Все новости законодательства
у вас на почте

Подпишитесь на рассылки

Все новости законодательства в вашей электронной почте

Подпишитесь на наши рассылки

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 09.06.2020 № 88-10036/2020

ВОСЬМОЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 9 июня 2020 г. N 88-10036/2020

Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе
председательствующего Прудентовой Е.В.,
судей Шефер И.А., Раужина Е.Н.
с участием прокурора Восьмого отдела (кассационного) (с дислокацией в г. Кемерово) апелляционного-кассационного управления Главного гражданско-судебного управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации Т.М.
рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N; N по иску Е. ФИО12 к Краевому государственному бюджетному учреждению здравоохранения «Алтайский краевой клинический перинатальный центр» о восстановлении на работе,
по кассационной жалобе Краевого государственного бюджетного учреждения здравоохранения «Алтайский краевой клинический перинатальный центр» на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Алтайского краевого суда от 22 января 2020 г.
Заслушав доклад судьи Восьмого кассационного суда общей юрисдикции Прудентовой Е.В., путем использования систем видеоконференц-связи объяснения представителей ответчика Б. ФИО13, действующей на основании доверенности от ДД.ММ.ГГГГ со сроком действия до ДД.ММ.ГГГГ, Т. ФИО14, действующей на основании доверенности от ДД.ММ.ГГГГ со сроком действия до ДД.ММ.ГГГГ, поддержавших доводы кассационной жалобы, заключение прокурора Восьмого отдела (кассационного) (с дислокацией в г. Кемерово) апелляционного-кассационного управления Главного гражданско-судебного управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации Т.М., полагавшей кассационную жалобу не подлежащей удовлетворению, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции,

установила:

Е. ФИО15 (далее — Е., истец) обратилась в суд с иском к Краевому государственному бюджетному учреждению здравоохранения «Алтайский краевой клинический перинатальный центр» (далее — КГБУЗ «Алтайский краевой клинический перинатальный центр», ответчик) о восстановлении на работе.
Решением Центрального районного суда г. Барнаула Алтайского края от 23 октября 2019 г. в иске отказано.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Алтайского краевого суда от 22 января 2020 г. решение суда первой инстанции решение Центрального районного суда г. Барнаула Алтайского края от 23 октября 2019 г. отменено, принято по делу новое решение, которым Е. восстановлена в должности врача — детского хирурга отделения реанимации и интенсивной терапии новорожденных детей КГБУЗ «Алтайский краевой клинический перинатальный центр» с 14 августа 2019 г. С КГБУЗ «Алтайский краевой клинический перинатальный центр» в пользу Е. взыскана компенсация морального вреда в размере 5 000 руб.
КГБУЗ «Алтайский краевой клинический перинатальный центр» обратился в Восьмой кассационный суд общей юрисдикции с кассационной жалобой, в которой поставил вопрос об отмене принятого по делу апелляционного определения как незаконного.
В судебное заседание суда кассационной инстанции не явился истец, надлежаще извещенный о времени и месте рассмотрения дела, не сообщивший о возражениях о рассмотрении дела в их отсутствие.
Информация о месте и времени рассмотрения кассационной жалобы заблаговременно размещена на официальном сайте Восьмого кассационного суда общей юрисдикции.
Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции, руководствуясь частью 5 статьи 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц, участие которых при рассмотрении дела не является обязательным.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции находит жалобу не подлежащей удовлетворению.
Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права. Нарушение или неправильное применение норм процессуального права является основанием для отмены или изменения судебных постановлений, если это нарушение привело или могло привести к принятию неправильных судебных постановлений (статья 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).
Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции пришла к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции не были допущены нарушения норм материального и процессуального права, фактические обстоятельства дела установлены судом, юридически значимые для правильного разрешения спора обстоятельства вошли в предмет доказывания по делу и получили правовую оценку суда.
Судом установлено и следует из материалов дела, что Е. была принята на работу врачом — детским хирургом отделения реанимации и интенсивной терапии новорожденных детей в КГБУЗ «Алтайский краевой клинический перинатальный центр» 20 ноября 2017 г., согласно приказу о приеме работника на работу N от 20 ноября 2017 г.
20 ноября 2017 г. с истцом заключен трудовой договор N.
Согласно должностной инструкции врач — детский хирург подчиняется непосредственно заведующему отделением; в должностные обязанности врача — детского хирурга входит соблюдение правил внутреннего трудового распорядка, правил по охране труда и пожарной безопасности, санитарно — эпидемиологического режима, оперативное принятие мер, включая своевременное информирование руководства по устранению нарушений техники безопасности, противопожарных и санитарных правил, создающих угрозу деятельности учреждения здравоохранения, его работникам, пациентам, посетителям (пункты 1.4, 3.26).
Приказом N от 13 августа 2019 г. Е. уволена за однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей — прогул, подпункт «а» пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации.
Основанием вынесения приказа указаны: акт от 1 июля 2019 г. N Об отсутствии Е. на рабочем месте с 8-00 часов до 16-18 часов 17 июля 2019 г., докладная записка начальника отдела кадров ФИО16 А.В. от 18 июля 2019 г., уведомление от 18 июля 2019 г. «О необходимости предоставить письменные объяснения», объяснительная Е. от 18 июля 2019 г., копия протокола заседания кадровой комиссии от 12 августа 2019 г.
Согласно докладной заведующей отделением реанимации и интенсивной терапии новорожденных Б.Т. от 17 июля 2019 г. врач-хирург Е. отсутствовала на рабочем месте в течение всего рабочего дня, по этой причине она не участвовала в ежедневном рапорте с обходом отделения реанимации и интенсивной терапии новорожденных, проходящим с 8-00 часов до 8-30 часов, не были осмотрены дети, двое из которых нуждались в неотложной консультации хирурга.
Из служебной записки старшей медсестры отделения реанимации и интенсивной терапии новорожденных ФИО17 А.О. следует, что Е. известила ее о невозможности выхода на работу в 8-20 часов.
В объяснении от 18 июля 2019 г. Е. указала, что отсутствовала на рабочем месте 17 июля 2019 г. с 8-00 часов до 16-18 часов по причине коммунальной аварии в квартире (порыв магистралей горячего водоснабжения), коллег известила 17 июля 2019 г.
Из представленных в дело письменных доказательств, а также показаний свидетелей ФИО20 Л.А. (председателя ТСЖ), ФИО19 А.В. (сантехника ТСЖ «Энтузиаст»), ФИО18 О.В., матери истца, следует, что авария в квартире была устранена с 12 до 13 часов 17 июля 2019 г.
Разрешая спор, отказывая в иске, суд первой инстанции сослался на статьи 15, 21, 22, 392, 393, 189, подпункт «а» пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, пункт 38 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации, исходил из того, что у работодателя имелись основания для увольнения истца за прогул 17 июля 2019 г.; порядок и сроки привлечения к дисциплинарной ответственности, предусмотренные статьей 193 Трудового кодекса Российской Федерации, ответчиком были соблюдены. При этом суд первой инстанции, установив факт коммунальной аварии 17 июля 2019 г. с 7 до 13 часов в квартире истца, исходил из того, что у истца не имелось оснований для невыхода на работу в этот день после устранения коммунальной аварии, расценив отсутствие истца на рабочем месте как прогул; кроме того, суд указал, что Е. не поставила в известность о причине своего отсутствия непосредственного руководителя — заведующего отделением, не приняла меры к урегулированию вопроса отсутствия на рабочем месте — с заявлением о предоставлении отпуска без сохранения заработной платы не обратилась.
Отменяя решение суда первой инстанции, принимая новое решение об удовлетворении иска, суд апелляционной инстанции руководствовался подпунктом «а» пункта 6 части 1 статьи 81, статьями 394, 395 Трудового кодекса Российской Федерации, разъяснениями, содержащимся в пункте 38 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», исходил из того, что отсутствие на работе истца в период с 8 часов до 13 часов вызвано уважительной причиной, в условиях аварийной ситуации, связанной с порывом стояка горячего водоснабжения, истец была обязана обеспечить доступ в свою квартиру для проведения ремонтных работ, присутствие ее в квартире было необходимым, так как иного доступа к поврежденным коммуникациям не имеется, производилось отключение воды, проводились сварочные работы. Суд апелляционной инстанции указал, что истец отсутствовала на работе 17 июля 2019 г. после 13-00 (времени устранения аварии) и до 16 часов 18 мин. (времени окончания работы) менее четырех часов, что прогулом не является, поскольку составляет не более четырех часов подряд.
Доводы кассационной жалобы не являются основаниями для отмены судебных актов.
Согласно содержащимся в пункте 38 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» разъяснениям, при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, уволенного по пункту 6 части 1 статьи 81 Кодекса, работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, что работник совершил одно из грубых нарушений трудовых обязанностей, указанных в этом пункте. При этом следует иметь в виду, что перечень грубых нарушений трудовых обязанностей, дающий основание для расторжения трудового договора с работником по пункту 6 части 1 статьи 81 Кодекса, является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.
Если трудовой договор с работником расторгнут по подпункту «а» пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации за прогул, необходимо учитывать, что увольнение по этому основанию, в частности, может быть произведено за невыход на работу без уважительных причин, то есть отсутствие на работе в течение всего рабочего дня (смены) независимо от продолжительности рабочего дня (смены); за нахождение работника без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня вне пределов рабочего места (подпункты а, б пункта 39 приведенного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации).
Судом апелляционной инстанции правильно применены положения подпункта «а» пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, судом исследованы юридически значимые обстоятельства по данному спору, время и факт отсутствия работника на рабочем месте, наличие уважительных причин отсутствия истца на рабочем месте.
Вывод суда апелляционной инстанции о том, что отсутствие на работе истца в период с 8 часов до 13 часов 17 июля 2019 г. вызвано уважительной причиной, истец отсутствовала на работе в этот день после 13-00 (времени устранения аварии) и до 16 часов 18 мин. (времени окончания работы) менее четырех часов, что прогулом не является, является законным и обоснованным. Судом апелляционной инстанции установлено, что в условиях аварийной ситуации, связанной с порывом стояка горячего водоснабжения, истец была обязана обеспечить доступ в квартиру для проведения ремонтных работ, присутствие ее в квартире было необходимым, так как иного доступа к поврежденным коммуникациям не имеется, производилось отключение воды, проводились сварочные работы.
Результаты оценки доказательств, в том числе показаний свидетелей ФИО21 Л.А. (председателя ТСЖ), ФИО23 А.В. (сантехника ТСЖ «Энтузиаст»), ФИО22 О.В., матери истца, суд апелляционной инстанции привел в апелляционном определении. Суд апелляционной инстанции указал, что не опровергнуто утверждение истца, подтвержденное материалами дела, что члены ее семьи в момент аварии уже не находились в квартире и не могли находиться дома впоследствии ввиду занятости на работе.
Суд апелляционной инстанции указал, что сам по себе факт того, что истец о неявке на работу не сообщила непосредственному руководителю и не приняла мер к согласованию, дисциплинарным проступком не является.
Определяя размер компенсации морального вреда, суд апелляционной инстанции руководствовался статьей 394 Трудового кодекса Российской Федерации, исходил из того, что увольнением без законного основания работнику причинен моральный вред, с учетом требований разумности и справедливости взыскал компенсацию морального вреда в размере 5 000 руб.
Доводы кассационной жалобы о том, что суды не приняли во внимание конкретные доказательства, не являются основаниями для отмены судебных актов, так как сводятся к оценке доказательств, которым суды дали надлежащую оценку. В соответствии с частью 3 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации кассационный суд общей юрисдикции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими и определять, какое судебное постановление должно быть принято при новом рассмотрении дела. Дополнительные доказательства судом кассационной инстанции не принимаются.
Позиция суда апелляционной инстанции основана на правильном толковании в их системном единстве нормативных правовых актов, регулирующих спорные правоотношения, соответствует фактическим обстоятельствам и материалам гражданского дела.
Приведенные доводы основаны на ином применении ответчиком положений законодательства к установленным обстоятельствам дела, не подтверждают нарушений судом апелляционной инстанции норм материального и процессуального права, повлиявших на исход дела, и не могут служить основанием для отмены обжалуемых судебных актов на основании статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
Руководствуясь статьями 379.7, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Алтайского краевого суда от 22 января 2020 г. оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Председательствующий
Е.В.ПРУДЕНТОВА

Судьи
Е.Н.РАУЖИН
И.А.ШЕФЕР

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО