Все новости законодательства
у вас на почте

Подпишитесь на рассылки

Все новости законодательства в вашей электронной почте

Подпишитесь на наши рассылки

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда Московского округа от 20.05.2020 № Ф05-4425/2020

АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 20 мая 2020 г. по делу N А40-221024/2019

Арбитражный суд Московского округа в составе
судьи Гречишкина А.А. (единолично),
рассмотрев в порядке упрощенного производства кассационную жалобу
ООО «ГК ИМПУЛЬС ТЕЛЕКОМ»
на решение Арбитражного суда города Москвы от 29 ноября 2019 года,
на постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 20 января 2020 года,
по делу N А40-221024/2019, рассмотренному в порядке упрощенного производства
по иску ООО «ГК ИМПУЛЬС ТЕЛЕКОМ»
к ФГАОУ ВО РУДН
о взыскании задолженности по оплате поставленного товара и процентов,
без вызова сторон,

установил:

ООО «ГК ИМПУЛЬС ТЕЛЕКОМ» (далее — истец) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к Российскому университету дружбы народов (далее — ответчик, ФГАОУ ВО РУДН) о взыскании задолженности в размере 445 060 руб. 32 коп., процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 12.01.2019 по 07.08.2019 в размере 19 466 руб. 81 коп., расходов на оплату услуг представителя в размере 20 000 руб.
Дело рассмотрено судом в порядке главы 29 АПК РФ.
Решением Арбитражного суда города Москвы от 29.11.2019, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 20.01.2020, в удовлетворении исковых требований отказано.
Не согласившись с выводами судов, ООО «ГК ИМПУЛЬС ТЕЛЕКОМ» обратилось в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить судебные акты первой и апелляционной инстанции, и направить дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.
В кассационной жалобе истец указывает, что судами были нарушены нормы материального и процессуального права.
Согласно части 2 статьи 288.2 АПК РФ кассационные жалобы на решения арбитражного суда первой инстанции и постановления арбитражного суда апелляционной инстанции, принятые по делам, рассмотренным в порядке упрощенного производства, рассматриваются в суде кассационной инстанции судьей единолично без вызова сторон. С учетом характера и сложности рассматриваемого вопроса, а также доводов кассационной жалобы и возражений относительно кассационной жалобы суд может вызвать лиц, участвующих в деле, в судебное заседание.
В соответствии с частью 3 статьи 288.2 АПК РФ основаниями для пересмотра в порядке кассационного производства указанных в части 1 настоящей статьи решений и постановлений являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
В соответствии с частью 2 статьи 288.2 АПК РФ кассационная жалоба рассмотрена в суде кассационной инстанции судьей единолично без вызова сторон.
Согласно части 1 статьи 286 АПК РФ арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность судебных актов, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы.
В материалы дела от ответчика поступил отзыв на кассационную жалобу, который судом приобщен на основании ст. 279 АПК РФ, из которого следует что он возражает против удовлетворения кассационной жалобы.
Суд кассационной инстанции, изучив материалы дела и доводы кассационной жалобы, и, проверив в порядке статей 284, 286 АПК РФ правильность применения арбитражными судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых решении и постановлении, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, пришел к выводу о наличии оснований для отмены судебных актов судов первой и апелляционной инстанций ввиду следующего.
Истец обратился в суд за оплатой долга, указав, что им адрес ответчика на основании счета от 10.01.2019 N 7681 был поставлен товар на сумму 445 060 руб. 32 коп., что подтверждается товарной накладной от 11.01.2019 N 51. Поставленный товар не был оплачен.
Суд первой инстанции, руководствуясь положениями статей 182, 307, 309, 310, 328, 454, 486, 506, 516 ГК РФ, отказал в удовлетворении исковых требований, и исходил из отсутствия доказательств получения ответчиком товара на основании товарной накладной.
Суд апелляционной инстанции пришел к иным выводам.
Суд установил, что истцом в адрес ответчика был поставлен товар на сумму 233 625 руб. 72 коп. согласно товарной накладной N 1 от 11.01.2019 (л.д. 6-7).
В качестве доказательства передачи ответчику товара представлена товарная накладная от 11.01.2019, N 1 подписанная со стороны грузополучателя кладовщиком Соколовой Т.К. с проставлением штампа филологического факультета РУДН. Основанием поставки товара был указан счет от 10.01.2019 N os-4/1 в котором указано, что он действителен до 11.01.2019. Оплата данного счета означает согласие с условиями поставки товара, товар отпускается по факту прихода денег на р/с поставщика, самовывозом, при наличии доверенности и паспорта (л.д. 8).
Вместе с тем, как установлено судом апелляционной инстанции договор на поставку товара между сторонами заключен не был.
Апелляционный суд, руководствуясь положениями Федерального закона от 18.07.2011 N 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц», пунктом 20 «Обзора судебной практики применения законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 28.06.2017, статьями 6, 422 ГК РФ, исходил из того что ответчик является государственным учреждением и осуществляя поставку без наличия договора, заключение которого является обязательным в соответствии с нормами Федерального закона N 223-ФЗ, в нарушение Положения о закупке товаров, работ, услуг для нужд РУДН, Регламента приобретения товаров работ, услуг путем закупки у единственного поставщика, утвержденного приказом ректора РУДН от 27.06.2016 N 573. Общество, осуществляя поставку без наличия контракта, заключение которого является обязательным в соответствии с нормами Закона 223-ФЗ, не могло не знать, что поставка товара осуществляется им при отсутствии обязательства, в силу пункта 4 статьи 1109 ГК РФ не подлежит взысканию плата за фактически поставленный товар для государственных нужд в отсутствие заключенного государственного контракта.
При рассмотрении апелляционной жалобы истца, суд пришел к выводу, что поставка товара в отсутствие надлежащим образом заключенного контракта, не имела характера экстренной, социальная значимость и острая потребность РУДН в переданных им истцом товарах не доказаны, поставка произведена в отношении товаров, не относящихся к категории острой необходимости.
Изучив доводы кассационной жалобы, суд кассационной инстанции приходит к следующим выводам.
Спор по настоящему делу возник в связи с отказом ответчика уплатить задолженность за поставленный товар, отношения между сторонами, как правомерно указал суд апелляционной инстанции, подлежали регулированию нормами Закона N 223-ФЗ.
В частности, ответчиком при рассмотрении спора по существу представлено Положение о закупке товаров, работ, услуг для нужд РУДН, Регламента приобретения товаров работ, услуг путем закупки у единственного поставщика, утвержденного приказом ректора РУДН от 27.06.2016 N 573, которое было предметом оценки суда апелляционной инстанции.
Указывая на отсутствие договора, заключенного по правилам Закона N 223-ФЗ, как основание для отказа в иске, суд апелляционной инстанции сослался на то, что при сложившейся ситуации возможно применение по аналогии в соответствии со статьей 6 Гражданского кодекса Российской Федерации пункта 20 «Обзора судебной практики применения законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 28.06.2017), согласно которому по общему правилу поставка товаров, выполнение работ или оказание услуг в целях удовлетворения государственных или муниципальных нужд в отсутствие государственного или муниципального контракта не порождает у исполнителя право требовать оплаты соответствующего предоставления.
Между тем при разрешении настоящего спора судом апелляционной инстанции не приняты во внимание особенности целей и принципов Закона N 223-ФЗ и Закона N 44-ФЗ, имеющих различные сферы правового регулирования.
Так, в соответствии с положениями части 1 статьи 1 Закона N 223-ФЗ целями регулирования настоящего Федерального закона являются обеспечение единства экономического пространства, создание условий для своевременного и полного удовлетворения потребностей юридических лиц, указанных в части 2 настоящей статьи, в товарах, работах, услугах, в том числе для целей коммерческого использования, с необходимыми показателями цены, качества и надежности, эффективное использование денежных средств, расширение возможностей участия юридических и физических лиц в закупке товаров, работ, услуг для нужд заказчиков и стимулирование такого участия, развитие добросовестной конкуренции, обеспечение гласности и прозрачности закупки, предотвращение коррупции и других злоупотреблений.
В свою очередь, Закон N 44-ФЗ регулирует отношения, направленные на обеспечение государственных и муниципальных нужд в целях повышения эффективности, результативности осуществления закупок товаров, работ, услуг, обеспечения гласности и прозрачности осуществления таких закупок, предотвращения коррупции и других злоупотреблений в сфере таких закупок (часть 1 статья 1).
Цели правового регулирования этих законов, в силу прямого на то в них указания, нельзя назвать аналогичными, в случае осуществления закупок для государственных или муниципальных нужд основополагающим является эффективное, зачастую экономное расходование бюджетных средств, а при закупках отдельными видами юридических лиц — эффективное удовлетворение потребностей самого заказчика, который самостоятельно устанавливает правила осуществления им закупок, утверждая соответствующее положение о закупках, определяя виды конкурентных процедур, критерии отбора.
Основой для разграничения служат также принципы осуществления закупок, которые различны при закупках для государственных нужд и для закупок отдельными видами юридических лиц.
Так, согласно статье 6 Закона N 223-ФЗ, контрактная система в сфере закупок основывается на принципах: открытости, прозрачности информации о контрактной системе в сфере закупок, обеспечения конкуренции, профессионализма заказчиков, стимулирования инноваций, единства контрактной системы в сфере закупок, ответственности за результативность обеспечения государственных и муниципальных нужд, эффективности осуществления закупок.
Исходя из статьи 3 Закона о закупках, при закупке товаров, работ, услуг заказчики руководствуются следующими принципами: информационная открытость закупки, равноправие, справедливость, отсутствие дискриминации и необоснованных ограничений конкуренции по отношению к участникам закупки, целевое и экономически эффективное расходование денежных средств и реализация мер, направленных на сокращение издержек заказчика, отсутствие ограничения допуска к участию в закупке путем установления неизмеряемых требований к участникам закупки.
При этом подпунктом 3 части 4 статьи 1 Закона N 223-ФЗ прямо предусмотрено, что этот Закон не регулирует отношения, связанные с осуществлением заказчиком закупок товаров, работ, услуг в соответствии с Федеральным законом N 44-ФЗ, кроме отдельных исключений, прямо им предусмотренных.
Согласно части 1 статьи 2 Федерального закона N 223-ФЗ правовую основу закупки товаров работ услуг, кроме названного Закона и правил закупки, утвержденных в соответствии с нормами данного Закона, составляют Конституция Российской Федерации, Гражданский кодекс Российской Федерации (далее — Гражданский кодекс), другие федеральные законы и иные нормативные правовые акты Российской Федерации.
Как ранее было указано Верховным Судом Российской Федерации в определении от 11.07.2018 N 305-ЭС17-7240, часть 1 статьи 2 Федерального закона N 223-ФЗ, а также регламентируемые нормами Гражданского кодекса организационно-правовые формы и правовой статус лиц, являющихся субъектами отношений закупки, регулируемой Федеральным законом N 223-ФЗ, и определенных нормами частей 2, 5 статьи 1 названного Закона (государственные корпорации, государственные компании, автономные учреждения, хозяйственные общества, в уставном капитале которых доля участия Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования в совокупности превышает 50 процентов, бюджетные учреждения и унитарные предприятия (при соблюдении ряда дополнительных условий)), свидетельствуют о воле законодателя на регулирование спорных отношений в целом как гражданско-правовых, то есть основанных на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников (пункт 1 статьи 2 Гражданского кодекса). Субъекты, указанные в частях 2, 5 статьи 1, пункте 2 части 1 статьи 3.1 Федерального закона N 223-ФЗ, в силу норм Гражданского кодекса (глава 4), являются субъектами гражданских правоотношений и участниками гражданского оборота. Создавая такие юридические лица или участвуя в их деятельности, государство реализует невластные полномочия (статьи 124, 125 Гражданского кодекса).
Применительно к рассматриваемому делу ответчиком является ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ «РОССИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ДРУЖБЫ НАРОДОВ».
При закупках, осуществляемых субъектами, обозначенными нормами Федерального закона N 223-ФЗ, стороны таких отношений выступают как юридически равноправные, никакая сторона не наделена властными полномочиями по отношению к другой стороне, что также свидетельствует о гражданско-правовом характере отношений.
Судом апелляционной инстанции правомерно установлено применение Закона N 223-ФЗ на закупки ответчика по субъектному составу и виду его деятельности, что подтверждено ответчиком путем предоставления в суд Положения о закупке товаров, работ, услуг для нужд РУДН.
Различные цели действия указанных законов и принципы осуществления закупок определяют особенности регулирования отношений, возникших при применении этих законов, а также правовые последствия несоблюдения субъектами закупок их требований.
Для правильного разрешения судами споров, связанных с применением Законов N 44-ФЗ и 223-ФЗ, Президиумом Верховного Суда Российской Федерации утвержден Обзор судебной практики применения законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд (далее — Обзор по Закону N 44-ФЗ), а также Обзор судебной практики по вопросам, связанным с применением Федерального закона от 18.07.2011 N 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» (далее — Обзор по Закону N 223-ФЗ).
Суд апелляционной инстанции, по сути, пришел к выводу о том, что по настоящему делу подлежит применению правовой подход, основанный на положениях части 2 статьи 8 Закона N 44, согласно которой запрещается совершение заказчиками, специализированными организациями, их должностными лицами, комиссиями по осуществлению закупок, членами таких комиссий, участниками закупок, операторами электронных площадок, операторами специализированных электронных площадок любых действий, которые противоречат требованиям настоящего Федерального закона, в том числе приводят к ограничению конкуренции, в частности к необоснованному ограничению числа участников закупок.
В соответствии с пунктом 20 Обзора по Закону N 44-ФЗ, по общему правилу, поставка товаров, выполнение работ или оказание услуг в целях удовлетворения государственных или муниципальных нужд в отсутствие государственного или муниципального контракта не порождает у исполнителя право требовать оплаты соответствующего предоставления. Такой подход применим как на случаи, когда государственный контракт заключен в отсутствие закупочных процедур, так и на случаи, когда стороны контракта превысили согласованные объем и/или цену контракта в нарушение требований закона о допустимых изменениях контракта.

КонсультантПлюс: примечание.
В тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеются в виду пункты 21 — 24 Обзора судебной практики применения законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 28.06.2017.
Исключение из правила, содержащегося в пункте 20 этого Обзора, составляют отдельные случаи, которые прямо названы в статье 95 Закона N 44-ФЗ, как допускающие изменение контракта, а также отраженные в судебной практике (пункты 21 — 24 Обзора по Закону N 223-ФЗ).
Указанный подход соответствует содержанию пункта 75 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» о том, что нарушение явно выраженного законодательного запрета является основанием для признания договора ничтожным, как посягающим на публичные интересы.
Между тем, поскольку Закон N 223-ФЗ не содержит в отличие от Закона N 44-ФЗ норм об явно выраженном законодательном запрете, аналогичном запрету, изложенному в части 2 статьи 8 Закона N 44-ФЗ, исходя из цели указанного Закона, принципов закупочной деятельности, гражданско-правового характера этих отношений, при установленных по делу обстоятельствах оснований для вывода о нарушении публичных интересов незаключением договора сторонами спора не имелось.
При осуществлении закупочной деятельности заказчик в соответствии с частью 2 статьи 2 Закона N 223-ФЗ должен также наряду с законами, нормативными актами руководствоваться Положением о закупке, то есть документом, который регламентирует закупочную деятельность заказчика и должен содержать требования к закупке, в том числе порядок подготовки и проведения процедур закупки (включая способы закупки) и условия их применения, порядок заключения и исполнения договоров, а также иные связанные с обеспечением закупки положения; соблюдать предусмотренные статьей 4 этого Закона иные требования по информационному обеспечению закупки.
Указанное Положение о закупках товаров, работ, услуг для нужд РУДН представлено в дело.
Поскольку положения Закона N 223-ФЗ возлагают именно на заказчика вышеперечисленные обязанности по соблюдению закупочной деятельности, суд апелляционной инстанции неправомерно возложил последствия нарушения процедуры заключения договора на истца, лишив его права на получение платы за поставленный товар.
Суд апелляционной инстанции, ссылаясь на то обстоятельство, что поставка товара не имела характера экстренной, социальная значимость и острая потребность РУДН в переданных им истцом товарах не доказаны, поставка произведена в отношении товаров, не относящихся к категории острой необходимости не учел тот факт, что указанное имеет значение при взыскании стоимости поставленного товара в отсутствие контракта, подлежащего заключению в соответствии с требованиями Закона N 44-ФЗ, но для рассмотрения настоящего спора установление этого обстоятельства, по существу, не являлось необходимым и определяющим.
В силу вышеизложенного, правовые последствия для поставщика, поставившего товар без договора, подлежащего заключению согласно требованиям Закона N 223-ФЗ, не тождественны последствиям поставки товара с нарушениями правил Закона N 44-ФЗ. Оспаривание заказчиком, допустившим собственные неправомерные действия при заключении договора в нарушение норм Закона N 223-ФЗ, не является при установленных по делу обстоятельствах основанием для отказа в иске поставщика о взыскании задолженности за поставленный товар.
Указанный подход соответствует правоприменительной практике (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 11.03.2020 N 308-ЭС19-13774 и др.).
Выводы суда первой инстанции об отсутствии оснований для удовлетворения иска, также являются ошибочными.
Согласно ст. ст. 309, 310 ГК РФ, обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, односторонний отказ от исполнения обязательства не допускается.
Согласно ч. 2 ст. 314 ГК РФ, в случаях, когда обязательство не предусматривает срок его исполнения и не содержит условий, позволяющих определить этот срок, оно должно быть исполнено в разумный срок после возникновения обязательства.
В силу ч. 1 ст. 486 ГК РФ, покупатель обязан оплатить товар непосредственно до или после передачи ему продавцом товара, если иное не предусмотрено ГК РФ, другим законом, иными правовыми актами или договором купли-продажи и не вытекает из существа обязательства.
В силу ч. 1 ст. 395 ГК РФ, за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств.
Как установил апелляционный суд, обязательства по поставке товара исполнены ООО «ГК ИМПУЛЬС ТЕЛЕКОМ», факт передачи ответчику товара подтверждается товарной накладной от 11.01.2019 N 51, подписанной со стороны грузополучателя кладовщиком Соколовой с проставлением штампа филологического факультета РУДН.
В кассационной жалобе заявитель отмечает, что данные доказательства ответчиком не были опровергнуты, о фальсификации доказательств не заявлено.
С учетом изложенного суд кассационной инстанции пришел к выводу, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене на основании статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по результатам рассмотрения кассационной жалобы арбитражный суд кассационной инстанции вправе отменить или изменить судебный акт первой инстанции и (или) апелляционной инстанции полностью или в части и, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новый судебный акт, если в дополнительном исследовании имеющихся в деле доказательств необходимости не имеется, но этим судом неправильно применена норма права.
В связи с тем, что судами первой и апелляционной инстанций установлены все фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, но неправильно применены нормы материального права, арбитражный суд кассационной инстанции, руководствуясь положениями действующего законодательства, считает возможным решение суда первой инстанции и постановление апелляционного суда отменить и, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новый судебный акт, которым удовлетворить исковые требования.
Руководствуясь статьями 286, 288, 288.2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

решение Арбитражного суда города Москвы от 29 ноября 2019 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 20 января 2020 года по делу N А40-221024/2019 отменить.
Взыскать с РУДН (РОССИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ДРУЖБЫ НАРОДОВ, ФГАОУ ВО РУДН, ФГАОУ ВО «РОССИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ДРУЖБЫ НАРОДОВ») в пользу ООО «ГК ИМПУЛЬС ТЕЛЕКОМ» задолженность в размере в размере 445 060 руб. 32 коп., проценты за пользование чужими денежными средствами за период с 12.01.2019 по 07.08.2019 в размере 19 466 руб. 81 коп., расходы на оплату услуг представителя в размере 20 000 руб., расходы по оплате государственной пошлины в размере 12 691 руб., расходы за подачу апелляционной жалобы в сумме 3 000 руб., а также расходы по оплате государственной пошлины за подачу кассационной жалобы в размере 3 000 руб.

Судья
А.А.ГРЕЧИШКИН

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО