок исковой давности по исковым требования Г. о необходимости применения, по мнению истца, последствий недействительности ничтожного условия кредитного договора, изложенного в пункте 3.9, исчисляется со дня, когда заемщик полностью досрочно исполнил обязательства по кредитному договору.
Г. досрочно исполнил обязательства по возврату кредита 18 июня 2014 года. С настоящим иском обратился в суд 28 июня 2017 года, то есть по истечении установленного законом трехлетнего срока исковой давности. В апелляционной жалобе и в суде первой инстанции Г. указывал, что срок исковой давности пропущен им по уважительной причине, поскольку 15 июня 2017 года он предъявил иск в Ленинский районный суд г. Оренбурга, который был ему возвращен 20 июня 2017 года в связи с неподсудностью, в подтверждение чего представил исковое заявление и определение о возвращении иска.
Согласно пункту 1 статьи 204 Гражданского кодекса Российской Федерации, срок исковой давности не течет со дня обращения в суд в установленном порядке за защитой нарушенного права на протяжении всего времени, пока осуществляется судебная защита нарушенного права.
Согласно разъяснениям пункта 17 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 года N «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» в силу пункта 1 статьи 204 Гражданского кодекса Российской Федерации, срок исковой давности не течет с момента обращения за судебной защитой, в том числе со дня подачи заявления о вынесении судебного приказа либо обращения в третейский суд, если такое заявление было принято к производству. Положение пункта 1 статьи 204 Гражданского кодекса Российской Федерации не применяется, если судом отказано в принятии заявления или заявление возвращено, в том числе в связи с несоблюдением правил о форме и содержании заявления, об уплате государственной пошлины, а также других предусмотренных ГПК РФ и АПК РФ требований.
Возвращение искового заявления определением суда от 20 июня 2017 года в связи с неподсудностью, не свидетельствует о подаче искового заявления в установленном законом порядке, в связи с чем, срок исковой давности не прерывался.
С учетом положений статьи 205 Гражданского кодекса Российской Федерации рассмотрен судом вопрос о наличии уважительных причин к восстановлению пропущенного срока, обоснованно признано, что обстоятельства, на которые ссылался истец, не свидетельствуют о наличии оснований для восстановления пропущенного срока.
Отклоняя довод истца о его своевременном обращении с данным иском в суд с нарушением правил подсудности, суд первой инстанции исходил из того, что указанные обстоятельства не являются основанием для восстановления срока исковой давности.
С учетом изложенного, судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что доводы, заявленные истцом в обоснование уважительности пропущенного срока, не могут служить основанием к восстановлению срока обращения в суд, поскольку своевременность подачи искового заявления зависела исключительно от волеизъявления истца, наличия у него реальной возможности действий и не была обусловлена причинами субъективного и объективного характера, препятствовавшими или исключавшими реализацию истцом конституционного права на судебную защиту в срок, установленный законом.
Доказательств, свидетельствующих о наличии обстоятельств, препятствующих своевременному обращению в суд за защитой нарушенного права применительно к положениям статьи 205 Гражданского кодекса Российской Федерации, истцом не представлено, в связи с чем, не имеется оснований полагать, что срок пропущен по уважительной причине.
При указанных обстоятельствах вывод суда о пропуске срока исковой давности судебная коллегия полагает не противоречащим закону, регулирующему настоящие правоотношения, и добытым по делу доказательствам, оценка которым дана согласно статье 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
Кроме того, судом оценены обстоятельства, касающиеся существа иска о взыскании суммы неосновательного обогащения, я и признании недействительным вышеуказанного пункта кредитного договора и суд пришел к правомерному выводу об отсутствии оснований для его удовлетворения, поскольку по условиям договора, заключенного между банком и истцом, аннуитетным платежом является ежемесячный платеж, который включает платеж по процентам, начисляемым на остаток основного долга, находившегося в пользовании у заемщика в соответствующий период, а также возврат части основного долга по кредиту, рассчитываемый таким образом, чтобы все ежемесячные платежи при фиксированной процентной ставке были равными за весь срок кредитования.
Таким образом, суд первой инстанции исходил из того, что полученные банком проценты соответствуют условиям кредитного договора, поскольку были начислены на сумму основного долга за соответствующий период, то есть на сумму кредита, находившегося в фактическом пользовании истца. Доказательств обратного истцом не представлено.
Доводы апелляционной жалобы выражают несогласие с выводами суда, однако по существу их не опровергают, а направлены на иную оценку установленных судом обстоятельств и представленных доказательств, в то время как оснований для такой оценки не имеется. Суд первой инстанции, правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, представленным доказательствам дал надлежащую оценку, разрешив спор в соответствии с материальным и процессуальным законом. Оснований для отмены решения суда по доводам апелляционной жалобы не имеется.
На основании изложенного, руководствуясь статьями 328 — 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Центрального районного суда г. Оренбурга от 23 октября 2017 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Г. — без удовлетворения.

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО