Все новости законодательства
у вас на почте

Подпишитесь на рассылки

Все новости законодательства в вашей электронной почте

Подпишитесь на наши рассылки

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 25.06.2020 № 88-8067/2020

СЕДЬМОЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 25 июня 2020 г. N 88-8067/2020

Судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе:
председательствующего Давыдовой Т.И.
судей Галимовой Р.М., Зеленовой Е.Ф.
рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-2809/2019 по иску В. к обществу с ограниченной ответственностью «УМ-Банк» в лице Государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» о признании незаконным и отмене приказа, взыскании невыплаченной заработной платы, возложении обязанности произвести перерасчет выплат, причитающихся при расторжении трудового договора, взыскании процентов за задержку выплаты заработной платы, компенсации морального вреда,
по кассационной жалобе В. на решение Центрального районного суда г. Челябинска от 16 августа 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 12 декабря 2019 года.
Заслушав доклад судьи Седьмого кассационного суда общей юрисдикции Галимовой Р.М. об обстоятельствах дела, о принятых по делу судебных постановлениях, доводах кассационной жалобы, объяснения В., поддержавшей доводы жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции

установила:

В. обратилась в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью «УМ-Банк» (далее — ООО «УМ-Банк», Банк) в лице Государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» о признании незаконным и отмене приказа N 14/1-ВА 26 ноября 2018 года «О простое сотрудников в ООО «УМ-Банк» в отношении нее, взыскании недополученной заработной платы за период с ноября 2018 года по январь 2019 года в размере 125 501 руб. 38 коп., взыскании задолженности по отсроченной части заработной платы, не выплаченной за период с сентября 2017 года по январь 2019 года включительно, в размере 326 178 руб. 34 коп., возложении на ответчика обязанности пересчитать компенсацию за неиспользованный отпуск, размер выходного пособия, выплачиваемого в связи с увольнением по сокращению штата работников организации в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации и произвести выплату денежных средств с учетом данного перерасчета, начислить проценты за нарушение срока выплаты заработной платы, недополученной компенсации за неиспользованный отпуск, недополученной суммы выходного пособия по день фактического расчета и произвести выплату процентов, взыскании компенсации морального вреда в размере 50 000 руб.
В обоснование заявленных требований В. ссылалась на то, что состояла в трудовых отношениях с ООО «УМ-Банк», с 28 сентября 2017 года работала в операционном офисе «Челябинский» филиала «Уральский» ООО «УМ-Банк» в должности директора операционного офиса. С 14 ноября 2018 года у ООО «УМ-Банк» отозвана лицензия на осуществление банковских операций, назначена временная администрация по управлению кредитной организацией. В связи с отзывом лицензии на осуществление банковских операций произошли изменения в режиме работы и в оплате труда работников Банка, в частности на основании приказа N 14/1-ВА от 26 ноября 2018 года объявлен простой с 9 часов 00 минут 3 декабря 2018 года, на основании приказа N 21-ВА от 26 ноября 2018 года сокращена численность работников Банка.
В. считает указанные выше действия ответчика незаконными, поскольку объявление простоя в течение срока предупреждения работника о предстоящем увольнении по пункту 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации нарушает нормы трудового законодательства, отзыв лицензии у Банка сам по себе не является основанием для объявления режима простоя для всех сотрудников Банка. Кроме того, в нарушение требований действующего законодательства за декабрь 2018 года, январь 2019 года заработная плата была выплачена не в полном объеме, фактически выплачено 2/3 оклада, персональная надбавка, выплачиваемая ежемесячно, не начислена и не выплачена с 19 ноября 2018 года по 30 января 2019 года, при расторжении трудового договора ей начислена, но не выплачена отсроченная часть персональной надбавки за период с сентября 2017 года по январь 2019 года, что также противоречит требованиям действующего законодательства. Компенсация за неиспользованный отпуск, выходное пособие, выплачиваемое в связи с увольнением по сокращению штата работников организации в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, рассчитаны исходя из фактически выплаченных сумм заработной платы, а не тех сумм, которые подлежали к выплате, в связи с чем подлежат перерасчету. За нарушение сроков выплаты недополученной заработной платы, недополученной компенсации за неиспользованный отпуск, недополученного выходного пособия с ответчика подлежат взысканию проценты в соответствии со статьей 236 Трудового кодекса Российской Федерации.
Решением Центрального районного суда г. Челябинска от 16 августа 2019 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 12 декабря 2019 года, исковые требования В. оставлены без удовлетворения.
В кассационной жалобе В. ставит вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных актов как незаконных.
Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке. Информация о рассмотрении дела заблаговременно была размещена на официальном сайте Седьмого кассационного суда общей юрисдикции. В судебное заседание суда кассационной инстанции не явились представители ответчика, третьих лиц. Судебная коллегия, руководствуясь статьями 167, 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит жалобу не подлежащей удовлетворению.
В соответствии со статьей 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.
Таких оснований для пересмотра судебных постановлений в кассационном порядке по доводам кассационной жалобы не имеется.
В силу частей 1, 2 статьи 135 Трудового кодекса Российской Федерации заработная плата работнику устанавливается трудовым договором в соответствии с действующими у данного работодателя системами оплаты труда. Системы оплаты труда, включая размеры тарифных ставок, окладов (должностных окладов), доплат и надбавок компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, системы доплат и надбавок стимулирующего характера и системы премирования, устанавливаются коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права.
Согласно статье 191 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель поощряет работников, добросовестно исполняющих трудовые обязанности (объявляет благодарность, выдает премию, награждает ценным подарком, почетной грамотой, представляет к званию лучшего по профессии). Другие виды поощрений работников за труд определяются коллективным договором или правилами внутреннего трудового распорядка, а также уставами и положениями о дисциплине.
Из приведенных норм Трудового кодекса Российской Федерации следует, что заработная плата работника зависит от его квалификации, сложности выполняемой работы, количества и качества затраченного труда и устанавливается трудовым договором в соответствии с действующей у работодателя системой оплаты труда. При этом системы оплаты труда и системы премирования устанавливаются коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами и должны соответствовать трудовому законодательству и иным нормативным правовым актам, содержащим нормы трудового права.
Применительно к кредитным организациям в целях обеспечения их финансовой надежности в части 13 статьи 24 Федерального закона от 2 декабря 1990 года N 395-I «О банках и банковской деятельности» содержатся нормативные положения, касающиеся создания системы оплаты труда в таких организациях. На основании этой нормы закона кредитная организация обязана создать систему оплаты труда как в целом, так и в части оплаты труда управленческого персонала, предусматривающую возможность сокращения или отмены выплат в случае негативного финансового результата в целом по кредитной организации или по соответствующему направлению ее деятельности.
Банк России, как следует из содержания статьи 57.3 Федерального закона от 10 июля 2002 года N 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)», вправе в порядке осуществления им банковского надзора оценивать систему оплаты труда кредитной организации в части, связанной с результатом управления рисками, как в целом, так и в части оплаты труда управленческого персонала. В случае несоответствия системы оплаты труда кредитной организации характеру и масштабу совершаемых ею операций, результатам ее деятельности, уровню и сочетанию принимаемых рисков либо в случае отсутствия в политике кредитной организации в части оплаты труда в том числе возможности сокращения или отмены выплат в случае негативного финансового результата в целом по кредитной организации или по соответствующему направлению ее деятельности, Банк России в установленном им порядке направляет в кредитную организацию предписание об устранении соответствующего нарушения.
Неисполнение федеральных законов, регулирующих банковскую деятельность, а также нормативных актов Банка России, если в течение одного года к кредитной организации неоднократно применялись меры, предусмотренные Федеральным законом «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)», в силу пункта 6 части 1 статьи 20 Федерального закона от 2 декабря 1990 года N 395-I «О банках и банковской деятельности» является одним из оснований для отзыва у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций.
Согласно части 9 статьи 20 Федерального закона от 2 декабря 1990 года N 395-I «О банках и банковской деятельности» после отзыва у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций Банк России не позднее рабочего дня, следующего за днем отзыва указанной лицензии, назначает в кредитную организацию временную администрацию в соответствии с требованиями параграфа 4.1 главы IX Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»; совершает действия, предусмотренные статьей 23.1 этого же Федерального закона (принудительная ликвидация кредитной организации по инициативе Банка России).
Статьей 189.31 Статьей 189.31 Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» определены функции временной администрации по управлению кредитной организацией, к которым согласно подпункту 4 пункта 1 статьи 189.31 этого закона относится разработка мероприятий по финансовому оздоровлению кредитной организации.
Исходя из положений части 13 статьи 20 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. N 395-I «О банках и банковской деятельности» назначенная Банком России временная администрация по управлению кредитной организацией производит оплату расходов, связанных с исполнением текущих обязательств кредитной организации, на основании сметы расходов, утверждаемой Банком России.
Под текущими обязательствами кредитной организации в силу пункта 1 части 11 статьи 20 Федерального закона от 2 декабря 1990 года N 395-I «О банках и банковской деятельности» понимаются обязательства по оплате расходов, связанных с продолжением осуществления деятельности кредитной организации (в том числе коммунальных, арендных и эксплуатационных платежей, расходов на услуги связи, обеспечение сохранности имущества), расходов на выполнение функций назначенной Банком России временной администрации по управлению кредитной организацией, оплату труда лиц, работающих по трудовому договору, выплату выходных пособий этим лицам в случае их увольнения с учетом особенностей, установленных Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» и данной статьей, а также иных расходов, связанных с ликвидацией кредитной организации после дня отзыва лицензии на осуществление банковских операций.
Пунктом 22.10 Пунктом 22.10 Положения о временной администрации по управлению кредитной организацией, утвержденного Банком России 9 ноября 2005 года за N 279-П и зарегистрированного в Министерстве юстиции Российской Федерации 6 декабря 2005 года, N 7239 (далее — Положение о временной администрации), действовавшего по 1 июня 2019 года, было установлено, что временная администрация на основании утвержденной территориальным учреждением Банка России сметы расходов вправе осуществлять с корреспондентского счета кредитной организации (корреспондентского субсчета филиала кредитной организации) в подразделении расчетной сети Банка России расходы по исполнению текущих обязательств, в частности оплату труда лиц, работающих по трудовому договору, выплату выходных пособий этим лицам в случае их увольнения с учетом особенностей, установленных Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» (абзацы второй, третий пункта 22.10).
В целях сокращения текущих обязательств кредитной организации руководитель временной администрации, как следует из содержания абзацев восьмого и десятого пункта 22.10 Положения о временной администрации, проводит мероприятия по оптимизации расходов, связанных с оплатой труда работников кредитной организации.
Введенным в действие со 02 июня 2019 года Положением N 676-П от 25 февраля 2019 года о порядке назначения, осуществления и прекращения деятельности временной администрации по управлению кредитной организацией, назначаемой в связи с отзывом у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций, утвержденным Центральным банком Российской Федерации, предусмотрено, что временная администрация на основании утвержденных Главным управлением Банка России по месту нахождения кредитной организации смет расходов вправе осуществлять расходы по исполнению следующих текущих обязательств: обязательств по оплате расходов, связанных с продолжением осуществления деятельности кредитной организации (в том числе коммунальных, арендных и эксплуатационных платежей, расходов на обеспечение сохранности имущества, услуги связи, почтовые, юридические, транспортные услуги), расходов на выполнение функций назначенной Банком России временной администрации, оплату труда лиц, работающих по трудовому или гражданско-правовому договору, выплату выходных пособий этим лицам в случае их увольнения с учетом особенностей, установленных Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» и частью одиннадцатой статьи 20 Федерального закона «О банках и банковской деятельности», а также иных расходов, связанных с ликвидацией кредитной организации после дня отзыва лицензии (пункт 15.3. Положения).
По смыслу изложенных нормативных положений в их системной взаимосвязи, оплата труда работников кредитной организации в случае негативного финансового результата деятельности такой организации (в том числе отзыва лицензии у кредитной организации, ее банкротства) имеет особенности, установленные специальным законодательством. Так, часть 13 статьи 24 Федерального закона от 2 декабря 1990 года N 395-I «О банках и банковской деятельности» содержит обязательную для кредитной организации норму, регулирующую вопрос создания системы оплаты труда кредитной организации, которая должна предусматривать возможность сокращения или отмены стимулирующих выплат работникам в случае негативного финансового результата деятельности кредитной организации. Неисполнение кредитной организацией указанного требования закона является основанием для применения к ней мер, предусмотренных Федеральным законом «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)». Таким образом, система оплаты труда кредитной организации в обязательном порядке должна соответствовать приведенной норме специального закона. Особенностью регулирования спорных отношений является и то, что оплата труда лиц, работающих по трудовому договору в кредитной организации, после отзыва лицензии у такой организации осуществляется назначенной Банком России временной администрацией на основании утвержденной Банком России сметы расходов.
Судом установлено и следует из материалов дела, что 03 августа 2017 года между В. и ООО «УМ-Банк» заключен трудовой договор, по условиям которого с 03 августа 2017 года В. принята на работу на должность помощника управляющего филиалом «Уральский» ООО «УМ-Банк» на неопределенный срок, за выполнение трудовых обязанностей работнику устанавливается заработная плата: должностной оклад, компенсационные выплаты, включая районный коэффициент 15%, стимулирующие выплаты, установленные положением об оплате труда работников, иными локальными нормативными актами Банка.
В соответствии с дополнительным соглашением к трудовому договору от 28 сентября 2017 года В. переведена на должность директора операционного офиса «Челябинский» филиала «Уральский» ООО «УМ-Банк», по дополнительному соглашению к трудовому договору от 29 сентября 2017 года должностной оклад истца составляет 71 400 руб.
Приказом заместителя Председателя Правления ООО «УМ-Банк» от 28 сентября 2017 года N 315-к «Об установлении персональной надбавки» с 29 сентября 2017 года установлена персональная надбавка за личный вклад в реализацию целей и задач Банка, качественные показатели исполнения трудовых обязанностей и участие в результатах работы Банка с учетом минимизации рисков при принятии работником решения о проведении операции/ заключении сделки директору операционного офиса «Челябинский» В. в размере 54 740 руб. Установлена отсрочка выплаты нефиксированной части оплаты труда (персональной надбавки) в соответствии с пунктом 5.4.2 Положения об оплате труда работников в размере 40% сроком на три года, следующих за годом выплаты нефиксированной части оплаты труда в виде персональной надбавки.
Приказом Центрального Банка Российской Федерации от 14 ноября 2018 года N ОД-2953, в связи с неисполнением ООО «УМ-Банк», являющемся кредитной организацией, федеральных законов, регулирующих банковскую деятельность, а также нормативных актов Банка России, учитывая неоднократное применение в течение одного года мер, предусмотренных Федеральным законом «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России), с учетом положений статьи 19, пункта 6 части 1 статьи 20 Федерального закона от 2 декабря 1990 года N 395-1 «О банках и банковской деятельности», части 11 статьи 74 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России) с 14 ноября 2018 года у кредитной организации ООО «УМ-Банк» отозвана лицензия на осуществление банковских операций, в связи с чем, также аннулирована лицензия на осуществление профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг.
В связи с отзывом лицензии на осуществление банковских операций у кредитной организации ООО «УМ-Банк», приказом Центрального Банка Российской Федерации от 14 ноября 2018 года N ОД-2954 назначена с 14 ноября 2018 года временная администрация по управлению кредитной организацией сроком действия в соответствии с Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» до дня вынесения арбитражным судом решения о признании банкротом и об открытии конкурсного производства или до дня вступления в законную силу решения арбитражного суда о назначении ликвидатора.
26 ноября 2018 года руководителем временной администрации по управлению кредитной организацией ООО «УМ-Банк» издан приказ N 14/1-ВА «О простое сотрудников в ООО «УМ-Банк», в соответствии с которым с 9 часов 00 минут 3 декабря 2018 года объявлен простой для отдельных сотрудников ООО «УМ-Банк», в частности для Директора операционного офиса «Челябинский» филиала «Уральский» В., при этом работник освобожден от необходимости присутствовать во время простоя на рабочем месте, начальнику отдела внутрибанковского учета предписано рассчитать заработную плату лицам, указанным в приказе, в соответствии со статьей 157 Трудового кодекса Российской Федерации в размере 2/3 оклада, пропорционально времени простоя.
Приказом от 26 ноября 2018 года N 21-ВА в ранее действующее штатное расписание ООО «УМ-Банк» внесены изменения, которыми исключена штатная единица Директора операционного офиса, при этом предписано в срок до 29 ноября 2018 года подготовить уведомления сотрудникам о сокращении должностей, ознакомить персонально под роспись каждого сотрудника, подлежащего увольнению по пункту 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, в срок до 30 января 2019 года подготовить приказы об увольнении работников в соответствии с требованиями Трудового кодекса Российской Федерации. С данным приказом истец В. ознакомлена 28 ноября 2018 года.
28 ноября 2018 года В. вручено уведомление об увольнении по сокращению численности работников 30 января 2019 года, содержащее информацию об отсутствии в Банке вакантных должностей, соответствующих квалификации данного работника, а также вакантных нижестоящих и нижеоплачиваемых должностей.
25 января 2019 года Арбитражным судом г. Москвы принято решение о ликвидации ООО «УМ-Банк», ликвидатором организации назначена Государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов».
Приказом ликвидатора ООО «УМ-Банк» от 29 января 2019 года N 18-л прекращено действие трудового договора с В., которая уволена 30 января 2019 года с занимаемой должности Директора операционного офиса «Челябинский» филиала «Уральский» ООО «УМ-Банк» в связи с сокращением штата работников организации (пункт 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации).
30 января 2019 года истец ознакомлена с приказом об увольнении, ею получена трудовая книжка.
Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований В. о признании незаконным и отмене приказа N 14/1-ВА от 26 ноября 2018 года «О простое сотрудников в ООО «УМ-Банк» в отношении истца, взыскании недополученной заработной платы за период с ноября 2018 года по январь 2019 года, суд первой инстанции исходил из того, что после отзыва лицензии та работа, которую выполняла истец в соответствии с должностной инструкцией, объективно отсутствовала, поэтому введение простоя в отношении В. не может быть признано незаконным, действующее трудовое законодательство не запрещает объявлять простой в период уведомления о сокращения штата.
Отказывая в удовлетворении требований о взыскании невыплаченной персональной надбавки, суд первой инстанции исходил из того, что при отзыве у банка лицензии оплата труда работников кредитной организации в случае негативного результата деятельности такой организации имеет особенности, установленные специальным законодательством, в частности Федеральным законом «О банках и банковской деятельности» и Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)», сам по себе факт отзыва лицензии у Банка свидетельствует о наличии критичных замечаний и санкций, являющихся основанием для невыплаты персональной надбавки, отнесенной к стимулирующей выплате.; отсроченная часть персональной надбавки не подлежит взысканию, поскольку в соответствии с пункта 5.4.2 Положения об оплате труда работников ООО «УМ-Банк» возможность получения испрашиваемой истцом выплаты находится в зависимости от продолжительности работы в организации (выплачивается не ранее, чем через три года, следующего за годом выплаты первой части персональной надбавки), и не связано с расторжением трудового договора между сторонами, а установленное вышеуказанным Положением условие не исполнено. В связи с изложенным отсутствуют основания для перерасчета выплат, взыскания с ответчика процентов за задержку выплат, компенсации морального вреда.
Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием.
Изучение материалов дела показывает, что выводы судов первой и апелляционной инстанции основаны на приведенном выше правовом регулировании спорных правоотношений, установленных судами обстоятельствах, и доводами кассационной жалобы не опровергаются.
Доводы кассационной жалобы В. о том, что суд не дал оценку действиям ответчика по ликвидации всех рабочих мест операционного офиса в г. Челябинске 03 декабря 2018 года, то есть до истечения срока предупреждения об увольнении по сокращению, в соответствии с частью 4 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации работники операционного офиса подлежали увольнению по правилам ликвидации организации; работодатель не имел права в отношении нее вводить режим простоя, поскольку часть обязанностей была передана другому сотруднику, часть прекратилась в связи с отзывом лицензии у банка, не выплатив ей дополнительную компенсацию в размере среднего заработка пропорционально времени, оставшемуся до окончания срока предупреждения, ответчик нарушил ее права; судом апелляционной инстанции искажено содержание ее апелляционной жалобы в части ссылки на положения части 3 статьи 349.4 Трудового кодекса Российской Федерации, она на части этой статьи не ссылалась, суды проигнорировали часть 4 данной статьи закона, не предусматривающей должности директора операционного офиса, и не учли, что отмена ей персональной надбавки с 19 ноября 2019 года незаконна; суд неверно истолковал Положение об оплате труда, суды не исследовали содержание приказа о лишении лицензии банка и сослались на причину, отсутствующую в приказе; выводы суда апелляционной инстанции противоречивы; суды необоснованно отказали в компенсации морального вреда, не учли нарушение ее трудовых прав, пенсионный возраст, наличие на иждивении ребенка, обучающегося в университете на платной основе; судами дана неверная оценка доказательствам, неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, не могут быть признаны основанием для отмены в кассационном порядке судебных постановлений, принятых по данному делу, поскольку основаны на неправильном толковании норм материального права и фактически сводятся к несогласию с выводами судов первой и апелляционной инстанций по обстоятельствам дела.
Вопреки доводам кассационной жалобы, все юридически значимые обстоятельства были установлены судами первой и апелляционной инстанций, при этом суды, оценив представленные доказательства в соответствии со статьей 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, пришли к выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения заявленных требований. Судами правильно истолкованы и применены к спорным отношениям как нормы трудового законодательства, так и специального законодательства, регулирующего деятельность банков, в частности Федерального закона «О банках и банковской деятельности», также локальных актов работодателя. Нарушений процедуры рассмотрения дела, в том числе судом апелляционной инстанции при рассмотрении апелляционной жалобы заявителя допущено не было. Судами обоснованно отказано в возмещении морального вреда в связи с тем, что нарушение трудовых прав заявителя не было допущено работодателем, что соответствует положениям статьи 237 Трудового кодекса Российской Федерации. Всем доводам заявителя была дана оценка судами первой и апелляционной инстанций.
Кассационный суд общей юрисдикции в силу своей компетенции при рассмотрении жалобы должен исходить из признанных установленными судебными инстанциями фактических обстоятельств, проверять лишь правильность применения и толкования норм материального и процессуального права судом первой и апелляционной инстанций.
При рассмотрении данного спора судами нормы материального права применены верно, а при исследовании и оценке доказательств, собранных по делу, нарушений норм процессуального права не допущено.
Руководствуясь статьями 379.5, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции

определила:

решение Центрального районного суда г. Челябинска от 16 августа 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 12 декабря 2019 года оставить без изменения, кассационную жалобу В. — без удовлетворения.

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО