Все новости законодательства
у вас на почте

Подпишитесь на рассылки

Все новости законодательства в вашей электронной почте

Подпишитесь на наши рассылки

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 11.02.2019 № 305-ЭС16-20779(32)

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 11 февраля 2019 г. N 305-ЭС16-20779(32)

Резолютивная часть определения объявлена 4 февраля 2019 года.
Полный текст определения изготовлен 11 февраля 2019 года.
Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего судьи Букиной И.А.,
судей Капкаева Д.В. и Разумова И.В. —
рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Автоцентр» на определение Арбитражного суда города Москвы от 02.03.2018 (судья Белова И.А.), постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 07.05.2018 (судьи Маслов А.С., Клеандров И.М. и Порывкин П.А.) и постановление Арбитражного суда Московского округа от 30.07.2018 (судьи Тарасов Н.Н., Зенькова Е.Л. и Михайлова Л.В.) по делу N А40-154909/2015 о несостоятельности (банкротстве) акционерного коммерческого банка «Пробизнесбанк» (открытое акционерное общество; далее — должник, банк).
В судебном заседании приняли участие представители:
общества «Автоцентр» — Балан А. по доверенности от 11.05.2018 и Мельников И.Н. по доверенности от 15.01.2018;
конкурсного управляющего банком в лице государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» (далее — Агентство) — Абдуллина А.Р. и Кртян М.М. по доверенностям от 10.04.2018, Дранкова Л.А. по доверенности от 18.07.2018;
публичного акционерного общества «Совкомбанк» (далее — Совкомбанк) — Баглаева Е.Е. и Сорокин С.С. по доверенностям от 04.10.2018 и Марченко А.Г. по доверенности от 01.10.2019;
Юникредит Банка АГ — Булатов П.Ю. по доверенности от 06.12.2017;
обществ с ограниченной ответственностью «НПО Питлайн», «Стройинвестгрупп», «Экспло Партнерс», «Твит Сервис», «Уголь», ЧОО ГК «Центр», «Юнис», «ИТ бизнес», «Литостар», «Страховой брокер «Малакут», «Аер Юнион» и «Гарпун» (далее — группа кредиторов) — Григорян Н.Г.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Букиной И.А. и объяснения представителей явившихся в судебное заседание лиц, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

в рамках дела о банкротстве банка его кредиторы общество с ограниченной ответственностью «Индустрия ЛКМ» (правопредшественник общества «Автоцентр») и общество с ограниченной ответственностью «ТрансФорвардингВосток» обратились с заявлениями о признании недействительными торгов по продаже имущества банка (акций обыкновенных ОАО КБ «ПОЙДЕМ!» (далее — банк «Пойдем!») и заключенного по их итогам договора купли-продажи от 29.11.2016 недействительными.
Определением суда первой инстанции от 02.03.2018, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной инстанции от 07.05.2018 и округа от 30.07.2018, в удовлетворении заявленных требований отказано.
Общество «Автоцентр» обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой, в которой просит обжалуемые судебные акты отменить.
Определением Верховного Суда Российской Федерации от 14.01.2019 (судья Букина И.А.) кассационная жалоба вместе с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.
В отзывах на кассационную жалобу Агентство и Совкомбанк просили обжалуемые судебные акты оставить без изменения.
В судебном заседании представители общества «Автоцентр», Юникредит Банка АГ и группы кредиторов поддержали доводы кассационной жалобы, а представители конкурсного управляющего и Совкомбанка возражали против ее удовлетворения.
Проверив материалы обособленного спора, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, выслушав представителей явившихся в судебное заседание лиц, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации считает, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене по следующим основаниям.
Как установлено судами и следует из материалов дела, Агентство, осуществляющее функции конкурсного управляющего банком, в качестве организатора торгов выставило на продажу имущество должника — акции обыкновенные банка «Пойдем!» (ИНН 5401122100, 1GBA1, номер государственной регистрации 10102534В; номинальной стоимостью — 100 руб.) в количестве 44 621 штук (100%).
Первоначальные и повторные торги, проведенные в форме закрытого аукциона 22.06.2016 и 15.08.2016 соответственно с начальной продажной ценой 771 863 455,95 руб., признаны несостоявшимися.
Начальная цена лота на торгах в форме публичного предложения равнялась 694 677 110,35 руб. В результате поэтапного снижения цены по состоянию на 22.11.2016 она составила 382 072 410,69 руб.
Протоколом от 22.11.2016 N 789-4-2 о результатах проведения торгов Совкомбанк признан победителем с предложением, соответствующим минимальной границе ценового диапазона этапа торгов на указанную дату.
Полагая, что торги проведены с нарушением норм действующего законодательства, кредиторы банка общества «Индустрия ЛКМ» и «ТрансФорвардингВосток» обратились с настоящим заявлением.
Разрешая спор, суды сослались на положения статей 110, 139, 140 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», статей 199, 448, 449 Гражданского кодекса Российской Федерации и исходили из того, что заявителями был пропущен срок исковой давности по требованию об оспаривании торгов, так как информация о завершении и результатах этих торгов была опубликована в ЕФРСБ 22.11.2016 (сообщение N 1438149), об обстоятельствах, положенных в основание иска, заявителям должно было стать известно с момента оформления и публикации протокола (22.11.2016). В то же время заявление направлено в арбитражный суд только 24.11.2017, то есть с пропуском срока исковой давности.
Кроме того, суды отметили, что и по существу не имеется оснований для признания торгов недействительными. Так, вопрос о реализации имущества банка был утвержден протоколом собрания кредиторов от 15.04.2016 N 2. Никто из кредиторов, в том числе и заявитель, не представлял иного порядка реализации имущества, не обращался в арбитражный суд с ходатайством об утверждении иного положения о его реализации.
Согласно опубликованному в ЕФРСБ сообщению от 19.04.2016 N 1042423 (в тексте которого изложено Положение о продаже имущества должника) в рамках торгов в форме публичного предложения заявки на участие принимаются до 14:00 часов по московскому времени за пять календарных дней до даты окончания соответствующего периода понижения цены. Суды сделали вывод, что в ценовой период с 21.11.2016 по 28.11.2016, в рамках которого было реализовано имущество, заявки на участие в торгах принимались до 14:00, 22.11.2016. Поскольку единственным лицом, подавшим заявку на участие в торгах в обозначенное время, являлся Совкомбанк, организатор торгов правомерно признал его победителем и заключил с ним договор купли-продажи.
Между тем судами не учтено следующее.
Как неоднократно подчеркивал Верховный Суд Российской Федерации (в определениях от 29.01.2018 N 310-ЭС17-13555, от 12.02.2018 N 305-ЭС17-13572, от 06.08.2018 N 308-ЭС17-6757(2,3), от 19.11.2018 N 301-ЭС18-11487 и др.), срок исковой давности не может начать течь ранее момента возникновения у истца права на иск и объективной возможности для его реализации, то есть момента, начиная с которого истец должен был узнать о нарушении своих прав, об основаниях для предъявления иска и о личности надлежащего ответчика.
Суды сочли, что таким моментом является дата совершения в ЕФРСБ публикации о результатах торгов и размещения соответствующего протокола (22.11.2016). Фактически данный вывод основан на предположении, что у кредиторов банка имеется обязанность по ежедневному мониторингу данных, размещаемых в ЕФРСБ, без учета конкретных условий проведения торгов. Однако с этим в полной мере нельзя согласиться, поскольку такой подход базируется на неверном понимании стандарта разумности поведения обычного кредитора. Суды определили начало течения срока исковой давности не с момента, когда истец должен был узнать о нарушении своих прав, а с момента, когда он мог это сделать, что противоречит положениям пункта 2 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации.
При этом установление правильного дня начала течения давности должно было быть сделано с учетом конкретных обстоятельств настоящего дела. В частности, кредиторы ссылались на то, что этап публичного предложения, в который были завершены торги, длился с 21.11.2016 по 28.11.2016. Судебная коллегия полагает, что вменение кредитору обязанности озаботиться получением сведений о результатах торгов на следующий день после их начала и за шесть дней до окончания (22.11.2016) являлось бы чрезмерным. Разумно было бы предположить, что такой момент начала течения давности не должен был наступить ранее предполагаемой даты окончания периода публичного предложения.
Более того, кредиторы основывали свои требования и на том, что заключенный по итогам торгов договор от 29.11.2016 носил притворный характер и наряду с последующими сделками прикрывал продажу имущества не Совкомбанку, а иным лицам, которые не имели права принимать участие в торгах. Согласно пункту 2 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях, ничтожна. Срок исковой давности по требованиям о признании недействительной ничтожной сделки составляет три года (пункт 1 статьи 181 данного Кодекса). Таким образом, с точки зрения притворности, срок исковой давности в рамках настоящего обособленного спора в любом случае не был пропущен, так как требование заявлено кредиторами 24.11.2017.
Выводы судов, касающиеся отсутствия условий для признания торгов и договора купли-продажи акций от 29.11.2016 недействительными по существу, также не могут быть поддержаны судебной коллегией. При рассмотрении спора истцы обращали внимание на необоснованное проведение первоначального и повторного аукционов в закрытой форме в отсутствие к тому каких-либо законных оснований. При этом они также отмечали, что с кредиторами было согласовано проведение торгов в открытой форме. Отклоняя названные доводы, конкурсный управляющий и Совкомбанк ссылались на то, что закрытая форма аукционов обусловлена необходимостью получения согласия Банка России на приобретение стопроцентного пакета акций банка «Пойдем!», являющегося кредитной организацией (статья 11 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 «О банках и банковской деятельности»). Однако названным доводам и возражениям суды не дали какой-либо правовой оценки.
Вместе с тем, согласно абзацу второму пункта 4 статьи 110 Закона о банкротстве продажа имущества должника по общему правилу осуществляется путем проведения открытых торгов. Закрытые торги могут быть проведены только в случае, если на продажу выставляется ограниченно оборотоспособное имущество, право на приобретение которого имеется только у отдельной категории лиц, определенной федеральным законом.
В отношении акций кредитной организации законодательные ограничения оборотоспособности не предусмотрены, поэтому сами по себе они могут свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому (пункт 1 статьи 129 Гражданского кодекса Российской Федерации). Наличие же обязанности получения согласования Банка России на приобретение десятипроцентного пакета таких акций не влечет необходимость проведения торгов в закрытой форме, при этом отсутствуют какие-либо препятствия включить требования по представлению соответствующего документа в правила проведения открытых торгов (абзац седьмой пункта 10 статьи 110 Закона о банкротстве). По смыслу действующего в настоящее время регулирования схожих отношений продажа акций кредитной организации, требующая предварительного согласия Банка России, осуществляется также на открытом аукционе (например, статья 189.57-1 Закона о банкротстве, подпункт 1.1.11 пункта 1.1 и пункт 1.3 Инструкции Банка России от 25.12.2017 N 185-И).
Кроме того, заявители ссылались на то, что организатором на стадии публичного предложения были установлены недопустимо короткие сроки для подачи заявок, в частности, большинство таких этапов (в том числе в период проведения которого была подана заявка Совкомбанка) длились полтора дня. По мнению кредиторов, это приводило к отсечению потенциальных участников торгов и в итоге негативным образом влияло на конкуренцию.
В этой части необходимо отметить следующее. После того, как не состоялись первоначальные и повторные торги, на стадии публичного предложения (пункт 4 статьи 139 Закона о банкротстве) снижение цены происходит пошагово (поэтапно) до тех пор, пока какое-либо лицо не выразит желание приобрести имущество и не представит организатору торгов надлежаще оформленную заявку, в которой указана цена приобретения, равная цене соответствующего этапа публичного предложения либо превышающая ее (определение Верховного Суда Российской Федерации от 09.06.2016 N 308-ЭС14-9028).
Задача проведения торгов состоит в необходимости на конкурентной основе определить наиболее лучшие условия за продаваемое имущество, что, в конечном счете, подчинено общей цели конкурсного производства как ликвидационной процедуры: получение наибольшей выручки для проведения расчетов с кредиторами. Поэтому шаг снижения начальной цены, периодичность такого снижения, промежуток времени для подачи заявок и другие условия торгов должны определяться организатором исходя из наибольшего благоприятствования конкуренции для выявления максимально возможной цены соответствующего лота в конкретной ситуации.
Суды не проверили, отвечала ли длительность времени на подачу заявки для конкретного этапа публичного предложения, составляющая полтора дня, вышеперечисленным целям, имел ли потенциальный покупатель возможность успеть подготовить заявку со всеми прилагаемыми документами в столь сокращенный временной промежуток.
Более того, как указано выше, участие в торгах предполагало необходимость представления документа из Банка России о согласовании приобретения выставленных на продажу акций. Как пояснил Совкомбанк в своем отзыве на кассационную жалобу, получение такого согласования потребовало более одного месяца.
Коль скоро период подачи заявки составлял полтора дня, из этого следует, что потенциальный покупатель, желающий приобрести акции по цене одного из последующих этапов публичного предложения, должен был заранее озаботиться получением согласования от контролирующего органа в условиях неизвестности, опустится ли цена на приемлемый для него уровень или имущество будет продано на более ранних стадиях публичного предложения. Однако суды не дали оценки тому, насколько создание организатором торгов подобных условий участия в них могло повлиять на конкуренцию.
Не дали суды оценки и остальным доводам заявителей об иных процедурных нарушениях при проведении торгов, в частности, тому, что в ЕФРСБ не были размещены проекты договоров купли-продажи и задатка, в результате чего потенциальным участникам не были раскрыты все необходимые сведения, влияющие на принятие решения об участии или неучастии в торгах.
Также кредиторы обращали внимание и на то, что проведение торгов «координировалось» Агентством со связанными лицами для определения, в конечном счете, «желаемого» покупателя. В судебном заседании представители, настаивавшие на удовлетворении кассационной жалобы, обращали внимание на подозрительно согласованное поведение организатора торгов (управляющего), оператора торговой площадки и покупателя. По мнению истцов, заключенный по результатам этих торгов договор купли-продажи от 29.11.2016 носил притворный характер (пункт 2 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации), Совкомбанк не являлся настоящим покупателем акций банка «Пойдем!», поскольку менее чем через два месяца после заключения договора купли-продажи Совкомбанк перепродал 75% акций лицам, которые не имели права выступать покупателями на торгах в силу их связанности с Агентством, то есть действовали бы в условиях очевидного конфликта интересов. Так, новыми акционерами банка стали Березов М.Ю., Воейков В.Е., Лукаш С.А., Фролов С.Н., Соболев В.В., Кузнецов А.В. и Бахтин О.Ю. — лица, которые, как полагали истцы, входят в органы управления банка «Российский капитал», 100% которого в тот момент принадлежали самому Агентству. Впоследствии оставшиеся 25% акций, как пояснили участники обособленного спора в судебном заседании, были проданы Кузовлеву М.В., являвшемуся председателем правления упомянутого банка «Российский капитал». После приобретения 100% пакета акций Совкомбанк, по мнению истцов, не назначил в совет директоров банка «Пойдем!» ни одного подконтрольного ему лица, а напротив, назначило лиц, связанных с банком «Российский капитал», то есть с Агентством.
С учетом приведенных доводов кредиторов судам следовало правильно квалифицировать заявленные требования и определить предмет доказывания по обособленному спору. В частности, кредиторы фактически ссылались на то, что договор купли-продажи от 29.11.2016 является лишь первым звеном в цепочке притворных сделок, что этот договор наряду с последующими сделками по перепродаже акций прикрывал прямую продажу имущества не Совкомбанку, а иным лицам. Исходя из этого для оценки действительности всей цепочки формально заключенных сделок и (в случае их притворности) для квалификации прикрываемой сделки судам следовало привлечь к участию в деле всех участников этой цепочки, так как выводы о притворности непосредственным образом затрагивают их права и обязанности.
Кроме того, истцы обращали внимание и на тот факт, что оператором электронной торговой площадки при проведении торгов выступало ООО «Специализированная организация по проведению торгов — Южная Электронная Торговая Площадка», адрес регистрации которой совпадает с адресом регистрации ООО «СИ ПИ ЭССЕТС МЕНЕДЖМЕНТ» (г. Москва, Борисоглебский переулок, 13, стр. 1), единственным участником и руководителем которого является Зуев А.В., который в то же время является генеральным директором ООО «Кворум Дебт Менеджмент Груп» — компании из группы «Кворум», выступающей единственным юридическим консультантом Агентства в деле о банкротстве банка, то есть фактически кредиторы ссылались на косвенную заинтересованность оператора электронной торговой площадки с конкурсным управляющим.
Вопреки возражениям Агентства, изложенным в отзыве на кассационную жалобу, положения действующего законодательства содержат запрет на оказание услуг при проведении торгов оператором электронной торговой площадки, заинтересованным по отношению к арбитражному управляющему (абзац девятый пункта 1 статьи 20.3 Закона о банкротстве).
Однако указанному и всем перечисленным выше доводам кредиторов суды в нарушение положений статей 71, 168 и 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не дали никакой правовой оценки, несмотря на то, что обстоятельства, на которые ссылались истцы, в их совокупности и взаимной связи имели существенное значение для правильного разрешения спора.
В связи с тем, что судами допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов кредиторов должника в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, обжалуемые судебные акты на основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене с направлением обособленного спора в суд первой инстанции на новое рассмотрение.
Руководствуясь статьями 291.11 — 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

определение Арбитражного суда города Москвы от 02.03.2018, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 07.05.2018 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 30.07.2018 по делу N А40-154909/2015 отменить.
Обособленный спор направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

Председательствующий судья
И.А.БУКИНА

Судья
Д.В.КАПКАЕВ

Судья
И.В.РАЗУМОВ

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО