Все новости законодательства
у вас на почте

Подпишитесь на рассылки

Все новости законодательства в вашей электронной почте

Подпишитесь на наши рассылки

Определение Четвертого кассационного суда общей юрисдикции от 18.02.2021 по делу № 88-5712/2021, 2-863/2020

ЧЕТВЕРТЫЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 18 февраля 2021 г. по делу N 88-5712/2021

Дело N 2-863/2020

Судебная коллегия по гражданским делам Четвертого кассационного суда общей юрисдикции в составе:
председательствующего Егоровой Е.С.
судей Бетрозовой Н.В., Якубовской Е.В.,
с участием прокурора Фроловой Е.В.,
рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску А. к открытому акционерному обществу «Водоканал» об отмене приказов, восстановлении на работе, взыскании заработной платы и возмещении морального вреда
по кассационной жалобе А. на решение Абинского районного суда Краснодарского края от 22 июня 2020 года, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 19 октября 2020 года.
Заслушав доклад судьи Егоровой Е.С., выслушав истца А., представителя ответчика по доверенности С., прокурора, судебная коллегия

установила:

А. обратился в суд с иском к открытому акционерному обществу «Водоканал», в котором просил отменить приказы N-к от ДД.ММ.ГГГГ и N от ДД.ММ.ГГГГ как незаконные, восстановить в ранее занимаемой должности, взыскать с открытого акционерного общества «Водоканал» недополученную заработную плату и компенсацию за причиненный моральный и материальный вред, судебные расходы.
Решением Абинского районного суда Краснодарского края от 22 июня 2020 года в удовлетворении исковых требований А. отказано.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 19 октября 2020 года решение Абинского районного суда Краснодарского края от 22 июня 2020 года оставлено без изменения.
В кассационной жалобе А. просит отменить состоявшиеся по делу судебные акты в связи с несоответствием выводов судов, содержащихся в обжалуемых судебных постановлениях, фактическим обстоятельствам дела, нарушением норм материального и процессуального права.
В обоснование доводов кассационной жалобы А. полагает, что судом первой инстанции не исследовались обстоятельства принятия решения о сокращении штата, поскольку ДД.ММ.ГГГГ производственное совещание не проводилось, экономическая целесообразность сокращения должности была искусственно завышена. Процедура его увольнения не была соблюдена, так как ему не были предложены три вакантные должности, которые он мог занимать без переобучения в соответствии с состоянием здоровья. Судом первой инстанции не был учтен факт трудоустройства в открытом акционерном обществе «Водоканал» в качестве сторожа ФИО7, слесарей-ремонтников 4 разряда ФИО8 и ФИО9, фактически уволенных на основании приказа N-к от ДД.ММ.ГГГГ и переоформленных на основании приказа от ДД.ММ.ГГГГ, в последующем с изменением штатного расписания ДД.ММ.ГГГГ, которое было скрыто ответчиком от суда первой и второй инстанции. Суд второй инстанции был лишен возможности оценить действия открытого акционерного общества «Водоканал» и применить основания, предусмотренные статьей 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Судом первой инстанции необоснованно было отказано в удовлетворении ходатайства об истребовании у ответчика документов-доказательств, имеющих значение для дела, а также о вызове в суд свидетелей для дополнительного обоснования исковых требований. В нарушение статьи 149 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации ответчик не передал истцу приложения к возражению на иск, вследствие чего у него отсутствуют приказы от ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ, документы о вакантных, но не предложенных истцу, должностях, в том числе по приказу от ДД.ММ.ГГГГ. Пропуск срока на обращение в суд был обусловлен болезнью истца после производственной травмы, болезнью жены, за которой он был вынужден ухаживать, а также юридической неграмотностью, вместе с тем, суд не рассмотрел возражения ответчика и не разъяснил сущность уважительности причин как основания для восстановления пропущенного срока.
В судебном заседании истец А. поддержал кассационную жалобу по изложенным в ней доводам.
Представитель открытого акционерного общества «Водоканал» по доверенности С. возражала против удовлетворения кассационной жалобы.
Проверив материалы дела, выслушав истца, представителя ответчика, прокурора, полагавшего необходимым кассационную жалобу удовлетворить, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Четвертого кассационного суда общей юрисдикции приходит к следующему.
В соответствии с частью 1 статьи 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации кассационный суд общей юрисдикции рассматривает дело в пределах доводов, содержащихся в кассационных жалобе, представлении.
Согласно части 1 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.
Такие основания для пересмотра решения суда первой инстанции и апелляционного определения в кассационном порядке по доводам кассационной жалобы, изученным материалам дела, имеются.
Судебная коллегия считает, что выводы суда первой и апелляционной инстанции основаны на неправильном применении и толковании норм материального права к спорным отношениям, а также сделаны с существенным нарушением норм процессуального права.
Судом установлено, что ДД.ММ.ГГГГ между А. и открытым акционерным обществом «Водоканал» (ранее — Муниципальное унитарное предприятие «Абнинское ЖКХ») был заключен трудовой договор N, которым на истца возложены функции по профессии (должности) инженера жилищного хозяйства в жилищно-эксплуатационный участок.
ДД.ММ.ГГГГ на основании дополнительного соглашения к трудовому договору А. был переведен постоянно на должность специалиста по мобилизационной и антитеррористической защищенности.
Приказом генерального директора открытого акционерного общества «Водоканал» Nк от ДД.ММ.ГГГГ о сокращении численности работников в связи с экономической нецелесообразностью, убыточной производственной деятельностью водоснабжения <адрес>, а также в связи с необходимостью рационализации штатной структуры должностей и численности работников общества с ДД.ММ.ГГГГ исключаются должности: контролер водопроводного хозяйства — слесарь-ремонтник 4 разряда <адрес> в количестве 1 единицы, контролер водопроводного хозяйства — слесарь-ремонтник 4 разряда <адрес> в количестве 1 единицы, специалист по ГО, ЧС, АТЗ и мобилизационной работе в количестве 1 единицы.
ДД.ММ.ГГГГ А. вручено уведомление о сокращении, предложены следующие имеющие вакантные должности: слесарь-ремонтник 5 разряда Абинского цеха водоснабжения, машинист насосной установки 2 разряда <адрес> цеха водоснабжения, слесарь-ремонтник 4 разряда цеха очистных сооружений канализации.
Давая пояснения суду кассационной инстанции по доводам жалобы А. не отрицал, что данные должности ему были предложены. Указал, что на их замещение не претендовал.
ДД.ММ.ГГГГ на основании приказа Nк от ДД.ММ.ГГГГ утверждено штатное расписание открытого акционерного общества «Водоканал» с ДД.ММ.ГГГГ в количестве 193 единицы.
Приказом Nл-с от ДД.ММ.ГГГГ, подписанным генеральным директором, трудовой договор с А. расторгнут ДД.ММ.ГГГГ на основании пункта 2 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации. С указанным приказом истец ознакомлен под роспись в тот же день, ему выдана трудовая книжка.
Разрешая исковые требования, суд первой инстанции, исследовав представленные сторонами доказательства, проверяя наличие законного основания для увольнения по пункту 2 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, пришел к выводу, что открытым акционерным обществом «Водоканал» увольнение А. было произведено законно, без нарушения установленного порядка увольнения, при этом истцом пропущен срок на обращение в суд за разрешением трудового спора.
Судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда с указанным выводом суда согласилась.
Судебная коллегия по гражданским делам Четвертого кассационного суда общей юрисдикции не может согласиться с указанными выводами, поскольку они основаны на неправильном применении и толковании норм материального и процессуального права.
Основания расторжения трудового договора по инициативе работодателя установлены статьей 81 Трудового кодекса Российской Федерации.
Одно из оснований прекращения трудовых отношений по инициативе работодателя предусмотрено пунктом 2 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации — расторжение трудового договора работодателем в связи с сокращением численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя.
Частью третьей статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации определено, что увольнение по основанию, предусмотренному пунктом 2 или 3 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.
Статьей 180 Трудового кодекса Российской Федерации обязанность работодателя предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность) в соответствии с частью третьей статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрена в качестве гарантии работникам при ликвидации, сокращении численности или штата работников организации.
В пункте 29 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» даны разъяснения о применении части третьей статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации.
Из приведенных положений Трудового кодекса Российской Федерации и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению следует, что работодатель, реализуя в целях осуществления эффективной экономической деятельности и рационального управления имуществом право принимать необходимые кадровые решения, в том числе об изменении численного состава работников организации, обязан обеспечить в случае принятия таких решений закрепленные трудовым законодательством гарантии трудовых прав работников.
К гарантиям прав работников при принятии работодателем решения о сокращении численности или штата работников организации относится установленная Трудовым кодексом Российской Федерации обязанность работодателя предложить работнику, должность которого подлежит сокращению, все имеющиеся у работодателя в данной местности вакантные должности, соответствующие квалификации работника, а также вакантные нижестоящие должности или нижеоплачиваемую работу. Данная обязанность работодателя императивно установлена нормами трудового законодательства, которые работодатель должен соблюдать. Являясь элементом правового механизма увольнения по сокращению численности или штата работников, указанная гарантия (наряду с установленным законом порядком увольнения работника) направлена против возможного произвольного увольнения работников в случае принятия работодателем решения о сокращении численности или штата работников организации. Обязанность работодателя предлагать работнику вакантные должности, отвечающие названным требованиям, означает, что работодателем работнику должны быть предложены все имеющиеся у работодателя в штатном расписании вакантные должности как на день предупреждения работника о предстоящем увольнении по сокращению численности или штата работников, так и образовавшиеся в течение периода времени с начала проведения работодателем организационно-штатных мероприятий (предупреждения работника об увольнении) по день увольнения работника включительно. При этом работодатель обязан предлагать все имеющиеся вакантные должности всем сокращаемым работникам, в противном случае нарушается один из основных принципов правового регулирования трудовых отношений — принцип равенства прав и возможностей работников, закрепленный в статье 2 Трудового кодекса Российской Федерации, и запрет на дискриминацию в сфере труда. Неисполнение работодателем такой обязанности в случае спора о законности увольнения работника с работы по названному основанию влечет признание судом увольнения незаконным.
ДД.ММ.ГГГГ от ФИО10 поступило заявление об его увольнении с должности сторожа водозабора N по собственному желанию с ДД.ММ.ГГГГ.
Приказом Nл-с от ДД.ММ.ГГГГ трудовой договор с ФИО10 расторгнут ДД.ММ.ГГГГ на основании пункта 3 части первой статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации.
ДД.ММ.ГГГГ от ФИО7 поступило заявление о принятии на работу в открытые акционерное общество «Водоканал» на должность сторожа.
ДД.ММ.ГГГГ на основании трудового договора N от ДД.ММ.ГГГГ, заключенного между ФИО7 и открытым акционерным обществом «Водоканал», издан приказ Nл-с от ДД.ММ.ГГГГ о принятии ФИО7 на работу в Абинский цех водоснабжения по должности сторожа.
Судебные инстанции вследствие неправильного применения норм материального права, регулирующих условия и порядок увольнения работников по пункту 2 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, пришли к ошибочному выводу о том, что должность сторожа Абинского цеха водоснабжения не являлась вакантной, поскольку с момента увольнения работника и до момента принятия нового работника не было ни одного свободного дня для признания должности вакантной.
Судебные инстанции не учли, что работодатель обязан предложить всем работникам, чьи должности подлежат сокращению, все имеющиеся вакантные должности, соответствующие квалификации этих работников, вакантные нижестоящие должности или нижеоплачиваемую работу и в случае, если несколько работников претендуют на одну вакантную должность, решить вопрос с учетом положений статьи 179 Трудового кодекса Российской Федерации (о преимущественном праве на оставление на работе при сокращении численности или штата работников) о том, кого из них перевести на эту должность.
Вывод судов первой и апелляционной инстанций об обратном, а именно о том, что на предприятии не имелось вакантных должностей, кроме указанных в уведомлении о сокращении N от ДД.ММ.ГГГГ, основан на неправильном толковании положений части третьей статьи 81 и части первой статьи 180 Трудового кодекса Российской Федерации, в связи с чем не может быть признан соответствующим закону.
С учетом приведенного выше вывод судебных инстанций о том, что поскольку вакантная должность сторожа была на следующий день замещена иным работником, то эта должность не являлась вакантной, и у работодателя не имелось обязанности предлагать их А., является неправомерным.
По данному делу с учетом исковых требований А., возражений ответчика относительно иска и норм материального права, регулирующих спорные отношения (часть третья статьи 81, часть первая статьи 180 Трудового кодекса Российской Федерации), юридически значимым являлось установление следующих обстоятельств: имелись ли на предприятии как на момент уведомления А. о сокращении занимаемой им должности специалиста по ГО, ЧС, АТЗ и мобилизационной работе административно-управленческого персонала (ДД.ММ.ГГГГ), так и на протяжении всего периода проведения работодателем организационно-штатных мероприятий, связанных с сокращением занимаемой А. должности, по день его увольнения (ДД.ММ.ГГГГ) вакантные должности, соответствующие квалификации А., а также вакантные нижестоящие должности или нижеоплачиваемая работа; если такие должности имелись, то предлагались ли они работодателем А.
Однако судебные инстанции названные обстоятельства вследствие неправильного применения норм материального права в качестве юридически значимых не определили и не устанавливали, оставив без внимания и соответствующей правовой оценки, в том числе с учетом положений части первой статьи 3 Трудового кодекса Российской Федерации (каждый имеет равные возможности для реализации своих трудовых прав), доводы А. о том, что вакантные должности, которые могли бы быть ему предложены с учетом его квалификации и состояния здоровья, на предприятии имелись, однако работодатель по своему усмотрению предложил вакантную должность иному работнику.
Кроме того, судом первой инстанции на обсуждение сторон не был поставлен вопрос о возможности восстановления пропущенного процессуального срока на обращение в суд за разрешением трудового спора, что является нарушением норм процессуального права.
Из материалов дела следует, что трудовая книжка была выдана истцу в день увольнения, обращение истца в суд с иском последовало ДД.ММ.ГГГГ.
В возражениях на исковое заявление от ДД.ММ.ГГГГ представителем ответчика изложены доводы о пропуске истцом срока для обращения в суд с иском за защитой нарушенного права.
Сроки обращения работника в суд за разрешением индивидуального трудового спора установлены статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации.
В соответствии с частью первой статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении — в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.
При пропуске по уважительным причинам сроков, установленных частями 1, 2 и 3 статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации, они могут быть восстановлены судом (часть 4 статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации).
В силу части 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.
В абзаце 5 пункта 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» разъяснено, что в качестве уважительных причин пропуска срока обращения в суд могут расцениваться обстоятельства, препятствовавшие данному работнику своевременно обратиться с иском в суд за разрешением индивидуального трудового спора (например, болезнь истца, нахождение его в командировке, невозможность обращения в суд вследствие непреодолимой силы, необходимость осуществления ухода за тяжелобольными членами семьи).
Разъяснения по вопросам пропуска работником срока на обращение в суд содержатся в пункте 16 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2018 года N 15 «О применении судами законодательства, регулирующего труд работников, работающих у работодателей — физических лиц и у работодателей — субъектов малого предпринимательства, которые отнесены к микропредприятиям».
Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 29 мая 2018 года N 15 «О применении судами законодательства, регулирующего труд работников, работающих у работодателей — физических лиц и у работодателей — субъектов малого предпринимательства, которые отнесены к микропредприятиям» разъяснил следующее: судам необходимо учитывать, что при пропуске работником срока, установленного статьей 392 Трудового кодекса Российской Федерации, о применении которого заявлено ответчиком, такой срок может быть восстановлен судом при наличии уважительных причин (часть четвертая статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации). В качестве уважительных причин пропуска срока для обращения в суд могут расцениваться обстоятельства, объективно препятствовавшие работнику своевременно обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора, как то: болезнь работника, нахождение его в командировке, невозможность обращения в суд вследствие непреодолимой силы, необходимости осуществления ухода за тяжелобольными членами семьи и т.п.
Обратить внимание судов на необходимость тщательного исследования всех обстоятельств, послуживших причиной пропуска работником установленного срока обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора.
Оценивая, является ли то или иное обстоятельство достаточным для принятия решения о восстановлении пропущенного срока, суд не должен действовать произвольно, а обязан проверять и учитывать всю совокупность обстоятельств конкретного дела, не позволивших работнику своевременно обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора.
Обстоятельства, касающиеся причин пропуска работником срока на обращение в суд за разрешением индивидуального трудового спора, и их оценка судом должны быть отражены в решении (часть 4 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).
Исходя из вышеизложенного работникам, не реализовавшим свое право на обращение в суд в установленный законом срок по уважительным причинам, этот срок может быть восстановлен в судебном порядке. Перечень уважительных причин, при наличии которых пропущенный срок для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора может быть восстановлен судом, законом не установлен. Приведенный в постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации перечень уважительных причин пропуска срока обращения в суд исчерпывающим не является.
Эти требования процессуального закона, как усматривается из текстов судебных постановлений, судами первой и апелляционной инстанций при разрешении спора выполнены не были. Также ими не учтено, что при рассмотрении дела суд обязан исследовать по существу все фактические обстоятельства с учетом доводов и возражений сторон спора и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы. Иное приводило бы к тому, что право на судебную защиту, закрепленное в части 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации, оказывалось бы существенно ущемленным.
При таких обстоятельствах, судебная коллегия соглашается с доводами кассационной жалобы А. о том, что при разрешении исковых требований, судами первой и апелляционной инстанции были допущены нарушения норм материального и процессуального права, повлекшие принятие неверного судебного постановления.
Судебная коллегия по гражданским делам Четвертого кассационного суда общей юрисдикции находит допущенные судами первой и апелляционной инстанцией нарушения норм права существенными, повлиявшими на исход дела, что согласно пункту 2 части 1 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены принятых судебных постановлений и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
При новом рассмотрении дела, суду следует учесть изложенное, проверить указанные обстоятельства и разрешить доводы истца на основании норм закона, подлежащих применению к спорным отношениям и с соблюдением требований процессуального закона.
Руководствуясь статьями 379.7, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Абинского районного суда Краснодарского края от 22 июня 2020 года, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 19 октября 2020 года отменить.
Дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции — Абинский районный суд Краснодарского края.
——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО