Все новости законодательства
у вас на почте

Подпишитесь на рассылки

Все новости законодательства в вашей электронной почте

Подпишитесь на наши рассылки

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда Московского округа от 05.12.2018 № Ф05-20813/2018

АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 5 декабря 2018 г. по делу N А40-253074/2017

Резолютивная часть постановления объявлена 3 декабря 2018 года
Полный текст постановления изготовлен 5 декабря 2018 года
Арбитражный суд Московского округа
в составе:
председательствующего-судьи Крекотнева С.Н.
судей Петровой В.В., Шишовой О.А.
при участии в заседании:
от истца ООО «Корпорация «Союз-Возрождение» — не явился, извещен
от ответчика ПАО «Банк ВТБ» — Фомичев А.В. по дов. от 22.05.2018
от третьих лиц — не явились, извещены
рассмотрев 3 декабря 2018 года в судебном заседании кассационную жалобу
ООО «Корпорация «Союз-Возрождение» (истца)
на решение от 11 мая 2018 года Арбитражного суда города Москвы,
принятое судьей Нечипоренко Н.В.,
и постановление от 27 августа 2018 года
Девятого арбитражного апелляционного суда,
принятое судьями Башлаковой-Николаевой Е.Ю., Стешаном Б.В., Петровой О.О.,
по иску ООО «Корпорация «Союз-Возрождение»
к ПАО «Банк ВТБ»
о признании договора поручительства от 25.04.2014 N 3382-П/3 недействительным,
третье лицо: ЗАО «ТехноСтиль», ЗАО «ИСК «ЭНБИЭМ».

установил:

Общество с ограниченной ответственностью Корпорация «Союз-Возрождение» (далее — истец, корпорация) 27.12.2017 обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к публичному акционерному обществу «БАНК ВТБ» (далее — ответчик, банк) о признании договора поручительства от 25.04.2014 N 3382-П/3 недействительным.
В обоснование заявленных требований, истец указывал на то, что является застройщиком общественно-жилого комплекса, реализация проекта строительства осуществлялась в соответствии с инвестиционным контрактом от 16.04.2002 N 1604, а в соответствии с дополнительным соглашением от 28.08.2009 N 9 к инвестиционному контракту в качестве соинвестора было привлечено ЗАО «ТехноСтиль» с правом получения жилых, нежилых помещений и машиномест в инвестиционном объекте, а 28.08.2009 с ЗАО «ТехноСтиль» был заключен договор соинвестирования N К-155. При этом ЗАО «ТехноСтиль» своевременно и в полном объеме исполнены свои обязательства внесению инвестиций по строительству.
Вместе с тем, между ответчиком и ЗАО «ИСК «ЭНБИЭМ» 31.03.2014 было заключено кредитное соглашение N 3382 для строительства 4 корпуса ОЖК «Западные ворота столицы». В установленные сроки и в счет обеспечения исполнения обязательств по кредитному соглашению от 31.03.2014 N 3382 между Банком и ЗАО «ИСК «ЭНБИЭМ» был заключен договор залога имущественных прав от 27.06.2014 N 3382-ДЗ/ИП/1, предметом договора залога являлись имущественные права ЗАО «ИСК «ЭНБИЭМ» на жилые и нежилые помещения в 4 корпусе ОЖК «Западные ворота столицы». Из условий кредитного соглашения от 31.03.2014 N 3382 следует, что в обеспечение данного договора 100% доля в уставном капитале корпорации находится в залоге у Банка. Кроме того, 100% уставного капитала корпорации является предметом залога в счет обеспечения обязательств заемщика в соответствии кредитным соглашением от 04.09.2009 N 2331.
По мнению истца, ответчиком, как залогодержателем осуществляются права участника корпорации со 100% долей участия, а 25.04.2014 между корпорацией и Банком был заключен договор поручительства N 3382-П/З, в соответствии с условиями которого корпорация, как поручитель, обязывается перед Банком отвечать за исполнение заемщиком (ЗАО «ИСК «ЭНБИЭМ») обязательств в полном объеме, включая обязательства по погашению (возврату) кредита/кредитов по кредитной линии в полной сумме в размере 1 350 000 000 руб. При этом заемщик обязуется направлять на погашение задолженности по основному долгу денежные средства от реализации прав требований) на объекты инвестирования/объектов недвижимости, оформленных в собственность Заемщика после завершения строительства объекта 4 (4 корпус ОЖК «ЗВС»), находящихся в залоге у кредитора, по уплате процентов за пользование кредитной линией, по уплате комиссии за обязательство, по уплате комиссии за досрочное погашение, по уплате комиссии за выдачу кредитов, по уплате неустойки, в случае возникновения просроченной задолженности, по прочим обязательствам заемщика, в соответствии с условиями договора поручительства. Срок действия договора поручительства: 2 921 день, то есть — 24.04.2022, поручительство является солидарным и в случае нарушения заемщиком обязательств, кредитор имеет право (но не обязан) направить требование об исполнении обязательств. При этом, поручитель обязан исполнить обязательства Заемщика в полном объеме, в случае их неисполнения заемщиком.
Учитывая, что на дату заключения договора поручительства N 3382-П/З — ответчик являлся залогодержателем 100% доли в уставном капитале истца, по мнению истца, корпорация не могла каким-либо образом повлиять на условия заключаемого договора поручительства, и была вынуждена заключить их на крайне невыгодных для себя условиях.
Истец полагает, что, заключая кредитное соглашение и спорный договор поручительства, ответчик изначально не предполагал взыскания денежных средств с заемщика, а целью недобросовестных действий ответчика — являлось удовлетворение его требований к заемщику за счет истца.
По мнению истца, вышеизложенные обстоятельства являются основанием для признания договора поручительства недействительным, поскольку корпорация неоднократно обращалась в Банк с уведомлениями и письмами о нарушениях ЗАО «ИСК ЭНБИЭМ» своих обязательств по кредитным договорам, договорам залога имущественных прав, однако ответа на указанные обращения получено не было; ответчиком, как залогодержателем осуществляются права участника ООО Корпорация «Союз-Возрождение» («Союз-В») со 100% долей участия; поручитель принял на себя обязательства в том числе по обязательствам заемщика, срок исполнения которых уже наступил. При этом ответчиком не предпринималось каких-либо разумных действий, направленных на взыскание просроченной задолженности с заемщика; корпорация не могла каким-либо образом повлиять на условия заключаемых дополнительных соглашений к ранее заключенному договору поручительства, и была вынуждена заключить их на крайне невыгодных для себя условиях; корпорация изначально не имела возможности исполнить обязательства поручителя и единственным результатом заключения договора поручительства могло стать резкое увеличение кредиторской задолженности корпорации на сумму, превышающую стоимость ее активов; ответчиком не были приняты меры по установлению имущественного и финансового положения корпорации перед заключением договора поручительства, то есть добросовестного поведения при решении вопроса о заключении договора поручительства и определении его условий; ответчик не принял мер к установлению размера обязательств, которые реально могли бы быть исполнены истцом; ответчиком не предпринималось никаких разумных действий, направленных на взыскание просроченной задолженности с заемщика, либо действий, направленных на удовлетворение своих требований за счет имущества, предоставленного заемщиком в залог; ответчик изначально не предполагал взыскания денежных средств с заемщика, а недобросовестных действий ответчика — являлось удовлетворение его требований к за счет истца. Договор поручительства был заключен вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для истца условиях.
К участию в деле в качестве третьих лиц без самостоятельных требований относительно предмета спора привлечены ЗАО «ТЕХНОСТИЛЬ» и ЗАО «ИСК «ЭНБИЭМ» (далее — третьи лица).
Решением Арбитражного суда города Москвы от 11.05.2018, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 27.08.2018, в иске отказано.
Не согласившись с принятыми по делу решением и постановлением, истец обратился в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой на принятые по делу судебные акты, в которой просит обжалуемые решение и постановление отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
В обоснование своей кассационной жалобы заявитель указывает на несоответствие выводов суда, содержащихся в решении, постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, и имеющимся в деле доказательствам, неправильное применение норм материального права и норм процессуального права. По мнению истца, судом сделан ошибочный вывод об отказе в иске ввиду пропуска срока исковой давности, неверно определена дата, с которой начинается течение срока исковой давности по рассматриваемому требованию. Срок исковой давности по требованию, рассматриваемому в рамках настоящего дела, перестал течь на основании пункта 1 статьи 204 Гражданского кодекса Российской Федерации, поэтому, по мнению истца, срок исковой давности пропущен им по уважительной причине, что не было учтено судом.
В соответствии с абзацем 2 части 1 статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации информация о принятии кассационной жалобы истца к производству, о месте и времени судебного заседания была размещена на официальном Интернет-сайте суда: http:www.fasmo.arbitr.ru.
Истец и третьи лица своих представителей в суд кассационной инстанции не направили, что в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не препятствует рассмотрению кассационной жалобы по существу.
В судебном заседании суда кассационной инстанции 03.12.2018 представитель ответчика, ссылаясь на соблюдение норм материального и процессуального права при принятии обжалуемых судебных актов, указывал на то, что, доводы, изложенные в кассационной жалобе, не основаны на нормах права, а направлены на переоценку обстоятельств и доказательств, представленных в материалы дела, что не отнесено к компетенции суда кассационной инстанции в силу положений статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
До судебного заседания от ответчика поступил отзыв на кассационную жалобу, который судом приобщен к материалам дела.
Обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав объяснения представителя ответчика и проверив в порядке статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм процессуального и материального права, суд кассационной инстанции приходит к выводу о том, что решение и постановление отмене не подлежат, поскольку судами при рассмотрении спора не было допущено нарушений норм материального и процессуального права.
Установив, что срок исковой давности, о применении которого заявлено ответчиком, истец, суды первой и апелляционной инстанций приняли соответствующее требованиям статей 168, 174, 179, 181, 196, 199, 200, 339.1, 367, 421, 422 Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснениям пункта 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» и пункта 15 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.2015 N 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» правильное решение об отказе в иске.
Суд апелляционной инстанции, соглашаясь с выводами суда первой инстанции, указал на то, что доводы истца о неправомерном отказе в восстановлении срока на подачу искового заявления были отклонены, поскольку срок исковой давности является категорией материального, а не процессуального права, и восстановление срока на основании норм Арбитражного процессуального кодекса невозможно. По смыслу статьи 205 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также пункта 3 статьи 23 Гражданского кодекса Российской Федерации, срок исковой давности, пропущенный юридическим лицом, а также гражданином — индивидуальным предпринимателем по требованиям, связанным с осуществлением им предпринимательской деятельности, не подлежит восстановлению независимо от причин его пропуска.
Судебная коллегия окружного суда, соглашаясь с выводами суда первой и апелляционной инстанций, принимает во внимание установленные судами фактические обстоятельства по делу, в том числе и о том, что исполнение сделки началось 25.04.2014 и срок исковой давности 25.04.2015, соответственно, тогда как исковое заявление подано 27.12.2017, то есть за пределами срока исковой давности.
Кроме того, судом установлено, что определением Арбитражного суда Московской области от 08.12.2016 по делу N А41-60101/2013 требования Банка включены в реестр требований кредиторов ЗАО «ИСК «ЭНБИЭМ» (заемщик) в размере 2 830 210 321 руб. 88 коп., в том числе по кредитному соглашению N 3382 в размере 708 278 474 руб. 81 коп.
Вступившим в законную силу решением Арбитражного суда города Москвы от 31.05.2017 по делу N А40-31920/2017 отказано в удовлетворении иска о расторжении спорного договора поручительства.
Требование Банка от 18.10.2016 об исполнении обязательств по договору поручительства было отправлено поручителю 19.10.2016, что подтверждается почтовым реестром (список внутренних отправлений от 19.10.2016 N 200, отправление N 4) и получено поручителем 25.10.2016 (отчет Почта России об отслеживании отправления N 10908904088056).
В нарушение пункта 3.1. договора поручительства, поручитель по истечении 5 дней с момента получения не исполнил свои обязательства по погашению задолженности по кредитному соглашению в общей сумме 708 278 474,81 рублей, в том числе и по настоящий день.
В силу условий договоров залога, Банк, являясь залогодержателем, не вправе был осуществлять права участника ООО «Корпорация «Союз-Возрождение», поскольку согласно пунктам 10 договоров залога от 25.04.2014 предмет залога не подлежал передаче залогодержателю. Залогодатель в период действия договора сохраняет за собой правомочия собственника предмета залога, самостоятельно осуществляет права и несет обязанности участника общества в соответствии с действующим законодательством и уставом общества.
Первая и апелляционная инстанции, в соответствии с части 1 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильно определили спорное правоотношение и предмет доказывания по делу, с достаточной полнотой выяснили имеющие значение для дела обстоятельства. Выводы судов об этих обстоятельствах основаны на доказательствах, указание на которые содержится в обжалуемых судебных актах и которым дана оценка в соответствии с требованиями статей 67, 68, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Суд кассационной инстанции не вправе переоценивать доказательства и устанавливать иные обстоятельства, отличающиеся от установленных судами нижестоящих инстанций, в нарушение своей компетенции, предусмотренной статьями 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Довод истца о неверном исчислении судом течения срока исковой давности по договору поручительства, отклоняется, с учетом требований пункта 2 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации и пункта 1 статьи 329, статьи 361 Гражданского кодекса Российской Федерации, при том, что договор поручительства является односторонним, так как поручительство, являющееся одним из способов обеспечения обязательств, создает между кредитором и поручителем дополнительное обязательство по отношению к основному, за которое дается поручительство. Содержанием обязательства по договору поручительства является обязанность поручителя при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником основного обязательства нести ответственность перед кредитором наряду с должником. Такая обязанность принимается поручителем при подписании договора (если самим договором не предусмотрено иное), поскольку именно в этот момент происходит волеизъявление стороны отвечать солидарно с основным должником по его обязательствам; по истечении срока действия договора поручительства он считается исполненным поручителем даже в случае, если кредитор не предъявил к поручителю никаких требований. Таким образом, законодатель связывает начало течения срока исковой давности с датой принятия на себя поручителем обязанности отвечать перед кредитором.
Вопреки доводам истца, срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной продолжал течь, а не приостанавливался в силу статьи 204 Гражданского кодекса Российской Федерации во время обращения в суд истца, поскольку требования были заявлены по иным основаниям, и в данном случае срок исковой давности для истца по требованию о признании договора поручительства недействительным продолжал течь.
Вместе с тем, судебная коллегия, рассматривая остальные доводы, приведенные в кассационной жалобе, констатирует то, что они по смыслу аналогичны доводам, изложенным в исковом заявлении и апелляционной жалобе, и исходит из того, что эти доводы уже получили надлежащую оценку нижестоящими судами. Различная оценка одних и тех же фактических обстоятельств и материалов дела судами и истцом, также не является правовым основанием для отмены или изменения решения, постановления по настоящему делу.
Обстоятельства данного спора и представленные доказательства были предметом рассмотрения и оценки судов, правоотношениям сторон дана соответствующая правовая оценка.
При таких обстоятельствах доводы заявителя не могут служить основанием для отмены обжалуемых судебных актов, поскольку направлены на переоценку доказательств по делу и оспаривание выводов нижестоящих судов по обстоятельствам спора.
Руководствуясь статьями 284, 286 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

Решение Арбитражного суда города Москвы от 11 мая 2018 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 27 августа 2018 года по делу N А40-253074/2017 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Председательствующий судья
С.Н.КРЕКОТНЕВ

Судьи
В.В.ПЕТРОВА
О.А.ШИШОВА

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО