Все новости законодательства
у вас на почте

Подпишитесь на рассылки

Все новости законодательства в вашей электронной почте

Подпишитесь на наши рассылки

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2021 № 302-ЭС20-20755

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 17 марта 2021 г. N 302-ЭС20-20755

Резолютивная часть определения объявлена 11 марта 2021 г.
Определение изготовлено в полном объеме 17 марта 2021 г.
Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего судьи Самуйлова С.В., судей Корнелюк Е.С. и Разумова И.В. —
рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «РН-Красноярскнефтепродукт» на определение Арбитражного суда Красноярского края от 02.02.2020, постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 22.05.2020 и постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 08.09.2020 по делу N А33-18017/2014 о банкротстве общества с ограниченной ответственностью «Сибэлитстрой».
В заседании приняли участие представители общества «РН-Красноярскнефтепродукт» — Аралина Е.С., Гричанин К.В.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Самуйлова С.В., вынесшего определение от 15.02.2021 о передаче кассационной жалобы вместе с делом для рассмотрения в судебном заседании, а также объяснения представителей заявителя, Судебная коллегия

установила:

в деле о банкротстве общества «Сибэлитстрой» определением суда первой инстанции от 25.11.2017 с контролировавших должника лиц Ермоловича Петра Валерьевича и Карнаушевской Виктории Юрьевны в порядке субсидиарной ответственности взыскано 64 407 105,86 руб.
01.03.2018 на собрании кредиторов по вопросу распоряжения требованиями к вышеупомянутым субсидиарным ответчикам общество «РН-Красноярскнефтепродукт» (конкурсный кредитор) проголосовало за взыскание задолженности в деле о банкротстве (95,72% голосов от числа принявших участие в собрании); Федеральная налоговая служба (4,28% голосов) выступала за уступку требований, настаивая на бесперспективности взыскания и нецелесообразности затягивания процедур банкротства. К тому времени ни в добровольном, ни в принудительном порядке денежные средства от субсидиарных ответчиков в конкурсную массу не поступили.
Впоследствии 13.12.2019 общество «РН-Красноярскнефтепродукт» изменило свой выбор, потребовав уступить ему требование к субсидиарным должникам, уведомив об этом конкурсного управляющего общества «Сибэлитстрой».
15.01.2020 по этому вопросу состоялось собрание кредиторов, на котором принято решение об уступке обществу «РН-Красноярскнефтепродукт» части требования к субсидиарным ответчикам в размере требования этого кредитора, включенного в реестр.
В связи с этим общество «РН-Красноярскнефтепродукт» потребовало в суде осуществить процессуальное правопреемство — в споре о взыскании задолженности с контролировавших должника лиц заменить общество «Сибэлитстрой» на общество «РН-Красноярскнефтепродукт» в части своего требования, включенного в реестр требований кредиторов. Требование кредитора основано на статье 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) и на статье 61.17 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве).
Налоговая служба (второй активный участник обособленного спора) возражала против правопреемства, указав на реализацию кредитором своего права на первом собрании. По мнению налоговой службы, прямая передача дебиторской задолженности должника конкурсному кредитору нарушит права иных лиц, участвующих в деле, поскольку задолженность будет погашена с нарушением установленного статьей 134 Закона о банкротстве порядка.
Определением суда первой инстанции от 02.02.2020, оставленным без изменения постановлениями апелляционного и окружного судов от 22.05.2020 и от 08.09.2020, в удовлетворении заявления отказано.
Суды исходили из отсутствия у кредитора права на изменение своего первоначального выбора способа распоряжения требованием к субсидиарным ответчикам, так как закон этого не предусматривает. Суды также указали на нарушение порядка распоряжения правом, установленного пунктом 2 статьи 61.17 Закона о банкротстве, так как не доказаны размещение конкурсным управляющим в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве сообщения о праве кредитора распорядиться требованием к субсидиарным ответчикам, направление конкурсному управляющему в десятидневный срок волеизъявления общества «РН-Красноярскнефтепродукт» о способе распоряжения указанным требованием, представление в суд отчета арбитражного управляющего.
Суд округа поддержал выводы относительно нарушения кредитором порядка замены взыскателя и невозможности проведения замены взыскателя в ином порядке.
В кассационной жалобе на указанные судебные акты общество «РН-Красноярскнефтепродукт» просило их отменить и удовлетворить заявленные требования полностью. Заявитель не согласен с выводами о невозможности изменения конкурсным кредитором способа распоряжения требования к субсидиарным ответчикам, так как это не противоречит закону, не нарушает чьих-либо прав и позволяет реализовать права кредитора, не затягивая без необходимости процедуру банкротства должника.
Конкурсный управляющий общества «Сибэлитстрой» в отзыве поддержал позицию общества «РН-Красноярскнефтепродукт».
В судебном заседании представители заявителя настаивали на отмене судебных актов.
По результатам рассмотрения кассационной жалобы Судебная коллегия пришла к следующим выводам.
Предмет кассационной жалобы сводится к решению вопроса о праве кредитора на изменение способа распоряжения требованием к субсидиарным с должником-банкротом ответчикам.
По смыслу и содержанию статьи 2 Закона о банкротстве целью конкурсного производства является последовательное и эффективное проведение мероприятий по получению наибольшей выручки от реализации имущества должника, максимальное наполнение конкурсной массы для соразмерного удовлетворения требований кредиторов должника (определения Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 27.12.2018 N 305-ЭС17-4004(2), 11.02.2019 N 305-ЭС16-20779(32), 09.12.2019 N 306-ЭС17-22275(2)).
Для реализации этой цели Закон о банкротстве предоставил кредиторам и уполномоченным органам, требования которых не были удовлетворены за счет имущества должника-банкрота, иные вспомогательные правовые средства, в том числе возможность получить удовлетворение за счет имущества лиц, контролировавших должника.
Размер не погашенных должником-банкротом требований, подлежащих взысканию с лиц, привлеченных к субсидиарной ответственности за невозможность полного погашения требований кредиторов, определяется арбитражным судом после завершения расчетов с кредиторами с учетом выбора ими способа распоряжения требованием к субсидиарным ответчикам (пункт 9 статьи 61.16 Закона о банкротстве).
Законом о банкротстве (пункт 2 статьи 61.17) предусмотрены три способа распоряжения требованием:
1) взыскание задолженности по требованию;
2) продажа требования с торгов;
3) уступка кредитору части требования в размере требования кредитора.
Реализация первых двух способов осуществляется в деле о банкротстве. Если все кредиторы выбрали уступку требования, то конкурсное производство может быть завершено (пункты 10, 11, 13 — 15 статьи 61.16 Закона о банкротстве).
Из пункта 4 статьи 61.17 Закона о банкротстве следует, что после вступления в силу судебного акта о привлечении к субсидиарной ответственности арбитражный суд производит замену взыскателя в части соответствующей суммы на кредиторов, выбравших уступку требования, и выдает каждому из них исполнительный лист с указанием размера и очередности погашения его требования.
Закон о банкротстве прямо не регулирует вопрос о возможности последующего изменения кредитором своего выбора способом распоряжения требованием к субсидиарным ответчикам. Это обстоятельство не позволило судам произвести процессуальную замену должника на его кредитора.
Однако, отсутствие прямого правового регулирования может быть восполнено общими нормами-принципами гражданского права, поскольку правоотношения по процессуальному правопреемству производны от их материального содержания, а в данном случае материальные правоотношения между кредитором и должником по имущественным требованиям относятся к сфере действия гражданского законодательства (пункт 1 статьи 2 Гражданского кодекса Российской Федерации, далее — ГК РФ).
По принципу дозволительной направленности гражданско-правового регулирования нормы этой отрасли права позволяют участникам гражданского оборота совершать любые действия, не запрещенные законом. Субъекты гражданского права могут приобретать права и нести обязанности в том числе и не предусмотренные законом и иными правовыми актами (статья 8 ГК РФ).
В соответствии с пунктом 1 статьи 9 ГК РФ граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права. По общему правилу никто не вправе навязывать участникам гражданского оборота, как осуществлять принадлежащие им гражданские права и какие возлагать на себя обязанности.
Пределы распоряжения гражданскими правами в общем виде указаны в статье 10 ГК РФ (запреты на злоупотребление правом, на противоправный обход закона, на намеренный вред другому лицу).
Ни закон о банкротстве, ни иные правовые акты гражданского законодательства ни прямо, ни косвенно не запрещают кредитору изменять свой выбор в отношении требования к субсидиарному ответчику, по крайней мере, в том случае, если он первоначально выбрал взыскание задолженности или продажу требования с торгов (тем более, если взыскание задолженности не привело к желаемому результату — получению денежных средств в конкурсную массу, а торги не начались или не состоялись). К тому же при таком выборе кредитора требование к нему не переходит и остается у прежнего правообладателя — должника.
Однако, во избежание нарушения прав других кредиторов и конкурсного управляющего, кредитор, изменивший свой выбор, обязан возместить лицам, понесшим расходы на взыскание задолженности и организацию и проведение торгов, их убытки.
Этот подход позволяет с одной стороны понудить кредитора ответственно подходить к распоряжению своими правами, а с другой — сохранить ему возможность самостоятельно удовлетворить свои требования за счет имущества субсидиарных ответчиков, не затягивая на неопределенное время процедуру банкротства должника. Тем самым соблюдается баланс интересов всех лиц, участвующих в деле.
Если кредитор первоначально выбрал уступку требования, то в дальнейшем оснований для изменения способа распоряжения требованием лишь только по воле самого кредитора не имеется: перемена лица в обязательстве состоялась и обратный переход требования без воли должника нарушил бы принцип автономии воли участников гражданского оборота.
Нормы статьи 61.17 Закона о банкротстве (такие, например, как о сроках совершения действий по выбору способа распоряжения, о публичном размещении информации, о представлении в суд отчета арбитражного управляющего о результатах выбора кредиторами способа распоряжения и другие) в целом носят организационный характер и направлены на упорядочение процедуры первоначального выбора кредиторами способа распоряжения требованиями к субсидиарным ответчикам. Поэтому, вопреки выводам судов, само по себе несоблюдение буквального содержания этих норм без негативных последствий для сообщества кредиторов никак не должно противопоставляться гражданским правам кого-либо из кредиторов.
При разрешении данного обособленного спора судами не установлено ни злоупотреблений со стороны общества «РН-Красноярскнефтепродукт», ни обход закона, ни каких-либо нарушений действиями заявителя прав иных кредиторов или налоговой службы, учитывая, что последняя и сама выбрала в качестве способа распоряжения требованием уступку. По крайней мере, обстоятельства таких нарушений не отражены в судебных актах.
Часть недостатков, если суды действительно полагали их критическими, могла быть устранена в судебных заседаниях. Так, например, участие конкурсного управляющего в судебном заседании позволяло решить вопрос о содержании его отчета о результатах выбора кредиторами способа распоряжения. Следует заметить, что основанием для замены должника-банкрота на его кредитора является волеизъявление самого кредитора на уступку требования, а не отчет конкурсного управляющего.
Таким образом суды, отказав в удовлетворении требования о процессуальном правопреемстве, косвенным образом и без наличия на то законных оснований воспрепятствовали свободному распоряжению обществом «РН-Красноярскнефтепродукт» его гражданским правом, что недопустимо. Закон о банкротстве позволяет кредиторам изменять свой выбор со взыскания задолженности по требованию на его уступку.
Судами допущены существенные нарушения норм права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов общества «РН-Красноярскнефтепродукт» в экономической деятельности. В связи с этим на основании пункта 1 статьи 291.11 АПК РФ обжалованные судебные акты подлежат отмене с направлением обособленного спора на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции для проверки обоснованности суммы, на которую требуется осуществить процессуальное правопреемство.
Руководствуясь статьями 291.11 — 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия

определила:

определение Арбитражного суда Красноярского края от 02.02.2020, постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 22.05.2020 и постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 08.09.2020 по делу N А33-18017/2014 отменить, направить обособленный спор на новое рассмотрение в Арбитражный суд Красноярского края.
Определение вступает в законную силу со дня его вынесения.

Председательствующий судья
САМУЙЛОВ С.В.

Судья
КОРНЕЛЮК Е.С.

Судья
РАЗУМОВ И.В.
——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО