Все новости законодательства
у вас на почте

Подпишитесь на рассылки

Все новости законодательства в вашей электронной почте

Подпишитесь на наши рассылки

Апелляционное определение Самарского областного суда от 02.08.2018 № 33-9137/2018

САМАРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 2 августа 2018 г. по делу N 33-9137/2018

Судья: Беседина Т.Н.

Судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда в составе:
председательствующего — Ермаковой Е.И.,
судей — Набок Л.А. и Сафоновой Л.А.
при секретаре — Л.
рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе С.А.АА. и по апелляционной жалобе С.В. на решение Кировского районного суда г. Самары от 10 апреля 2018 года, которым постановлено:
«Исковые требования С.Н. к С.А.АА., С.В. о признании договора дарения недействительным, применении последствий недействительности сделки — удовлетворить.
Признать договор дарения от 10.02.2016 г. 1/2 доли в праве общей долевой собственности (по 1/2 доли каждому) в праве собственности на квартиру, расположенную по адресу: <адрес>, заключенный между С.Н., с одной стороны, и С.А.АА., С.В., с другой стороны, недействительным.
Применить последствия недействительности сделки, возвратив 1/2 долю в праве собственности на квартиру <адрес> в собственность С.Н.
Погасить запись в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним:
— запись N от 17.02.2016 г. о государственной регистрации общей долевой собственности С.А.АА. на 1/4 долю в праве собственности на квартиру, расположенную по адресу: <адрес>;
— запись N от 17.02.2016 г. о государственной регистрации общей долевой собственности С.В. на 1/4 долю в праве собственности на квартиру, расположенную по адресу: <адрес>».
Заслушав доклад судьи Самарского областного суда Ермаковой Е.И., судебная коллегия

установила:

С.Н. обратилась в суд с иском к С.А.АА., С.В. о признании договора дарения недействительным, применении последствий недействительности сделки.
Заявленные требования истец обосновала тем, что ей на праве собственности принадлежала ? доля в квартире, расположенной по адресу: <адрес>.
В августе 2017 года истцу стало известно, что в отношении принадлежащей ей ? доли в праве собственности на квартиру в 2016 году был заключен договор дарения, по условиям которого истец свою долю подарила сыновьям С.А.АА. и С.В.
Однако истец указала, что при подписании договора дарения она не осознавала совершаемых ею действий и последствий, поскольку является пожилым человеком (в августе 2017 года истцу исполнилось 90 лет), юридически не грамотна, в течение длительного времени страдает провалами в памяти, плохо видит и слышит.
Копии договора дарения у истца нет, она не помнит, что подписывала данный договор дарения.
С.Н. полагает, что ответчики воспользовались ее беспомощным состоянием, чтобы оформить договор дарения и завладеть принадлежащей ей ? доли в квартире.
Кроме того, истец указала, что до настоящего времени она продолжает проживать в квартире по адресу: <адрес> несет бремя содержания данного жилья; ответчики в квартиру не вселялись, коммунальные платежи не оплачивают.
Основываясь на вышеизложенном, с учетом уточнений, истец С.Н. просила суд признать недействительным договора дарения от 10.02.2016 года ? доли в праве общей долевой собственности (по ? доли каждому) в праве общей долевой собственности на квартиру, расположенную по адресу: <адрес>, заключенный между С.Н. и С.А.АБ., С.В.; применить последствия недействительности сделки, возвратив ? долю в праве собственности на <адрес> в <адрес> в собственность С.Н.; погасить в ЕГРН запись N от 17.02.2016 года о государственной регистрации общей долевой собственности С.А.АА. на 1/4 долю в праве собственности на квартиру, расположенную по адресу: <адрес>, и запись N от 17.02.2016 года о государственной регистрации общей долевой собственности С.В. на 1/4 долю в праве собственности на квартиру, расположенную по адресу: <адрес>.
По результатам рассмотрения заявленных требований судом постановлено решение, резолютивная часть которого приведена выше.
Ответчики С.А.АА. и С.В., не согласившись с вынесенным судом решением, подали апелляционные жалобы, в которых просят решение Кировского районного суда г. Самары от 10.04.2018 года отменить и принять по делу новое решение, которым отказать в удовлетворении заявленных исковых требований. В обеих жалобах содержатся аналогичные доводы о несогласии с результатами проведенной судебной экспертизы и ходатайства о назначении повторной судебной психиатрической экспертизы. Также оба ответчика ссылаются на пропуск истцом С.Н. срока исковой давности, что является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении исковых требований. Кроме того, ответчики не согласны с тем, что суд принял во внимание только показания свидетелей, допрошенных со стороны истца, и не дал оценки показаниям свидетелей со стороны ответчиков.
В заседании судебной коллегии ответчики С.В., С.А.АА., представитель ответчиков Б., представитель С.А.АА. — Ф. поддержали доводы апелляционных жалоб, просили решение суда отменить.
Представитель истца С.Н. — В. в заседании судебной коллегии возражала против доводов апелляционных жалоб, просила решение суда оставить без изменения.
Иные лица, участвующие в деле, в судебное заседание не явились, о времени и месте рассмотрения дела извещены надлежащим образом. В силу ст. 327 и ст. 167 ГПК РФ судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц, участвующих в деле, извещенных надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела.
Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, заслушав объяснения явившихся в судебное заседание лиц, судебная коллегия приходит к следующему.
В соответствии со статьей 218 Гражданского кодекса РФ право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества.
Пунктом 1 статьи 572 Гражданского кодекса РФ предусмотрено, что по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.
Установлено и материалами дела подтверждается, что 10.02.2016 года между С.Н. (Даритель) и С.А.АА., С.В. (Одаряемые) был заключен договор дарения, по условиям которого даритель безвозмездно передал (подарил) одаряемым ? доли в праве общей долевой собственности, а одаряемые приняли в дар (по ? доли каждому) в праве общей долевой собственности на квартиру, площадью 49,3 кв. м, расположенную по адресу: <адрес> (том I, л.д. 17).
Из содержания п. 2 договора следует, что указанное отчуждаемое недвижимое имущество принадлежит дарителю на праве общей долевой собственности (доля ?) на основании договора передачи квартир в собственность граждан N от 29.09.2009 года, о чем в ЕГРН 05.02.2010 года сделана запись регистрации N.
Договором дарения предусмотрено, что право собственности на указанное имущество у одаряемых возникает с момента государственной регистрации перехода права собственности в ЕГРН (п. 10).
Право общей долевой собственности (по ? доли за каждым) на жилое помещение — квартиру, площадью 49,3 кв. м, расположенную по адресу: <адрес>, на основании приведенного выше договора дарения от 10.02.2016 года зарегистрировано 17.02.2016 года за С.А.АА. (1/2 доля) и за С.В. (1/2 доля), что подтверждается выпиской из ЕГРН (том I, л.д. 7-8).
Из содержания выписки из ЕГРН следует, что ? доля на квартиру, расположенную по адресу: <адрес>, зарегистрирована за К.Т.
Обращаясь в суд, С.Н. просила признать недействительным указанный выше договор дарения, заключенный между ней и С.А.АА., С.В. 10.02.2016 года. При этом заявленные требования истец обосновывает тем, что при заключении данной сделки она находилась в таком состоянии, когда она не была способна понимать значение своих действий или руководить ими, поскольку на протяжении длительного времени страдает потерей памяти, не имеет достаточного образования, чтобы понимать юридическое значение совершаемой сделки.
Согласно с п. 1 ст. 167 Гражданского кодекса РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.
В силу ч. 2 ст. 167 Гражданского кодекса РФ при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке.
В соответствии с п. 1 ст. 177 Гражданского кодекса РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.
По смыслу указанной правовой нормы необходимым условием действительности сделки является ее соответствие волеизъявлению лица, совершающего сделку, поскольку сделку, совершенную гражданином в состоянии, когда он не осознавал характера совершаемых им действий, не отдавал им отчета и не мог ими руководить нельзя считать действительной.
Как видно из материалов дела, в ходе судебного разбирательства по ходатайству представителя истца были допрошены свидетели — А., К.Н., Т., по ходатайству представителей ответчиков — свидетели С.О.ВА., С.Т.И., Ж., С.О.ВБ., М. (П.)
При этом свидетели А., К.Н. и Т. при допросе суду показали, что с истцом С.Н. знакомы на протяжении длительного периода, более десяти лет, общаются, встречаются с С.Н. и наблюдают, что в последнее время С.Н. стала забывать какие-то факты и обстоятельства, не узнает знакомых ей людей, у нее имеются проблемы со слухом. При этом указанные свидетели А. и К.Н. проживают с С.Н. в одном подъезде, то есть являются ее соседями, а свидетель Т. проживает с истцом непосредственно в квартире, поскольку является сожителем ее дочери К.Т.
Допрошенный в качестве свидетеля нотариус С.О.ВБ. показала, что 10.02.2016 года С.Е. отменила завещание от 2013 года, в распоряжении С.Н. расписывалась сама лично, дееспособность у нее визуально не вызывала сомнений.
В судебном заседании свидетель С.Т.П. показала, что является супругой С.В. Отношения с С.Н. у нее хорошие. Свекровь женщина адекватная, грамотная по возрасту, вменяемая. Детей своих истец любит, всегда звонит им по телефону. С.Н. рассказала ей, что хочет оформить договор дарения квартиры на сыновей. 10.02.2016 года истец подарила свою долю квартиры сыновьям С.В. и С.А.АА., дарение оформила добровольно. Потом сама предложила поехать к нотариусу, где отменила завещание.
В судебном заседании свидетель Ж. показала, что С.Н. знает с 1956 года, поскольку они работали на одном заводе, только в разных цехах. На протяжении пятидесяти лет вместе ходят в церковь, дружат. Память у истца хорошая, молитвы знает наизусть. На здоровье истец не жаловалась.
В судебном заседании свидетель С.О.ВА. показала, что является сожительницей внука истца. 09.03.2016 года семья собиралась на дне рождения С.В. Сидели рядом за столом, разговаривали, бабушка ей лично рассказала, что подарила сыновьям квартиру, конкретно каким сыновьям, ей неизвестно, а также предупредила, что об этом не должна знать ее дочь Т.. В конце июля — начале августа 2017 г. она вместе с С.Н. ездила на дачу, ходила в гости к соседям, разговаривала. При этом С.Н. казалась ей адекватной и здравомыслящей.
Допрошенная в ходе судебного разбирательства в качестве свидетеля М. (П.) показала, что работает ведущим специалистом МАУ г.о. Самара «МФЦ» в окне на приеме заявителей. В ее должностные обязанности входит регистрация сделок купли-продажи, дарения, наследства, постановка на кадастровый учет объектов недвижимости, консультирование заявителей. Пожилые люди к ним часто обращаются. Им разъясняются последствия сделки, выясняется, понятно ли им, что они не будут являться собственником, готовы ли они передать имущество в дар. Если имеются сомнения у одной из сторон, то по инструкции она переспрашивает. Данная сделка прошла как обычно, без всяких сомнений. Выдача документов производится через 9 рабочих дней. Хранится договор один месяц, если стороны не приходят, то документы отправляют на <адрес>. Отсутствие экземпляра договора дарения на руках у истца объясняет тем, что, скорее всего, бабушка не пришла за своими документами.
Для правильного разрешения настоящего спора, по ходатайству истца, определением суда от 02.10.2017 года была назначена судебная амбулаторная психиатрическая экспертиза, производство которой поручено экспертам ГБУЗ «Самарский психоневрологический диспансер».
По результатам проведенного экспертного исследования экспертами ГБУЗ Самарской области «Самарский психоневрологический диспансер» составлено судебно-психиатрическое заключение N от 24.01.2018 года, содержащее следующие выводы: у С.Н. в настоящее время выявляется <данные изъяты>.
Кроме того, отсутствуют сведения о предшествующем формировании мотивации у подэкспертной для данной сделки. Экспертный анализ вышеуказанных данных и динамики формирования <данные изъяты> у С.Н. с <данные изъяты> в юридически значимый период приводит комиссию судебных экспертов-психиатров к заключению, что к моменту оформления договора дарения 10.02.2016 года у С.Н. имелись <данные изъяты>, что значительно нарушала ее способность понимать социальную суть ситуации, связанную с заключением сделки, снижала адекватную оценку своего социального положения и возможностей, особенностей взаимоотношений участников сделки, мотивацию сделки, существенно снижала ее способность к самостоятельному принятию решения и регуляции своего поведения, а также оценке прогнозирования результатов своего решения, то есть С.Н. не могла понимать значение своих действий и руководить ими при составлении и подписании договора дарения 10.02.2016 (ответ на вопрос N 2) (том I, л.д. 209).
Из заключения экспертов следует, что психические и поведенческие расстройства С.Н. (описанные экспертами) в искомый период (10.02.2016 года — на момент заключения сделки) были выражены столь значительно, что лишили ее способности понимать значение своих действий, связанных с заключением договора дарения доли квартиры, а также руководить ими.
На поставленные перед экспертами вопросы даны ответы, что в силу состояния здоровья, у С.Н. имелись <данные изъяты>, которые существенно снизили или ограничили ее способность руководить своими действиями в период заключения сделки, совершенной 10.02.2016 года. Экспертами в заключении сделан вывод о том, что имеющиеся у С.Н. <данные изъяты>, степень выраженности которых была такова, что значительно нарушала ее способность понимать социальную суть ситуации, связанную с заключением сделки, снижала адекватную оценку своего социального положения и возможностей, особенностей взаимоотношений участников сделки, мотивацию сделки, существенно снижала ее способность к самостоятельному принятию решения и регуляции своего поведения, а также оценке прогнозирования результатов своего решения, привели к том, что 10.02.2016 года на момент заключения сделки С.Н. была лишена способности понимать значение своих действий, разумно руководить ими, адекватно учитывать собственные интересы, оценивать значение своих действий и их последствия, понимать содержание юридически значимых событий, прогнозировать социальные и юридические последствия своих действий.
Положениями ст. 153, п. 3 ст. 154 Гражданского кодекса РФ предусмотрено, что сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Для заключения договора необходимо выражение согласованной воли двух сторон (двусторонняя сделка).
В соответствии со ст. 2 Гражданского процессуального кодекса РФ задачами гражданского судопроизводства являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов. Гражданское судопроизводство должно способствовать укреплению законности и правопорядка, предупреждению правонарушений, формированию уважительного отношения к закону.
Согласно ст. 67 Гражданского процессуального кодекса РФ суд обязан оценить доказательства в их взаимосвязи и отразить их оценку в решении.
При таких обстоятельствах, судебная коллегия считает, что суд первой инстанции, оценив в совокупности представленные в дело доказательства и установленные обстоятельства, пришел к правильному выводу о том, что С.Н. в момент заключения с С.А.АА., С.В. договора дарения от 10.02.2016 года ? доли в праве общей долевой собственности в спорной квартире не могла понимать значение своих действий и руководить ими, что свидетельствует об отсутствии у С.Н. волеизъявления на заключение оспариваемого договора дарения и влечет недействительность совершенной ею сделки.
Судом правомерно применены последствия недействительности сделки и прекращено право собственности С.А.АА. на 1/4 долю в праве собственности на квартиру, расположенную по адресу: <адрес>, и право собственности С.В. на 1/4 долю в праве собственности на квартиру, расположенную по адресу: <адрес>, поскольку недействительная сделка не влечет за собой юридических последствий, равно как и возникновение у одаряемых права собственности в отношении ? доли спорного имущества.
Судебная коллегия приходит к выводу, что судом были проверены все обстоятельства по делу с достаточной полнотой, выводы суда, изложенные в решении, соответствуют собранным по делу доказательствам.
Доводы апелляционной жалобы ответчиков в части пропуска С.Н. срока исковой давности для обращения в суд, подлежат отклонению по следующим основаниям.
В соответствии со статьей 195 ГК РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.
С.Н. обратилась в суд с требованиями о признании договора дарения доли квартиры недействительным, поскольку на момент заключения этого договора находилась в таком состоянии, когда она не могла понимать значение своих действий и руководить ими. Следовательно, указанная сделка является оспоримой, для которой установлен специальный срок исковой давности.
Так, в соответствии с пунктом 2 статьи 181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год.
Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.
В соответствии со ст. 205 Гражданского кодекса РФ в исключительных случаях, когда суд признает уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.), нарушенное право гражданина подлежит защите. Причины пропуска срока исковой давности могут признаваться уважительными, если они имели место в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев — в течение срока давности.
В ходе рассмотрения настоящего гражданского спора было установлено, что о заключении договора дарения доли квартиры С.Н. стало известно 10.02.2016 года при его подписании, с исковым заявлением истец обратилась в суд 08.08.2017 года, то есть по истечении срока исковой давности.
Рассмотрев заявления представителей ответчиков о применении исковой давности и заявление представителя истца о восстановлении пропущенного срока, суд обоснованно пришел к выводу о восстановлении пропущенного срока, поскольку этот срок был пропущен по уважительным причинам, связанным с наличием у истца хронического психического расстройства, что было установлено при проведении по делу судебной экспертизы.
Таким образом, доводы ответчиков о пропуске С.Н. срока исковой давности для обращения в суд с указанными требованиями, подлежат отклонению.
Вопреки доводам жалоб, оснований ставить под сомнение достоверность составленного по настоящему делу заключения экспертов у суда первой инстанции не имелось, так как представленное экспертное заключение соответствует требованиям ст. 86 ГПК РФ, является четким, ясным, понятным, содержит подробное описание проведенного исследования, достаточно аргументированно, выводы экспертов мотивированы. Эксперты были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения и доказательств, дающих основания сомневаться в правильности заключения экспертов, ни суду первой, ни суду апелляционной инстанций авторами жалоб не представлено.
Экспертное заключение дано квалифицированными врачами — экспертами в области психиатрии. Доказательств обратного ответчиками не представлено.
Кроме того, по ходатайству представителей ответчиков в судебном заседании допрошен эксперт К.М., который пояснил, что экспертиза проводилась по материалам дела, на основании медицинских документов (медицинской карты амбулаторного больного, снимка МРТ). Эксперты пришли к выводу, что <данные изъяты>. В настоящее время у С.Н. выявляется <данные изъяты>. На момент составления и подписания договора дарения истец не могла понимать значение своих действий и руководить ими.
Исходя из содержания заключения экспертов и обстоятельств дела, суд первой инстанции правомерно не усмотрел оснований, предусмотренных ст. 87 ГПК РФ, для назначения повторной экспертизы по делу, не усматривает таких оснований и судебная коллегия. Ходатайство о назначении по делу повторной, стационарной судебно-психиатрической экспертизы не подлежит удовлетворению.
В целом доводы апелляционных жалоб об оспаривании заключения комиссии экспертов по существу сводятся к повторению изложенной ответчиками позиции, которая была предметом исследования и оценки суда первой инстанции, и не содержат дополнительных доводов и доказательств, которые не были представлены в суд первой инстанции, доводы жалоб направлены к иной оценке доказательств, оснований для которой судебной коллегией не усматривается, в связи с чем, не являются основанием для отмены решения суда.
Процессуальных оснований для проведения повторной судебно-психиатрической экспертизы у суда апелляционной инстанции также не имеется.
Ссылки ответчиков на то, что суд принял во внимание только показания свидетелей, допрошенных со стороны истца, и не дал оценки показаниям свидетелей со стороны ответчиков, несостоятельны и опровергаются содержанием решения, в котором подробно отражены показания свидетелей, допрошенных по ходатайству ответчиков, и данным показаниям судом дана надлежащая оценка. Так суд указал в решении, что показания свидетелей со стороны ответчика (С.О.ВА., С.Т.И., Ж., С.О.ВБ., М.) не могут быть приняты во внимание, поскольку показания указанных свидетелей противоречат собранным по делу доказательствам, а свидетели со стороны истца длительное время знакомы с истцом, проживают с ней рядом, и оснований не доверять показаниям указанных свидетелей у суда не имелось, поскольку они соответствуют обстоятельствам дела.
Суд правильно определил юридически значимые обстоятельства дела, применил закон, подлежащий применению, дал надлежащую правовую оценку собранным доказательствам и постановил решение, отвечающее нормам материального права при соблюдении требований гражданского процессуального законодательства.
Доводов, опровергающих правильность выводов суда, апелляционные жалобы не содержат и удовлетворению не подлежат.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328 — 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Кировского районного суда г. Самары от 10 апреля 2018 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу С.А.АА. и апелляционную жалобу С.В. — без удовлетворения.
Определение суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в течение шести месяцев.

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО