Все новости законодательства
у вас на почте

Подпишитесь на рассылки

Все новости законодательства в вашей электронной почте

Подпишитесь на наши рассылки

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 23.01.2020 № 88-777/2020

СЕДЬМОЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 23 января 2020 г. по делу N 88-777/2020

Судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе:
председательствующего Давыдовой Т.И.,
судей Зеленовой Е.Ф., Грудновой А.В.,
рассмотрела в открытом судебном заседании в зале суда гражданское дело N 2-823/2019 по иску Г.И.И. к Адвокатской палате Челябинской области о признании незаконными и отмене заключения квалификационной комиссии Адвокатской палаты Челябинской области, решения Совета Адвокатской палаты Челябинской области,
по кассационной жалобе Г.И.И. на решение Советского районного суда г. Челябинска от 13 марта 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 25 июня 2019 года.
Заслушав доклад судьи Седьмого кассационного суда общей юрисдикции Зеленовой Е.Ф. об обстоятельствах дела, принятых по делу судебных актах, доводах кассационной жалобы, пояснения Г.И.И., поддержавшего доводы кассационной жалобы, судебная коллегия

установила:

Г.И.И. обратился в суд с иском к Адвокатской палате Челябинской области о признании незаконными и отмене заключения квалификационной комиссии Адвокатской палаты Челябинской области от ДД.ММ.ГГГГ, решения Совета Адвокатской палаты Челябинской области от ДД.ММ.ГГГГ.
В обоснование заявленных требований указал, что ДД.ММ.ГГГГ Советом Адвокатской палаты Челябинской области принято решение о применении к нему дисциплинарной ответственности в виде прекращения статуса адвоката, решение вынесено на основании заключения квалификационной комиссии Адвокатской палаты Челябинской области от ДД.ММ.ГГГГ. Указанные заключение и решение считает не основанными на законе и нарушающими его права, поскольку допустимые поводы для возбуждения дисциплинарного производства отсутствовали. Заключение квалификационной комиссии не было направлено ему в установленный законом срок, в связи с чем он был лишен возможности выразить свое несогласие с ним, в основу оспариваемых им заключения и решения положены письменные документы, заверенные ненадлежащим образом.
Решением Советского районного суда г. Челябинска от 13 марта 2019 года в удовлетворении исковых требований Г.И.И. отказано.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 25 июня 2019 года решение Советского районного суда г. Челябинска от 13 марта 2019 года оставлено без изменения, апелляционная жалоба Г.И.И. без удовлетворения.
В кассационной жалобе, поданной 21 ноября 2019 года, Г.И.И. просит отменить решение суда первой инстанции и апелляционное определение, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права.
Представители Адвокатской палаты Челябинской области, Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Челябинской области в судебное заседание кассационной инстанции не явились, извещены. Управление Министерства юстиции Российской Федерации по Челябинской области направило ходатайство о рассмотрении кассационной жалобы Г.И.И. в отсутствие их представителя. Судебная коллегия в соответствии с ч. 3 ст. 167, ч. 5 ст. 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации признала возможным рассмотреть дело в их отсутствие.
КонсультантПлюс: примечание.
В тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду часть 1 статьи 379.6 Гражданского процессуального кодекса РФ, а не статьи 397.6.
В соответствии с ч. 1 ст. 397.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации кассационный суд общей юрисдикции рассматривает дело в пределах доводов, содержащихся в кассационных жалобе, представлении.
Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права (ч. 1 ст. 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).
Судом установлено и следует из материалов дела, что ДД.ММ.ГГГГ председателем Металлургического районного суда г. Челябинска на имя президента Адвокатской палаты Челябинской области <данные изъяты> направлена информация мировых судей судебных участков N Металлургического района г. Челябинска в отношении адвоката Г.И.И., объяснительные секретарей судебных заседаний, копия протокола судебного заседания от ДД.ММ.ГГГГ, из которых следует, что адвокатом Г.И.И. допущено нарушение норм адвокатской этики и требований действующего законодательства при участии в судебном заседании, выразившееся в появлении Г.И.И. в зале суда с сильным запахом алкоголя, его вызывающем поведении, некорректных высказываниях.
ДД.ММ.ГГГГ адвокатом Г.И.И. даны пояснения, в которых он указал, что ДД.ММ.ГГГГ принимал участие в судебном заседании при рассмотрении уголовного дела в отношении <данные изъяты>., в связи с постоянным нарушением времени начала судебных заседаний, создания нервозной обстановки принимал валокордин, остальная информация не соответствует действительности.
На основании представления Вице-президента Адвокатской палаты Челябинской области <данные изъяты> от ДД.ММ.ГГГГ в связи с поступлением сообщения от председателя Металлургического районного суда <данные изъяты> по распоряжению Президента Адвокатской палаты Челябинской области <данные изъяты> ДД.ММ.ГГГГ возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката Г.И.И.
ДД.ММ.ГГГГ адвокату Г.И.И. направлено уведомление, из которого следует, что в отношении него возбуждено дисциплинарное производство, заседание квалификационной комиссии назначено на ДД.ММ.ГГГГ, заседание Совета Адвокатской палаты Челябинской области назначено на ДД.ММ.ГГГГ. Данное уведомление получено Г.И.И. ДД.ММ.ГГГГ.
Заключением квалификационной комиссии Адвокатской палаты Челябинской области от ДД.ММ.ГГГГ в действиях адвоката Г.И.И. установлены нарушения пп. 1, 4 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», п. 1 ст. 8, пп. 7 п. 1 ст. 9, ст. 12 Кодекса профессиональной этики адвоката.
На основании заявления Г.И.И. от ДД.ММ.ГГГГ, ему посредством электронной почты ДД.ММ.ГГГГ направлена копия заключения квалификационной комиссии Адвокатской палаты Челябинской области от ДД.ММ.ГГГГ.
Решением Совета Адвокатской палаты Челябинской области от ДД.ММ.ГГГГ в действиях (бездействии) адвоката Г.И.И. признаны нарушения пп. 1, 4 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», п. 1 ст. 8, пп. 7 п. 1 ст. 9, ст. 12 Кодекса профессиональной этики адвоката, к Г.И.И. применена мера дисциплинарной ответственности в виде прекращения статуса адвоката; установлен срок пять лет, по истечении которого Г.И.И. может быть допущен к сдаче квалификационного экзамена для получения статуса адвоката.
ДД.ММ.ГГГГ почтовым отправлением Г.И.И. направлены копия заключения квалификационной комиссии Адвокатской палаты Челябинской области от ДД.ММ.ГГГГ и копия решения Совета Адвокатской палаты Челябинской области от ДД.ММ.ГГГГ; ДД.ММ.ГГГГ — направленны электронной почтой.
Разрешая спор, суд первой инстанции, руководствовался положениями закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», Кодекса профессиональной этики адвокатов, и установив в действиях Г.И.И. нарушения норм действующего законодательства об адвокатуре и норм Кодекса профессиональной этики адвоката, в виде проявления неуважения к суду и лицам, участвующим в деле, использования некорректной формы общения в судебном заседании, допущения в процессе разбирательства дела высказываний, умаляющих честь и достоинство других участников разбирательства, нетактичного поведения, не установив нарушений процедуры привлечения Г.И.И. к дисциплинарной ответственности и порядка вынесения заключения квалификационной комиссии, пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований Г.И.И.
Отклоняя ходатайство ответчика о пропуске истцом срока обжалования решения Адвокатской палаты, суд первой инстанции указал, что рассмотрение вопроса о привлечении Г.И.И. к дисциплинарной ответственности происходило без его участия, о принятом решении Г.И.И. стало известно ДД.ММ.ГГГГ, в суд истец обратился ДД.ММ.ГГГГ, и пришел к выводу, что предусмотренный ст. 25 Кодекса профессиональной этики адвоката месячный срок обжалования решения по дисциплинарному производству не пропущен.
Проверяя законность решения суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции согласился с указанными выводами.
Настаивая на отмене судебных постановлений Г.И.И. ссылается на то, что в нарушение пп. 5 п. 5, п. 13 ст. 23, п. 3 ст. 24 Кодекса профессиональной этики адвокатов копия заключения квалификационной комиссии ему не направлена в десятидневный срок, суды не учли, что он не принимал участия в заседании квалификационной комиссии ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ года направил по электронной почте заявление о направлении ему заключения квалификационной комиссии, однако заключение квалификационной комиссии и решение Совета Адвокатской палаты Челябинской области получил ДД.ММ.ГГГГ, что лишило его права представить свои возражения.
Исходя из положений Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и Кодекса профессиональной этики адвоката, применение конкретных мер дисциплинарной ответственности относится к компетенции адвокатских палат, осуществляющих свою деятельность на основе принципов независимости, самоуправления и корпоративности, в связи с чем при разрешении требований об оспаривании заключения квалификационной комиссии и решений адвокатских палаты суд должен ограничиться проверкой процедуры рассмотрения дисциплинарного производства.
Само по себе проведение дисциплинарного разбирательства Квалификационной комиссией в отсутствие адвоката, в отношении которого ведется такое разбирательства, не противоречит п. 3 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, согласно которому неявка участников дисциплинарного производства не является основанием для отложения разбирательства.
По результатам проведенного разбирательства Квалификационная комиссия пришла к выводу о нарушении адвокатом Г.И.И. пп. 1, 4 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», п. 1 ст. 8, пп. 7 п. 1 ст. 9, ст. 12 Кодекса профессиональной этики адвоката.
Положениями ч. 4 ст. 24 Кодекса установлено, что Совет Адвокатской палаты не вправе пересматривать выводы Квалификационной комиссии в части установления ею фактических обстоятельств, считать установленными не установленные ею фактические обстоятельства, а равно выходить за пределы сообщения и заключения комиссии.
Оснований, свидетельствующих о незаконности принятых Квалификационной комиссией и Советом адвокатской палатой решений, судами первой и апелляционной инстанций не установлено.
Доводы жалобы Г.И.И. о нарушении процедуры дисциплинарного производства были предметом оценки суда апелляционной инстанции, обоснованно признаны несостоятельными.
Проанализировав положения пп. 5 п. 5, п. 13 ст. 23, п. 3 ст. 24 Кодекса профессиональной этики адвокатов, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что истец был своевременно извещен о времени и месте проведения заседания квалификационной комиссии и Совета адвокатской палаты Челябинской области, участия в заседаниях не принимал, копии заключения квалификационной комиссии Адвокатской палаты Челябинской области, решения Совета Адвокатской палаты Челябинской области были направлены Г.И.И. по электронной почте, впоследствии почтовым отправлением заказным письмом с уведомлением в установленные сроки. Несвоевременное получение копии заключения квалификационной комиссии не препятствовало истцу предоставить письменные пояснения по обстоятельствам дела либо присутствовать лично на заседании Совета Адвокатской палаты, принимающего окончательное решение по вопросу привлечения к дисциплинарной ответственности, не привело к принятию незаконного решения Советом Адвокатской палаты.
Разрешая настоящий спор, суды, проанализировав имеющиеся в материалах дела доказательства, и руководствуясь приведенными нормами действующего законодательства, пришли к обоснованному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований Г.И.И.
Доводы кассационной жалобы заявителя, выражающие несогласие с выводами судов, фактически сводятся к правовой аргументации позиции истца, изложенной в суде первой и апелляционной инстанции, надлежащая правовая оценка которой нашла свое отражение в оспариваемых судебных постановлениях.
Приведенные в кассационной жалобе доводы фактически являются субъективным мнением истца о том, как должно рассмотрено дело, оценены имеющиеся доказательства и каков должен быть его результат. Между тем, стороны не вправе требовать отмены решения суда только в целях проведения повторного слушания и получения нового судебного постановления другого содержания. Иная точка зрения на то, как должно было быть разрешено дело, не может являться поводом для отмены решения.
К тому же правом оценки доказательств наделен суд первой и второй инстанции. Правовых оснований для иной оценки собранных по настоящему гражданскому делу доказательств у суда кассационной инстанции не имеется, поскольку в силу ст. 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой и апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими.
Нарушений норм материального права или норм процессуального права, повлиявших на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, либо защита охраняемых законом публичных интересов, судами первой и апелляционной инстанции не допущено, оснований для пересмотра в кассационном порядке обжалуемых судебных постановлений по доводам кассационной жалобы не имеется.
Суд кассационной инстанции считает, что обжалуемые судебные акты приняты с соблюдением норм права, оснований для их отмены или изменения в соответствии со ст. 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не имеется.
Руководствуясь ст. ст. 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Советского районного суда г. Челябинска от 13 марта 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 25 июня 2019 года оставить без изменения, кассационную жалобу Г.И.И. — без удовлетворения.
——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО