Все новости законодательства
у вас на почте

Подпишитесь на рассылки

Все новости законодательства в вашей электронной почте

Подпишитесь на наши рассылки

Апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 13.02.2019 по делу № 33-2932/2019

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 13 февраля 2019 г. по делу N 33-2932/2019

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан в составе:
председательствующего Васильевой Г.Ф.
судей Фроловой Т.Е. Фархутдиновой Г.Р.
при секретаре Р.А.
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе А. на решение Благовещенского районного суда Республики Башкортостан от 30 октября 2018 г., которым постановлено:
исковые требования Х. к А. о признании договора дарения недействительным, применении последствий недействительности сделки, прекращении право собственности — удовлетворить.
Признать недействительным договор дарения от 02 марта 2015 г. жилого дома и земельного участка, расположенных по адресу: адрес, заключенный между Х. и А.
Применить последствия недействительности сделки, возвратив стороны в первоначальное положение.
Аннулировать в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним записи о государственной регистрации права собственности А. на жилой дом с кадастровым номером 02:15:060101:150 и земельный участок с кадастровым номером 02:15:060101:80, расположенные по адресу: адрес.
Прекратить право собственности А. на жилой дом с кадастровым номером N…, расположенный по адресу: адрес, а также земельный участок с кадастровым номером N…, расположенный по адресу: адрес, восстановив право собственности Х. на указанные дом и земельный участок по адресу: адрес.
Заслушав доклад судьи Васильевой Г.Ф., судебная коллегия

установила:

Х. обратилась в суд с иском к А. о признании договора дарения недействительным, применении последствий недействительности сделки, прекращении право собственности, указав, что истец являлась собственником жилого дома и земельного участка, расположенных по адресу: адрес адрес. 03 июня 2017 года ее дочь Х.Ф.А. сообщила, что случайно узнала о том, что договор дарения, по которому она подарила дом вместе с земельным участком своей дочери А. Переход права собственности зарегистрирован в установленном законом порядке, о чем в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество 30 марта 2015 года сделана запись о регистрации N…. Однако намерения распорядиться правом собственности на дом и земельный участок, который является для нее единственным жильем, у нее не было. При этом оспариваемый договор не содержит условия о дальнейшем проживании истицы в отчуждаемом ею доме. Истица полагала, что подписывает документы на регистрацию для проживания по месту жительства дочери. В момент заключения договора дарения, истица находилась в таком состоянии, когда не была способна осознавать значение своих действий и руководить ими. А. фактически не вступила в права владения и пользования жилым домом и земельным участком, истица продолжает проживать в доме и несет расходы по его содержанию. Ключи от жилого дома ответчику не передавались, ответчик в доме не проживает, личных вещей в доме не имеет.
Судом постановлено приведенное выше решение.
Не соглашаясь с решением суда, А. в апелляционной жалобе ставит вопрос об отмене решения суда, ссылаясь на его незаконность и необоснованность. В обоснование жалобы указывает, что Х. не представлено доказательств, подтверждающих, что в момент заключения договора дарения она заблуждалась относительно природы сделки и правовых последствий договора в силу возраста и состояния здоровья. То обстоятельство, что на день заключения договора дарения истец плохо видела, само по себе не свидетельствует о том, что оспариваемая сделка была совершена под влиянием заблуждения. Договор дарения совершен в установленной законом форме, с согласованием всех существенных условий, подписан сторонами. Кроме того, суду необходимо было установить, могла ли истец в момент совершения сделки понимать значение своих действий и руководить ими.
Лица, участвующие в деле и не явившиеся на апелляционное рассмотрение дела, о времени и месте рассмотрения дела извещены надлежащим образом. Судебная коллегия, принимая во внимание отсутствие возражений, руководствуясь статьями 167, 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, рассмотрела дело без участия указанных лиц.
Проверив оспариваемое судебное постановление в соответствии с частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в пределах доводов апелляционной жалобы, выслушав А., ее представителя И.К., поддержавших доводы жалобы, представителей Х. И.А., Р.Ф., полагавших решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия приходит к выводу о том, что оснований для отмены решения суда не имеется в силу следующего.
В силу п. 1 ст. 572 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.
Согласно ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено стороной сделки или иным лицом, указанным в законе.
По ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.
В соответствии с п. 1 ст. 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.
Сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел (ч. 1 ст. 178 ГК РФ).
При наличии условий, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, заблуждение предполагается достаточно существенным, в частности, если сторона заблуждается в отношении природы сделки (пп. 3 п. 2 настоящей статьи).
Из материалов дела следует, что Х. являлась собственником жилого дома и земельного участка, расположенных по адресу: адрес адрес.
02 марта 2015 года между Х. и А. был заключен договор дарения, согласно которому Х. передала в дар своей дочери А. указанный жилой дом и земельный участок.
Переход права собственности зарегистрирован в установленном законом порядке, о чем в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество 30 марта 2015 года сделаны записи о регистрации N… (земельный участок) и N… (жилой дом).
Принимая решение об удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из того, что истица при заключении оспариваемого договора дарения жилого дома и земельного участка от 02 марта 2015 года с учетом преклонного возраста, состояния здоровья и неграмотности заблуждалась относительно природы сделки, и намерения подарить свое жилье не имела.
С данным выводом суда первой инстанции судебная коллегия соглашается в полном объеме.
Судом дана верная оценка показаниям свидетелей об обстоятельствах сделки, которые подтверждают расхождение волеизъявления дарителя Х. с ее внутренней волей при заключении оспариваемого договора дарения. Показания свидетелей, объяснения самой истицы, объективно свидетельствуют о том, что на момент заключения договора истица не имела намерения произвести отчуждение имущества и лишить себя права собственности на жилой дом и земельный участок в преклонном возрасте, в пользу одной из дочерей без условия ухода за ней.
Суд первой инстанции правильно принял во внимание, что Х. является человеком преклонного возраста, на момент заключения договора дарения ей исполнилось 80 лет. Из пояснений истицы, данных в суде первой инстанции с участием переводчика, следует, что русским языком истица владеет плохо.
Судебная коллегия полагает, что вывод суда первой инстанции о том, что при заключении договора дарения квартиры совершенные истицей действия не соответствовали ее действительной воле ввиду заблуждения относительно природы подписываемого договора, основан на тщательном анализе представленных сторонами доказательств.
Доводы апелляционной жалобы о том, что оспариваемая сделка была совершена в установленном порядке, с согласованием всех существенных условий, подписан сторонами, условия договора изложены четко и понятно, двусмысленно не трактуются, является несостоятельными, поскольку истицей представлены доказательства, подтверждающие заблуждение относительно природы сделки.
Доводы апелляционной жалобы о том, что судом необоснованно не назначалась экспертиза по вопросу, могла ли истица в момент заключения договора понимать значение своих действий и руководить ими, основаны на неверном толковании норм права. Оспаривая заключенный договор дарения, истец сослалась на то, что сделка заключена под влиянием заблуждения. Для разрешения дела по заявленным исковым требованиям необходимости в проведении судебной экспертизы не имелось.
Отказ суда в удовлетворении ходатайства истца о назначении по делу судебно-психиатрической экспертизы обоснован отсутствием предусмотренных статьей 79 ГПК РФ оснований для назначения такой экспертизы, исходя из предмета заявленного иска о признании сделки недействительной, в силу относимости, допустимости и достаточности доказательств.
Доводы апелляционной жалобы о том, что истцом пропущен срок исковой давности, отклоняются судебной коллегией как несостоятельные по следующим основаниям.
Согласно п. 2 ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.
Вместе с тем, на основании ст. 205 ГК РФ в исключительных случаях, когда суд признает уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.), нарушенное право гражданина подлежит защите.
В данном случае несвоевременное обращение Х. в суд за защитой нарушенных прав связано с престарелым возрастом, возможностью передвигаться только с посторонней помощью, уровнем материального благосостояния, правовой неграмотностью.
Исходя из этого, суд правомерно пришел к выводу о восстановлении срока исковой давности.
Доводы апелляционной жалобы сводятся к иной оценке доказательств и иному толкованию законодательства, аналогичны обстоятельствам, на которые ссылался ответчик в суде первой инстанции в обоснование своих возражений, они были предметом обсуждения суда первой инстанции и им дана правильная правовая оценка на основании исследования в судебном заседании всех представленных обеими сторонами доказательств в их совокупности.
Нарушений норм материального и процессуального права, которые привели или могли привести к неправильному разрешению данного дела (в том числе и те, на которые имеются ссылки в апелляционной жалобе) судом не допущено. При таком положении оснований к отмене или изменению решения суда первой инстанции не имеется.
Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Благовещенского районного суда Республики Башкортостан от 30 октября 2018 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу А. — без удовлетворения.

Председательствующий
Г.Ф.ВАСИЛЬЕВА

Судьи
Т.Е.ФРОЛОВА
Г.Р.ФАРХУТДИНОВА

Справка: судья С.И. Гарипова.

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО