Все новости законодательства
у вас на почте

Подпишитесь на рассылки

Все новости законодательства в вашей электронной почте

Подпишитесь на наши рассылки

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда Московского округа от 01.10.2019 № Ф05-16157/2019 по делу № А41-2077/2019

АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 1 октября 2019 г. по делу N А41-2077/2019

Резолютивная часть постановления объявлена 24 сентября 2019 года
Полный текст постановления изготовлен 01 октября 2019 года
Арбитражный суд Московского округа
в составе: председательствующего судьи Е.Л. Зеньковой,
судей: Н.Я. Мысака, Е.А. Зверевой,
при участии в заседании:
от закрытого акционерного общества «Ди Ай Уай Лоджистик» — Маджидова Е.Б., по доверенности от 09.01.2019 N ДАУТ-000011, срок до 31.12.2020,
рассмотрев 24.09.2019 в судебном заседании кассационную жалобу
закрытого акционерного общества «Ди Ай Уай Лоджистик»
на решение от 05.04.2019
Арбитражного суда Московской области,
принятое судьей П.И. Машиным,
на постановление от 28.06.2019
Десятого арбитражного апелляционного суда,
принятое судьями Н.Н. Катькиной, Н.Я. Гараевой, В.А. Муриной,
по иску закрытого акционерного общества «Ди Ай Уай Лоджистик» к Егоровой Екатерине Валерьевне, Хрящеву Анатолию Алексеевичу об отказе во взыскании убытков в порядке субсидиарной ответственности,

установил:

ЗАО «Ди Ай Уай Лоджистик» обратилось в Арбитражный суд Московской области с исковым заявлением к Егоровой Е.В. и Хрящеву А.А. о взыскании в порядке субсидиарной ответственности солидарно 946 573, 05 руб. убытков.
Решением Арбитражного суда Московской области от 05.04.2019, оставленным без изменения постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 28.06.2019, отказано в удовлетворении исковых требований.
Не согласившись с принятыми судебными актами, ЗАО «Ди Ай Уай Лоджистик» обратилось в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просит решение Арбитражного суда Московской области от 05.04.2019, постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 28.06.2019 отменить и направить дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд Московской области.
В обоснование доводов кассационной жалобы заявитель указывает на неправильное применение судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, на несоответствие выводов судов, изложенных в обжалуемых судебных актах, фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам.
В соответствии с абзацем 2 части 1 статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 27.07.2010 N 228-ФЗ) информация о времени и месте судебного заседания была опубликована на официальном интернет-сайте http://kad.arbitr.ru.
На основании статьи 279 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к материалам дела приобщен отзыв, согласно которому Хрящев А.А. просит обжалуемые судебные акты оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.
В судебном заседании представитель ЗАО «Ди Ай Уай Лоджистик» доводы кассационной жалобы поддержал в полном объеме по мотивам, изложенным в ней.
Иные лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, своих представителей в суд кассационной инстанции не направили, что, в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не препятствует рассмотрению кассационных жалоб в их отсутствие.
Изучив доводы кассационной жалобы, исследовав материалы дела, заслушав явившегося в судебное заседание представителя заявителя, проверив в порядке статей 284, 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, суд кассационной инстанции приходит к следующим выводам.
Из содержания обжалуемых судебных актов усматривается, что ООО «ТОРГОСТ» зарегистрировано в качестве юридического лица 18.01.2008, его участником с 18.12.2008 являлся Хрящев А.А., владеющий 50% уставного капитала, Егорова Е.В. с 06.07.2010 являлась генеральным директором Общества.
Вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Краснодарского края от 13.08.2010 по делу N А32-19526/2010 с ООО «ТОРГОСТ» в пользу ООО «Алмаз» взыскано 909 340 рублей основного долга по договору поставки, 14 682,5 руб. неустойки, а также 22 551 руб. расходов по оплате государственной пошлины. Определением Арбитражного суда Краснодарского края от 08.04.2011 по делу N А32-19526/2010 произведена замена взыскателя ООО «Алмаз» на его правопреемника — ООО «Кайзер». Определением Арбитражного суда Краснодарского края от 28.01.2013 по делу N А32-19526/2010 произведена процессуальная замена взыскателя ООО «Кайзер» на ООО «ВЭД-СЕРВИС». Определением Арбитражного суда Краснодарского края от 17.06.2014 по делу N А32-19526/2010 произведена замена взыскателя ООО «ВЭД-СЕРВИС» на его правопреемника — ЗАО «Ди Ай Уай Лоджистик».
Таким образом, ЗАО «Ди Ай Уай Лоджистик» имеет требования к ООО «ТОРГОСТ» в общей сумме 946 573, 05 руб.
В связи с наличием у ООО «ТОРГОСТ» признаков недействующего юридического лица Межрайонной ИФНС N 46 по городу Москве 27.05.18 принято решение N 49689 о предстоящем исключении недействующего юридического лица — ООО «ТОРГОСТ» из ЕГРЮЛ.
10.09.2018, по окончании срока, установленного пунктом 4 статьи 21.1 Федерального закона N 129-ФЗ от 08.08.01 «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», Межрайонной ИФНС N 46 по городу Москве внесена запись за государственным регистрационным номером 9187748707610 об исключении ООО «ТОРГОСТ» из ЕГРЮЛ.
Обращаясь в арбитражный суд с заявлением о взыскании убытков с участника и генерального директора ООО ТОРГОСТ», ЗАО «Ди Ай Уай Лоджистик» ссылалось на то, что неправомерные действия Егоровой Е.В. как директора общества и Хрящева А.А. как участника Общества, привели к невозможности погашения задолженности последнего перед истцом, требования к ответчикам заявлены на основании положений пункта 3.1 статьи 3 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», вступивших в силу в законную силу с 30.07.2017, процедура ликвидации ООО «ТОРГОСТ» которая, по мнению истца, привела к возникновению у него убытков, была начата и окончилась после указанной даты, следовательно, их действие распространяется на спорные правоотношения.
Суды, отказывая в удовлетворении заявленных требований, исходили из не предоставления истцом бесспорных доказательств недобросовестности и неразумности поведения Егоровой Е.В. и ее вины, а также на отсутствие у Хрящева А.А. обязанности подавать заявление о банкротстве ООО «ТОРГОСТ», а также из того, что истец не заявил своевременно о своем несогласии с ликвидацией ООО «ТОРГОСТ», тем самым не приняв меры по предотвращению его ликвидации, ликвидация ООО «ТОРГОСТ» в установленном законом порядке истцом не оспорена.
Между тем судами не учтено следующее.
Суды, отказывая в удовлетворении требований в отношении учредителя — Хрящева А.А. исходили из отсутствия у него обязанности по проведению досрочного собрания участников общества для принятия решения об обращении в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом, поскольку норма права, устанавливающая такую обязанность вступила в законную силу только после возникновения задолженности — 01.07.2017, и обратной силы не имеет.
Согласно части 3 статьи 4 Федерального закона от 29.07.2017 N 266-ФЗ рассмотрение заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности, предусмотренной статьей 10 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции, действовавшей до дня вступления в силу настоящего Федерального закона), которые поданы с 01.07.2017, производится по правилам Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции настоящего Федерального закона). Исковое заявление в данном случае о привлечении ответчиков к ответственности подано после 01.07.2017.
Вместе с тем судами не принято во внимание и не проверен довод истца о том, что неисполнение Хрящевым А.А. обязанности по проведению досрочного собрания участников общества для принятия решения об обращении в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом не носило одномоментный характер, а носило длящийся характер и имело место как до вступления в силу Закона N 266-ФЗ, так и после.
Суды также не дали оценки и не проверили доводы истца о том, что задолженность ООО «ТОРГОСТ» перед истцом образовалась в результате неоплаты полученного товара, полученный от истца товар был реализован ответчиками, а денежные средства, вырученные от его реализации, не были направлены на погашение задолженности перед истцом. Данные обстоятельства истец подтверждал имеющимися в деле материалами исполнительного производства, в котором установлено отсутствие у ООО «ТОРГОСТ» имущества, а также справкой из КАД арбитра об отсутствие у ООО «ТОРГОСТ» судебных споров о взыскании дебиторской задолженности за реализованный товар.
Таким образом, истец полагает, что ответчики фактически имели возможность погасить имеющуюся задолженность, однако этого не сделали. Но данные доводы не получили оценки судов в судебных актах.
Кроме того, истец указывал в судах, что ответчики как контролирующие лица были обязаны инициировать процедуру банкротства ООО «ТОРГОСТ», поскольку Общество имело признаки неплатежеспособности и (или) признаки недостаточности имущества после 01.07.2017 года, однако не сделали этого, в то время как подтверждено неисполнение ответчиками обязанности по ведению бухгалтерского и налогового учета, предоставлению и утверждению годовой отчетности (пп. 6 п. 2 ст. 33, ст. 40 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью); неисполнение данной обязанности ответчиками нельзя признать добросовестным и разумным поведением, та как соответствующая обязанность возложена на них законом и именно в результате неисполнения данной обязанности произошло исключение ООО «ТОРГОСТ» из ЕГРЮЛ. Более того, такое исключение допущено ответчиками дважды: в 2016 году (Истцом было оспорено исключение и ООО «ТОРГОСТ» был восстановлен в ЕГРЮЛ, после чего были продолжены исполнительные действия) и в 2018 году.
Согласно статье 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации решение арбитражного суда должно состоять из вводной, описательной, мотивировочной и резолютивной частей. При этом в мотивировочной части решения должны быть указаны: фактические и иные обстоятельства дела, установленные арбитражным судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об обстоятельствах дела и доводы в пользу принятого решения; мотивы, по которым суд отверг те или иные доказательства, принял или отклонил приведенные в обоснование своих требований и возражений доводы лиц, участвующих в деле; законы и иные нормативные правовые акты, которыми руководствовался суд при принятии решения, и мотивы, по которым суд не применил законы и иные нормативные правовые акты, на которые ссылались лица, участвующие в деле.
Таким образом, в обоснование своей позиции истцом были заявлены следующие мотивированные доводы со ссылкой на представленные в материалы дела доказательства: ответчики не исполняли обязанность по сдаче отчетности в налоговый орган, не вели хозяйственную деятельность ООО «ТОРГОСТ», не могли погасить задолженность перед истцом за счет денежных средств, полученных от продажи товара, полученного от истца, уклонение ответчиков от инициирования банкротства ООО «ТОРГОСТ», ответчики допустили ликвидацию ООО «ТОРГОСТ» с долгами, недобросовестное поведение ответчиков носит систематический характер.
Вместе с тем суды не дали оценку всем вышеуказанным доводам, а отклонив их часть, не указали мотивов, по которым они отвергли все доказательства, представленные отцом.
Отклоняя все доводы истца и представленные в подтверждение этих доводов доказательства, суды ограничились фразами «истцом не представлено бесспорных доказательств, подтверждающих факт недобросовестного и неразумного поведения ответчиков», «доказательств, свидетельствующих об умышленных действиях ответчиков, направленных на уклонение от исполнения обязательств перед истцом не представлено».
Отказывая в иске, суды не учли, что доказывание истцом соответствующих обстоятельств объективно затруднено, как в силу того, что неисполнение обязанностей ответчиками представляет собой отрицательный факт, так и ввиду того, что действия по уклонению от исполнения обязательств перед истцом осуществляются с противоправной целью (уклонение от погашения задолженности), что заведомо предполагает принятие мер по недопущению подтверждения таких фактов посредством каких-либо средств доказывания.
Предъявление к истцу высокого стандарта доказывания заведомо влечет неравенство процессуальных возможностей истца, так как истец по существу вынужден представлять доказательства, доступ к которым у него отсутствует в силу его невовлеченности в спорные правоотношения, либо подтверждать обстоятельства которых не было.
В то же время доказывание так называемых «отрицательных фактов» в большинстве случаев либо невозможно, так как несостоявшиеся события и деяния не оставляют следов, либо крайне затруднительно (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 29.10.2018 N 308-ЭС18-9470 по делу N А32-42517/2015, Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 10.07.2017 N 305-ЭС17-4211 по делу N А40-11314/2015, Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 23.05.2019 N 305-ЭС18-26293 по делу N А40-200484/2017).
В силу норм статей 8, 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный процесс базируется на принципах состязательности и равноправия сторон.
Для уравнивания стороны в правах суд в силу статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации должен оказывать содействие в реализации их прав, создавать условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законов и иных нормативных правовых актов при рассмотрении дела. Суд должен проверять и оценивать разумные доводы и доказательства (в том числе косвенные как в отдельности, так и в совокупности), указывающие на недобросовестное и неразумное поведение ответчиков.
Между тем в данном случае по формальному отсутствию в материалах дела доказательств присвоения ответчиками имущества, принадлежащего ООО «ТОРГОСТ» и как следствие возможности погашения задолженности перед истцом, имеет место полное освобождение судами ответчиков от обязанности доказывания обоснованности своих возражения по предъявленному иску.
Согласно части 3.1 статьи 3 Закона об Обществах с ограниченной ответственностью законодатель возложил на контролирующих лиц субсидиарную ответственность по долгам общества, исключенного из ЕГРЮЛ как недействующего, в случае если такие лица действовали недобросовестно или неразумно.
Исходя из буквального толкования указанной нормы истцу для возложения субсидиарной ответственности на контролирующих лиц необходимо только доказать их недобросовестность или неразумность, так как вина контролирующих лиц и причинно-следственная связь между их действиями и убытками, возникшими у кредитора предполагается.
Настоящее дело имеет элементы корпоративного спора и связано с определенными трудностями истца в предоставлении в материалы дела доказательств раскрывающих хозяйственную деятельность ООО «ТОРГОСТ»: факты оприходования, реализации товара, движение денежных средств по счетам и т.д.
С целью соблюдения равенства возможностей участников в деле о возмещении убытков с контролирующих лиц законодатель ввел презумпцию недобросовестности и неразумности действий контролирующих лиц в случае, неисполнения или ненадлежащего исполнения контролирующим лицом публично-правовых обязанностей, а также совершение им действий, не отвечающих интересам общества (п. 2, 4 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62).
В абзаце 4 пункта 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 62 если истец утверждает, что директор действовал недобросовестно и (или) неразумно, и представил доказательства, свидетельствующие о наличии убытков юридического лица, вызванных действиями (бездействием) директора, такой директор может дать пояснения относительно своих действий (бездействия) и указать на причины возникновения убытков (например, неблагоприятная рыночная конъюнктура, недобросовестность выбранного им контрагента, работника или представителя юридического лица, неправомерные действия третьих лиц, аварии, стихийные бедствия и иные события и т.п.) и представить соответствующие доказательства.
В случае отказа директора от дачи пояснений или их явной неполноты, если суд сочтет такое поведение директора недобросовестным (ст. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации), бремя доказывания отсутствия нарушения обязанности действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно может быть возложено судом на директора.
Согласно подпункту 4 пункта 2 вышеназванного постановления Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор после прекращения своих полномочий удерживает и уклоняется от передачи юридическому лицу документов, касающихся обстоятельств, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица.
Предъявляя требования о привлечении ответчиков к субсидиарной ответственности в виде взыскания убытков истец ссылался на неисполнение ответчиками обязанностей о сдаче отчетности, совершению операций на расчетных счетах, не предъявлению возражений против исключения ООО «ТОРГОСТ» из ЕГРЮЛ, уклонению от погашения задолженности при наличии такой возможности.
В то же время суды не установили при этом, что ответчики со своей стороны опровергли вышеуказанные доводы истца достаточными и достоверными доказательствами.
Между тем, действия, касающиеся выбытия товара, полученного от истца и получению денежных средств от его реализации, а также причин не принятия мер по погашению задолженности перед истцом вызывают объективные сомнения в том, что ответчики руководствовались интересами общества, то в силу статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации на него переходит бремя доказывания того, что указанные обстоятельства явились следствием обычного оборота. Вместе с тем, каких-либо обстоятельств, свидетельствующих о добросовестности и разумности действий, ответчиками не приведено и в судебных актах не отражено.
Поскольку доступ истца к указанным документам отсутствует, а самостоятельные действия по их получению не принесли результатов (контрагенты, отказались предоставлять информацию, в том числе банк ВТБ о движении денежных средств по счету), истец подал в суд ходатайство об истребовании доказательств, имеющих значение для рассмотрения настоящего дела, однако суд оставил указанное ходатайство без рассмотрения, отклонив при этом все доводы истца.
Судами не дана оценка процессуальному поведению ответчиков в данном споре.
Исходя из принципа состязательности, подразумевающего, в числе прочего, обязанность раскрывать доказательства, а также сообщать суду и другим сторонам информацию, имеющую значение для разрешения спора, нежелание стороны опровергать позицию процессуального оппонента должно быть истолковано против нее (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 06.08.2018 N 308-ЭС17-6757(2,3).
В нарушение процессуального законодательства в данном случае имеет место полное освобождение судами ответчиков от обязанности доказывания обоснованности своих возражений по предъявленному требованию о привлечении к ответственности и связано с ненадлежащим исследованием всех обстоятельств, входящих в предмет доказывания по заявлению о взыскании убытков с ответчиков.
При таких процессуальных нарушениях, связанные с ненадлежащим исследованием всех обстоятельств, входящих в предмет доказывания по заявлению истца, выводы судебных инстанций не могут быть признаны соответствующими фактическим обстоятельствам и представленным в материалы дела доказательствам, выводы судов преждевременны.
Согласно пункту 1 статьи 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при принятии решения арбитражный суд оценивает доказательства и доводы, приведенные лицами, участвующими в деле, в обоснование своих требований и возражений, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены, и какие обстоятельства не установлены, какие законы и иные нормативные правовые акты следует применить по данному делу.
Аналогичные требования предъявляются к судебному акту апелляционного суда в соответствии с частью 2 статьи 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
С учетом изложенного, судебная коллегия суда кассационной инстанции полагает, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене, поскольку, устанавливая фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, суды не в полной мере исследовали имеющиеся в деле доказательства и доводы сторон и поскольку для принятия обоснованного и законного судебного акта требуется исследование и оценка доказательств, а также совершение иных процессуальных действий, установленных для рассмотрения дела в суде первой инстанции, что невозможно в суде кассационной инстанции в силу его полномочий, обособленный спор подлежит передаче на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы, в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
При новом рассмотрении спора суду первой инстанции следует учесть изложенное, всесторонне, полно и объективно, с учетом имеющихся в деле доказательств и доводов лиц, участвующих в деле и с учетом установления всех фактических обстоятельств, исходя из подлежащих применению норм материального права, принять законный, обоснованный и мотивированный судебный акт, правильно распределив бремя доказывая между сторонами.
Руководствуясь статьями 284, 286 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

Решение Арбитражного суда Московской области от 05.04.2019 и постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 28.06.2019 по делу N А41-2077/19 отменить.
Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Московской области.

Председательствующий судья
Е.Л.ЗЕНЬКОВА

Судьи
Н.Я.МЫСАК
Е.А.ЗВЕРЕВА

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО