Все новости законодательства
у вас на почте

Подпишитесь на рассылки

Все новости законодательства в вашей электронной почте

Подпишитесь на наши рассылки

Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 10.04.2018 № 33-6493/2018

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 10 апреля 2018 г. N 33-6493/2018

Судья: Белоногова И.Н.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:
председательствующего Птоховой З.Ю.
судей Зарочинцевой Е.В. и Савельевой Т.Ю.
при секретаре М.
рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-2823/2017 по апелляционной жалобе Д.С. на решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 14 ноября 2017 года по иску Д.С. к Д.В., Б., Я., Администрации Невского района Санкт-Петербурга, Жилищному комитету по Санкт-Петербургу о признании договора передачи квартиры в собственность граждан, договоров купли-продажи квартиры, договора дарения квартиры недействительными, признании права собственности на 1/3 долю в праве собственности на квартиру в порядке приватизации.
Заслушав доклад судьи Птоховой З.Ю., выслушав объяснения истца Д.С. и его представителя — адвоката Городниной Н.В., поддержавших доводы апелляционной жалобы, ответчика Я. и его представителя О., возражавших против доводов жалобы,
судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

установила:

Д.С. обратился в Невский районный суд Санкт-Петербурга с иском к Д.В., Б., Я., Администрации Невского района Санкт-Петербурга, Жилищному комитету по Санкт-Петербургу, в котором с учетом уточненных в порядке ст. 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации требований просил признать договор передачи квартиры по адресу <адрес> в собственность граждан от 20 октября 1995 года, договоры купли-продажи данной квартиры, договор дарения квартиры недействительными, также просит признать за ним право на 1/3 долю в праве собственности на спорную квартиру в порядке приватизации.
В обоснование заявленных требований истец указал, что 18 января 1973 года его матери Д.В. по ордеру N…, в который также были включены истец Д.С. и его сестра — Д.Е., дочь Д.., была предоставлена однокомнатная квартира <адрес>. В 1995 году квартира была единолично приватизирована его матерью Д.В., а в 1997 году — продана Б. В настоящее время собственником спорной квартиры является Я. Д.В. была лишена в отношении истца родительских прав, однако, указанный факт им подтвержден документально быть не может. Истец считает, что поскольку в момент приватизации он был зарегистрирован в спорном жилом помещении, о чем ему до 2016 года было неизвестно, он не реализовал свое право на приватизацию не по своей вине. Считая свои права нарушенными, Д.С. обратился в суд с заявленными требованиями.
Решением Невского районного суда Санкт-Петербурга от 14 ноября 2017 года Д.С. в удовлетворении исковых требований Д.С. отказано.
В апелляционной жалобе истец Д.С. просит решение суда отменить, считая его незаконным и необоснованным, принятым с существенным нарушением норм материального и процессуального права. Также указывает на несоответствие выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела, выражает несогласие с исчислением и применением срока исковой давности.
Ответчики Б., Д.В., представители ответчиков Администрации Невского района Санкт-Петербурга, Жилищного Комитета Санкт-Петербург извещенные о времени и месте судебного разбирательства по правилам статьи 113 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (л.д. 58-63, том 2), в судебное заседание апелляционной инстанции не явились, об уважительных причинах своей неявки не сообщили, об отложении слушания дела не просили, в связи с чем судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц в порядке статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
Обсудив доводы апелляционной жалобы, изучив материалы дела, выслушав объяснения участников процесса, судебная коллегия приходит к следующему.
Спорной является квартира <адрес>.
Матерью истца Д.С., является Д.В. (л.д. 11).
Судом первой инстанции установлено и следует из материалов дела, что 18 января 1973 года Д.В. на семью из трех человек, включая сына Д. и дочь Д.Е., была предоставлена однокомнатная квартира по вышеуказанному адресу.
Д.В. 16 августа 1995 года обратилась в Администрацию Невского района Санкт-Петербурга с заявлением о приватизации указанной квартиры в единоличную собственность (л.д. 77).
На основании договора передачи квартиры в собственность граждан от 19 октября 1995 года Д.В. единолично приватизировала указанную квартиру (л.д. 76).
При этом договор об оформлении документов по приватизации квартиры также заключен единолично между Д.В. и Агентством по приватизации жилищного фонда Администрации Невского района Санкт-Петербурга (л.д. 78).
Из справки о регистрации от 08 августа 1995 года, имеющейся в материалах приватизационного дела, следует, что Д.В. была зарегистрирована по адресу: <адрес> одна, в состав семьи проживающего иные лица не входят (л.д. 79).
На основании договора купли-продажи N К-232 от 19 февраля 1997 года квартира <адрес> передана в собственность Б. (л.д. 42,46).
На основании договора купли-продажи N 1-Д-280 от 14 июля 1997 года квартира передана в собственность Я.Н.И. (л.д. 44).
На основании договора дарения от 21 апреля 1998 года N 1-837 собственником квартира стал Я. (л.д. 63).
Согласно выписки из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, собственником спорной квартиры в настоящее время является Я. (л.д. 27, 28).
Разрешая заявленные требования в части признания договора передачи квартиры в собственность граждан от 19 октября 1995 года недействительным, суд первой инстанции исходил из того, что доказательств того, что указанный договор не соответствует требованиям закона или иных правовых актов, истцом суду не представлено, в связи с чем пришел к выводу об отказе в иске в указанной части.
С указанным выводом суда судебная коллегия соглашается.
В соответствии со ст. 2 Закона РФ от 04 июля 1991 N 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» (в редакции, действующей по состоянию на 19 октября 1995 года) граждане, занимающие жилые помещения в домах государственного и муниципального жилищного фонда, включая жилищный фонд, находящийся в полном хозяйственном ведении предприятий или оперативном управлении учреждений (ведомственный фонд), по договору найма или аренды, вправе с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи, а также несовершеннолетних в возрасте от 15 до 18 лет приобрести эти помещения в собственность на условиях, предусмотренных настоящим Законом, иными нормативными актами Российской Федерации и республик в составе Российской Федерации. Жилые помещения передаются в общую собственность (совместную или долевую) либо в собственность одного из совместно проживающих лиц, в том числе несовершеннолетних.
В силу статьи 3 Закона Российской Федерации от 25 июня 1993 года N 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» в целях обеспечения необходимых условий для реализации гражданином Российской Федерации его прав и свобод, а также исполнения им обязанностей перед другими гражданами, государством и обществом вводится регистрационный учет граждан Российской Федерации по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации. Граждане Российской Федерации обязаны регистрироваться по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации.
Согласно пункту 3 Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 17 июля 1995 года N 713, местом жительства является место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает в качестве собственника, по договору найма (поднайма), социального найма либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, — жилой дом, квартира, служебное жилое помещение, специализированные дома (общежитие, гостиница-приют, дом маневренного фонда, специальный дом для одиноких и престарелых, дом-интернат для инвалидов, ветеранов и другие), а также иное жилое помещение. Граждане обязаны регистрироваться по месту пребывания и по месту жительства в органах регистрационного учета.
Нормы Гражданского кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 07 мая 2013 года N 100-ФЗ об основаниях и последствиях недействительности сделок применяются к сделкам, совершенным после дня вступления в силу указанного Закона.
Согласно статье 166 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей до 01 сентября 2013 года) сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в настоящем Кодексе. Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе.
В силу статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке.
Статьей 168 Гражданского кодекса Российской Федерации определено, что сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.
Согласно статье 51 Жилищного кодекса РСФСР, действовавшего на момент заключения спорного договора приватизации, договор найма жилого помещения в домах государственного и общественного жилищного фонда заключается в письменной форме на основании ордера на жилое помещение между наймодателем — жилищно-эксплуатационной организацией (а при ее отсутствии — соответствующим предприятием, учреждением, организацией) и нанимателем — гражданином, на имя которого выдан ордер.
В договоре найма жилого помещения определяются права и обязанности сторон по пользованию жилыми помещениями.
К отношениям, вытекающим из договора найма жилого помещения, в соответствующих случаях применяются также правила гражданского законодательства Союза ССР и РСФСР.
В соответствии со статьей 53 Жилищного кодекса РСФСР, члены семьи нанимателя, проживающие совместно с ним, пользуются наравне с нанимателем всеми правами и несут все обязанности, вытекающие из договора найма жилого помещения. Совершеннолетние члены семьи несут солидарную с нанимателем имущественную ответственность по обязательствам, вытекающим из указанного договора.
К членам семьи нанимателя относятся супруг нанимателя, их дети и родители. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, а в исключительных случаях и иные лица могут быть признаны членами семьи нанимателя, если они проживают совместно с нанимателем и ведут с ним общее хозяйство.
Если граждане, указанные в части второй настоящей статьи, перестали быть членами семьи нанимателя, но продолжают проживать в занимаемом жилом помещении, они имеют такие же права и обязанности, как наниматель и члены его семьи.
Согласно части 2 статьи 54 Жилищного кодекса РСФСР граждане, вселенные нанимателем в соответствии с правилами настоящей статьи, приобретают равное с нанимателем и остальными членами его семьи право пользования жилым помещением, если эти граждане являются или признаются членами его семьи (статья 53) и если при вселении между этими гражданами, нанимателем и проживающими с ним членами его семьи не было иного соглашения о порядке пользования жилым помещением.
Возникновение равного с нанимателем права пользования жилым помещением у лица обусловлено вселением его в жилое помещение и проживанием в нем в качестве члена семьи.
Из справки СПГБУ » следует, что Д.С. с 14 сентября 1967 года по 12 августа 1971 года находился на полном государственном обеспечении в , выбыл 12 августа 1971 года в <адрес> (л.д. 12).
С 26 августа 1971 года по 22 января 1974 года Д.С. был зарегистрирован по адресу ГБОУ (л.д. 93, 156).
Из справки ГБОУ следует, что Д.С. с 24 января 1974 года по 05 июня 1980 года обучался в указанном образовательном учреждении, выбыл в связи с окончанием 8 классов (л.д. 13).
С 20 марта 2007 года по настоящее время Д.С. состоит на учете в Санкт-Петербургской благотворительной общественной организации помощи бездомным «Ночлежка» как лицо без определенного места жительства, регулярно получает в организации гуманитарную, социальную и правовую помощь (л.д. 20).
Учитывая изложенное, установив, что Д.С. не был зарегистрирован в спорной квартире на момент заключения договора приватизации никогда не проживал в ней, при этом, никаких других оснований для признания указанной сделки недействительной истец не заявил, доказательств не представил, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что оснований для признания договора приватизации от 19 октября 1995 года недействительным не имеется.
Оценивая доводы Д.С. о том, что никаких заявлений о снятии с регистрационного он учета не писал, а также о том, что сведения о снятии его с регистрационного учета являются подложными, суд оценив представленную в материалы дела справку СПб ГКУ «» от 04 августа 2016 года в совокупности с иными представленными доказательствами, такими как, архивные справки на спорное жилое помещение, справки из специализированных образовательных организаций, справки из СПб ГКУ «, выписку из домовой книги, ответ из , учитывая, что в нарушение положений статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации стороной факты совершения подлога в отношении снятия истца с регистрации не доказаны, принимая во внимание, что снятие с регистрационного учета без ведома самого лица невозможно, пришел к обоснованному выводу о том, что данные доводы истца и его представителя являются голословными и, ввиду указанного, правового значения не имеют.
Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции не повторяя их мотивов, поскольку они основаны на правильном применении приведенных норм материального права, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и представленным сторонами доказательствам, которым дана надлежащая правовая оценка в соответствии с требованиями статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в их совокупности.
Разрешая заявленные требования о признании последующих договоров купли-продажи и дарения недействительными, руководствуясь положениями п. 1 ст. 167 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции действующей на момент спорных правоотношений), учитывая, что решением суда отказано в признании договора о передаче квартиры в собственность от 19 октября 1995 года недействительным, пришел к обоснованному выводу об отказе в удовлетворении заявленных требований в указанной части, а также в части требований о признании Д.С. правообладателем доли в размере 1/3 в праве собственности на спорную квартиру.
Самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований послужил пропуск истцом предусмотренного срока исковой давности по требованиям о признании сделок недействительными.
Судебная коллегия соглашается с выводами суда, основанными на анализе представленных в материалы дела доказательств в их совокупности, оценке фактических обстоятельств дела, верном применении норм материального и процессуального права.
В силу положений ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на период возникновения спорных правоотношений) сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.
В статье 181 Гражданского кодекса Российской Федерации установлены сроки исковой давности по недействительным сделкам.
Иск о применении последствий недействительности ничтожной сделки мог быть предъявлен в течение 10 лет со дня, когда началось ее исполнение (пункт 1 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей на день заключения договора приватизации).
Федеральным законом от 21 июля 2005 года N 109-ФЗ «О внесении изменений в статью 181 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» внесены изменения в положения пункта 1 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которым срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки составил три года. Установленный статьей 181 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 21 июля 2005 года) срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки применяется также к требованиям, ранее установленный Гражданского кодекса Российской Федерации срок предъявления которых не истек до дня вступления в силу Федерального закона (статья 2 Федерального закона N 109-ФЗ).
Таким образом, пункт 1 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации предполагает, что начало течения срока исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки, а соответственно и по требованиям о признании ее недействительной, обусловлено объективным критерием — исключительно началом исполнения такой сделки.
Поскольку исполнение договора передачи квартиры в собственность граждан началось 20 октября 1995 года, судебная коллегия соглашается с выводом суда о том, что оба срока — и трехлетний, и десятилетний на момент подачи настоящего иска истекли.
Доводы истца о том, что о нарушении своих прав и об исполнении сделки он узнал из ответа Администрации Невского района Санкт-Петербурга от 05 сентября 2016 года, в котором ему отказали в предоставлении жилого помещения по договору социального найма, оценены судом первой инстанции, признаны несостоятельными. При этом суд исходил из того, что каких-либо доказательств того, что истцу ранее не могло быть известно о факте предполагаемого нарушения его прав, в материалы дела представлено не было.
Учитывая изложенное, суд пришел к обоснованному выводу о том, что Д.С. пропущен срок исковой давности как по требованиям об оспаривании договора передачи квартиры по адресу <адрес> в собственность граждан от 20 октября 1995 года, так и по оспариванию договоров купли-продажи и дарения спорной квартиры.
Статья 205 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает восстановление срока исковой давности в исключительных случаях, когда суд признает уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца (например: тяжелая болезнь, длительная временная нетрудоспособность вследствие заболевания или травмы, продолжительностью более шести месяцев, беспомощное состояние, неграмотность, переезд на место жительства в другой населенный пункт, смена места пребывания, смерть близкого родственника и т.п.).
Оценив представленные истцом доказательства, не установив наличия обстоятельств, предусмотренных ст. 205 Гражданского кодекса Российской Федерации, в силу которых обращение истца в суд с указанным иском было невозможно суд первой инстанции пришел к правильному выводу об отказе восстановления срока исковой давности, поскольку никаких доказательств тяжелой болезни, беспомощного состояния, неграмотности или иных уважительных причин в последние шесть месяцев срока давности для восстановления срока суду истцом в нарушение ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации представлено не было.
Ссылки истца на свою юридическую безграмотность, и на то, что он является ребенком-сиротой, как обосновано указано судом, к уважительным причинам отнесены быть не могут.
На основании изложенного, судебная коллегия приходит к выводу о том, что правоотношения сторон в рамках заявленных требований и закон, подлежащий применению, определены судом правильно, обстоятельства, имеющие правовое значение, установлены на основании добытых по делу доказательств, оценка которых дана судом с учетом требований гражданского процессуального законодательства, в связи с чем, доводы апелляционной жалобы, оспаривающие выводы суда по существу рассмотренного спора, направленные на иную оценку доказательств, не могут повлиять на содержание постановленного судом решения.
На основании изложенного, руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

Решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 14 ноября 2017 года — оставить без изменения, апелляционную жалобу Д.С. — без удовлетворения.

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО