Все новости законодательства
у вас на почте

Подпишитесь на рассылки

Все новости законодательства в вашей электронной почте

Подпишитесь на наши рассылки

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 18.02.2020 № 88-2775/2020

ВОСЬМОЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 18 февраля 2020 г. N 88-2775/2020

Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе
председательствующего Фроловой Т.В.,
судей Новожиловой И.А., Прудентовой Е.В.
рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-2439/2019 (УИД 04RS0021-01-2019-002478-36) по иску прокурора Советского района г. Улан-Удэ в защиту прав и законных интересов Б. к Министерству внутренних дел по Республике Бурятия о взыскании стоимости проездных билетов в размере 28 578,36 рублей, об обязании оплатить период нахождения на листке нетрудоспособности с 11 марта 2019 г. по 1 апреля 2019 г. в размере 39 363,12 рублей
по кассационной жалобе Б. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Бурятия от 9 сентября 2019 г.
Заслушав доклад судьи Восьмого кассационного суда общей юрисдикции Новожиловой И.А., объяснения прокурора восьмого отдела (кассационного) (с дислокацией в г. Кемерово) апелляционно-кассационного управления Главного гражданско-судебного управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации С., возражавшего против удовлетворения кассационной жалобы
судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции

установила:

прокурор Советского района г. Улан-Удэ обратился в Советский районный суд г. Улан-Удэ в защиту прав и законных интересов Б. (далее по тексту — Б.) с иском о взыскании с Министерства внутренних дел по Республике Бурятия (далее по тексту — МВД по Республике Бурятия) стоимости проездных билетов в размере 28 578,36 рублей, об обязании оплатить период нахождения на листке нетрудоспособности с 11 марта 2019 г. по 1 апреля 2019 г. в размере 39 363,12 рублей.
Решением Советского районного суда г. Улан-Удэ от 27 июня 2019 г., исковые требования прокурора Советского района г. Улан-Удэ удовлетворены. С МВД по Республике Бурятия в пользу Б. взысканы расходы на проезд в размере 28 578,36 рублей. На МВД по Республике Бурятия возложена обязанность произвести оплату периода временной нетрудоспособности Б. с 11 марта 2019 г. по 1 апреля 2019 г. в размере 39 363,12 рублей.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Бурятия от 9 сентября 2019 г. решение Советского районного суда г. Улан-Удэ от 27 июня 2019 г. отменено в части обязания МВД по Республике Бурятия произвести оплату периода временной нетрудоспособности Б. с 11 марта 2019 г. по 1 апреля 2019 г. в размере 39 363,12 рублей. В этой части принято новое решение, которым исковое заявление прокурора Советского района г. Улан-Удэ в защиту прав и законных интересов Б. об обязании произвести оплату периода временной нетрудоспособности Б. с 11 марта 2019 г. по 1 апреля 2019 г. в размере 39 363,12 рублей оставлено без удовлетворения. В остальной части решение суда оставлено без изменения.
Б. обратилась в Восьмой кассационный суд общей юрисдикции с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на неправильное применение судом апелляционной инстанции норм материального права, просит апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Бурятия от 9 сентября 2019 г. отменить, принять новое судебное постановление, не передавая дело на новое рассмотрение. Подробно доводы изложены в кассационной жалобе, в дополнениях к кассационной жалобе.
Прокурор в возражениях на кассационную жалобу, представленных в кассационный суд общей юрисдикции, указав на законность и обоснованность апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Бурятия от 9 сентября 2019 г., просит оставить его без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.
Неявка лиц, участвующих в деле, надлежащим образом извещенных о времени и месте рассмотрения дела, в соответствии с частью 5 статьи 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения дела в их отсутствие.
В соответствии с частью 1 статьи 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации кассационный суд общей юрисдикции проверяет законность судебных постановлений, принятых судами первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного постановления, в пределах доводов, содержащихся в кассационных жалобе, представлении, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.
Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права (статья 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).
Проверив законность судебного постановления, принятого судом апелляционной инстанции, в пределах доводов, содержащихся в кассационной жалобе, судебная коллегия приходит к следующим выводам.
Как установлено судами и следует из материалов дела, приказом МВД по Республике Бурятия от 9 января 2019 г. N <данные изъяты> Б. предоставлен основной отпуск с 10 января 2019 г. по 10 марта 2019 г. с выездом к месту отдыха в г. Геленджик Краснодарского края, с последующим увольнением по выслуге лет, дающей право на получение пенсии.
3 марта 2019 г. Б. в период нахождения на отдыхе в г. Геленджике получила травму, в связи с чем ей был открыт листок нетрудоспособности с 4 марта 2019 г. по 1 апреля 2019 г.
По прибытии из отпуска 8 апреля 2019 г. Б. предъявила для оплаты МВД по Республике Бурятия листок нетрудоспособности и проездные документы на себя и несовершеннолетнего сына. МВД по Республике Бурятия произвело оплату листка нетрудоспособности за период с 4 марта 2019 г. по 10 марта 2019 г., т.е. до даты увольнения и произвело оплату проездных документов только к месту отдыха в г. Геленджик.
Ответчик отказал истцу в выплате компенсации за проезд с места отдыха обратно в г. Улан-Удэ и оплате листка нетрудоспособности с 11 марта 2019 г. по 1 апреля 2019 г., мотивируя отсутствием у Б. статуса сотрудника полиции.
Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции пришел к выводу, что поскольку специальным законодательством, регулирующим спорные правоотношения, не предусмотрена оплата листка нетрудоспособности после увольнения сотрудника полиции, следует руководствоваться нормами трудового законодательства Российской Федерации. Удовлетворяя требование об оплате проездных документов к месту отдыха и обратно на истца и ее несовершеннолетнего ребенка, суд первой инстанции исходил из положений части 6 статьи 3 Федерального закона от 19 июля 2011 г. N 247-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», пункта 2 Приказа МВД России от 16 мая 2012 г. N 514 об оплате сотруднику и одному из членов его семьи стоимости проезда к месту отпуска и обратно один раз в год и авансированию расходов работника из примерной стоимости проезда.
Суд апелляционной инстанции выводы суда первой инстанции в части оплаты стоимости проезда к месту отдыха и обратно поддержал, указав на их соответствие нормам материального права, фактическим обстоятельствам дела и представленным сторонами доказательствам. В части возложения на ответчика обязанности оплаты листка нетрудоспособности за период с 11 марта 2019 г. по 1 апреля 2019 г. суд апелляционной инстанции с выводами суда первой инстанции не согласился, указав, что нахождение истца на листке нетрудоспособности не влечет изменение даты увольнения. Поскольку истец уволена 10 марта 2019 г. то с этого времени она не является сотрудником органов внутренних дел, поэтому правом на получение денежного довольствия за период временной нетрудоспособности, имевшей место после увольнения, истец не обладает. В указанной части решение отменено. В остальной части решение суда первой инстанции оставлено без изменения.
Судебная коллегия считает выводы суда апелляционной инстанции основанными на неправильном толковании и применении норм материального права.
Согласно части 1 статьи 3 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» регулирование правоотношений, связанных со службой в органах внутренних дел, осуществляется в соответствии с: Конституцией Российской Федерации, данным Федеральным законом, Федеральным законом от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ «О полиции», Федеральным законом от 19 июля 2011 г. N 247-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», другими федеральными законами, регламентирующими правоотношения, связанные со службой в органах внутренних дел; нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации, нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации, нормативными правовыми актами федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел.
Порядок и условия выплаты денежного довольствия и иных выплат, гарантированных сотрудникам органов внутренних дел, в том числе при увольнении их со службы в органах внутренних дел, определены Федеральным законом от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», Федеральным законом от 19 июля 2011 г. N 247-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» и принятым в соответствии с этим законом приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 31 января 2013 г. N 65 «Об утверждении порядка обеспечения денежным довольствием сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации».
Частью 2 статьи 3 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» в случаях, не урегулированных нормативными правовыми актами Российской Федерации, в соответствии с которыми осуществляется регулирование правоотношений, связанных со службой в органах внутренних дел, к этим правоотношениям применяются нормы трудового законодательства.
Аналогичные положения содержатся в части второй статьи 34 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ «О полиции», предусматривающей распространение действия трудового законодательства Российской Федерации на сотрудников полиции в части, не урегулированной законодательством Российской Федерации, регламентирующим вопросы прохождения службы в органах внутренних дел, и данным Федеральным законом.
Статьей 183 Трудового кодекса Российской Федерации определено, что при временной нетрудоспособности работодатель выплачивает работнику пособие по временной нетрудоспособности в соответствии с федеральными законами.
Условия, размеры и порядок обеспечения пособиями по временной нетрудоспособности, по беременности и родам и при иных страховых случаях лиц, подлежащих обязательному социальному страхованию, определен в Федеральном законе от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством» (далее по тексту — Федеральный закон от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ).
Пунктом 2 статьи 2 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ предусмотрено, что лица, подлежащие обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством в соответствии с настоящим Федеральным законом, являются застрахованными лицами. При этом пунктом 5 указанной статьи Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ предусмотрено, что лицами, работающими по трудовым договорам, в целях настоящего Федерального закона признаются лица, заключившие в установленном порядке трудовой договор, со дня, с которого они должны были приступить к работе, а также лица, фактически допущенные к работе в соответствии с трудовым законодательством.
Частью 1 статьи 5 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ предусмотрено, что обеспечение застрахованных лиц пособием по временной нетрудоспособности осуществляется, в частности, в случае утраты трудоспособности вследствие заболевания или травмы.
Частью 2 статьи 5 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ определено, что пособие по временной нетрудоспособности выплачивается застрахованным лицам при наступлении случаев, указанных в части 1 настоящей статьи, в период работы по трудовому договору, осуществления служебной или иной деятельности, в течение которого они подлежат обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством, а также в случаях, когда заболевание или травма наступили в течение 30 календарных дней со дня прекращения указанной работы или деятельности либо в период со дня заключения трудового договора до дня его аннулирования.
Назначение и выплата пособия по временной нетрудоспособности осуществляются страхователем по месту работы (службы, иной деятельности) застрахованного лица (часть 1 статьи 13 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ).
В силу части 3 статьи 13 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ застрахованному лицу, утратившему трудоспособность вследствие заболевания или травмы в течение 30 календарных дней со дня прекращения работы по трудовому договору, служебной или иной деятельности, в течение которой оно подлежало обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством, пособие по временной нетрудоспособности назначается и выплачивается страхователем по его последнему месту работы (службы, иной деятельности) либо территориальным органом страховщика в случаях, указанных в ч. 4 настоящей статьи.
В соответствии с частью 1 статьи 84.1 Трудового кодекса Российской Федерации прекращение трудового договора оформляется приказом (распоряжением) работодателя.
Днем прекращения трудового договора во всех случаях является последний день работы работника, за исключением случаев, когда работник фактически не работал, но за ним в соответствии с настоящим Кодексом или иным федеральным законом сохранялось место его работы (должность) (часть 3 статьи 84.1 Трудового кодекса Российской Федерации).
По письменному заявлению работника неиспользованные отпуска могут быть предоставлены ему с последующим увольнением (за исключением случаев увольнения за виновные действия). При этом днем увольнения считается последний день отпуска (часть 2 статьи 127 Трудового кодекса Российской Федерации).
Из изложенных нормативных положений следует, что работник, состоящий в трудовых отношениях по трудовому договору, в силу статьи 2 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ на весь период его работы до дня прекращения трудового договора является застрахованным лицом по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности. Часть 2 статьи 127 Трудового кодекса Российской Федерации указывает на то, что при предоставлении работнику отпуска с последующим увольнением днем увольнения работника считается последний день отпуска, следовательно, днем прекращения трудовых отношений является последний день отпуска работника. Тем самым, применительно к положениям части 2 статьи 5 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ моментом прекращения трудовых отношений и началом течения 30-дневного срока, в период которого на работодателя возлагается обязанность по оплате листка нетрудоспособности уволенного работника, является последний день отпуска работника.
Судом первой инстанции было установлено, что приказом Министерства МВД по Республике Бурятия от 9 января 2019 г. N Б. уволена с 10 марта 2019 г. на основании пункта 4 части 2 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», поэтому последним днем перед расторжением контракта и увольнением со службы Б. является последний день отпуска, а не последний рабочий день перед началом отпуска (10 марта 2019 г.). Травма истцом получена 3 марта 2019 г., то есть в период прохождения службы. Следовательно, суд первой инстанции, руководствуясь вышеизложенными нормами Трудового кодекса Российской Федерации, правомерно пришел к выводу о наличии у Б. права на получение пособия по временной нетрудоспособности.
Принимая новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований Б. о взыскании оплаты по листку временной нетрудоспособности с МВД по Республике Бурятия, суд апелляционной инстанции не принял во внимание положения статьи 84.1, 127, 183 Трудового кодекса Российской Федерации, чем нарушил право Б. на получение пособия по обязательному социальному страхованию в виде оплаты листка временной нетрудоспособности.
Ссылку суда апелляционной инстанции в обоснование своих выводов на Федеральный закон от 30 декабря 2012 г. N 283-ФЗ, Порядок обеспечения денежным довольствием сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации, утвержденный Приказом МВД России от 31 января 2013 г. N 65, которые не предусматривают возможности выплаты сотруднику органов внутренних дел денежного довольствия после его увольнения нельзя признать правильной, поскольку она основана на неправильном толковании и применении норм материального права, регулирующих спорные отношения.
С учетом изложенного обжалуемое судебное постановление суда апелляционной инстанции нельзя признать законным, поскольку оно принято с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Б., что согласно статье 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены апелляционного определения с оставлением в силе решения суда первой инстанции, которым спор разрешен правильно.
Руководствуясь статьями 379.7, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Бурятия от 9 сентября 2019 г. отменить, оставить в силе решение Советского районного суда г. Улан-Удэ от 27 июня 2019 г.

Председательствующий
Т.В.ФРОЛОВА

Судьи
И.А.НОВОЖИЛОВА
Е.В.ПРУДЕНТОВА

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО