Все новости законодательства
у вас на почте

Подпишитесь на рассылки

Все новости законодательства в вашей электронной почте

Подпишитесь на наши рассылки

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Девятого кассационного суда общей юрисдикции от 25.06.2020 № 88-4060/2020

ДЕВЯТЫЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 25 июня 2020 г. N 88-4060/2020

Дело N 2-1620/2020
14RS0019-01-2019-002222-78

Судебная коллегия по гражданским делам Девятого кассационного суда общей юрисдикции в составе:
председательствующего Хребтовой Н.Л.,
судей Виноградовой О.Н., Соловьевой О.В.,
с участием прокурора отдела Генеральной прокуратуры Российской Федерации Скарлухина М.А.,
рассмотрела в открытом судебном заседании с использованием видеоконференцсвязи гражданское дело по иску К. к ООО «Жилищный комфорт и уют» об оспаривании приказов о привлечении к дисциплинарной ответственности, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула,
по кассационным жалобам К., ООО «Жилищный комфорт и уют»,
на решение Нерюнгринского городского суда Республики Саха (Якутия) от 25 ноября 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 10 февраля 2020 года, которыми исковые требования удовлетворены.
Заслушав доклад судьи Хребтовой Н.Л., заключение прокурора, полагавшего судебные постановления законными и обоснованными, судебная коллегия

установила:

К. обратилась в суд с иском к ООО «Жилищный комфорт и уют» (далее — общество) об оспаривании дисциплинарных взысканий, восстановлении на работе, указывая, что 1 февраля 2017 года принята на работу в качестве дворника по уборке и содержанию дворовой территории. Приказом N 1-к от 9 сентября 2019 года она уволена по пункту 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей. С данным приказом она ознакомилась 10 сентября 2019 года. В этот же день ей стало известно о существовании других приказов о наложении на нее дисциплинарных взысканий (замечаний и выговоров), о которых она не знала. Просила признать незаконными и отменить приказы о дисциплинарных взысканиях N 8-э от 20 мая 2019 года, N 11-э от 14 июля 2019 года, 12-э от 23 июля 2019 года, восстановить на работе в прежней должности, взыскать с ООО «Жилищный комфорт и уют» средний заработок за время вынужденного прогула, а также восстановить срок для обращения в суд, который она пропустила по уважительной причине — в связи с необходимостью ухода за больной матерью, которая по состоянию здоровья нуждается в постоянной посторонней помощи.
Представитель ответчика с исковыми требованиями не согласился, пояснил, что поводом к увольнению послужило отсутствие К. 27 июля 2019 года на рабочем месте полный рабочий день. Ранее она неоднократно привлекалась к дисциплинарной ответственности, поступали жалобы от жильцов дома на некачественную уборку придомовой территории, все это явилось основанием для расторжения трудового договора. С 3 сентября по 3 декабря 2019 года К. была отстранена от работы по состоянию здоровья, так как нуждалась в переводе на легкую работу, которую общество предоставить ей не имеет возможности.
Решением Нерюнгринского городского суда Республики Саха (Якутия) от 25 ноября 2019 года (с учетом определения того же суда от 13 декабря 2019 года об исправлении описки) исковое заявление удовлетворено частично. Признаны незаконными приказы: N 12-э от 23 июля 2019 года о наложении выговора и N 1-к от 9 сентября 2019 года о прекращении трудового договора. К. восстановлена на работе в ООО «Жилищный комфорт и уют» дворником по уборке и содержанию дворовой территории. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано. Решение суда в части восстановления на работе обращено к немедленному исполнению.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 10 февраля 2020 года решение суд отменено в части отказа во взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула. С ООО «Жилищный комфорт и уют» в пользу К. взыскана заработная плата в размере 47 992 рубля 75 копеек. С общества взыскана в доход местного бюджета государственная пошлина в размере 1 639 рублей 78 копеек. В остальной части решение суда оставлено без изменения.
В кассационной жалобе К. просит судебные постановления изменить в части оспаривания приказов N 8-э и N 11-э, а также расчета суммы вынужденного прогула или направить дело на новое рассмотрение в этой части.
В кассационной жалобе ООО «Жилищный комфорт и уют» просит судебные постановления об удовлетворении исковых требований К. отменить и отказать в их удовлетворении в полном объеме.
До начала рассмотрения дела поступил отказ прокурора Республики Саха (Якутия) от кассационного представления, поданного на апелляционное определение.
По ходатайству К. судебное заседание кассационного суда организовано путем проведения видеоконференцсвязи с Нерюнгринским городским судом Республики Саха (Якутия).
Однако в назначенное время стороны в Нерюнгринский городской суд не явились. На телефонный звонок К. пояснила, что собирается прибыть в судебное заседание через 1 час, то есть без учета разницы во времени между г. Нерюнгри и г. Владивостоком. Данная причина неявки не является уважительной, в связи с чем дело судом рассмотрено судом в отсутствие заявителя.
В соответствии с частью 5 статьи 379.5 ГПК РФ неявка в судебное заседание кассационного суда общей юрисдикции лица, подавшего кассационные жалобу, представление, и других лиц, участвующих в деле, извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства, не препятствует рассмотрению дела в их отсутствие.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и выслушав объяснения участвующих в деле лиц, суд кассационной инстанции находит кассационные жалобы и кассационное представление не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.
В соответствии с частью 1 статьи 379.7 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.
Таких оснований для отмены обжалуемых судебных постановлений не имеется.
В соответствии с пунктом 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случаях неоднократного неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание.
В пункте 34 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» разъяснено, что по делам о восстановлении на работе лиц, уволенных по пункту 5 части первой статьи 81 Кодекса, на ответчике лежит обязанность представить доказательства, свидетельствующие о том, что совершенное работником нарушение, явившееся поводом к увольнению, в действительности имело место и могло являться основанием для расторжения трудового договора.
Судами установлено, что в 2019 года к К. применено четыре дисциплинарных взыскания. Приказом N 8-э от 20 мая 2019 года наложено замечание за ненадлежащее выполнение должностных обязанностей, невыполнение в полном объеме наряда-задания. Приказом N 11-э от 4 июля 2019 года объявлен выговор за невыполнение в полном объеме наряда-задания в течение июня 2019 года и отсутствие на рабочем месте 29 июня 2019 года. Приказом N 12-э от 23 июля 2019 года наложен выговор за невыполнение наряда-задания и отсутствие на рабочем месте с 4 по 8 июля 2019 года.
С 29 июля по 2 сентября 2019 года К. была временно нетрудоспособна. Ей выдано заключение врачебной комиссии ГБУ РС (Я) «Нерюнгринская ЦРБ» от 2 сентября 2019 года, согласно которому по состоянию здоровья ей противопоказана работа, связанная с подъемом тяжести более 5 кг, стато-динамическим напряжением, длительной ходьбой, работа в условиях низких температур сроком на 3 месяца.
Приказом N 15-э от 3 сентября 2019 года К. на основании медицинского заключения отстранена от работы дворника в течение трех месяцев с 3 сентября по 3 декабря 2019 года с сохранением места работы.
Приказом N 1-к от 9 сентября 2019 года К. уволена с работы за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей.
Принимая решение о восстановлении К. на работе, суд первой инстанции исходил из того, что ею пропущен срок для обжалования приказов N 8-э от 20 мая 2019 года и N 11-э от 4 июля 2019 года без уважительных причин. Приказ N 12-э от 23 июля 2019 года о наложении выговора суд признал незаконным, так как установил, что работнику не была предоставлена возможность дать объяснение о допущенном нарушении. Приказ N 1-к от 9 сентября 2019 года об увольнении суд признал незаконным в связи с недоказанностью повода, послужившего основанием к увольнению истца, так как в приказе не указано, в чем заключается допущенное нарушение, его дата и время, имеются противоречия относительно проступка, допущенного 27 июля 2019 года, не ясно, отсутствовала ли истец на рабочем месте в этот день либо не выполнила объем работ по наряду-заданию. Суд пришел к выводу о пропуске К. срока для обращения в суд по уважительным причинам, связанным с необходимостью ухода за близким членом семьи, и удовлетворил ее требования о восстановлении на прежней работе. Отказывая во взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, суд исходил из того, что с 3 сентября по 3 декабря 2019 года К. была отстранена от работы по медицинским показаниям и не должна была получать заработную плату независимо от ее увольнения.
Суд апелляционной инстанции признал правильными выводы суда относительно наложенных дисциплинарных взысканий, незаконности увольнения истца и восстановлении ее на прежней работе. Не согласившись с отказом во взыскании заработной платы, суд апелляционной инстанции сослался на положения статей 234 и 394 ТК РФ и указал, что императивные предписания закона не дают оснований отказать работнику во взыскании заработной платы при лишении его возможности трудиться и признании увольнения незаконным. Поэтому не начисление К. заработной платы за период ее отстранения от работы по медицинским показаниям не имеет правового значения при определении правовых последствий незаконного увольнения. При этом расчет среднего дневного заработка и заработной платы за время вынужденного прогула суд апелляционной инстанции произвел на основании справки работодателя о выплатах дворнику К. за период с 1 сентября 2018 года по 5 сентября 2019 года (л.д. 189 т. 1).
Выводы судов являются законными и обоснованными, соответствуют правильно примененным нормам материального права и подтверждены материалами дела.
Доводы кассационной жалобы ООО «Жилищный комфорт и уют» о том, что К. не опровергнут факт ее отсутствия на работе 27 июля 2019 года, явившийся поводом к увольнению, подлежат отклонению как основанные на неправильном распределении бремени доказывания, поскольку доказать наличие законных оснований к увольнению должен работодатель.
Таким образом, повод к увольнению работодателем четко не установлен и в приказе об увольнении не указан (прогул или невыполнение наряда-задания), в связи с чем увольнение нельзя признать законным (пункт 34 постановления Пленума N 2). В объяснении, поданном работодателю 5 сентября 2019 года, К. указала, что 27 июля 2019 года находилась на рабочем месте по ул. Дружбы Народов, дома 27, 33, 35, производила уборку территории, подметала, собирала мусор. На объяснении имеются подписи жильцов МКД о том, что дворник находилась на рабочем месте (л.д. 141 т. 1). Данные доказательства ответчиком не опровергнуты.
В части несогласия с выплатой заработной платы за время вынужденного прогула доводы общества также отклоняются как основанные на неправильном применении положений статей 234 и 394 ТК РФ, которые не предусматривают возможность отказа работнику во взыскании заработной платы в случае признания судом его увольнения незаконным. Отстранение от работы по медицинским показаниям в данном случае не имеет правового значения.
Доводы кассационной жалобы К. о том, что суды неправомерно отказали ей в восстановлении срока для оспаривания приказов N 8-э от 20 мая 2019 года и N 11-э от 4 июля 2019 года, отклоняются как основанные на переоценке доказательств, которая к полномочиям суда кассационной инстанции не относится и основанием к отмене судебных постановлений в кассационном порядке не является (статья 379.7 ГПК РФ).
Несогласие К. с расчетом заработной платы в жалобе не мотивировано. Между тем, суд апелляционной инстанции правильно исходил из расчета, представленного работодателем на л.д. 189 т. 1, поскольку никакого другого расчета в материалах дела не имеется.
Взыскание заработной платы за время вынужденного прогула с 10 сентября 2019 года является правомерным, поскольку К. уволена 9 сентября 2019 года и этот день как день увольнения является ее последним днем работы. В силу части 3 статьи 84.1 ТК РФ днем прекращения трудового договора во всех случаях является последний день работы работника. Вынужденный прогул у истца наступил 10 сентября 2019 года.
Доводы жалобы К. о нарушении статьи 237 ТК РФ о взыскании работнику морального вреда, причиненного незаконными действиями работодателя, не могут повлечь отмену судебных постановлений, поскольку такие требования истцом заявлены не были и судом не рассматривались. Новые требования, которые не были предметом рассмотрения суда первой и апелляционной, не могут учитываться при принятии решения по кассационной жалобе.
Руководствуясь статьей 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Нерюнгринского городского суда Республики Саха (Якутия) от 25 ноября 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 10 февраля 2020 года оставить без изменения, кассационные жалобы К., ООО Жилищный комфорт и уют» — без удовлетворения.
Производство по кассационному представлению прокурора Республики Саха (Якутия) прекратить.

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО